Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11

Глава 10

Я вдруг подумал, что давно не бывал лично в своем кантоне. Попросту не было необходимости с тех пор, как мы прятались от Гризли и устраивали заговор по свержению тирана. В принципе, верхушка «Шиншилл» могла поговорить и по видеосвязи, но я настоял на личном присутствии. Все же вопрос был серьезный и, глядя на каждого, считывая их неловкие движения, можно было составить полную картину. Которая, кстати, складывалась не в мою пользу.
— Боюсь, не могу с тобой согласиться, — настаивал на своем Чойч. От «Вепрей» присутствовал он, вместе с 90х60х90, Ши и Флеш, которые заняли сторону своего лидера. — Война с «Волками» не нужна больше никому. Она только ослабит нас. Если ты не забыл, мы сражаемся с «Медведями». С переменным успехом.
Бар, с несколькими пустыми столами и роботом за стойкой, сегодня вдруг стал ареной дипломатического искусства. В которой пока выигрывал кто угодно, только не я.
— Согласна с Чойчем, — скрестила, «закрываясь от меня», руки на груди Рина. От своей фракции она была одна.
Тут все тоже предсказуемо. Рина проводила все свободное время с лидером «Вепрей», полностью подчинившись решению своего любовника. С точки зрения объективного восприятия ситуации — это не было хорошо. С другой стороны, я сам виноват.
— Рамирес?
— Если Форт сказал, что надо воевать, то, значит, надо.
Даже одобрение Лехи говорило в пользу «оппозиции». Сформулируй он по-другому, это еще можно было как-то обыграть, но вот это его раболепие «шеф сказал — так тому и быть» показывало лишь отсутствие аналитического мышления у моего же офицера, когда оно так требовалось.
— Кайри?
Лидер новоиспеченной фракции, состоящей из бывших «Волков», виновато посмотрел на меня, чуть покачал головой, словно споря сам с собой и наконец произнес.
— Боюсь в том, чтобы сейчас прекратить войну с Альянсом 3 есть определенный смысл. Большинство аргументов говорят именно в эту пользу.
— Подумайте, как на нас будут смотреть все остальные, — нахмурился я, потеряв поддержку и Кайри, — как на слабаков, которые не могут дожать Альянс.
— Самое главное, что они будут смотреть на нас, как на Альянс, — невозмутимо парировал Чойч, — думаю, «Хамелеоны» что-то замышляют. И, скорее всего, против нас. Так же мы попросту подставимся под удар. А Альянс 10 попросту заберет весь дистрикт себе.
— Хорошо, допустим, — я не сдался, а скорее отступил для того, чтобы перегруппироваться, — есть только одно очень существенное НО. Вряд ли получится мирно договориться с Киллером. Мы обескровили его, лишили большей части боеспособных игроков.
— Нам придется пойти на уступки. Не только нам, но и «Зимородкам». Скажем, выдать амнистию Эймсу и его людям. Тогда он уже сможет надавить на Киллера.
— Вся проблема в том, что Рёмер не пойдет на это. Он же вроде как пообещал, — вздохнул я.
— Мы в тебе не сомневаемся, — сказал Чойч мягко, но без тени улыбки, — у вас с Рёмером отношения гораздо лучше, чем у кого-бы то ни было из присутствующих.
— Эх, убедить влезть «Зимородков» в чужую войну, а потом убедить их, срочно ее закончить. Да еще с репутационными потерями. Убедить игрока, которого я лично убил и разрушил его Альянс прекратить враждовать. Складывается ощущение, что вы слишком хорошего мнения обо мне.
— Мы несем ровно ту ношу, которую в состоянии вынести, — философски заметил Ши.
— Ладно, допустим, по этому поводу я еще подумаю. На повестке дня еще один, не менее важный вопрос.
Судя по тому, что Флэш и Рина машинально и почти синхронно потерли шеи, никакой значимой интриги я не создал. Всем им вчера был показан иной, настоящий мир. И, если бы мы встретились сразу после выемки конвертера, боюсь, в первую очередь «Вепри» были не так флегматичны. Однако тут всех ждал сюрприз, потому что говорить я собирался не о них.
— Мне стало известно, что один из наших соклановцев выходит в реал и одновременно скрывает это.
А вот теперь эффект достиг желаемого результата. Меня пригвоздили к месту семь пар глаз, ловя каждое слово.
— Боюсь, что у нас в Альянсе некто, возможно преследующий свои или, что еще хуже, чужие интересы. И нам надо решить, что делать с этим игроком…

 

Я сам не заметил, как в Альянсе выросла оппозиция, способная указать на неверное, с их точки зрения, решение. Хорошо ли это? Возможно. После всего услышанного, я теперь уже и сам стал сомневаться в целесообразности войны с «Волками». Но с другой стороны, в результате этого коллективного решения, мне придется оказаться между двух огней — Киллера, за которым стоял Эймс, и Рёмера.
Все дело в том, что главнокомандующий «Зимородков» пообещал, что Альянс будет преследовать Эйма и его людей, и каждый раз неприятно огорчать. Конечно, говорить он мог только от себя, поэтому за «Шиншилл» я не переживал. Однако на этом хорошие новости заканчивались. Потому что я не знал, как заставить Рёмера забрать свои слова обратно. Даже не так, мне было понятно — это невозможно. Лидер «Зимородков» очень упертый и если что-то сказал, даже случайно, то обратного хода его слова не имеют.
— О чем думаешь? — Подошел ко мне Ши. Остальные, по всей видимости, еще не покинули кантон, но в баре их не было.
— Размышляю о человеческой гордости. А если точнее, как ее ликвидировать.
— Не совсем понимаю.
— Рёмер объявил Эймса и всех его игроков врагами двух Альянсов. И черт с нами, мы можем заключить мир с «Волками». Вот только они не заключат его с нами, пока «Зимородки» будут уничтожать их форты. Понимаешь, какая ситуация?
— Думаю, надо поговорить с Рёмером…
— Ты его не знаешь, он не такой человек, который откажется от сказанного.
— Я его знаю, но ты меня не понял. Никто не просит, чтобы Рёмер заключал мир с «Волками».
— Ши, ты, похоже, меня не слышал. Тогда переговоры с Альянсом 3 не имеют смысла.
— Раньше говорили, что война — это волк, который может прийти к вашей двери. Но что будет, если волк намеренно пройдет мимо?
— Ши, давай без этой своей тягомотины. Если у тебя есть нужный мне ответ, то дай его.
— Нужный ответы на вопросы человека всегда находятся внутри него самого. Но да, возможно, у меня есть одна идея. Присядь…
Пришлось вернуться обратно к столу и даже заказать у бармена выпивку. Судя по довольному виду Шихуанди, мне предстояла как минимум лекция времен зари человечества. И что тут скажешь? Я был готов на все, лишь бы выбраться из ловушки, в которую меня загнал собственный же Совет.
— Ты знаешь, что очень давно в первом доминионе существовало государство Великобритания.
— Ну я же не совсем дуб, историю географии проходили.
— А до этого, она была Англией. Королевством. Несколько веков назад, во время второй гражданской войны один из лидеров революции Оливер Кромвель разбил сторонников парламента, и они были вынуждены отступить на острова Силли…
— Ши, ты серьезно, как эта история мне поможет?
— История циклична и все происходящее сейчас уже когда-то было. Надо лишь это вспомнить и сопоставить. Так вот. Если все упростить, то Нидерланды выступили за повстанцев, но именно возле этого острова Силли были разбиты. Когда адмирал прибыл требовать возмещение флота, то оказалось, что война с мятежниками закончена. Тогда он и объявил войну, но не всей Англии, а острову Силли от имени Нидерландов.
— Ши, ты меня окончательно запутал. Хорошо, чем все закончилось?
— Они подписали мирный договор. Но только через триста тридцать пять лет. И думаешь, эта «война» принесли кому-то неудобства? За все время не прозвучал ни один ружейный выстрел, не погиб ни один человек. Однако статус сохранялся.
— Франциско, я кажется понял, к чему ты клонишь, — схватил я его за плечи.
— Ну и замечательно.
— В истории было много подобных примеров. К слову, Черногория объявила войну Японии, выступая союзником России, хотя существенную помощь не оказала. Лишь в нынешнем столетии, еще до катастрофы, японцы заключили мир…
— Ши, я все понял. Ты мне все очень хорошо разжевал. А теперь я побегу. Мне надо срочно поговорить с Рёмером.
— Все, что важное, не бывает срочно, — философски заметил в спину Франциско.
Но я уже выскочил из бара, пробежался по длинной улице кантона и только потом, спохватившись, перешел на шаг. Все же меня могли видеть офицеры моего же Альянса, еще не успевшие покинуть столицу Горного9. Как в свое время нам говорил Крейсер, мой непосредственный начальник: «Полковник не бегает. В мирное время это вызывает смех, а в военное — панику». Имел он в виду, конечно себя, потому что в силу избыточного веса двигался медленно и небольшими шажочками. Но был прав. Я хоть и не полковник, но авторитет главнокомандующего терять не хотелось.
Как оказалось зря, на выходе я увидел лишь два флайера, один из которых был мой, а второй, если следовать логике, Франциско. Легкий летательный аппарат рванул с места, быстро набирая скорость, а мне пришлось вдыхать летящую в лицо пыль. Что интересно, никакого дискомфорта она не доставляла. Конвертер глушил напрочь все отрицательные моменты пребывания во Фронтире.
Форт встретил привычным переключением защитного режима в управленческий. Я с некоторой тревогой отметил, что осталось всего три часа Интердикта. Ну ничего, хватит почивать на лаврах главнокомандующего и тянуть Святость из своих подчиненных. Тем более сейчас, когда в ближайшее время у нас не останется врагов. Фактических, естественно. Тех, кто хочет откусить кусок пирога всегда будет достаточно.
Прежде, чем набрать Рёмера, я обратил внимание, что система выдала информацию о новом минике. Совсем закрутился.
Получен мгновенный микрочип «Благородство». Уровень: золото. Увеличивает количество вашей Славы. Вы можете получить одномоментно 400 °Славы (количество очков зависит от вашего текущего звания).
Следующий микрочип через 1 день 23 часа 59 минут.
Эх, жаль, что только золото. Интересно, сколько бы дали на платине? Чтобы повысить класс требовалось штук пять таких миников, но они, думаю, использовались в критических ситуациях. К примеру, когда нападаешь на игрока ниже званием и тут же сливаешь всю Славу. Чтобы быстро восстановиться до нуля используешь миник и сразу можешь пускать следующую ударку. Но все же штука полезная. Надо будет запомнить в случае чего поменять свободные очки на подобный миник.
Кстати, об очках. Помнится, у меня оставалось больше сотни с тех самых лохматых пор, когда зрители одобрили вынос Гризли и захват кантонта. Где же они, где?
Ваш игровой счет пополнился на 239 единиц. Текущая сумма 388 единиц.
Так, а вот это уже интересно хотя бы потому, что донат был осуществлен вчера. Когда большая часть волков перешла в Альянсы «Зимородков» и «Шиншилл». Что это значит? Лишь то, что в топы можно попасть не только за счет боев, но и с помощью дипломатических уверток. Если честно, я думал, что результат будет обратный — многие разозлятся, что игроки перешли под чужое крыло. Однако все наоборот. Что ж, главный урок усвоен. Делай что угодно, лишь бы тебя заметили. Тогда на энное число единиц можешь рассчитывать.
Я сразу пролистал всю информацию о миниках, в поисках платинового «Благородства» и тут меня ждало самое серьезное разочарование. Система предлагала купить россыпь микрочипов: от «Научного прорыва», завершающего текущее исследование до «Роботов-экспертов», ускоряющих в пять раз скорость возведения фортификационных сооружений следующие шесть часов. Но вот «Благородства» нигде не было.
Это означало одно. Существовали миники, которые можно было получить лишь случайным образом, отчего их ценность только увеличивалась. Жаль, а я уже раскатал губу по повышению внеочередного воинского звания. Ладно, сколько не оттягивай, а с Рёмером разговаривать придется.
К моему удивлению, глава «Зимородков» отреагировал слишком непредсказуемо на мое предложение — он рассмеялся. Вот уж редкость так редкость.
— Ты этот финт сам придумал?
— Ну да, — соврал я, почувствов, что у меня краснеют уши. Ужас какой, с десятого класса такого не было.
— Я не против, — легко согласился Рёмер.
— Не против? — Снова удивился я.
— Ты повел себя очень тактично. Сразу прикинул все варианты и понял, на что я не смогу пойти. Это достойно похвалы.
— Ага, хвали меня, хвали.
— Теперь у тебя самое сложное, убедить во всем Киллера. Он вряд ли будет восхищаться твоими дипломатическими способностями.
— Это уж точно. Как-то не заладилось у нас с ним с самого начала.
— Обвинять именно тебя в собственном убийстве он вряд ли будет, но ты понимаешь…
— Понимаю, — согласился я.
— Единственное, что могу подсказать, ты должен добиться, чтобы переговоры шли в присутствии Эймса. Какой бы гонор не был у Киллера, он будет считаться с лидером «Сребреноголовых». А Эймс в первую очередь заинтересован, чтобы его людям ничего не угрожало.
— Хорошо, — кивнул я, в очередной раз отметив для себя, что у Рёмера была не голова, а аэрогриль, в котором готовились мудрые мысли.
Собственно, откладывать дело в долгий ящик не стал, сразу набрал Киллера. Бытовало мнение, что люди, которые умирают, выглядят плохо. А вот мой визави напротив, посвежел. Исчезли круги под глазами, кожа стала более подтянутой, единственное, что осталось — злобный взгляд загнанной в угол крысы.
— Чего тебе? — Огрызнулся Киллер. Я тут задумался, что даже не знаю его имени. Почти все офицеры фракций или главнокомандующие называли не только свой ник. Но не он.
— Я бы хотел поговорить с лидерами фракций Альянса 3 относительно мирных переговоров.
— Я главнокомандующий «Волков», говори, если есть что предложить.
Понятно, что Киллер не испытывал ко мне добрых чувств, но я все же думал, что он сможет себя сдержать. Хоть немножко руководствоваться не здравым смыслом, а не обиженно надувать губы.
— Я бы хотел поговорить с лидерами фракций Альянса 3 относительно мирных переговоров, — спокойно, не меняя тон, ответил, — мое предложение актуально следующие три часа. После чего аннулируется.
— Я посоветуюсь, — только и сказал Киллер, после чего отключился.
Консультировался он долго, около трети часа. Я уже успел пробежаться по фортификационным постройкам. Убедился, что все стрелки расставлены на башнях. Причем не толпой, чтобы их легче было убить метким выстрелом из нейтронной пушки, а «размазаны» поодиночке. Большая их часть была сконцентрирована на трех угловых башнях с каждой стороны. Учел увиденное в форте девианта — сколько времени прошло, однако ребята с бластерами продолжали охранять покой своего недвижимого хозяина. Или, по крайней мере, пытались.
Остальных поставил по центру, не в первую линию, которую при хорошей атаке можно было разрушить, а во вторую. Башни там чуть подальше, но все же аггрорадиус должен задеть тех, кто подойдет метров на пятьдесят к форту. Шесть ближников оставил в ДОТе, но это уж так, на самый крайний случай.
Воткнул производство плексигласа и задумался, что по-хорошему надо уже изучать Расширение склада. Тогда и ресурсы не будут «сгорать» и отдавать в дар кантону для прокачки смогу больше. Хотел прикинуть, на сколько процентов увеличится склад и полез в Исследования. Вместо производственной ветки нажал на научную и обомлел. Твою же мать, я капитан второго класса, а именно с этого звания открывается одно из самых важных исследований в игре, перед которым меркли даже Клерики — Философия. Чем больше она была прокачана, тем меньше необходимо было денег для покупки очков исследования. Так-так-так.
Я поглядел на скопившиеся деньги и хищно улыбнулся. Уже сейчас я мог купить пару десятков очков. Ну или около того. Тогда, первым делом вкладываем все в Философию, чтобы затрачивать меньше ресурсов на покупку, а потом уже будем думать, как и что повышать. Военную ветки или все ту же хозяйственную? Всем известно, что чем крепче тыл, тем могучее фронт. Надо думать, надо думать.
От видеозвонка Киллера я даже вздрогнул, совсем позабыв про какие-то никому не нужные переговоры. В самом деле, кому нужна эта дипломатия, когда я в ближайшее время стану намного сильнее? Интересно, а ведь мне почти наскучила именно это игровая оболочка, где все строилось довольно однообразно. И вот тут намечался такой резкий прорыв, существенное изменение качества игрока с ником Фортификатор как самостоятельной боевой единицы.
— Приветствую главнокомандующего Альянса 9, — Эймс чуть склонил голову набок, будто наблюдая за мной, как за подопытным насекомым. Ну хоть издевки в его голосе я не услышал.
— А где другие кланлиды? — Спросил я, сделав непонимающее лицо, хотя примерный ответ знал заранее.
— Перед тобой два человека, которые и решают судьбу «Волков», — немного дергаясь, произнес Киллер, — или того, что по твоей милости от них осталось.
— Человек всегда старается обеспечить свое существование комфортом и максимальной безопасностью, поэтому данную претензию ты можешь в первую очередь адресовать себе. Твои люди нашли у нас то, чего не мог дать им их главнокомандующий.
— Да ты…
— Мы не будем сейчас соревноваться в уколах и взаимном злословии, — прервал Киллера Эймс. Да так, что «главнокомандующий» замолчал, не подумав даже спорить. Вряд ли Эймс всегда занимал подобное положение в Альянсе, раз торопился его покинуть, скорее всего, в дело вмешался измененный баланс сил, — какое у тебя предложение?
— Альянс 3 и Альянс 9 заключают перемирие сроком на тридцать дней. По истечении этого времени мы можем вернуться к обсуждению отношений наших Альянсов.
— Вполне неплохое предложение, — опять прервал Эймс Киллера, уже открывшего рот.
— Оно откровенно щедрое, учитывая нынешний баланс сил.
— Ну ты совсем нас со счетом не списывай, — недобро ответил главнокомандующий. Но я все же отметил для себя, что Киллер справился со своей раздражительностью, — мы еще можем испортить вам жизнь.
— Вот именно, что испортить. Не победить, не вернуть людей назад, а попросту испортить жизнь. Вместо этого необходимо заняться конструктивной деятельностью.
— Это все очень хорошо, — хмуро сказал Эймс, — но отношения с «Шиншиллами» нас волнуют не так остро, как с «Зимородками». И судя по тому, что я не вижу Рёмера, воевать они не прекратят.
— Рёмер сложный человек с непростым характером, — начал издалека я.
— Ты нам восьмой доминион не открыл, — хмыкнул Киллер, — об этом все знают.
— И он пообещал воевать даже не с «Волками», тут бы проблем не было, а с Эймсом и его людьми. Вот это гораздо сложнее…
— Ни я, никто из моих бывших соклановцев из Альянса не выйдет, — набычился «серый кардинал», приняв мою паузу на свой счет.
— Это было бы своего рода решением проблемы, но я понимаю, что вы на это не пойдете. Так вот, Рёмер пообещал воевать против Эймса…
— Скажи что-нибудь, что я не слышал.
— Но он не сказал, что его конечная цель — уничтожить кланлида «Сребреноголовых». И этому было множество свидетелей. Скажем так, я нашел лазейку в его обещании, и «Зимордеи» не будут уничтожать «Волков» и въезжать на ваши кантоны.
— Я не понимаю, — посмотрел на своего зама Киллер.
— У нас не будет с «Зимородками» перемирия, но и войной это в привычном понимании назвать нельзя, — Эймс оказался более догадлив.
— Формально, у вас с ними война. Но она скорее экономическая что ли. Вам запрещено торговать с их кантонами, как и им с вашими и заключать какие-то либо соглашения. Но никаких атак не будет, это я гарантирую.
— Мы и так не сильно завязаны с ними на торговле, — скорее рассуждал вслух «Сребреноголовый», чем объяснял мне, — все же расположены они далековато. А соглашения… Мы и до этого не очень ладили с Рёмером. У меня только один вопрос, зачем тебе это? Ты же понимаешь, что превосходя «Волков» по силе и количеству игроков вы бы в конечном счете одолели наш Альянс?
— И вышли бы из этого противостояния обескровленными, с полуразрушенными фортами и слитыми войсками. Можно сразу на тарелку прыгать и ждать, пока тебя отнесут «Хамелеонам», — не стал скрывать я своих опасений.
— Что есть, то есть, — рассмеялся Эймс, — Майре очень не понравился переход наших игроков к вам.
При слове «наших» Киллер заметно сморщился, точно ему поставили больной укол. Не мог до сих пор смириться, бедняга. Но ничего, время если не лечит, то существенно притупляет и боль, и разного вида эмоции.
— Что ж, если хорошенько подумать, то условия нас устраивают, — задумчиво сказал Эймс, — в одном ты прав. В нынешнем виде и мы, и вы не нужны «Хамелеонам». Правда, и «Волки» у вас как кость в горле.
— Все меняется, — философски заметил я. Видно, перенял манеру общения у Ши.
— Тогда договорились? — Спросил глава «Сребреноголовых» даже не у меня, а у Киллера. Тот в ответ кивнул.
— Договорились, — настал черед вставить и мне веское слово.
— Жаль, что у нас не получилось прийти к общему знаменателю раньше, — сказал Эймс.
Меня так и подмывало сказать при Киллере, что его «правая рука» без зазрения совести хотел продать своего главнокомандующего. Но с Эймса станется, выпутается. Навешает лапши на уши. А Киллер в таком состоянии, что ему не останется ничего кроме как поверить. И «Сребреноголовый» не выйдет из «Волков», потому что шаткое перемирие заключено с Альянсом, а не его отдельной фракцией. Мне они напоминали семью алкоголиков, которые вместе лишь для удобства совместного распития алкогольных напитков.
— Тогда до скорого, — заключил Эймс и непонятно было, как расценивать его фразу, то ли подобно нейтральному прощанию, то ли как грозное предупреждение о неминуемости военного конфликта в грядущем будущем.
Но я добился своего, решил возникнувшую проблему. А думать о других заботах буду по мере их поступления. Потому попросту попрощался и закончил конференцию. Все же я был не стратег, как Рёмер, рассчитывающий несколько шагов наперед, а скорее тактик — приспосабливающий к меняющимся условиям и разгребающий неприятности, когда они уже обрушились на голову.
К слову, о неприятностях. Совет заключил, что с Киу не надо ничего делать. То есть, наблюдать, анализировать ее поведение, предугадывать возможные ходы, но не вмешиваться. Мы не знали главного — ради кого она ведет двойную игру. А спугнуть ее хозяев раньше времени не хотелось.
Я извлек конвертер и поднялся в ДОТ. Облачился в экзоскелет, выглядевший как новый и не напоминавший следы прямого попадания автоматической пушки, и поднялся на угловую башню. В последнее время меня все чаще тянуло в реал. Не для каких-то конкретных действий, а просто, чтобы быть поближе к этой чужой, сухой, пыльной земле. Что, собственно, и неудивительно. Я поймал себя на мысли, что ассоциирую этот мир со своим, которого по-настоящему никогда не видел. Шпили небоскребов заменили нам вековые деревья, фонтаны в рекреационных зонах стали вместо рек и морей, турпутевки в первый доминион имитировали вылазки на природу. По сути, та моя жизнь была такой же виртуальной, как и здесь в начале игры.
И вот теперь все изменилось. Я был хозяином небольшого клочка земли на чужой планете, застроенного фортами и кантонами, но именно сейчас чувствовал себя как никогда свободным и нужным. Именно здесь.
Я посмотрел на окрестности через визор. Пустынные степи, изрезанные холмами и горными выступами вдалеке. Форты, форты, форты и Твердыня… Что? Лирический настрой, как рукой сняло. Твердыня в моем кантоне! Однако быстро «местные» оправились от прошлой неудачи. Я настроил в визоре зум, чтобы рассмотреть укрепление поближе и пальцы от волнения вспотели. Чуть правее, от уже стоящей Твердыни, но уже в соседнем кантоне стояла еще одна. Причем, намного мощнее и внушительнее первой. Инопланетяне не то, что оправились, а перешли в наступление. И судя по отстроенным стенам — появились они довольно давно, а мы все прозевали. Или работала там рота октоподов, возводя укрепления.
Я не успел закончить обзор, как включился передатчик. Без конвертера прием шел сразу непосредственно в шлем, поэтому мне позволялось либо принять звонок, либо отклонить. Узнать при этом, кто же тебя беспокоил, не представлялось возможным. Однако это и не понадобилось. Истеричный тон Рамиреса я угадал по первым словам.
— Форт, ты видел?!
— Видел. Твердыни, у меня в кантоне и у Рины. Надо сообщить ей. Пусть там малышей что ли своих потренирует. Если сил не хватит, то уже займемся мы.
— Форт, это лишь верхушка айсберга.
— Не понял?
— Я только что смотрел карту. Система говорит, что у нас на севере появилось девять Твердынь. И все аккурат в наших кантонах.
— Вот же … — выругался я, но Леха меня понял.
— Форт, так это че такое?
— Похоже, что начало настоящей, общепланетной войны.
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий