Кишечник и мозг

Книга: Кишечник и мозг
Назад: Рецепты
Дальше: Об авторе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БУДУЩЕЕ МЕДИЦИНЫ

Каждый раз, когда у меня выдаются периоды отдыха от профессиональных обязанностей (еще одно непременное условие для здоровья микрофлоры кишечника!), я отправляюсь на своей лодке на морскую рыбалку или в поход с палаткой под звездами. Я регулярно общаюсь с природой и вижу ее красоту и доброту, хотя мой профессиональный опыт показывает, и насколько страшен может быть ее гнев.

В прошлом столетии мы активно пытались оградиться от природы всеми возможными способами, считая, что она может быть лишь источником смертельной заразы. После изобретения Александром Флемингом пенициллина в обществе утвердилась микробная теория инфекционных заболеваний. В своей основополагающей книге The End of Illness Дэвид Агус писал:

«Нам весьма нелегко дался отказ от микробной теории инфекционных заболеваний, которая доминировала и во многих отношениях определяла медицину ХХ века. Согласно этой теории, если удавалось узнать, каким видом бактерий инфицирован пациент, это решало все его проблемы, поскольку давало ключ к тому, как следует лечить болезнь. Это стало основной парадигмой в медицине… В фокусе лечения находились микроорганизмы-захватчики, такие как бактерии, вызывающие туберкулез, или паразиты, ведущие к развитию малярии. Медицину не слишком интересовал сам хозяин (человек) или даже место локализации инфекции в организме…»

На самом деле понимание того, что происходит в человеческом организме в целом, и есть основная задача медицины. Если мы надеемся продвинуться в вопросе улучшения здоровья человека, следует отказаться от подхода, при котором вся вина за развитие болезни возлагается на одну бактерию или одну генетическую мутацию. Современные хронические болезни, особенно разрушающие нервную систему и головной мозг, касаются всего организма в целом, в том числе и микрофлоры кишечника.

В книге доктора Агуса приводится чрезвычайно интересный исторический случай. Вскоре после того, как микробная теория инфекционных заболеваний начала быстро набирать популярность на волне открытия антибиотиков, известный генетик Джон Бёрдон Сандерсон Холдейн во время одного из своих выступлений в Кембридже в 1923 году предупредил: если сосредоточить все внимание исключительно на патогенных бактериях, это уведет нас в сторону от понимания физиологии человека. Фактически он сделал незабываемый прогноз: «Это обернется катастрофой для медицины, потому что, сосредоточившись на бактериях, мы упустим из виду систему в целом». Эту систему — человеческий организм, — несомненно, в значительной степени контролируют, определяют, составляют и регулируют микроорганизмы, формирующие бактериальную флору кишечника. И хотя эти слова были сказаны почти сто лет назад, они попали в точку. Впоследствии это же мнение высказал и доктор Флеминг, человек, который открыл первый антибиотик.

К сожалению, человеческое общество находится на том этапе развития, когда мы просто ищем виноватого в собственных проблемах со здоровьем. Более того, мы уверены, что источник наших бед находится извне. В определенной степени это верно, когда речь идет о продуктах питания, которые мы употребляем, или о химических веществах, под воздействием которых находимся. Тем не менее в корне неправильно считать, что причина современных заболеваний кроется во внешних бактериях. Микробная теория не в состоянии объяснить механизм таких болезней, как ожирение, рак, деменция и загадочные аутоиммунные заболевания. Корень этих проблем — в том, что происходит внутри организма. Будущее медицины заключается не только в том, чтобы на основе этого факта с применением современных технологий лечить весь организм как единую систему, но и в том, чтобы опираться на помощь наших «союзников» — бактерий кишечной микрофлоры.

Читая эту книгу, вы периодически встречали упоминания об одной из подобных технологий, которая сегодня находится в стадии активного развития, — ТФМ. Я уверен, что, в частности, этот метод произведет революцию в медицине и наконец даст врачам эффективный инструмент для лечения наиболее сложных болезней — от аутоиммунных заболеваний до серьезных неврологических расстройств. Давайте рассмотрим практический случай одной пациентки, чтобы вы смогли сами оценить возможности и потенциал этого метода.

МНОГО СИМПТОМОВ, ОТСУТСТВИЕ ДИАГНОЗА, ОДНО РЕШЕНИЕ

Маргарет 54 года, и она, по иронии судьбы, владеет и управляет магазином здорового питания. Она обратилась ко мне по поводу общего состояния хронической усталости, когнитивной дисфункции, болевого синдрома и неспособности справиться со своей жизнью. В этом жалком состоянии она находилась уже десять долгих лет. Проблемы начались после того, как она вернулась из путешествия по Амазонке: у нее развилась инфекционная болезнь неизвестной этиологии, симптомами которой были кашель и повышенная температура тела. Маргарет прошла несколько курсов лечения антибиотиками, но безрезультатно. Она проболела весь следующий год, несмотря на то что проходила обследования у нескольких специалистов по инфекционным заболеваниям в престижнейших медицинских центрах — клинике Майо и Кливлендской клинике.

Обследования ничего не выявили — ни явных причин заболевания, ни патогенных микроорганизмов. Вскоре после этого Маргарет попала в больницу с инфекционным заболеванием легких. По ее словам, в тот момент она испытывала неожиданные приступы тошноты, неустойчивость, теряла ориентацию в пространстве, чувствовала, что «ее тело становится очень тяжелым», она покрывалась потом. После госпитализации эти симптомы начали повторяться через каждые несколько месяцев. В конце концов она пришла на прием к неврологу, который провел самое тщательное обследование, включая проверку на эпилептические припадки. И снова — никаких результатов. Маргарет вновь попала в больницу, на этот раз с диагнозом «колит» — инфекционное заболевание кишечника, — и начала получать антибиотики внутривенно, а потом и в форме таблеток.

Рассказывая свою медицинскую историю, Маргарет сообщила, что она всю жизнь лечится антибиотиками от самых разных болезней — от инфекций ушей, горла и верхних дыхательных путей до хирургических операций, включая тотальную гистерэктомию, удаление грыжи и инфекцию брюшной полости. Маргарет призналась, что у нее всегда были проблемы с перистальтикой кишечника. На период нашей встречи она испытывала хронические запоры, а сразу после приема пищи ее живот раздувался от газов. Фактически из-за этих симптомов она в тот момент принимала антибиотики в большой дозе, чтобы снизить число патогенных газообразующих бактерий в тонком кишечнике. Вероятно, ее лечащий врач преследовал определенную цель, когда стремился изменить состав ее бактериальной микрофлоры, но он явно не рассматривал микрофлору кишечника целиком, и назначение антибиотиков только усугубило ситуацию.

Мне все было предельно ясно. Передо мной была пациентка, перенесшая целую серию медицинских вмешательств, которые значительно изменили состав ее кишечной микрофлоры. Маргарет и сама говорила: «Моя жизнь — это сплошной прием одного антибиотика за другим». И очевидно, это происходило с ней с самого раннего детства.

Я начал лечение с назначения пробиотиков, и это принесло некоторые улучшения. Однако сразу стало очевидно, что одного приема пробиотиков и изменения рациона питания будет недостаточно, чтобы обратить вспять негативные последствия от почти пожизненного приема антибиотиков. Так что мы решили, образно говоря, пустить в ход «тяжелую артиллерию», и я организовал для Маргарет прохождение процедуры ТФМ, так как это наиболее серьезная терапия для восстановления состава микрофлоры кишечника в условиях ее сильного дисбаланса. (Еще раз уточню: я лично не провожу эту процедуру. Причина, по которой мои пациенты часто отправляются за границу — или проводят процедуру в домашних условиях, — в том, что в США ее назначают только для лечения повторяющейся инфекции, вызванной бактерией C. difficile. Хотя я уверен, что ситуация вскоре изменится. Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США в настоящее время пытается определить, как регулировать эту процедуру, в частности для лечения болезней, помимо тех, которые вызываются бактерией C. difficile. Это весьма разумно, учитывая, что метод включает трансплантацию жидкостей организма от одного пациента другому, что может представлять потенциальную угрозу для здоровья. Доноры в обязательном порядке должны сдавать анализы на ВИЧ, гепатит и даже на наличие в организме опасных паразитов. Именно так делают в европейских клиниках, где эту процедуру проводят уже не одно десятилетие.)

В течение шести дней Маргарет ежедневно проходила эту процедуру. Через три месяца процесс восстановления состава микрофлоры ее кишечника завершился. Она сама описала произошедшие улучшения: «Впервые в жизни у меня регулярный ежедневный стул. Больше никакого газообразования и вздутия живота, никаких головных болей, “тумана в голове” и депрессии. Всю жизнь я чувствовала себя так, словно кто-то украл у меня кишечник и мозг, и ни один врач не мог объяснить, что происходит. Я наконец обрела контроль над ситуацией и впервые в жизни сама управляю свои здоровьем. Для меня это чрезвычайно важно, потому что я покончила со своей проблемой».

УДОБРЕНИЯ ДЛЯ МОЗГА

Сегодня мы уже привыкли к идее о замещении больной или поврежденной части тела более функциональной от здорового донора. Идет ли речь о пересадке сердца, почек или даже костного мозга, сама идея трансплантации стала для современной медицины привычной. Однако как быть с людьми, страдающими от дисбаланса микрофлоры кишечника? Что современная медицина может предложить им, кроме изменения рациона питания, образа жизни и, возможно, агрессивной терапии при помощи пробиотиков?

Если рассматривать микробиоту кишечника человека в качестве органа, то следует принять идею о возможности ее пересадки от здорового донора больному пациенту. В частности, эта форма трансплантации означает отбор фекальной массы у здорового человека и «трансплантацию» этой массы в кишечник больного при помощи колоноскопии, эндоскопии, сигмоидоскопии или клизмы. При этом у большинства людей вызывает отвращение одна мысль о том, что экскременты одного человека пересаживают другому. Однако если подумать о благоприятных последствиях для здоровья, которые несет нормализация баланса микрофлоры кишечника, то в будущем эта медицинская процедура может стать одним из наиболее эффективных средств терапии. Кроме того, я уверен, что будут найдены такие способы проведения этой процедуры, чтобы она перестала вызывать подобное отвращение.

Фактически новость о том, что ТФМ провели в форме таблетки, вызвала бурю обсуждения в СМИ в октябре 2014 года. Группа ученых из Медицинской школы Гарвардского университета, Центральной больницы штата Массачусетс и Детской больницы г. Бостона выполнила исследование, результаты которого опубликовали в журнале JAMA. Двадцать пациентов, зараженных бактерией C. difficile, получили лечение таблетками, содержащими замороженные бактерии от здоровых доноров. Таблетки произвели следующим образом: смешали фекальную массу доноров со слюной, отфильтровали полученную массу, выделили полезные бактерии, поместили бактерии в таблетки и затем заморозили их. В течение двух дней каждый пациент получил в совокупности 30 таблеток. У 90% из них после этого лечения прошли симптомы диареи, у большинства это произошло в течение нескольких дней после лечения. Хотя это было не первое исследование, когда ученые помещали бактерии, извлеченные из фекальной массы, в форму таблеток, но это был первый эксперимент, пусть и скромный по масштабу, который показал, насколько эффективной может быть пероральная ТФМ.

Первый официальный отчет о ТФМ в медицинских целях был опубликован в журнале Surgery в 1958 году. Эту процедуру применили в качестве отчаянной попытки вылечить четырех пациентов с диагнозом «псевдомембранозный колит». Это острое воспалительное заболевание кишечника, вызванное микроорганизмом C. difficile под воздействием антибиотиков, которое может быть опасно для жизни. В состоянии всех четырех пациентов наступило быстрое улучшение, и через несколько дней их выписали из больницы. Без этой процедуры у них, скорее всего, наступил бы летальный исход. С тех пор в профессиональной литературе стало появляться все больше упоминаний об успешном применении ТФМ в лечении заболеваний, вызванных микроорганизмом C. difficile.

При этом проводить процедуру трансплантации фекальной микробиоты стали гораздо раньше, чем 60 лет назад. Фактически первые упоминания о ТФМ встречаются в трактатах одного из самых знаменитых китайских ученых и алхимиков Гэ Хуна еще 1700 лет назад. Он изучал механизм передачи заболеваний (особенно связанных с повышением температуры тела) и был известен учением о пищевых отравлениях. В одном из своих трактатов Гэ Хун писал о приеме фекалий человека как о средстве лечения острой диареи или пищевого отравления. И это было в IV веке! В XVI столетии другой выдающийся китайский врач и фармаколог, Ли Шичжэнь, описывал применение ферментированных высушенных фекалий младенцев в составе лекарственного средства под названием «желтый суп», которое назначалось при целом ряде проблем со здоровьем, в том числе при рвоте, запоре, жаре и диарее. Во время Второй мировой войны немецкие солдаты в Африке подтверждали эффективность распространенной у бедуинов практики употребления свежих верблюжьих экскрементов для лечения бактериальной дизентерии. Интересно, что ни в одном из документальных свидетельств, вплоть до Китая IV века, не отмечено ни одного случая серьезных побочных эффектов, связанных с этой процедурой.

Таким образом, ТФМ — отнюдь не инновационная процедура, как можно было бы подумать. Недавно мне представилась счастливая возможность пообщаться с командой ученых из Гарвардского университета и Массачусетского технологического института, основавших некоммерческую организацию под названием OpenBiome, цель которой — популяризировать процедуру ТФМ и сделать информацию об этой процедуре доступной широкой общественности. Ученые собирают фекальный материал студентов этих учебных заведений, перерабатывают его, а затем отправляют образцы в более чем 150 больниц по всей стране для лечения заболеваний, вызванных бактерией C. difficile. Идея создания OpenBiome пришла в голову одному из ее основателей, после того как он наблюдал за тем, как близкий человек в течение 18 месяцев страдал от болезни, вызванной бактерией C. difficile, безуспешно прошел семь курсов лечения антибиотиком ванкомицином и вылечился в конце концов только при помощи ТФМ.

Возможно, во всем мире найдется очень небольшое количество практикующих специалистов, которые, как я, выступают за применение этого метода для лечения определенных болезней головного мозга у отдельных пациентов, но я уверен, что достаточно скоро ситуация изменится. Несомненно, метод ТФМ будет все чаще применяться для лечения разных типов расстройств и болезней. Результаты недавних исследований свидетельствуют об эффективности этого метода для лечения болезни Крона. А некоторые врачи заявляют о его успешном применении в лечении язвенного колита, целиакии, синдрома хронической усталости, а также многих неврологических расстройств, таких как рассеянный склероз и синдром Туретта. Сегодня проверяется возможность использования этого метода для лечения таких заболеваний, как ожирение, диабет, ревматоидный артрит, а также болезнь Паркинсона и другие неврологические расстройства. Кроме того, я надеюсь, что скоро этот список пополнится и таким заболеванием, как боковой амиотрофический склероз, учитывая данные исследований о повышенном уровне LPS в организме при этом заболевании. На основе собственного практического опыта, как вы помните в случае с моим пациентом Джейсоном, я наблюдал даже эффективность метода ТФМ для лечения детей с аутизмом.

Один из пионеров, активно продвигающих этот метод в мировом профессиональном сообществе, — доктор Томас Бороди. Он поляк по происхождению, а в 1960 году переехал в Австралию, где получил ученую степень в области медицины и принял участие в дальнейших научных исследованиях в клинике Майо. Доктор Бороди использует ТФМ на протяжении последних 25 лет. Он начал с изучения влияния этого метода на лечение заболеваний, вызванных бактерией C. difficile, но затем перешел к другим заболеваниям, охватывающим самые разные области, от кишечника до головного мозга. Доктор Бороди полностью принял теорию о ведущей роли кишечных бактерий в регулировании воспалительного процесса и иммунной реакции организма. Он применил ТФМ для успешного лечения целого ряда заболеваний, связанных с нарушениями работы нервной и иммунной систем, .

Конечно, кто-то скептически относится к исследованиям доктора Бороди, но многие сегодня отдают ему должное, особенно в свете полученных им результатов. Отчеты с описанием практических случаев, которые он публикует в профессиональных журналах, просто поражают. В одной из научных работ, опубликованной в American Journal of Gastroenterology, доктор Бороди пишет о своем открытии: изменения в составе микрофлоры кишечника наблюдаются в случае таких заболеваний, как рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, тяжелая миастения — аутоиммунное заболевание, часто ведущее к состоянию крайней слабости. В одном из наиболее наглядных практических случаев, описанных доктором Бороди, мужчине 30 лет, страдающему от рассеянного склероза, был назначен метод ТФМ для лечения серьезного запора. Помимо этого, пациент страдал от сильного головокружения, испытывал трудности с концентрацией и такую слабость в ногах, что для передвижения был вынужден использовать кресло-каталку. Он оказался не в состоянии контролировать функции мочевого пузыря, и ему установили мочевой катетер. Традиционные методы лечения, включая модулирование иммунной системы с помощью интерферона, не дали результатов. Доктор Бороди решил применить другой подход и провел пять курсов лечения при помощи ТФМ. В результате у пациента не только решилась проблема с запором, но и значительно улучшились симптомы рассеянного склероза. Он вновь смог самостоятельно ходить, и ему больше не требовался мочевой катетер. Хотя считается, что его болезнь находится в стадии ремиссии, он продолжает хорошо себя чувствовать и сегодня — 15 лет спустя.

Государственное объединение научных и прикладных исследований (CSIRO) — самая крупная научно-исследовательская организация Австралии, которая подчинена Департаменту науки. Кроме того, это одна из самых крупных научно-исследовательских организаций в мире, проводящих исследования в самых разных областях науки. Ведущий научный сотрудник этой организации доктор Дэвид Топпинг недавно следующим образом прокомментировал исследования доктора Бороди в области применения метода ТФМ: «Взаимодействие между микрофлорой кишечника, в частности ее составом и продуктами, имеет огромный потенциал для лечения и профилактики серьезных заболеваний, таких как рак толстой и прямой кишки, ВЗК и, возможно, даже таких состояний, как болезнь Паркинсона, аутизм и болезнь Альцгеймера».

Теперь, когда вы знаете, какая важная роль отводится кишечным бактериям с точки зрения воспалительного процесса, иммунной реакции и неврологии, вы поймете, что у меня нет обратного пути. Если принять во внимание, что современная медицина не может предложить ни одного метода лечения таких неврологических заболеваний, как аутизм, болезни Паркинсона и Альцгеймера, результаты последних исследований в области микробиоты кишечника вселяют оптимизм и надежду. Мне нравится мысль доктора Роберта Оренстейна из клиники Майо в штате Аризона, которую он высказал в статье, посвященной методу ТФМ: «Микробиота кишечника вовсе не является неактивной. Она очень разнообразна и выполняет многочисленные функции для здоровья и благополучия организма, которые мы сегодня только начали изучать. С помощью молекулярной биологии и определения этих видов бактерий эта область исследований только расширится. Это напоминает начало космической программы».

УДИВИТЕЛЬНЫЕ НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Еще один удивительный пример современной медицинской технологии — использование яиц паразитических червей для лечения ВЗК. Примерно 1,4 миллиона людей в США страдают от ВЗК, симптомы которых — хроническая или повторяющаяся иммунная реакция и воспаление пищеварительного тракта. Два наиболее распространенных ВЗК — язвенный колит и болезнь Крона. Клинические исследования с участием людей только начались, но у нас уже накопилась обширная база знаний о том, как паразитические черви могут способствовать лечению ВЗК благодаря исследованиям, проведенным на макаках-резус, которые в неволе также страдают от заболеваний, напоминающих ВЗК. На протяжении долгого времени ветеринары не знали, как лечить обезьян, которые из-за болезни страдали от обезвоживания и быстро теряли в весе. Однако исследования, которые проводились буквально в течение последних нескольких лет, показали, что после того, как больным обезьянам вводили яйца власоглава, большинство из них выздоравливали.

Чтобы понять характер изменений, происходивших в кишечнике обезьян, ученые исследовали оболочку их кишечника до и после лечения. До лечения яйцами червя в кишечнике обезьян наблюдался ненормально высокий уровень одного вида бактерий, прикрепленных к оболочке кишечника, и, вероятно, это стимулировало чрезвычайную реакцию иммунной системы и вызывало ВЗК. После лечения количество и качество бактериального состава кишечника изменилось. Кроме того, эти изменения способствовали снижению воспалительного процесса за счет сокращения экспрессии определенных генов в ДНК обезьян.

Конечно, это исследование, проведенное командой ученых из Университета Нью-Йорка, Медицинского центра Лангон при Университете Нью-Йорка и Калифорнийского университета в Сан-Франциско, было не первым в своем роде. Опыт ограниченных исследований с участием людей свидетельствует о том, что инвазирование людей яйцами свиного власовика (или Trichuris suis) способно снизить симптомы ВЗК. Однако на протяжении длительного времени ученые не могли найти объяснения этому факту. Сегодня мы четко понимаем этот механизм действия: яйца паразитических червей восстанавливают баланс микрофлоры кишечника, оказывая влияние на сообщество бактерий, прикрепленных к оболочке кишечника. (И нет, яйца не инкубируются внутри и не передаются с калом.) Стоит отметить, что ВЗК довольно редко встречаются в развивающихся странах, где инвазирование пищеварительного тракта паразитами — распространенное явление среди населения. Как и болезнь Альцгеймера, ВЗК в основном наблюдаются в развитых странах, таких как США и страны Европы. Это еще раз подтверждает гипотезу о том, что высокий уровень гигиены ведет к проблемам. Возможно, однажды нам будут более широко предлагать терапию «паразитическими червями» для лечения ВЗК и других воспалительных заболеваний. Сегодня уже проводятся экспериментальные исследования для выяснения, насколько подобный метод терапии полезен при лечении колита, астмы, ревматоидного артрита, пищевой аллергии и диабета I типа.

Как сказала научный писатель Кэтрин Хармон Кураж, «возможно, стоит отнестись к этому методу как к икре пробиотиков».

НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

К тому моменту, когда вы возьмете в руки эту книгу, нам будет известно еще больше микроорганизмов, составляющих микрофлору кишечника человека, чем сегодня, на момент подготовки рукописи к печати. И все это благодаря проекту по исследованию микробиоты кишечника человека Human Microbiome Project, который в 2008 году начали реализовывать Национальные институты здравоохранения США. Они выступают в качестве координатора исследовательской работы, которая проводится в четырех центрах: Институте Крейга Вентера, Бэйлорском медицинском колледже, Институте Брода и Медицинской школе Университета Дж. Вашингтона. Вероятно, вскоре в этом проекте появятся и другие участники — как государственные организации, так и частные компании. Цель проекта состоит в том, чтобы определить состав микрофлоры различных частей организма у тысяч участников проекта. На основании этой обширной базы данных можно будет выяснить, обладают ли определенные части организма человека конкретной микрофлорой, а также установить взаимосвязь между общим уровнем здоровья организма и изменениями в составе микрофлоры. В Университете Колорадо в стадии реализации находится проект American Gut Project. Исследователи проводят анализ семи тысяч образцов фекальных масс, присланных им донорами вместе с подробной информацией о своем рационе питания, состоянии здоровья и образе жизни, — подобный объем данных можно сравнить только с золотой жилой.

Тем не менее определение состава тех бактерий, которые существуют в симбиозе с организмом человека, только начало. Предстоит понять, что означают эти данные в терминах здоровья человека или, наоборот, развития заболеваний. Кроме того, необходимо установить взаимосвязь между микробиотой кишечника человека и образом его жизни (например, сколько алкоголя употребляет человек и достаточно ли сна он обычно получает), а также прояснить сложные хитросплетения между генетическими факторами и бактериальным составом микрофлоры. Мне не терпится узнать, какие нас ждут открытия. Когда я писал это заключение, в журнале Nature вышла очередная громкая статья, заголовок которой гласил: «Нейроученые установили взаимосвязь между кишечником и мозгом». Автор статьи пишет, что мы «только сейчас приходим к пониманию, как кишечные бактерии влияют на головной мозг» и что «сегодня мы получили неопровержимые доказательства влияния бактерий, населяющих кишечник человека, на развитие таких состояний, как аутизм и депрессия».

Действительно неопровержимые доказательства. Гонка за новыми методами лечения всех этих заболеваний началась. Добро пожаловать в новую эру медицины — в эпоху персонализированного лечения.

Лет десять назад у меня завязались тесные дружеские отношения с доктором Амаром Боузом. Если это имя вам незнакомо, то скажу, что звуковая система в вашем автомобиле, скорее всего, разработана его компанией. Доктор Боуз успешно исследовал и раздвигал границы не только в области радиооборудования, но и во многих других сферах науки и технологий. Я отлично помню, как однажды он с гордостью показывал мне свою научно-исследовательскую лабораторию, в которой разрабатывались проекты будущего. Мы переходили из одного кабинета в другой, и было очевидно, насколько он гордится работой своих сотрудников. Но больше всего в тот день мне запомнилась слова, которые были трафаретом выведены на стеклянной стене личного кабинета Боуза. Это цитата лауреата Нобелевской премии по литературе за 1911 год Мориса Метерлинка, и она выражала ту мотивационную силу, которая стояла за невероятным успехом Боуза: «На каждом перекрестке дороги, которая ведет в будущее, каждому прогрессивному духу противостоит тысяча людей, чья задача — защищать прошлое».

Очевидно, найдутся люди, которые будут отстаивать прошлое и устоявшееся положение дел. К этому нужно быть готовым. Однако я убежден, что гораздо важнее разорвать эти ограничения и признать, что одна из наиболее интересных и уважаемых наук предлагает нам невероятную возможность вернуть человеку его здоровье благодаря умелому обращению с кишечными бактериями — хранителями мозга. Мы можем научиться управлять этой внутренней силой себе на благо, ведь в этот самый момент мы стоим на перекрестке, ведущем в будущее. Присоединяйтесь к этой революции.

Назад: Рецепты
Дальше: Об авторе
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Чучмекподмандэшвальнык
    Йохохоитри бутылки рому