Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12

Глава 11

— Тринадцать Твердынь не ниже второго уровня. Большинство из них третьего, парочка максимального, четвертого, — упавшим голосом сказал Рамирес.
— И все это счастье досталось нам, — заключил я.
— Нет, одна Твердыня третьего уровня у «Волков».
— И что интересно, кантоны у нас разного размера, но Твердыни расположены практически на одном расстоянии друг от друга.
— Могу лишь предположить, что это из-за телепатического управления подчиненными Маткой, — сказал Ши, — видимо, это идеальное расстояние, чтобы влияние одной Царицы не накладывалось на другую.
— Это все замечательно, — подал голос Леорик, — но делать что будем?
— Единственное наше преимущество — нейтронные пушки. Ими и будем сбивать Твердыни.
— Форт, а что если как тогда… — Протянул Рамирес.
— Нейтронные пушки, — сказал я такой интонацией, что даже Леха понял — пора заткнуться. — Распустите часть пехоты в ударках и добавьте туда артиллерии.
— Где бы ее взять, — вздохнул Барун.
— Уж подумай, сама по себе Твердыня четвертого уровня в твоем кантоне не рассосется.
Собственно, он оказался вторым «счастливчиком», в чей округ «заехала» самая сильная Матка. Первой была Рина. По сути, укрепления инопланетян высшего порядка являлись примерно тем же, чем форт хорошего игрока. Конечно, у них не было вылазки роботов-секаторов и мощных турелей, но думаю, сюрпризы там нам все же приготовили.
— Время на подготовку шесть часов. Ближе к вечеру начнем всеобщую военную операцию. Новеньким, внимание, это хороший шанс показать себя и занять офицерский пост во фракции. Так что проявите себя. Все, отбой.
Выключив общую конференцию, я набрал офицерскую.
— Леха, ты совсем охренел?
— Форт, извини, забылся.
— Два раза думай, чем что-нибудь ляпнуть. Больше всего нам не нужно, чтобы кто-нибудь узнал о закрытой информации.
— Это бесполезно, — улыбнулась Рина, — что знают двое, знает и Рамирес. А, значит, все.
— Узнаю, что от кого-то произошла утечка, выгоню с Альянса к чертовой матери. Я серьезно.
— Андрей, а что если действительно сделать так, как предложил Рамирес? — Поинтересовался Чойч.
— Расстрелять всех Маток с помощью снайперов, как в прошлый раз? Думаю, это может сработать, но делать мы этого не будем. Битый отчет видит и руководство, отвечающее на ход колонизации. Если они поймут, что Твердыни разрушаются, однако игроки не прилагают к этому никаких усилий, то возникнут вопросы. Думаю, мы таким образом можем уничтожить одну Царицу, не больше. Остальных придется убивать игровыми методами.
— Мы заключили мир с «Волками», чтобы не сливать ударки и тем самым не ослаблять Альянс, но именно этим сейчас и будем заниматься.
— Другого выхода нет. Именно сейчас «Хамелеоны» вряд ли нападут. Без союзника нас с «Зимородками» они не одолеют. К тому же, у Альянса Рёмера не только союз с «Пантерами» и «Ящерами», но и пакт о взаимопомощи.
— Ресурсы друг другу поставляют что ли? — Не понял далекий от дипломатических дел Лёха.
— Если кто-нибудь нападет на один из этих Альянсов, то два другие поддержат союзника и объявят войну, — объяснил Чойч.
— Думаю, Майра знает об этой маленькой детали, — кивнул я, — поэтому горячку пороть не будет. Она поняла, что с наскоку нас не взять.
— Вряд ли она будет сидеть сложа руки, — сказал Кайри.
— Никто об этом и не говорит. Скорее всего, Майра начнет искать Альянсы, которые могут ее поддержать в новой войне. Самый подходящий вариант — «Медведи». Но даже этих сил маловато против четырех Альянсов.
— Недоброжелателей у «Зимородков» хватает, поэтому это может быть не так просто.
— И одновременно сложно. Трудно будет не собрать союз, сколько заставить его работать именно так, как надо. Каждый Альянс преследует только одну цель — победить, а не плясать под чужую дудку.
— И мы не исключение, — сказал Чойч, — когда-нибудь настанет время освободиться от протектората Рёмера. Ведь так?
Вот ведь интересно. Спроси меня еще пару недель назад, чего я хочу больше всего, то, не думая ни секунду, ответил бы — победить. А теперь… Не скажу, что изменилось все, но многое. Да, я по-прежнему хотел стать одним из тех, кто поднимется на пьедестал по окончании Третьей Эпохи. Но одновременно с этим мне здесь нравилось. Я вдруг начал осознавать слово планета не как некое убитое и затюканное людьми место, а нечто живое, конкретное, материальное. Я видел землю, камни, редкую растительность и понимал, что вот это и есть настоящее…
— Конечно, у нас свой путь, — сказал вслух после секундной паузы, — но пока наши дороги с Рёмером идут в одном направлении. Однако мы не будем «младшим братом». Когда настанет момент вырваться вперед и занять главенствующую позицию, мы это сделаем. Теперь о Немезиде…
— Наблюдение за ней пока не выявило ничего, — сказал Рамирес, — она ни с кем не контактирует, как в Альянсе, так и во всем дистрикте. Дежурили по очереди, Энигма, Леорик, Зверюга, Пронто, я. Конечно, времени мало прошло, может, со временем она проявит себя.
— Время — как раз то, чего у нас нет, — мрачно ответил я, — скоро она поймет, что что-то не так. Надо действовать быстрее. Хорошо, есть у меня один вариант. Не хотел к нему прибегать.
— Ты же не будешь ее пытать? — Спросил Ши с легким удивлением.
— Я б на это посмотрел, — хмыкнул Леха.
— Извращенец, — шикнула на него Рина.
— Нет, просто думал, что воспользуюсь этой возможностью чуть попозже. Ну ладно, видно, делать нечего. Хорошо, тогда приказ все тот же: готовить ударки. Вечером всеобщее наступление.
Отключился и перешел в контекстное меню, вбив в нее короткое имя: «София». Надо же, капитан третьего класса всего лишь с одним фортом. Без Альянса и даже фракции. Хотя думается мне, там такой форт, что любой, кто пытался взять его, обламывал зубы. В окно сообщения я ввел набор на первый взгляд хаотичных символов: «2MR4SX9». Однако не прошло и тридцати секунд, как пришел ответ: «Добрый день, Андрей. Что вы хотите узнать?».
За 9 дней до начала Третьей Эпохи
Казалось, что воздух в помещении накалился до такого состояния, что стал плотным, тягучим, увязающим в легких. Пот катился градом по телу богатого на излишки жира Андрея. Сам Ревякин сидел, прислонившись к стене, и тяжело дышал.
Можно было лишь угадывать, какой сейчас день и время суток. Сначала пленник пытался ориентироваться по приему пищи — на обед подавали соевое мясо и какую-то жижу явно синтетического производства на гарнир, а вот на ужин была генномодифицированная рыба, выращенная в тесных отстойниках, отчего отдавала чем-то затхлым, и эрзац-овощи. Но несколько дней назад все вдруг изменили. Ему стали приносить сладкое пюре, после которого тошнило, зато не хотелось есть. На вопрос Андрея «что это за изощренное лакомство?», заданный в несколько экспрессивной форме, ему ответили, дескать, подобное необходимо кушать для очистки тела перед Погружением. И далее питаться он будет именно таким яством. А если не захочет, то ему любезно помогут, затолкав это великолепие не совсем в то отверстие, которое для этого отводилось ему природой. Присовокупили ко всему сказанному несколько ударов по ребрам, после чего желание задавать вопросы отпало.
А вот теперь они выключили вентиляцию. В то, что она сломалась, Ревякин не верил. За прошедшее время он понял одно — порядка здесь намного больше, чем в его родном отделе. Уж если говорить о деньгах… Даже если бы произошло какое-то ЧП, все починили в самое ближайшее время.
Яркий свет от открывшейся двери заставил зажмуриться, но Андрей даже не попытался встать, как того требовала инструкция. Каждое движение стоило усилий, затрачивало энергию, выжимало из него лишнюю каплю пота. Нет, пусть катятся ко всем чертям со своими идиотскими играми. Он даже хотел сказать это вслух, но услышал знакомый голос и встрепенулся…
— Андрей… Андрей…
— Дядя Игорь… — язык прилип к небу с такой силой, что первое слово он промычал.
Управитель решительно прошел к лежащему возле стены человеку, на ходу открывая бутылку с водой. Сначала он облил Андрея и только потом, повинуясь воле схватившего мертвой хваткой пластик пленника, дал тому напиться.
— Дядя Игорь, что происходит? — Говорил Ревякин с придыханием, делая большие паузы.
— Маленькая диверсия. Скоро все починят.
— Это вы?..
— Какая теперь разница? Андрей, слушай внимательно. Я пошел на большие жертвы, чтобы проникнуть сюда. Теперь к девиантам никого не пускают, кроме охраны. Пришлось вырубить камеры и отвлечь твоих надсмотрщиков.
— Слушаю, — кивнул Ревякин и даже попытался сесть повыше.
— Завтра тебя переводят для предподготовки. Сначала вас распределят, покажут по сетевизору, в общем, сделают шоу. А уже потом будет ввод КР-1 и КР-2. Не спрашивай, что это, приятного мало. Суть в том, что больше мы с тобой не сможем увидеться.
— Угу, — только и сказал Ревякин.
— Я долго думал над тем, что ты мне говорил. И… Я могу сделать для тебя еще кое-что. В память о твоем отце.
Андрей напряженно молчал, не в силах поверить в происходящее. А Управитель, немного замявшись, словно обдумывая нечто, произнес.
— В игре есть Техники и Операторы. Последние следят за всем происходящим извне, а первые наоборот, будучи внутри. По сути, они такие же игроки, что вы, только обладают связью с внешним миром. У меня есть там свой человек… Он участвовал во Второй Эпохе и уже подписал новый контракт. Не чаще чем раз в месяц ты сможешь с ним общаться, спрашивать относительно игры или игроков. И он постарается ответить на все.
— Вроде гайда?
— Нет, ты не понимаешь. У него будет доступ к общей базе, и на основе этого ты сможешь узнать многое. Поверь мне, предательства и грязи в игре будет достаточно. В этом плане она не сильно отличается от жизни.
— То есть, у меня будет своего рода информатор?
— Можно сказать и так. Самое главное — продолжительность каждого разговора не более трех минут. Приходится рисковать, чтобы тебя не отследили. Техники могут общаться с игроками, но раз в месяц их проверяют. Короткую конференцию с несколькими вопросами легко объяснить…
— Я понял, понял, — Ревякин прервал Управителя, — только по очень важным вопросам и в крайних случаях.
— Именно так.
— Как я найду этого человека?
— Через поиск игроков. Ник София.
— Девушка?
— Это неважно. Запомни и повтори, София.
— София.
— В первый раз напишешь ей сообщение: «2MR4SX9». Это только твой код. Повтори.
— 2MR4SX9.
— Еще раз… — Управитель пристально смотрел на Ревякина, и лишь после пятого произнесения кивнул. — Хорошо, надеюсь, с тобой будет все в порядке. Держись, Андрей.
Они молча пожали руки, Управитель поднялся и быстро подошел к двери. Уже когда он почти вышел, Ревякин окликнул друга отца.
— Дядя Игорь!.. Спасибо.
Управитель коротко кивнул, и Андрея вновь поглотила удушливая липкая тьма, пропахшая кислым запахом распаренного тела. Он не знал, сколько просидел так. Просто вдруг понял, что к мертвенной тишине вдруг добавился звук работающих вентиляторов, а потом включился свет. Оператор, следящий за мониторами и наблюдающий по камерам за девиантами, лишь покачал головой. Он решил, что бывший ВПС-ник тронулся умом. Тот сидел с блаженной улыбкой и одними губами шептал: «София».
Настоящее время
Это была самая странная видеоконференция за все время. Во-первых, понаблюдать за красивым личиком Софии (в моих грезах она представлялась как минимум симпатичной девушкой) не удалось. Вместо изображения был темный экран. Во-вторых, по голосу распознать прекрасную половину человечества тоже не представлялось возможным. Голос был обработан какой-то программой, вследствие чего лишился пауз и интонаций, а произносился странным тембром. В-третьих, отвечал мой информатор лишь по существу, словно мы находились на собеседовании. Лишь изредка переспрашивая, как сейчас.
— Что конкретно вас интересует относительно игрока Немезида?
— С кем она контактировала за последнее время.
— Конкретизируйте временной отрезок.
— Пусть будет две недели, — подумав, ответил я.
— Игроки: Баламут, Шершень, Крайги, Катана, Рамирес, Леорик, Барбадоса…
Всего получилось тринадцать человек, большинство из которых были мои соклановцы. Вот по поводу первых троих надо будет узнать, кто такие, чем дышат и живут. С одной стороны, тринадцать человек — за две четырнадцать дней не очень большое количество. Я в первую неделю наболтал больше. С другой стороны, это и настораживает. Такое ощущение, что Киу намеренно обособилась и не проявляла инициативу при общении.
— Тут еще кое-что необычное, — металлический голос изменился. Нет не дрогнул, не сломался, но в нем было нечто, отдаленно похожее на удивление.
— Что именно?
— У игрока Немезида было несколько контактов с внешним источником. Девять дней назад, пять и позавчера.
— Контакт с внешним источником означает конференцию из реальности?
— Да.
— Разве такое возможно?
— Возможно. Для этого необходимо разрешение одного из восьми Управителей, курирующих игру, или главного Управителя первого доминиона. Подобное может применяться при чрезвычайных случаях в реальной жизни игрока, если это прописано в контракте. К примеру, при смерти родственника игрока.
— Сомневаюсь, что у Киу умерло три близких человека за две недели.
— Поэтому данный факт и был обозначен как необычный. Хочу напомнить, что данная конференция будет закончена через пятнадцать секунд.
— Спасибо, София. Я узнал более чем достаточно.
Некто из реала очень интересуется моими делами здесь. Для этого он даже завербовал Немезиду и дал ей ценные указания, когда она была нейтралом. Причем сделал все умно. Получилось так, что Киу не напрашивалась к нам в Альянс, а наоборот, мы ее пригласили. А там уже она и вышла на меня.
Исходя из того, что ей рассказали про реал, чего не сделал даже дядя Игорь, речь идет об очень больших, невероятных деньгах. Все же колонизация не то, о чем треплются на каждом углу. Соответственно, и заказчик весьма состоятелен. А кто обладает большими связями, деньгами и одновременно с этим интересуется моей скромной персоной? Вариант был только один.
А я наивно полагал, что можно будет укрыться в игре, спрятаться от силы власти и денег, однако Меркулов решил достать меня даже здесь. И понятно, что Немезиду мы сможем устранить, пока он не смогла нам навредить, но вряд ли министр на этом успокоится. Вопрос — как ему противостоять?
В моей голове уже зрел план дальнейших действий, хотя все же напрягало большое число неизвестных переменных. Хотя ладно, для начала обескровим противника, а уже потом будем обсуждать.
— Рамирес, привет. Чем занят?
— Ты меня подловить хочешь, что ли? — Усмехнулся Леха. — Нейтронные пушки покупаю. Приходится в центр дистрикта гонять на миниках, чтобы скорость повысить, нигде их нет. Мои же ударки первыми пойдут.
— Не совсем. Сделаешь тайминг так, чтобы войска Немезиды пришли первыми и были слиты.
— Это чего, мы ее того? — Нахмурился Леха.
— Того, — кивнул я, — давай, до скорого… Вэнди, привет, — набрал я Флэш.
— Привет, Форт, давно не виделись, — улыбнулась блондинка. Это она что, со мной заигрывает? Только этого еще не хватало. Ну ничего, сейчас поймет, что я собираюсь делать с несостоявшимися возлюбленными, и пыл поостынет, — помнишь я тебе просил по поводу Немезиды?
— Чтобы взяла ее подчиненной. Сделала все, как ты говорил. Три форта, больше вассалок нет.
— И как сильно ее забила?
— Ну выслала двести стрелков. Пока не до того, чтобы забивать вассалов войсками. Расставиться ей по форту хватит, а мне воевать с нее не резон. Далековато от «Медведей» находится.
— Ну и замечательно, не так обидно будет.
— Ты о чем?
— По моему приказу надо будет слить войска.
— О, так мы уничтожаем девочку?
— Выселяем с наших земель, — поправил ее я.
— Ладно, заметано. Если что надо будет, пиши, приму активное участие, — она подмигнула, — не важно, днем или ночью.
И отключилась. Вот как это понимать? Надо будет как-то аккуратно поговорить с Чойчем, чтобы он в свою очередь объяснил своему офицеру о субординации. Причем без ссылок на меня. Я вдруг понял, что стараюсь не обидеть Флэш, и ее интерес даже льстит. Тьфу ты черт, нашел о чем думать.
Сейчас самое главное — личное участие в боевой операции. Возможность наглядно понаблюдать, можно ли управлять киборгами в реальной битве или в них все формируется с помощью уже заложенных команд? Особенно интересовал процесс управления транспортом и различными примочками, которые легко делались в игре. Я откинулся на кресло, прикрыл глаза и помассировал виски. Интересно, когда наступит момент, что мне можно будет денек или два попросту сидеть и ничем не заниматься?..
Меня разбудило противное уведомление о предложении вступить в видеоконференцию. Я сел на кресле и с удивлением потер глаза. Ну надо же, заснул. Сказалось напряжение нескольких дней. Когда мне надо было думать о неразрешимых проблемах, мозг решил, что это все от лукавого, и просто перевел себя в энергосберегающий режим.
— Форт, — на экране появилось сосредоточенное лицо Рамиреса, — в принципе все готово. Решил за полчаса до отправки тебе позвонить. А то есть кое у кого привычка дрыхнуть в самый ответственный момент.
Вот ведь зараза. Было всего один раз. И разве я виноват, что постоянно стоит только немного прикорнуть, мир вокруг начинает рушиться?
— Все нормально. Я уже доформировываю ударку и выхожу в реал. Минут за десять до начала тайминга предупреди меня.
— Да, кстати, список тех, кто участвует в сегодняшней атаке. Сейчас перешлю.
Я кивнул, сформировав новую конференцию.
— Всем привет. Как вы уже знаете, сегодня наше первое организованное нападение после присоединения новых людей. Координирует его Рамирес, так как я лично участвую в атаке.
Я встретил несколько укоризненных взглядов, в том числе от Киу, красноречиво говоривших, что мое решение для них не более чем блажь. Согласен. Риск большой. Но я все же иду в тайм после пятой ударки, да еще личные войска у меня фуловые. Долго их собирал.
— Если вопросов нет, то до скорого. После всего устроим разбор полетов.
Заморозил постройки, высвободив пятьдесят шесть рекрутов, и нанял еще ближников. Вот теперь моя ударка действительно полная. И даже не удивился, когда появился запрос от Немезиды.
— Андрей, у меня тут все войска задействованы, — растерянно сказала она.
— Ты же не думала, что можно будет отсидеться за моей спиной? Ты такой же член Альянса, как и все остальные. Напомню, боевого Альянса.
— Я просто… У нас все нормально?
— В лучшем виде. Мы обязательно встретимся после атаки.
«Только вряд ли тебе эта встреча понравится», — добавил я про себя. Итак, киборги подготовлены, транспорты сформированы, теперь система ждет от меня только одного клика. Но вот именно его и не будет. Я снял сначала конвертер, потом активатор и поднялся наверх. С каждым новым разом извлекать и ставить обратно «игровые штучки» становилось все более привычно, словно вставляешь искусственную челюсть.
Я застал самый интересный игровой момент. Те самые кубы, что стояли на уровне командного пункта, сейчас поднялись на нынешний уровень, заставив землю взбугриться и расступиться в стороны. Темная створка с одной стороны открылась, и оттуда стали выходить «свежевыпеченные» стрелки. Те самые, кого я нанял только что. Ровно пятьдесят шесть юнитов.
На меня они не обращали ровно никакого внимания, потому что у них был четкий приказ от системы — загрузиться в транспортеры и ждать команды. Поэтому я попросту последовал за ними. Всего оказалось четыре перевозчика — две под живую силу и пара для нейтронных пушек, сейчас собранных и неактивированных.
Интересно, а где, собственно, хранятся транспортеры? Видимо, тут где-то должны быть еще и подземные гаражи. Тогда вопрос, как глубоко они находятся и насколько много там единиц техники? У меня в ударке сейчас почти сто пушек. Теоретически я могу создать группу только из одной артиллерии. Получается, что минимум десять транспортеров. Нехилый гараж должен быть.
— Сэр, разрешите доложить…
Подскочил капрал, как только увидел меня. Я, чуть позевывая, выслушал, что боевая группа готова к выполнению заданий и ждет распоряжений. После чего прошел внутрь десантного бота. Четыре ряда воинов, сидящих довольно плотно друг напротив друга. Никто не разговаривает, не шутит, не курит. Да, нам бы таких молодцов при восстании доминиона, вмиг бы все вычистили. Я прошел в кабину пилотов. Так, тут полная автоматика, завязанная на систему управления игры.
— Капрал, Дженкинс! Как тебя там?
— Капрал Роял Дженкинс 239, сэр.
— Как происходит процесс запуска транспортера?
— Путем автоматической команды, — не понял вопроса подчиненный.
— Команда приходит всем транспортерам сразу?
— Она завязана на главный перевозчик, на этот, — тыкнул пальцем капрал, — он ведущий. А все остальные ведомые.
— Уже хорошо, осталось только выяснить, как эту штуку активировать, — сказал я, протискиваясь в кабину пилотов.
— Форт, — услышал я голос Рамиреса, — извини, прозевал, семь минут уже осталось. Ты как там, готов?
— Полностью, — ответил я, ощущая себя школьником, забравшимся центр управления орбитальной колонией.
— Ну тогда до скорого, держи руку, так сказать, на пульсе.
Угу, теперь бы этот пульс найти. Так, думай, думай, куча рычагов, множество светящихся тумблеров и подсвеченная кнопка «auto». Это, скорее всего, настройки. Хорошо, что я отца не слушался, и вымирающий английский учил по песням и постерам, что показывал мне дед. Так, несколько дугообразных линий с какими-то цифрами, ломаные векторы, приборы, приборы, приборы. Даже монитор с уже заданным маршрутом нашел, а вот кнопку зажигания нет. Вот почему нельзя как у нас во флайерах сделать один руль и минимум оборудования?
Мое внимание привлекло единственное возвышение на панеле. Приятное такое, спокойного зеленого цвета. Не может же быть, чтобы все было так просто. Хотя…
Транспортер приятно загудел, заставив мое лицо растянуться в кривой ухмылке. Замигала куча огоньков, зашумели турбинные двигатели, протяжно запели антигравитационные подушки. И самое главное, мы поднялись в воздух.
— Форт, минутный отсчет. Ты готов?
— Почти.
— В конце концов, Твердыни таймить необязательно. За такой короткий промежуток времени они не восстанавливаются.
Я не стал ему говорить, что адаптация — лучшее из оружия наших врагов. И если мы пару раз их убивали, даже не вспотев и не напрягшись, то вовсе не обязательно, что в третий раз будет так же.
— Сорок пять секунд.
Так, мысли логически. Я завел транспортер, это хорошо. У меня построен маршрут, это отлично. Теперь осталось последнее действие. Оно должно быть до безобразия тупым и легким.
— Тридцать секунд.
И то, что я не могу его найти, льстит моему альтерэго, но не приближает меня к конечной цели. Итак, одна кнопка завела транспортер, такая же одна должна заставить его двигаться.
— Пятнадцать секунд.
Соберись, кнопка на виду, прямо перед тобой. Ждет, чтобы направить транспортер на автопилоте по заданному маршруту. Только вот где. Минуточку, автоматический режим…
— Семь, шесть, пять, четыре, три, две…
Я надавил на загадочное «auto» и транспортер легонько вздрогнул, двинувшись вперед. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее пополз мимо смотрового окна однообразный пустынный пейзаж нашего кантона. Постепенно мы набрали высоту, и я теперь с замиранием сердца наблюдал окрестности, усыпанные фортами. По монитору заднего вида было заметно, что выстроившись в нечто наподобие клина, нас сопровождали остальные перевозчики. Значит, сработало.
— Форт, отставание от ударок шесть секунд, — заметил Рамирес.
— Не критично, — ответил я.
— Когда у меня такое бывает, так я сразу балбес безрукий.
— Ну если так оно и есть, — рассмеялся я, — ты балбес, а я экспериментатор. Чуть килограмм на тридцать тут не похудел, пока транспортер запустил.
— Хорошо. Я таймить остальные Твердыни. Набирай, если что.
Он отключился, поэтому я не успел сказать, что «если что» не будет. К тому же впереди крошечной точкой, точно прилипшей к смотровому стеклу, виднелась цель моего визита. И к ней со всех сторон стягивались войска.
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий