Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Это напоминало скорее терминальный отстойник, чем организованное нападение. Множество выстроенных друг за другом ботов, ждущих своей очереди, чтобы выгрузить солдат. И сами бойцы, отрешенные, словно неживые, запрограммированные для выполнения определенных команд, не больше. Уж об этом я мог сказать точно, глядя на ровные линии неподвижно сидящих в моем перевозчике стрелков.
Конечно, больше интересовало поведение инопланетян. По дерганым движениям глумов, которые пытались перестраивать остатки своих рядов после каждой атаки, я понимал — Царица постоянно меняет тактику защиты, отталкиваясь от обстоятельств. Если после первого штурма пали центральные башни, то чешуйчатые тут же встали плотными рядами в проеме, встречая наших плазмомётчиков. И действовали более чем успешно. А после, когда следующая ударка снова начала с артобстрела, спрятались за уцелевшими башнями, вновь ожидая, когда роговицы на углах смогут расстрелять большую часть пушек.
Но все же убойная мощь артиллерии землян делала свое дело. Несмотря на большие потери нападавших, Твердыня таяла на глазах. Если сначала октоподы еще метались по стенам, дрожа всем телом и выделяя строительную слизь, то вскоре «осьминогов» почти не стало видно. Может, отступили, но скорее их попросту поубивало, потому что те находились на самой что ни на есть передовой.
— По позициям! — Крикнул за моей спиной капрал, и я понял, что ударка перед нами последняя.
Успел лишь схватить винтовку, прежде чем крышка бота упала на землю и по ней застучали ногами мои ребята. Чуть подальше уже устанавливались, врезаясь в сухую почву, ноги нейтронных пушек. Плазмомётчики тем временем выстроились в ту линию, которую я рисовал на дисплее в командном пункте.
— Слушайте меня! — С таким же успехом я мог кричать с заброшенного небоскреба в запретной зараженной территории. — Капрал, мать твою!
Дженкинс лишь пробежал мимо, жестом призывая всех двигаться быстрее, а потом занял свою позицию впереди стрелков. Черт с тобой. Я подошел к нейтронным пушкам, точнее к ближайшему наводчику.
— Сначала надо сбить угловые башни.
И снова игнор. Вообще не так я представлял себе эту атаку. Вся суть была именно в том, чтобы проверить границы дозволенности управления наёмным персоналом, а не выступать в роли свадебного генерала. Так, где этот капрал? Сейчас превращу его искусственно сделанное лицо в картину с багровыми оттенками, но он мне ответит.
Оставалось всего пару шагов до намеченной цели, когда Дженкинс вдруг словно проснулся и бодро отрапортовал.
— Сэр, ждем ваших распоряжений.
И вот тут я понял все. Голос капрала прозвучал именно в тот момент, когда последний солдат предыдущей ударки погиб от рук, точнее конечностей защитников. Что называется, плохой вариант развития событий. Получается, все действия моего отряда подчиняются логике игры и никаких вольностей не терпят. Хотя надо проверить. Кстати, самое время действительно отдать распоряжения, а то роговицы уже переключились с убитых врагов на вновь прибывших. Больше того, не на пехоту, а на грозящую им артиллерию.
— Направить нейтронные пушки на угловые башни! Стрелкам — целиться в противника, находящегося на них.
От залпа орудий зазвенело в ушах, поэтому треска бластеров я почти не услышал. Лишь видел короткие вспышки разогретой плазмы и роговиц, валящихся на бок. Период зачистки углов занял не больше минуты, а я потерял всего около тридцати пушек и пару десятков стрелков.
В наступившей оглушительной тишине мне слышался лишь гул в голове. Все-таки надо было чуть дальше отойти от артиллерии. Стараясь перекричать этот пульсирующий шум, я обратился к бойцам.
— Держать позицию! Десять плазмомётчиков за мной.
Десять солдат будто выросли из-под земли. Ну вот и настало самое важное, ради чего это все затевалось. В то, что моя ударка пройдет без личного вмешательства, и соответственно принесет мне огромное количество Славы, я не сомневался. Дело было в другом — проверить границы дозволенного в прямом управлении киборгами. Ведь где-то под носом у нас располагалась Твердыня, штампующая Маток со скоростью пулемета.
Мы обошли стороной пушки и устремились в степь. За остальных солдат я не беспокоился — защищающихся осталось не больше пары десятков. Пойти таким количеством в контратаку они вряд ли захотят. Ну а если соберутся… Им же хуже.
— Ну что там отстали? — Повернулся я к плазмомётчикам, чертыхнулся и в сердцах сплюнул на сухую землю.
Десять ближников стояли, образовав собой шеренгу, и тоскливо глядели мне вслед, всем своим видом говоря, что они делают все от них зависящее, но приблизиться не могут. Вернулся обратно, пересёк невидимую линию и сделал пару шагов к бойцам. Плазмомётчики вновь обступили меня. Вот ведь дьявол!
Мало того, что управлять я ими могу только в период атаки, так еще в маневрах довольно ограничен. Не могу вывести бойцов за определенные пределы Твердыни, которые явно обозначены в программном коде киборгов. Получается, что вспомогательные войска в зачистке Нор вообще не помощники. А это очень и очень плохо, именно на них у меня была основная надежда.
— Пошли обратно, — сказал я упавшим голосом. И уже вблизи пушек отдал новое распоряжение. — Уничтожить все защитные сооружения в пределах видимости.
Тут был один важный момент. Изначально у нейтронных пушек существовала дальность поражения. Нет, думаю, если снять игровые ограничения, которыми была напичкана программная оболочка артиллерии, то они могли бить явно дальше, чем сейчас. Но приходилось работать именно с тем, что было. Вот и получалось, что при относительно безопасном расположении пушек от роговиц, которых противник выставлял на первой линии обороны, артиллерия едва доставала до третьей линии, про Матку уж и говорить не приходилось. При совсем изощренной расстановке получалось, что около шести-семи пушек могли бить непосредственно в Царицу. Вот только им мешали защитные сооружения, да и сносили эти ближайшие установки быстрее, чем они могли нанести какой-либо вред.
Теперь же шла тотальная зачистка, освобождающая все больше пространства. Глумы давно спрятались максимально далеко, прижавшись к своей Матке. Лишь изредка виднелся антрацитовый чешуйчатый бок, промелькнувший сквозь очередную прореху. Теперь в живых остались лишь эти представители защитников инопланетян. Хотя нет, справедливости ради, надо отметить, что с противоположных углов дальней от нас первой линии виднелось несколько роговиц. Но они нам не угрожали. Жуки не могли быстро менять диспозицию, а с той точки до нас не достанут, да и в сторону Царицы едва ли стрелять будут.
— Хватит! — Крикнул я техникам, поглядывая на дымящиеся остовы.
Практически все укрепления оказались разрушены, за исключением нескольких дальних стен, и нашему вниманию предстала картина умирающей Матки. Нет, именно сейчас она была еще жива, бурно трепыхалась, словно накаченное адреналином сердце. А вокруг нее сгрудилась кучка «чешуйчатых», яростно вытянув в нашу сторону острые конечности.
— Вперед, — дополнил я свой приказ взмахом руки, и воинство двинулись вперед.
Надо сказать, что глумы пытались сопротивляться. Когда мои плазмомётчики подобрались совсем близко, большая часть чешуйчатых кинулась навстречу, но, естественно, даже не добралась до первых рядов. Будь ты хоть трижды гениальным тактиком, воодушевленным и сражающимся за высшую идею, в случае с инопланетянами за Царицу, но против банального численного преимущества мало что можешь сделать. И исключения лишь подтверждают правила.
— В Матку не стрелять! — Крикнул я, подходя ближе.
Если честно, сам не понимал, зачем отдал такой приказ. Царица меня одновременно отталкивала внешне и интриговала своей сутью — телепатическое существо иной формы жизни. Как оно сформировалось таким, каким являлось? Как они все оказались здесь? Какова их цель существования? Самое смешное, что общечеловеческие вопросы легко применялись и к инопланетянам. Хотя, может, они даже об этом не задумывались?
Я медленно приблизился к яростно колышущемуся, словно оно собиралось сейчас взорваться, месиву. Страха не было. Мне было понятно, что Матка не может причинить вреда. Сейчас я это просто знал, как таблицу умножения в детстве или устав впс-ника в учебке. Мне показалось, что мысли несколько смешались, внутри головы зазудело, словно мозг стал поедать один из контемплаторов. Рука сама собой потянулась к склизкому боку и коснулась его.
Тысяча нейронов в одно мгновение вспыхнули, по телу словно пробежал разряд электрического тока, рот открылся в безмолвном крике. Ощущения нельзя было назвать приятными. Будто всю галактику пытаются насильственным образом в тебя вместить через не предназначенные для этого отверстия. За считанные секунды перед моими глазами пронеслось формирование гор, подземных рек, развитие жизни и создание первых Нор. Я увидел, как все начиналось. И все это время в моей голове звучал голос. Сначала странный и неразборчивый, но постепенно становившийся все громче. Когда я окончательно его разобрал, то понял — он твердит лишь одно слово, знакомое мне, но непонятное в данном контексте: «зачем»?
Когда рука, все же подчинившись моей воле, оторвалась от Матки, я услышал свой крик. А когда, чуть оступившись, упал на задницу, уже гневно завопил мой капрал.
— Огонь!
Одновременный залп из двух сотен бластеров (плазмоганы не использовали, боясь задеть меня) на мгновение ослепил. Когда я пришел в себя, то поднялся на ноги, гневно выискивая взглядом капрала. А когда нашел, медленно приблизился к нему и врезал по челюсти. Удар у меня был хороший, поставленный, даже когда я набрал лишние килограммы. Вот и сейчас капрал завалился на землю, но тут же стал подниматься, никак не реагируя на хук.
— Я сказал не стрелять!
— Противник причинил вам вред, сэр. Согласно пункту 3.1 приказа У.К.П. мы должны всеми способами препятствовать этому.
— Что за У.К.П.?
— Не могу сказать, — чуть поколебавшись, ответил капрал. Тут явно конфликт первоочередности. С одной стороны он должен был подчиняться мне, с другой, заложенная программа ценилась гораздо выше, чем мнение какого-то отдельно взятого игрока.
— Все, пакуйтесь, мы тут закончили, — сказал я и повернулся к Царице.
Вместо живой Матки передо мной растекалась бурая жижа, в голове все еще звучало затихающее: «Зачем»?

 

— Не бери в голову… — негромко ответил Рёмер, выслушав мой рассказ.
— А куда брать? — Съязвил я.
— Никуда не бери. Забудь, как страшный сон.
— Действительно, Андрей, — вмешался Чойч, — Матка — существо, общающееся с помощью телепатии. Она попросту воспользовалась ситуацией и попыталась внушить тебе то, что хотела для спасения своей популяции.
Вообще изначально я хотел отдельно поговорить об этом инциденте со своими, а уже потом с Рёмером. Но все же решил, что можно совместить. Моим лидерам фракций давно уже пора выйти из тени. Да и времени это экономило изрядно.
— А если это правда? — Вдруг поставила под сомнения слова своего возлюбленного Рина. — Подумайте сами, как это выглядит в глазах живущих тут существ. Прилетают какие-то двуногие, начинают активно застраивать местные земли, заниматься терраформированием, уничтожать собратьев. Вопрос «зачем» самый мягкий, который может возникнуть в голове.
— Вы приписываете этим существам человеческую психологию и логику, — заметил Рёмер, упорно обращавшийся к Барбадосе на «вы».
— Может потому, что мы не знаем о них ровным счетом ничего. Они могут быть на порядок выше нас в развитии.
— Высокоразвитые существа с методом управления колоний, сравнимые со структурой простейших насекомых? — Теперь подал голос и обычно сдержанный Кайри. — И в довесок ко всему, живущие в Норах.
— Общающиеся телепатически и заселившие несколько планет в этой системе, — парировала Рина, — слишком сложно для обычных насекомых.
— Давайте пока не будем гадать, что и как произошло, — поднял руки Рёмер, — есть факт, мы воюем с инопланетянами. И вряд ли сможем заключить мир.
— Это еще почему? — Заинтересовала его логика меня.
— Мы их одновременно боимся и испытываем к ним отвращение. Мне видится, что здесь только один выход.
— Тотальный геноцид, — кивнул Чойч, — под этой звездой будет только одна разумная форма жизни.
— Пока все идет именно к этому, — включился Самар, — уже третья по счету колонизированная планета.
— А адаптирующиеся существа, которые становятся все сильнее, — не сдавалась Рина, — вы сами об этом сказали.
— Сказал, — согласился Рёмер, — но это лишь говорит о том, что и нам надо изменить тактику. Стать агрессивнее, мощнее. К примеру, провести разведку боем.
— Во Фронтире мы можем рассчитывать только на силы собственных игроков, — заметил я, — а их не так уж и много. Против многотысячной Норы — просто копейки.
— Не совсем так, — покачал головой «Зимородок», — Нора ограничена в размерах, и, несмотря на определенное количество защитников, как раз многотысячной армией не обладает. Для этого нужно пространство. Именно потому Матки выходят наружу, образуя Твердыни.
— Нора вроде производственного комплекса по созданию Цариц, — кивнул я.
— Но нельзя недооценивать их защиту, — сказал Чойч.
— Никто не недооценивает, — ответил Рёмер, — я лишь заметил, что там не несколько тысяч существ. Скорее несколько сотен.
— Никто не знает, как поведут себя инопланетяне с ближайших Твердынь после нападения на Нору, — вновь полезла в бутылку Рина.
— Это как раз не секрет. При разрушении прошлой Норы все обитатели ближайших Твердынь ринулись вслед за остальными. Но это объясняется лишь быстрым уничтожением Верховной Царицы. У нас такой роскоши не будет. Могу лишь предположить, что как только твари поймут, что Норе угрожает опасность, туда будут стянуты все возможные силы.
— Куда не кинь, везде клин, — вспомнил я старое дедовское выражение.
— Положение не из легких, — согласился Рёмер, — пока наши силы действительно малочисленны. Поэтому именно этим и предстоит заняться. Вербовкой и обучением новых людей.
— И что? — Нахмурился Чойч. — При текущем положении дел, нам будут нужны члены всех фракций двух Альянсов. У нас вообще всего лишь четыре клана из двенадцати. В качественном составляющем мы вообще далеки от идеала. Да и в «Зимородках», как я понял, тоже не так все хорошо, если во Фронтир может выйти всего сотня. Даже меньше.
— Увеличением численности атакующей группы я займусь в самое ближайшее время, — слова индейца Рёмера не задели, его голос по-прежнему был нейтральным и бесцветным, — но и вам надо поднять уровень подготовки на нужный уровень. Можно заодно присмотреться к перешедшим «Волкам», возможно, среди них есть достойные кандидаты. И, Андрей, мне бы хотелось, чтобы ты прилетел и оценил уровень тренировок, проводимых Кольтом, Дефлером и Носорогом.
— Чего там оценивать, времени прошло всего ничего. Да и наставники у тебя дай Бог каждому… Ну ладно, ладно, — увидел я настойчивый взгляд Рёмера, — завтра прилечу.
— Завтра? — Переспросил «Зимородок».
— Сегодня не могу, — развел руками я, — дел невпроворот.
— Тогда до завтра, — согласился Рёмер, — всем плодотворного дня.
С ним сдержанно попрощались, однако после того, как «Зимородок» вышел из конференции, Рина заговорила.
— Он мне нравится все меньше и меньше. Не могу отделаться от мысли, что Рёмер нас использует.
— Он тебе не законный супруг, чтобы нравиться, — сразу отмел я претензию, — а нынешний мир устроен таким образом, что все люди друг друга используют, даже если твердят о вселенском альтруизме и бьют себя пяткой в грудь. Просто кто-то делает это в открытую, а другие лживо умалчивают о своих мотивах.
— Довольно цинично, — опешила Рина от моего натиска.
— Зато правда. Даже, скорее, истина. Правда, как известно, у каждого своя. А вот это общее, настоящее. Так что давайте без этого: люблю — не люблю, использует — не использует. У нас не детский сад «Ромашка», мы все здесь находимся ради конкретных целей и преследуем определенные интересы. Не забывайте об этом. Отдыхайте, завтра с утра устроим тренировку во Фронтире.
Я отключился и сразу набрал Лёху.
— Привет. Пришли мне отчеты нападений новичков из фракции Кайри.
— Хорошо, сейчас сделаю. А что такое?
— Будем расширять реальную боевую силу.
Я вытянул руки со сплетенными в замок пальцами и хрустнул суставами, стараясь выбросить из головы все мысли о Матке и ее телепатическом воздействии. Может, Рёмер с Чойчем действительно правы? Каждая из наших рас преследует свои цели, без разницы, человек ты или бесформенное нечто, управляющее странными местными существами.
Самое лучшее, что я мог сделать в данной ситуации — заняться текущими делами. А их было предостаточно. Твердыня третьего уровня, которая была признана разрушенной после убийства Матки, дала мне ни много ни мало 89к Славы как главному разрушителю. Конечно, это не совсем справедливо, учитывая, что основную работу за меня сделали ребята, пробив проход в укреплении и ликвидировав почти всех защитников, но где вообще вы в жизни видели справедливость? Есть данность, мне в ближайшее время надо максимально быстро поднять звание, а это можно сделать, уничтожая или нападая на Твердыни рядом с собой.
Рядом, потому что действовало дурацкое игровое ограничение по радиусу от того форта, откуда выдвигалась армия. Радиус можно было увидеть лишь в период выбора цели на карте. То есть если ты выходил за пределы выделенной зоны, то Слава за Логова, Лагеря и Твердыни попросту не давалась. Скорее всего, сделано было как раз для того, чтобы особо умные вроде меня быстро не поднимались в званиях, орудуя в чужих кантонах.
Собственно, надо было и Баруновскую твердыню на себя забрать. Только тогда пришлось бы ждать пару часов пока вернутся войска, потом доукомплектовать ударку и выдвигаться заново. И опять же, чтобы под меня стаймили подкрепления, потому что неизвестно, как сильно могут отстроиться за это время инопланетяне. Ну ничего, что сделано, то сделано. Нечего тут заниматься упражнением в гибкости заднего ума.
Итак, что мы имеем: 89к полученной Славы, вкупе с накапавшими мне 31к — уже больше необходимого количества для поднятия звания. Собственно, меньше слов, то есть мыслей, и больше дела.
Вами получено звание Капитан второго класса (степень 5).
Вами получено звание Капитан второго класса (степень 4).
Вами получено звание Капитан второго класса (степень 3).
Вами получено звание Капитан второго класса (степень 2).
Вами получено звание Капитан второго класса (степень 1).
Вами получено звание Капитан первого класса (степень 7).
Заглянул в необходимые требования и ахнул. Семь степеней по 35к каждая. Это ж сколько я до майора карабкаться буду? Вообще желательно все сделать в самое ближайшее время, потому что именно майора открывается возможность самостоятельно производить нейтронные пушки. То есть новые звезды на погонах сделают меня абсолютно независимым игроком.
Тем более, учитывая то, что с исследованиями теперь проблем не будет вообще никаких. У меня только что освободилось 15 очков, которыми необходимо полностью прокачать Философию, ту самую, что снизит цену покупки очков исследования. К слову, я еще в начале игры мог это сделать за какие-то 22 единицы. Только не будь дураком, прочитал все гайды. Философия не только уменьшит начальную цену, но и будет тормозить повышение при дальнейшем приобретении.
Я открыл необходимую ветку и почесал голову. Самого главного не учел. Философия привязана к Патриотизму как второстепенное исследование и открывается лишь при Патриотизме четвертого уровня. Хотя мне даже лучше и вкуснее. Прокачка Патриотизма даст увеличение умножаемого коэффициента получаемой Славы при положительной популярности. Вот, кстати, куда пойдут купленные очки исследований в первую очередь. А вообще, много чем заняться надо. Нужно и вместимость склада качнуть, чтобы нервы Рамиреса поберечь, и прокачкой производства еды заняться, да и в военке много белых пятен, которые хотелось бы закрасить. К примеру, изучение «Сооружение форта» даст не только более крепкий ДОТ, но и улучшенную автоматическую пушку. Добью «Защиту», чтобы моих стрелков на башнях было труднее убить. И еще «Контратака» с этими роботами-камикадзе. Это обязательно. Ох, это ж столько денег надо.
Я вполне отдавал себе отчет, что все игровые «улучшения», по сути, лишь шелуха. Получалось так, что и ДОТ, и роботы-секаторы, «Защита» уже были на самом деле. Только оказывались вроде как заблокированными тем самым пресловутым У.К.П., что бы эта аббревиатура ни значила. И мои исследования лишь открывали возможность пользоваться данными примочками. Ни больше, ни меньше. Возможно, и существовал способ как-то обойти существующие игровые правила, но я их пока не знал. Кстати, а почему бы не спросить об этом у Софии? Хотя тут может возникнуть нехилый конфликт интересов.
Обычное голосовое сообщение системы заставило меня вздрогнуть.
Игрок Немезида просит разрешение для допуска на военный форт «Трансформаторная будка2».
Мне по какой-то причине не хотелось с ней разговаривать. Нет, не потому что она стала противна или неприятна. Просто я понимал, что после этого разговора все будет кончено и, видимо, неосознанно пытался оттянуть неизбежное. Но выбор сделан, Рубикон пройден, осталось лишь закончить начатое. Поэтому и голос мой почти не дрогнул, когда я произнес вслух.
— Впустить игрока.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий