Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15

Глава 14

Они шли не к нам, скорее, в нашу сторону. Это стало ясно, когда группа отклонилась от форта Баруна, не дойдя до него сорока метров. Удалось выяснить еще кое-что. Перед нами были «Хамелеоны». Эмблему в виде извивающегося зверька, или кем там было в прошлой жизни вымершее существо, первым заметил глазастый Барун. То ли дело в том, что форт был его, и он оказался лично заинтересован в благоприятном разрешении этой ситуации, то ли попросту тот безалаберный, любящий поспать опоздун и нынешний Аймар, оказавшийся в реальной боевой обстановке, были разными людьми, но факт оставался фактом.
«Хамелеоны» в составе четырнадцати человек брели по Фронтиру. Фактически, по нашей земле. В ту сторону, где не возвышались над окрестностями башни фортов, и вообще не было ничего любопытного. Не считая Норы. Вопросов, по доброй традиции, оказалось больше, чем ответов. Да что там, как раз ответов не было. Я пытался мыслить логически, правда, пока не очень получалось. Как? Как, мать их, они узнали о реале?
Я всматривался в крепкую фигуру впереди, уже не сомневаясь, что ведет эту группу Майра. Во Фронтире она выглядела менее презентабельно и более мощно, нежели в игре. Толстые бедра, мужиковатая походка, коротко стриженые волосы. Впрочем, наверное, надо обладать поистине железными яйцами, чтобы сформировать вокруг себя Альянс и заставить повиноваться всех мужиков беспрекословно.
Других я, понятно, не знал. Хотя догадывался, что вон тот старик, тот самый, что ушел вместе с ней от «Зимородков», скорее всего, и есть правая рука. Остальные… возможно, лидеры фракций, а может, рядовые бойцы ее личного клана, проверенные и прошедшие огонь, воду и термостойкие установки.
— Что делать будем? — Шепотом спросил лежащий рядом Рамирес.
Связью не пользовались, потому что ее могли засечь враги. Враги? О как я быстро определил «Хамелеонов». Хотя правильно говорят, первая мысль и впечатление самые верные, и впоследствии их очень трудно изменить. В моем представлении во Фронтире могло быть только два Альянса. Я настолько утвердился в этой мысли, что появление третьей, хоть и малочисленной силы, рушило все имеющиеся планы. С правлением «Хамелеонов» в дистрикте, хоть и временным, пришлось смириться. Но допускать их к освоению реальных земель я не собирался.
— Сколько у нас сейчас незанятых ударок? — Спросил Леху.
— В игре, что ли? — Не сразу понял, что я от него хочу, Рамирес. — Ну на вскидку, около шестидесяти готовых. В основном, конечно, они у новоприбывших.
— А если посчитать с теми, кто потерял в атаках на Твердыни не больше двухсот юнитов.
— Ну тогда еще двадцать, край тридцать. Надо смотреть.
Если брать по максимуму, то девяносто ударок. Пусть две пробивных, а третья с героем из форта. Итого тридцать уничтоженных фортов. Да уж, не густо. А игроков четырнадцать. И думается мне, что здесь ребята в ранге не ниже подполковника, то есть три укрепления минимум у каждого. Только у Майры их вроде семь. Соответственно, ориентируемся на пятьдесят-шестьдесят фортов. Мне не хватает еще столько же боевой мощи, чем та, которой я располагаю, чтобы нанести ощутимый удар по «Хамелеонам».
Идти за помощью к Рёмеру? Вариантов нет. Конечно, это хороший шанс показать, что мы сами с усами, но пока не время проявлять характер. Если мы ударим точечно и быстро, то обезглавим Альянс 10. Будет практически то же самое, что и с «Волками». Конечно, дважды такой фокус не пройдет, да и «Хамелеоны» — структура более организованная и сильная, поэтому вряд ли оттуда кто к нам перейдет, но попробовать стоит. Надо рисковать и пробовать. Другого шанса отвоевать дистрикт и пресечь прогулки по Фронтиру не будет.
— Лазурит, иди сюда.
Девиант подполз ко мне. Что интересно, внешность у него смазливая, вызывающая доверие, да и сам он создавал впечатление неплохого парня, но за плечами три вооруженных ограбления. Впрочем, сейчас мне было не до его прошлой жизни, плазмометчиком он себя показал неплохим. Что еще важнее, заметил я в нем некую нахрапистую наглость, с которой было трудно спорить. Если не будет зарываться, то у меня вырастет минимум в сержанта.
— Берешь всех ближников и заходишь им за спину. Все надо выполнить быстро и бесшумно. Когда мы заметим, что вы заняли позицию, откроем огонь и отвлечем внимание на себя. Тогда уже ваш выход. Понял?
— Понял, — кивнул Лазурит, — сделаем, начальник.
Разведывательная группа уже почти прошла мимо форта. Медленно, осторожно, точно обдумывая каждое движение. Разумно, потому что никто не знает, что может твориться во Фронтире, тем более ночью. Но их неторопливость и рассудительность именно сейчас были нам на руку, потому что Лазурит заходил в тыл врага.
— По команде приготовиться открыть огонь, — шепотом сказал я, и остальные передали приказ по цепочке.
Раздалось многоголосое гудение переходящих в боевой режим бластеров, так, что даже показалось, что враг их услышал. Хоть шлем и позволяет задействовать лишь одну из возможных функций: к примеру, при включенном визоре отпадает эхолокация, но игроков вон сколько. У пары мог быть активирован усиленный звук. Правда, там морока с настройкой — приходится игнорировать любой шум в пределах тридцати метров, чтобы не оглохнуть. Но судя по всему, все были на визорах. Это подтверждалось тем, что отряд не заметил ни гудения бластеров, ни перебежку к себе в тыл наших ближников. Я их понимаю, первый раз во Фронтире. Надеюсь, и последний.
— Огонь!
А вот теперь враги дернулись от моего голоса. Еще не понимая, что происходит, несколько человек развернулись в сторону степи, но у Майры и большинства ее подчиненных хватило ума взметнуть бластеры по направлению к форту. Мгла озарилась светом разгоряченной плазмы, а ночную тишину разорвал крик первого убитого врага. Ну что поделаешь, экзоскелет у него слабенький, зато бластер навороченный. Жалко, на том свете он ему не пригодится.
Потеряв второго игрока, отряд лег на землю и стал отползать в сторону. Они понимали, что против них подавляющее большинство, и уж явно догадались, что такие же игроки, как и они — в радиус аггрозоны форта «Хамелеоны» не вошли. Поэтому оставалось только отступать. В связи с этим наша меткость в разы снизилась. К тому же из оставшихся в живых врагов почти все были в средних или отлично прокачанных экзоскелетах. Та же Майра приняла на себя четыре выстрела из бластера, два от меня, но не только здравствовала, но и вполне бодро отдавала распоряжения. Как итог, еще троих десятый Альянс потерял, отдалившись от нас на двадцать шесть метров, если верить визору.
Понятно, на что они рассчитывали — через семь метров находилась балка, напоминающая собой русло высохшей реки. Майра стремилась туда всеми фибрами своего крепкого тела, понимая, что именно там они окажутся в безопасности. На что мне оставалось лишь ухмыляться. Потому что еще две минуты назад, поняв, куда мы гоним врагов, там засел Лазурит со своей командой зачистки.
Вот «Хамелеоны» наконец добрались до впадины, но вместо радостных криков раздалось тяжелое уханье и треск плазмоганов. Длилось все недолго, каких-то секунд пятнадцать, после чего я включил связь.
— Лазурит, что там?
— Все в лучшем виде исполнили, начальник. Всех в фарш.
— Распознай и запомни эмблему каждого игрока. А потом возвращайтесь… Леха, накинь десять минут и зафиксируй время.
— Сделал. Теперь что?
— Теперь по фортам! — Сказал я уже громко. — Лидеры фракций, будите подчиненных, рядовые готовьтесь по команде выслать все, что у вас есть. Ударок мало, поэтому все должны быть идеально подготовлены. Таймить не будем. Главная цель — пробить форт для захода атаки с героем. Один момент — никакого трепа о предстоящем сражении. Никто не должен знать, на кого мы нападаем. Все ясно?
— Да.
— Так точно.
— Ясно.
— Тогда почему вы еще здесь?!..

 

Я не мог понять, о чем думает Рёмер, пока слушал меня. Лицо у него было такое, будто кто-то рядом с ним испортил воздух. И складывалось ощущение, что этим негодяем был я. Хотя какая-то едва заметная эмоция попыталась прорваться сквозь ледники его равнодушия, когда он услышал о «Хамелеонах» во Фронтире, но тут же была задавлена сдержанностью «Зимородка». Мою концовку он явно ждал уже из банальной вежливости, видимо, приняв решение задолго до этого.
— Время для войны с Майрой довольно удачное, — кивнул он самому себе, — они еще не успели договориться ни с одним Альянсом, не смогли подмять «Волков», рассчитывая поберечь силы и атаковать тебя неожиданно, но вместо того ты нанес удар первым.
— Но? — Совсем помрачнел я, поняв интонацию Рёмера.
— Но «Зимородки» не могут сейчас напасть на «Хамелеонов».
Вот тебе бабушка и бесплатные талоны на техобслуживание на третьем уровне. Если честно, ответ «союзника» поразил. Нет, не так, я вообще находился в полной стадии офигевания. Внутри родилась странная жгучая волна злобы, которую мне очень хотелось выплеснуть на спокойного главнокомандующего.
— Поясни? — Пытался я успокоить себя, но голос уже изменился.
— «Зимородки» не смогут атаковать любого противника, кого захотят. Мы не банда отморозков. К тому же, другие Альянсы и так относятся к нам довольно предвзято из-за успехов коалиции. Комментируется каждый наш шаг, каждое действие. Напади мы сейчас безосновательно на «Хамелеонов», многие нейтральные к нам Альянсы этого не простят.
— Но «Хамелеоны» враги.
— Это ты решил несколько часов назад. Для остальных же это попросту разборка за дистрикт. Ни больше, ни меньше. Я и мой Альянс не забыли о данных обещаниях и готовы вступить в войну, как только «Хамелеоны» начнут вас массированно атаковать, мы как союзники вступим в бой, все же пакт о взаимопомощи подписан. Об этом каждая собака знает. Но лишь при условии, что положение сил в дистрикте будет примерно одинаковым. Иначе окажется, что ты развязал войну лишь для того, чтобы привлечь нас.
— Спасибо и на этом, — я сам не понял, чего в моих словах было больше, сарказма или злости.
— И да, я все еще жду тебя с инспекцией, — сказал «Зимородок». И отключился.
Хрен тебе, а не инспекция. Глупо было рассчитывать, что Рёмер постоянно будет за меня вписываться. Но именно когда у меня возникла острая необходимость в его помощи, он отказал. Все идет к тому, что в ближайшем времени наши пути разойдутся. Ладно, надо остывать и мыслить спокойно. В конце концов, решение Рёмера — это его дело, а вот отношение ко всему этому, уже мое. Как минимум, нужно принять это, как данность. Подкрепления не будет. Но и текущих сил для осуществления задуманного у меня не хватит.
Что делать? Попросту пощипать «Хамелеонов» сносом Майры и ее зама? Как вариант, только мелковато, к тому же Рёмер прав — нас будут расценивать как агрессора, причем как агрессора дикого. Развязали войну, перетянули «Зимородков» и чужими руками стали загребать жар. Об этом я как-то не подумал. И самое ужасное — назад уже не отыграешь. После восстановления Майры начнется война.
Входящий звонок прервал мои мысли.
— Форт, все сделали, Лазурит передал мне все изображения гербов на экзоскелетах, и я уже нашел этих товарищей в «Хамелеонах». Тебе подробно, по никам?
— Учись экономить мое время. Просто скажи, что там по фортам.
— Ну как бы сказать, есть хорошая новость и плохая.
— Ого, даже хорошая есть, — мрачно сказал я.
— В общем так, фортов оказалось чуть больше, чем мы предполагали. Только у Майры семь, хотя она уже генерал армии, может иметь восемь укреплений.
Я нервно сглотнул. Генерал армии? Как же она далеко забралась. Выше только звание маршала. Да уж, куда полез со своим капитанством?
— Скорее всего, недавно получила, вот и не успела форт взять, — беззаботно продолжал Рамирес, как мятежник, не замечающий, что за его спиной уже спускается с небес космодесант, — ее зам — генерал-полковник, тоже семь фортов. Еще два бригадных генерала, фуловые, то есть, двенадцать укреплений. Пять генерал-лейтенантов, но и тут у пары по свободному слоту, так что, получается двадцать три укрепления. Ну и остальные полковники, девятнадцать фортов на всех. Итого…
— Шестьдесят восемь, — подсчитал я.
— У нас сил хватает, чтобы уничтожить или захватить тридцать пять, — бодро отрапортовал Рамирес, — ребята сейчас ударки добивают, так что, может…
— Так что, может, еще на пару фортов хватит, не больше, — закончил я, — причем, это довольно оптимистичный прогноз. Мда… А что там с хорошими новостями?
— Почти все из убитых лидеры фракций или их замы. Так сказать, высший офицерский состав.
— Ну с этой мыслью мне будет жить гораздо легче.
— Ты же понимаешь, Форт. Мы одним махом лишили «Хамелеонов» руководства. Это же просто подарок какой-то. Они не смогут нормально сориентироваться, не будут сразу нас атаковать. Это, блин…
— Нам «Зимородки» тоже подарок сделали.
После пересказанного разговора с Рёмером, пыл Рамиреса поутих. Постепенно Леха начал осознавать, в какой заднице мы находимся.
— Форт, а чего теперь делать-то? Ударки заряжены. Ребята команды ждут.
— Сколько у нас времени осталось?
— Чуть больше десяти часов.
— Время пока есть, жди. О нашем разговоре никому, понял?
— Понял.
— Еще кое-что. Пришли мне координаты всех кантонов, которыми владеют убитые «Хамелеоны».
— Минут десять.
— Жду.
Справился Леха за шесть минут, после чего я углубился в изучение обширной шкуры неубитого медведя, точнее хамелеона. Тридцать один кантон. Это много? Нормально, уж всяко больше, чем та территория, которой мы владеем. Однако при попытке отхватить в одиночку кусок этого большого пирога есть риск не только вывихнуть челюсть, но и подавиться. А уже после, в процессе переваривания, можно довольно сильно испортить живот от несварения. В одиночку здесь никак.
Выход был, хотя мне он представлялся довольно сомнительным. Придется опять заключать сделку с Дьяволом, которым так пугала умирающая в моем мире церковь. С другой стороны, не мне рассуждать о чистоте души и непогрешимости. Да и это не то место, где подобное было бы уместно.
Эймс отвечал долго, что легко объяснялось — на дворе ночь. Но, что интересно, когда его лицо появилось на мониторе, выглядело оно никак не заспанным.
— Доброй ночи, — поздоровался я.
— Ага, — посмотрел он на меня, — давай только без предисловий. Рассказывай, что могло такого произойти, что ты набрал меня в такое время.
— Мы объявили войну «Хамелеонам».
— Поздравляю, скоро дистрикт станет вашим, — кисло отозвался Эймс, — или «Зимородки» заберут его себе на правах старшего партнера?
В его интонации сквозила неприкрытая ирония. Что ж, пора начать его удивлять.
— «Зимородки» не объявляли войну десятому Альянсу… пока. И в ближайшее время вряд ли будут.
— О, — брови собеседника поползли вверх, — тогда могу только пособолезновать. Майра не оставит от вас камня на камне.
— К середине сегодняшнего дня Майра лишится всех фортов. Это я лично могу гарантировать. И несколько ее лидеров. А вместе с этим исчезнут войска в укреплениях их подчиненных. «Хамелеоны» не смогут нормально перейти в наступление, пока их форты никто не защищает.
— Но тебе не хватает войск? — Спросил Эймс, но его глаза уже лихорадочно блестели. Он если не заглотил наживку, то уже вовсю ходил рядом с ней.
— Да, мне надо выслать ударки на четырнадцать высокоранговых игроков. Сделать это необходимо одновременно.
— Не понимаю, но как же тайм?
— Он не понадобится. «Хамелеоны» не будут защищаться и перестраивать линию обороны, они мертвы.
Эймс, наверное, секунд десять смотрел на меня, как на новое чудо света. И только придя в себя смог выдавить.
— Как?
— Собрали их в одном месте и уничтожили.
— Но это невозможно. Нельзя причинить игроку вред в кантоне…
Наивный, он думает, что я заманил Майру и ее офицеров в кантон, а уже там перебил. Так даже лучше, пусть упрекает меня в коварстве. Хотя по выражению его лица, Эймс скорее восхищается мной.
— Как это сделано уже не важно. Надо работать с тем, что есть. Четырнадцать игроков, среди которых Майра и несколько лидеров фракций, отправлены на перерождение. Уничтожение их фортов грозит существенным ослаблением для всего Альянса. Но ударить надо сейчас.
— Что мне с этого?
Вот мы и добрались до основного момента любых переговоров — мотивации. Когда выдвигают определенные условия и оппонент на них соглашается, это всего-навсего сделка. Мне же нужно чуть больше. Мне нужно желание Эймса воевать с десятым Альянсом.
— Если начать издалека, то у вас здесь нет будущего. Рано или поздно «Хамелеоны» обратят на вас внимание.
— Непонятно, когда это будет. К тому времени многое может измениться.
— Сомневаюсь, что вам дадут существенно вырасти. Кто к вам придет? Слабые нейтралы. Союза с сильными Альянсами тоже не будет. Я же предлагаю разделить часть кантонов «Хамелеонов» после нападения.
— Сколько? — Уцепился за последнюю фразу.
— Они владеют тридцать одним кантоном. То есть, мы можем заселиться в них, но полностью нашими они станут после окончательный зачистки «Хамелеонов».
— Тридцать один на два не делится, — хитро прищурился Эймс.
— Я возьму шестнадцать кантонов, ваш клан пятнадцать.
— В чем подвох?
— Я лично буду выбирать территориальное расположение кантонов. К примеру, игрок Брок, генерал-лейтенант с пятью фортами и двумя областями. Одна из них находится в центре дистрикта, а вторая далеко на западе.
— И ты со всей щедростью раздашь нам раскиданные по всему дистрикту кантоны, — усмехнулся Эймс, — удержать которых будет стоить больших усилий.
— Кантоны есть кантоны, — пожал плечами я, — вы туда заселитесь, а это уже полдела. А что придется зачищать местность, так это никому не в новинку. Но это первый вариант.
— А второй?
— Вы получаете не пятнадцать кантонов, а десять. Только уже в непосредственной близости к тем землям, которыми владеете. Соответственно, ударки высылаете не только на свои цели, но и на часть наших.
— Хм, — Эймс задумался, но только лишь на минуту. Я знал, что он выберет второй вариант. Защищать раскиданные по всему дистрикту кантоны и форты гораздо труднее, чем цели расположенные близко. А вот мне лишние области очень даже нужны. В планах так или иначе освоение и завоевание всего дистрикта. К тому же «Вепри» как раз находятся примерно там, куда мы «поедем», помогут в случае чего.
— Десять кантонов. Только какие, я выбираю сам.
— Идет, — легко согласился я. По раскаченности они примерно одинаковые, ну разве в каких-то на пару зданий больше. Держу пари, он заберет те, что «Хамелеоны» отвоевали у них.
— Тогда по рукам. Сколько у нас времени на подготовку?
— Четыре часа, не больше. К самым дальним целям ударки идут три часа. Нам надо закончить до того, как возродится Майра.
— Хорошо, — посмотрел Эймс на таймер у себя и что-то на нем отметил, — за полчаса наберу. Последний вопрос. Почему позвонил мне, а не Киллеру.
— Я знаю, что твой голос не менее весомый, чем его. А с Киллером у нас как-то отношения сразу не сложились. Знаешь, характерами не сошлись.
— У меня характер тоже не сахар, — усмехнулся собеседник.
— Ты умеешь разделять личную неприязнь ради выгоды. Это правильное качество.
— Это ты верно заметил, — перестал улыбаться Эймс, — а когда выгоды нет, снова вспоминаю старое.
— Ага, это замечательно. Значит, Альцгеймер тебе пока не грозит. Жду звонка.
Я откинулся на кресло и утер пот с висков. Самое ужасное, что я мечтаю, чтобы этот день поскорее закончился, а он еще толком не начинался. Немного успокоился, привел свои мысли в порядок и создал всеальянсовую конференцию. Причем, поставил красную пометку «важно», которая прерывала все другие имеющиеся диалоги, и стал смотреть, как игроки один за одним входят в чат. Вряд ли кто-то из них уже спал, лидеры фракций всяко распинали каждого члена клана, но все же некоторая неторопливость имела место быть. Наконец, когда последний из игроков появился в конференции, я заговорил.
— Доброе утро, точнее ночи. Как вам уже сказали, мы готовимся к войне. Обратите внимание на соседний дистрикт, точнее на Альянс «Лисы». Это наша цель, — я проследил, как вытянулись лица у моих подчиненных, что были во Фронтире, — мы нападаем на приграничные форты, захватываем их, а после переголосовываем округа. Днем туда же заезжают «Зимородки». Теперь к делу. Мне нужно двадцать четыре свободных слота на заселение. Желающие должны подать заявки Рамиресу и сформировать полную ударку с героем. Это понятно?
— Начальник, проясни за один момент, — Лазурит даже поднял руку. Я боялся, что он сейчас начнет спрашивать по убитых «Хамелеонов», но тот спросил неожиданное, — а если у нас бродяг больше, чем ништяков, как быть?
— Обращайтесь к главнокомандующему по имени или нику, — сурово заметил покрасневший Кайри, — и говорите понятно.
— Прощения просим, — все так же, чуть развязно извинился девиант, но исправился, — Андрей, ну это… если заявок будет больше, чем фортов?
— У нас тридцать один форт, по одному каждому кандидату точно хватит. А остальное будем определять уже рандомным розыгрышем. Главное, чтобы каждая ударка с героем соответствовала заявленным требованиям.
— А каким? — Подал голос молоденький паренек из «Кайринцев», и Самар покраснел еще раз. Я напрягся, вглядываясь в эмблему новобранца, и вспомнил его отчет. Ну точно, этот не занимался экономией войск, а попросту слился, неправильно выставившись при атаке.
— Сто пушек, двести ближников, двести стрелков. Точнее, одного из воинов меняете на героя и вперед. Будут вопросы по формированию, задавайте их своим лидерам фракций. Еще вопросы?.. Тогда, думаю, вам есть, чем заняться. До скорого.
Уже после зашел во вкладку и выделил избранную конференцию, ту самую, которая состояла исключительно из фронтировцев.
— Форт, это что было? Мы теперь еще и на «Лисов» нападаем?
— Андрей, боюсь, твои действия несколько поспешны, — Чойч выглядел обеспокоенным, — нападать на «Лисов» сейчас несколько неразумно.
— Да успокойтесь, все будет так, как мы и задумали. «Зимородки» пока не могут выступить на нашей стороне, поэтому мы будем нападать вместе с «Волками».
— С «Волками»? — Удивилась Рина.
— Именно. Поверь, это было худшее из зол.
— Тогда для чего был весь этот цирк?
— Вы же не думаете, что у нас в Альянсе нет шпионов? — Усмехнулся я. — Не уверен, что это человек из «Лисов», но кто-то работающий на «Хамелеонов» точно.
— Доверие, оказанное вероломному, дает ему возможность вредить, — философски заметил Ши.
— И что теперь? — Спросил Барун, даже не обратив внимание на замечание Франциско.
— Теперь мы будем лишь ждать, пока все окончательно подготовятся. И заодно наблюдать, как просыпается рассерженный муравейник.
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий