Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

За двенадцать дней до начала Второй Эпохи
— Бао-бэй, как ты достала лекарство? — Послышался молодой голос матери. Если не знать, что ей пятьдесят два года, то можно подумать, что говорит девушка. Меж тем Тинг Сэнь выглядела далеко на так привлекательно, как ее голос. Тяжелый артроз заставлял женщину совершать как можно меньше движений. Полная неподвижность вызывала не так много боли, из-за чего мать неприятно пополнела и одряхлела.
— Просила же меня не называть так. Я уже давно не бао-бэй!
— Ты не ответила на вопрос, — послышались сначала шаркающие звуки, а потом в утлой комнатке, что заменяла матери и дочери кухню, появилась Тинг Сэнь, — сегодня седьмое число. Зарплата пятнадцатого, да и старое лекарство еще не кончилось.
— А кончается оно у тебя десятого. И пять дней ты потом воешь от боли. Как твои ноги?
— Так же как и всегда. Хорошего от них ждать уже не приходится… Киу, ты не ответила. Где ты достала лекарство?
— У меня новая работа. Будет. Это в честь аванса.
— Что за работа. Ты ведь не потащишь меня опять в Чунцин?
— Где я могла бы получать нормальные деньги, а не искать постоянные подработки? — На мгновение девушка гневно сверкнула глазами, со вздорной матерью у нее редко удавалось найти общий язык, после чего тут же взяла себя в руки, — нет, не потащу.
— Вот и хорошо. Помнишь, как я тебе говорила, каждый хорош на своем месте. Мы люди из провинции, ими всегда и будем в глазах остальных. Гнаться за неким мифическим благополучием, имея крышу над головой и кусок хлеба, глупо.
— Да, поэтому надо всю жизнь прозябать в этой глуши, — Пробурчала Киу, занятая готовкой.
— Что ты говоришь?
— Что ты права. Если хочешь жить здесь, то так тому и быть.
— Ну то-то же. Я рада, что ты наконец-то поумнела. А то все эти твои мечты о жизни в большом городе… Подожди, — спохватилась Тинг Сэнь, — а что за новая работа?
— Я стану игроком в «Фортификации».
— Что это значит?
— В двух словах не объяснишь. Вроде тестера. Помнишь Гунага, сын старика Чи. Он этим занимался.
— Слышала, слышала. Только он уехал на целых три года, бросив своего отца. Ты ведь так не поступишь?
— Я не оставлю тебя одну, — стала осторожно подбирать слова Киу, — мне удалось договориться с Кингжао готовить тебе и убирать квартиру.
— Эту старую толстую дуру?
— Она младше тебя на два года.
— Что не делает ее ни на грамм умнее. Получается, ты решила бросить меня?
— Не бросить, а оставить на время. У нас нет выбора. Мы уже еле-еле сводим концы с концами. Аренда растет каждый год, и скоро мы не сможем оплачивать квартиру. Это единственный шанс вырваться из этого болота.
— Это не болото…
— Хватит! — Вдруг решительно рявкнула Киу. Всю свою жизнь она потакала капризной матери, поэтому решительная перемена ее тона подействовала на Тинг Сэнь удивительным образом. Та села, широко раскрыв рот и на мгновение позабыв о больных суставах. — Всю свою жизнь я только и слышу от тебя, что надо терпеть и довольствоваться малым. И посмотри, где мы оказались. Когда твой брат предлагал переехать в его дом, ты отказалась, не сумев усмирить свою гордыню. Когда мне предложили работу в Чунцине, ты вновь не захотела переезжать. Я не понимаю, чего тут еще ждать? В кой-то веки у меня появился шанс все изменить. Думаешь, так легко стать игроком? Там отбор круче, чем в охранную гвардию доминиона. А у меня получилось, меня взяли!
Она замолчала, ее белые щеки алели румянцем, а раскосые глаза метали молнии. Тинг Сэнь воспользовалась этой паузой, кряхтя, поднялась и довольно проворно, несмотря на больные ноги, подобралась к дочке. Она обняла девушку и, глядя в глаза и попеременно всхлипывая, стала оправдываться.
— Неужели ты не понимаешь, что я хочу тебе только добра. Я же знаю эту жизнь в столице. Я ее видела. И ничего хорошего там не было.
— Я не ты. И если отец обманул тебя и бросил со мной на руках, это не значит, что я повторю твою судьбу.
Лицо Тинг Сэнь застыло, словно восковая театральная маска, в одно мгновение утратив весь свой цвет. Женщина захотела отстраниться, но теперь Киу прижала ее к себе, поняв, что сказала совсем не то, что хотела.
— Прости меня, прости, прости… Ты же знаешь, что у меня нет никого дороже тебя. И я сделаю все, чтобы с тобой все было хорошо. Я пойду на все, понимаешь?
Вошедшая Кингжао, троюродная сестра Тинг Сэнь, застала в объятиях двух плачущих женщин и лишь укоризненно покачала головой. Что поделать, если вся семейка с придурью?
Настоящее время
Я задумчиво смотрел на опускающийся ложемент, сидя в одном из кресел и держа в руках прихваченный сверху бластер. Обычно он помещался в ящик рядом с экзоскелетом, но ради такой горячей встречи пришлось изменить традициям, сняв конвертер. Судя по свободным рукам Киу, на которые я сразу обратил внимание, зря. Ну ничего, лучше быть живым параноиком, чем мертвым простофилей.
— Андрей, что это? — Указала она на оружие.
— Небольшая перестраховка. Люблю, знаешь ли, чтобы играли по моим правилам.
— Не объяснишь? — Киу хмурилась все больше, и у меня появилось стойкое ощущение, что я великовозрастный дебил, а она невинная овечка.
— Обязательно. Только ты сначала, пожалуйста, выверни карманы комбинезона. Давай, давай, не стесняйся, — присовокупил я к своей просьбе взмах бластера.
Киу сморщилась, отчего на ее красивом лице промелькнуло нечто неприятное, но послушалась. Медленно, будто на нее со всех сторон были направлены плазмоганы, она засунула руку в правый карман и вытащила оттуда скальпель, который положила на панель.
— Все же выверни карманы, выверни, — я облегченно выдохнул, успокоенный в своих подозрениях, и вместе с тем расстроился, до последнего в глубине души надеясь, что мои наветы ошибочны.
— Ты ничего не понимаешь, — ответила Киу, но все же выполнила просьбу.
— Куда уж мне. Хотя дай догадаюсь. Ты врач и заметила у меня странную опухоль. Вот и решила тихонько ее вырезать. Скорее всего, во сне. А мне решила не говорить, чтобы попусту не беспокоить. Я все правильно понял?
— Не паясничай, — угрюмо ответила Киу, — ты все понимаешь. Кроме моих мотивов. Я не хотела тебя убивать. Ты мне нравишься. Ты смелый, честный, добрый.
— Однако, несмотря на все это, ты бы меня все равно убила.
— Убила. Но ты бы все равно возродился. У меня нет другого выбора. Я дважды отказывалась от предложения человека, связавшегося со мной. Но он пригрозил убить мою мать. У меня просто не было выбора, — вновь стала оправдываться она.
— Как зовут человека, который попросил тебя выполнить эту просьбу?
— Он не назвал имени. Но его у него легкий акцент на всеобщем, примерно как у тебя. Словно он из второго доминиона.
Ну вот и оправдались мои подозрения. Все неймется Меркулову. Хотя понятно, удовлетворения от моей смерти или хотя бы пожизненного заключения он не получил, потому что их не было. А господин министр не из тех людей, кто может простить и забыть. Отомстить и забыть — еще ближе к реальности.
— Что он приказал сделать?
— Убить тебя. Но не сразу, не как только мы встретимся. Он знает, что смерть не проходит для девиантов бесследно. Он сказал, что в нужный момент даст команду.
— Сегодня наступил нужный момент, — невероятным усилием воли я заставил себя улыбнуться, хотя на душе было паршиво.
— Не сегодня, несколько дней назад. Я тянула время, как могла, а когда сказала, что не смогу, он… он… — Киу всхлипнула и по ее щекам потекли слезы, — мать — все, что у меня есть.
— Извини, но теперь вам придется разбираться с этим самим, — холодно ответил я, — убить себя я не дам. И лучше тебе не знать, что испытывает девиант при возрождении. Хотя у тебя будет целых двенадцать часов, чтобы придумать себе оправдание.
— Убьешь меня? — Все еще всхлипывая, спросила она.
— Чтобы потом возникли ненужные вопросы, каким это образом игрок умер внутри чужого форта. Нет, спасибо. Банальная смерть при уничтожении укрепления. Именно сейчас тебе должно прийти уведомление…
Планшет, закрепленный у Киу на поясе, тихонько пискнул, потом еще, и еще. Стала поступать информация об атаках.
— Вот ты уже и не состоишь во фракции. Войска у тебя слиты на Твердынях. Присланные стрелки от командира Флэш выведены, поэтому уничтожение фортов всего лишь дело времени. Через двенадцать часов ты возродишься, и система спросит, в каком из дистриктов ты хочешь разместить форт. Мой тебе совет, выбери любой, кроме нашего.
Киу грустно кивнула, то ли соглашаясь с моими словами, то ли понимая, что все уже предрешено. Подошла к кнопке «UP», нажала ее и уместилась в ложементе. И, ожидая, пока ее поднимет наверх, произнесла.
— Прости, если сможешь, я правда не хотела, чтобы так вышло. Просто обстоятельства сильнее.
Как только она скрылась, я устало опустил бластер. Даже ведь в боевой режим не перевел, а она и не заметила. Проводил ладную фигурку Киу по мониторам, вплоть до того, как она села во флайер, и откинулся в кресле. Чувствовал себя хреново. Банально, но от предательств еще никому лучше не становилось. Могла ли она поступить по-другому?
Наверное, нет. На одной чаше весов я, которого она знала пару недель, на другой родная мать. Нам не по шестнадцать лет, чтобы бредить о любви с первого взгляда и сжигать за собой все мосты. А людьми, которым есть что терять, всегда легко управлять. Взять хотя бы меня двухмесячной давности — Лиза, дядя Игорь, Серега, даже Бийрут. Если надавить через каждого из них, то я, наверное, решился бы и на вещи похуже убийства.
Понимал ли я Киу? Да, прекрасно. Если все так, как она сказала, то Немезида не преследовала корыстные цели, как та же Мейн. Принимал ли я Киу? Нет. Предательство есть предательство, даже совершенное во благо. Лично для меня. Что она сделает в следующий раз, когда на нее надавит Меркулов? Если честно, узнавать это хотелось меньше всего.
На экране запиликал входящий видеозвонок. Пришлось вставлять себе конвертер, чтобы полностью погрузиться в игру. На связи был Барун.
— Форт, привет. Тебе флаги нужны или нет? Я просто смотрю, семь штук собрал. Если что, я бы вышел из фракции, нейтралом на твой кантон напал, а потом опять вошел.
— Отставить выходить в нейтралы. И на чужой флажок не разевай роток.
— Ладно, думал просто, что ты забыл.
— Нашел маразматика. Ты лучше подготовь форт, как я и просил, а не за чужими флагами смотри. Все, отбой.
Ну конечно же я забыл! В кантон уже несколько дней подряд вообще не заходил. А чего там может измениться? Ровным счетом ничего, если не брать во внимание самое важное для возведения новых зданий — появление флагов. Ни с одним Альянсом мы не воевали, поэтому флаги тихонечко себе копились. А это даже хорошо.
До этого мне не хватало терпения копить их для постройки по-настоящему нужных зданий. Зато теперь. Я пролистал список, ориентируясь на максимальную затрату флагов, и остановился на «Площадке для производства турелей», стоившей ни много ни мало семь тех самых полотнищ. Ровно столько, сколько у меня было. В режиме управления кантона появилось прозрачное здание и обозначение времени постройки — 4:43:59. Замечательно. Зато после окончания возведения и прокачки строения до нужного уровня я смогу уже воткнуть хотя бы еще одну турель в свой первый форт.
Во втором, захваченном у Гризли, с ними проблем не было. Шарух построил турельную площадку в Горном9 во Второй Эпохе. Прокачал ее и понатыкал в укреплении пушки, а после начала новой колонизации, с «переносом» всех построенных и имеющихся сооружений на следующую планету, защитные установки сохранились автоматом. Новичкам же вроде меня пришлось страдать и начинать все заново.
Хорошо, с этим покончено. На всякий случай надо пройтись по всем вкладкам и поглядеть, не завалялось ли там чего-нибудь еще. Оказалось, что нет. Ну разве что появились две новые серебряные награды: «Хранитель человечества», выданная за уничтожение трех Твердынь инопланетян, и «Победоносный» за 100 юнитов, убитых при защите форта. Самое забавное, последнюю ачивку я набил после той самой «волны», где меня убили. Да уж, тот еще победитель по жизни.
Подходить к шкафу и смотреть на награды воочию не стал. У нас даже Роберт уже перестал этими побрякушками хвастаться. Да и было бы, кстати, чем. Вместо этого открыл присланные отчеты о нападении на Твердыни и стал отсматривать потенциальных кандидатов, стараясь выбросить из головы Киу. Всего получалось негусто, превосходно с задачей справились всего шесть человек. Тот самый Филби, которого я засунул к себе во фракцию, и еще пятеро из клана Кайри.
Нет, нельзя думать, что остальные «волчата» были некудышные бойцы и слились. Они справились со своей задачей. Почти все. Вот только лично я отталкивался от полных технико-тактических действий. К примеру, игрок Дирод действительно прорвал оборону по центру, уничтожив основную башню, и активировал на себе, точнее своих мародерах, какие-то ловушки, вроде нашего силового поля. Вот только какого черта он собрал в ударке всего пятьдесят нейтронных пушек вместо ста, а ближниками нанял мародеров, а не пехотинцев. Ответ простой, Дироду некуда было деваться, приказ есть приказ, но он решил сэкономить. Главную цель выполнил, ударку предоставил, а то, что не очень эффективную, разговор другой. Зато я четко понимал — доверять такому парню пока не могу. Может, он действительно еще покажет себя с лучшей стороны и будет щелкать врагов Альянса как орехи, но исключительно из игры. Во Фронтир я его не возьму.
Шесть человек, шесть человек. Негусто, конечно, но хоть что-то. Набрал Рамиреса.
— Леха, привет, пересылаю тебе список, надо будет ввести их в курс дела.
— Форт, но тут все… бывшие «Волки».
— Серьезно? А я не заметил, тогда отбой, — саркастически сказал я, — и что, что «Волки»? Я говорю, ввести в курс дела. Займись этим. Прямо сейчас. Через два часа все должны собраться возле второго форта Баруна, вот координаты… С новым пополнением. Пора уже из вас боевую группу делать, не все же на Рёмера надеяться.
В назначенный час, когда уже солнце почти село за горизонтом и проверка местоположения конвертера и активатора состоялась, я поднялся в ДОТ. Повышение в звании дало неплохое улучшение оружия, которое я сразу же активировал.
2. Интеграция мозга с системой наведения бластера.
Вышел за пределы форта и сразу же проверил. Задал самому себе примерную мишень на башне-платформе, и почти не целясь, лишь вскинув бластер, выстрелил. Мне думалось, что результат будет лучше. Попал примерно в пятерку на восемь часов. С другой стороны, все произошло молниеносно. В пылу битвы эта самая интеграция может дорогого стоить.
Форт Баруна предстал именно в том виде, в каком я и просил — безлюдном. Хотя никто из защитников не был человеком в привычном понимании. Аймар снял всех киборгов, чтобы никто из них случайным образом не выстрелил в нашу подготовительную группу, и накрылся Интердиктом. Форт был застроенным, а не полым внутри, как у Носорога, поэтому тренироваться нам предстояло снаружи. Хотя порядок был тот же самый.
Как оказалось, вся группа уже ожидала меня у входа в укрепление вместе с хозяином. А я прикинул, сколько нас по численности. Итак, из моих «старичков»: непосредственно Барун, Рамирес, Кайри, Пента, Энигма, Катана, Зверюга, Леорик и Барбадоса. Из относительно новеньких: Пронто, Пилипо, Шари и совсем «зеленый» в нашем обществе Филби. Выглядел он немножко удивленно, еще не до конца свыкшись с новой для себя информацией о Фронтире. Еще пять бывших «Волков» сгрудились около Самара. Те самые, кто лучше всех показал себя при атаке Твердынь. Парни выглядели более растерянно, чем Филби, наверное, поэтому и подсознательно искали защиты в лидере своей новой фракции. Ничего, освоятся. Чойч вместе со знакомыми мне Шихуанди, Бирмингемом, 90х60х90 и Флэш привел еще шестерых. По всей видимости, собрал своих ветеранов. Что ж, итого вместе со мной перед фортом Баруна стояла тридцать одна боевая единица.
— Всем привет, — слез с флайера я, говоря на ходу, — времени мало, поэтому обрисую ситуацию вкратце. Вопрос в первую очередь к вновь прибывшим, вам рассказали, что тут происходит?
Несколько неуверенных кивков от «Кайринцев» Самара и «Вепрей» Чойча, один из последних, поджарый старик даже подал голос.
— Колонизация планеты.
— Именно. А с кем мы воюем?
Мой вопрос вызвал некое замешательство даже среди «старичков». И я не был удивлен. Самые простые вопросы всегда ставили в тупик. Оттого дети так часто заставляют взрослых попотеть над ответами.
— С тварями, получается, — сказал неуверенно кто-то из «Вепрей».
— С аборигенами, — поправил его я, — жителями этой планеты. Мы знаем о них сравнительно немного. Но основное — на этой планете могут жить только одни представители живых существ. И наша задача, сделать так, чтобы это были мы.
Теперь послышались одобрительные возгласы, а несколько из ближайших ко мне человек закивало головами.
— Как вы понимаете, для этого нужно успешно действовать не только «в игре», но и здесь. Насколько я понял, успешность первой и второй колонизации заключалась в плотном заселении планеты и истощении сил противника. Здесь положение дел немного другое. Рядом с нами находится, по всей видимости, крупная Нора, а сами мы на периферии. На отшибе цивилизации. Потому придется хорошо напрячься, чтобы с достоинством выйти из этой ситуации. В связи с этим вопрос: кто раньше обращался с оружием?
К моему удивлению, вверх взметнулись аж четыре руки. Двое из людей Кайри, один «Вепрь» и Филби.
— Говори, — приказал я своему соклановцу.
— Я был таможенником, — начал он, будто стесняясь, — в основном работали с «ручниками», ну такие…
— Удлиненные газоразрядные автоматы величиной с локоть, потому их и называют «ручники», — кивнул я.
— Ну да. Да и как работали, больше гравитронами или дубинками орудовали. Но раз в год нас выгоняли на стрельбище, чтобы аттестацию пройти. Поэтому с бластером, — поднял он оружие перед собой, — знаком.
— Замечательно. Ты?
«Вепрь» оказался бывшим оружейником, в связи с чем знал не только, как обращаться с бластерами и плазмоганами, но и как они устроены. Обещал в случае чего починить и, что самое главное, посмотреть привязку оружия к конкретному игроку и установку блокировки, соотносящуюся с уровнем игрока. А что, вдруг действительно получится?
Два бывших «Волка» были полной противоположностью друг друга. Светлокожий крепыш с ником Близар — полицейский в отставке, законник до мозга костей. А курчавый Лазурит оказался грабителем. Уже позже — участником программы «девиантного искупления пункта B», как Рамирес. Его осудили на девять лет, вот он и подал заявку в игру. Да, тут на год больше, только и условия несравнимы с колонией. Лазуриту несколько раз повезло: сначала его кандидатуру утвердили в «Фортификации», потом он каким-то чудом попал к «Волкам» и вот теперь стоит передо мной.
Первым делом проверил, не расходятся ли слова с делом, и результат меня вполне удовлетворил. Филби отстрелялся на твердую четверку, Близар вовсе на отлично, а Лазурит вполне сносно. Интересно, что наш девиант (уже третий в Альянсе, хоть переименовывай «Шиншилл» в «Девиантов») выбрал при игровой регистрации оружие ближнего боя, тогда как и таможенник, и полицейский благоразумно отдали предпочтение бластерам.
Ближников оказалось не так много, всего девять человек, включая бывшего преступника. Учитывая, что подавляющее большинство (да что там, почти все) не боялись умереть и с большой долей вероятности вкладывались в прокачку оружия, сила возле форта Баруна собралась внушительная и почти такая же неуправляемая. Заканчивали мы в полной темноте. Благо у визоров была функция ночного видения. Но уже спустя два часа после захода солнца, или как эту местную звезду называют, я решил, что пора прекращать. То ли сказывалась усталость, то ли темнота, но все чаще шальной разряд плазмы улетал в сторону или зарывался в землю. Еще только человеческих жертв в первый день тренировки мне не хватало.
Наконец я собрал уставших, с засохшей пылью на потных лицах и присыпанных местной сухой землей людей вокруг себя и негромко начал.
— Вполне неплохо для первого раза. Несколько замечаний. Макс, когда стреляешь, прижимай приклад крепче к плечу. Пилипо, тебя тоже касается. Это же оружие, а не женщина, с ним не надо так бережно…
Я хотел еще пошутить, чтобы окончательно разрядить обстановку и на позитивной ноте закончить эту вылазку, но меня прервал встревоженный голос Баруна. Минуту назад, когда мы сделали последний выстрел, он отправился в сторону одной из угловых башен-платформ. Ему показалось, что турель перестала поворачиваться в автоматическом режиме и, соответственно, вышла из строя. Я как раз ожидал, что он сейчас присоединится, но сделает это несколько другим образом, не станет размахивать руками и пытаться громко шептать так, будто у нас под боком проходит тысяча тварей из Норы.
— Форт, Форт, там… — Барун тыкал куда-то в темноту, подбегая ко мне.
— Что там?
— Тебе надо посмотреть.
Теперь слова хозяина укрепления явно заинтриговали всю группу.
— Всем пока оставаться здесь, — сказал я, следуя за Баруном. — Твою мать, Аймар, разрешение на проход! — Заметил я, как развернулась в мою сторону та самая, «сломанная» турель.
— Все, — вернул планшет на пояс Барун и показал на верхушку башни, — нам туда.
Последние ступени он преодолевал пригнувшись, словно боялся, что его вот-вот заметят. Тревога Аймара автоматически передалась и мне, попытавшемуся стать с полом платформы единым целым.
— Ну что тут?
— Вон там, — показал рукой Барун.
— Ничего не вижу, — честно признался я.
— Северо-запад, пятьсот шестьдесят метров, пятьдесят девять, пятьдесят восемь. Они сюда идут.
Несколько секунд спустя я увидел их. Группу, облаченную в экзоскелеты, что действительно двигалась примерно в нашу сторону. Всего четырнадцать игроков в полной выкладке, с оружием. И что-то мне подсказывало, что это явно не «Зимородки» выслали сюда взвод, чтобы устроить разведку боем в окрестностях Норы.
— Это кто? — Спросил Аймар.
— Гости, — решил я выдать на глупый вопрос глупый ответ.
— И что делать?
Наверное, Барун и сам предполагал, как надо поступить, но ждал именно приказ от меня.
— Дуй за нашими и веди сюда всех. Только быстрее. Поглядим, что это за любители шастать по ночному Фронтиру.
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий