Турнир

Книга: Турнир
Назад: Глава 14 Суд Небес
На главную: Предисловие

Эпилог

Над Мелингдормом опустилась ночь. Она окутала город черным небесным покрывалом, искусно расшитым блестящими точками звезд. Было тепло, безветренно, и ничто не предвещало волнений. Все труды, дела и тревоги уже остались позади; они ушли в прошлое вместе с суетным днем. Настала приятная сердцу пора расслабления, умиротворения и непринужденной беседы за бутылочкой вина с приятным собеседником.
В той самой комнате, где несколько дней назад совещались морроны, а веснушчатый парень по имени Марк принял нелегкое решение обратить свою плоть в безжизненную сталь доспехов, за дубовым столом сидели двое. Оружие воинов покоилось на кровати, а из всей одежды на благородных собутыльниках остались лишь штаны да залитые вином рубахи. Восемь пустых бутылок под столом и осколки еще двух, разбитых о дверь, были лучшим свидетельством того, что разговор старых друзей тек плавно и для его поддержания не было нужды в третьем.
Появление Октара примерно час назад оказалось очень некстати, и морроны прогнали его, не сговариваясь, запустив в дверь, за которой кузнец благоразумно скрылся, пустыми бутылками. Мужчины не спорили, не обсуждали важных вопросов, а просто вспоминали… вспоминали, какими они были более двухсот лет назад, какие препятствия преодолевали бок о бок, плечом к плечу, и вместе горевали о тех, кого уже давно не было, кто не дожил до этого дня, но навеки остался в их памяти.
Они оба умерли, приняли смерть, вместе сражаясь в бою, но потом воскресли. Это означало лишь одно – тонкие нити их жизней и судеб переплелись между собой; их уже не разорвать ни кознями, ни заговорами, ни интригами. Даже немного различные взгляды на мир и некое несовпадение интересов не могли разрушить крепкую дружбу двух воителей из давней, теперь уже забытой поры, когда по миру бродили эльфы да орки, а высоко в небесах парили огнедышащие драконы.
К сожалению, ничто не бывает вечным, и насколько бы ни был приятен разговор, а ему рано иль поздно обязательно настанет конец. Вино закончилось, и с последним глотком дурманящей жидкости каждый из друзей остро ощутил потребность оставить прошлое и поговорить о настоящем, а уж заодно немного приоткрыть завесу грядущего дня.
– Так я не понял, – изрек Аламез, с трудом ворочая непослушным языком. – Если ты три года в Гендвике прожил и за мной шпионил, то когда ж ты рыцарем-то стать успел? Почему тебя граф знает, и не просто знает, а уважает? Будешь отвечать, а-а-а? Как там тебя…сейчас кличут? Ванг Фербилг, кажись…
– Не шпионил, а приглядывал, спину прикрывал! Такого шалопая, как ты, без присмотра оставлять нельзя! – уточнил Анри, не думая обижаться. – А что до титула касается, то все это липа! Нет, конечно, благородный рыцарь ванг Фербилг на самом деле существует, и щас даже гдей-то странствует: то ль подвиги свершая, то ль от общества людского отдыхая, но я не он! Мне бумаги Мартин подделал, притом сегодняшним утром, перед самым началом турнира. Он же мастак герольдам в глаза пылюгу пускать. Я ж вот даже шибко сомневаюсь, а не фальшивки ли твои бумажки на самом деле, несмотря на все заверения Гентара. Ты ж его знаешь, любит потемнить да попутать наш старый дружок! – Анри засмеялся, но, вовремя сообразив, что голос у него не тихий, а он выпил уже многовато, чтобы пытаться его контролировать, перешел на вкрадчивый шепот: – А граф меня не знает, просто молва о странствующем рыцаре ванг Фербилге по всей Геркании идет, так что правители с его голосом считаются. К тому ж Гентар заверял, что я на рыцаря очень даж похож, как ростом, так и усами!
– Ты мне о Гентаре лучше не напоминай! – настроение Дарка резко испортилось. Он встал и, стараясь не шататься, прошествовал к открытому окну. – Поступил, как крыса, что с корабля тонущего бежит!
– Вот это ты зря! – внезапно голос Анри прозвучал сурово и трезво. – Солдату воевать, а магу зелья варить! Мартин не воин, и не надо от него требовать слишком многого! В бою от него толку нет, но зато он в другом хорош! Хоть, признаюсь, трусоват немного… И вот что забавно… – рассмеялся Фламмер, – …вампирюг да перевертышей-оборотней ничуть не боится, а перед Святой Инквизицией у него трепетный страх! Как робы черные увидит да кресты багровые, так сразу в бега!
– Из всей воинской науки наш дружище-некромант извлек лишь две истины, – с тяжелым вздохом произнес Дарк, глядя на двор особняка, на все еще вкопанные манекены и вспоминая тот вечер, когда здесь разыгралось сражение с вампирами, – а именно: «Лучший бой, тот бой, от которого ты сбежал!» и «Лучше жезл полководца, чем меч солдата!». Руководит и замыслы строит охотно, а сам в атаку лишь из-под палки пойдет!
– Ты не прав, – высказал свое мнение Фламмер, – но переубеждать тебя я не буду! Давай лучше о другом поговорим!
– Давай, – согласился Аламез, садясь на подоконник и подставив разгоряченные вином щеки легкому прохладному ветерку. – У меня, кстати, к тебе вопросик имеется. Ты куда в ближайшее время податься собираешься? В Гендвик тебе возвращаться не стоит, незачем, да и опасно… Вдруг кто в лесорубе знаменитого странствующего рыцаря случайно признает?.. Может, со мной поедешь в Маль-Форн? Если, конечно, иных, более приятных планов не имеется.
– Планы имеются, да только приятными их не назвать, – ответил Фламмер, с горечью посмотрев на опустевшие слишком рано бутылки. – Тебе в Маль-Форн прям завтра отправляться надо! Тянуть не стоит! Я ж твои доспехи чудесные Мартину в Гуппертайль отвезу, после чего буду кое-какие делишки доделывать, так что месяца три не увидимся.
– А с чего это ты взял, что я их Гентару отдам? – повысил голос Аламез. – Ты не забывай, это не просто железяки бездушные, это мой друг! Я в ответе за его жизнь и судьбу!
– Свою судьбу Марк Гентару поручил, ведь с ним же на сделку пошел! – привел весомый аргумент Анри, после чего добавил: – Если я, конечно, не ошибаюсь. Да ты и сам видел, как Мартин о дружке твоем печется, аж у тебя перед боем отобрать доспехи хотел, чтоб они, не ровен час, ни Форквут, ни кому пострашней да поподлее не достались. Так уж вышло, что я о друге твоем куда больше тя знаю… Маг не успел тебе кое-что рассказать, а мне поведал…
– И что же? – Дарк немного приостыл, ведь, по сути, Фламмер был прав.
При всех своих минусах некромант всегда держал свое слово. К тому же Одиннадцатому Легиону было важнее не дать использовать Марка врагам, а не одеть в «живые доспехи» одного из своих воинов.
– Живя в Альмире, Мартин частенько посещал библиотеку, – начал рассказывать Анри, перейдя на шепот. – И вот однажды он обнаружил потайную комнату, в которую лет уж с полсотни никто не заглядывал. Там были древние манускрипты, написанные членами общества… – Фламмер наморщил лоб, боясь напутать название, – …то ль «Коготь ястреба», то ль просто «Ястребы», я запамятовал. Так вот, в обществе том состояли, как маг понял, не люди вовсе, а некие существа, природа которых нам неизвестна. Они умели высасывать жизненные силы из неживых предметов, а доспехи и одежды делали так, чтобы они их еще и лечить могли. Своих слуг, тех, кто в чем-то провинился, чародеи энти в доспехи на двадцать-тридцать лет превращали… Так вот Марк твой – потомок одного из нерадивых прислужников, а Гентар узнал, как обращение это проводится.
– Все это интересно да забавно, но, к сожалению, грош этим знаниям сегодня цена, – вздохнул Аламез. – Существ этих, как я понимаю, уже давненько нет, а Марк один из последних в своем племени.
– Первое стоит под большим вопросом, – возразил Анри. – Кто знает, может быть, эти «ястребы» еще где-то летают, но уж больно тихо! А доспехи к Мартину отвезти нужно, если ты, конечно, добра другу своему желаешь! Маг в лаборатории своей поколдует-поколдует, да через пару лет Марка оживит. А без помощи нашего некромантушки паренек твой лишь лет эдак через двадцать зашевелить ручками да ножками сможет.
– Ты прав, можешь забирать доспехи, – кивнул Аламез, решив, что его обида на Гентара не должна навредить Марку. – У меня вот только иное в голове не укладывается. Откуда шеварийские вампиры про секреты этих самых «ястребов» прознали? Раз за Марком охотились, значит, точно об обращении представление имели. И почему именно за ним, почему любого другого человека обратить в доспехи не могли, раз рецепт известен?
– Как много вопросов, – усмехнулся Анри, – боюсь, не только я, но и Гентар на них не ответит. Но могу тебя успокоить! После посещения Гуппертайля, где назначена наша с Гентаром встреча, я отправляюсь в Шеварию. Думаю, попутно с решением своих задач и ответы на эти вопросы найти смогу!
– Каких еще задач? – удивился Дарк. – Мартин что, совсем обнаглел? Тебя не только мне помочь попросил, но и перечень дел на ближайшие десять лет набросал?
– Нет, – рассмеялся Анри, качая головою и взирая на возмущенного Аламеза по-отечески заботливыми глазами, – я в Шеварию еду, чтобы хвосты мелингдормской истории подчищать. Познакомлюсь с тамошними вампирами, нанесу им несколько визитов вежливости, – в глазах моррона появился нездоровый блеск, похоже, Анри получал наслаждение от прерывания жизней ночных кровососущих существ. – А главное, с госпожой Форквут беседу продолжу, которую мы в поместье барона ванг Трелла прервали.
– Стоит ли ради мести в такой долгий и опасный путь отправляться? – Дарк сразу понял, что за «беседу» Фламмер имеет в виду.
– Не только ради мести! Каталина не просто враг, а враг сильный, хитрый, коварный и озлобленный! – возразил Фламмер. – Она не только отменно владеет магией и мечом, в чем ты, как я слышал, убедился, но и хороший стратег. Она чуть было не обыграла Мартина, чуть было не порушила все наши планы, а ты вместо получения рыцарских шпор едва не угодил на костер!
– Ну, Гентара обыграть не так уж и просто! – усмехнулся Дарк. – У старика всегда найдется лишний козырь в рукаве, и им стал ты!
– Не спорю, – согласился Фламмер, – но избавляться от сильных врагов следует «до», а не «во время» свершения великих дел. В следующий раз нам может и не повезти!
– Уговорил, еду с тобой! – неожиданно заявил Дарк. – Вот только столицу герканскую посещу, «белые шпоры» на сапоги надену, и с тобой в Шеварию махнем! Заминки даже не выйдет! Пока ты в Гуппертайль ездишь, пока Гентар тебе свитки инструкций зачтет, я свои дела сделать успею и тебе помогу!
– Нет, – покачал Анри головой. – Ты в Мелингдорм вернешься. К тому времени искусный кузнец Ордиби, что в Гендвике проживает, тебе хорошие доспехи справит, а Октар их слегка подгонит. Что за рыцарь без доброго коня и ладного снаряжения?
– А может, подождешь?
– Нет, – еще уверенней заявил Фламмер. – Это дело мое, только мое! В Шеварию ты не поедешь! Лучше отдохни, насладись рыцарскими привилегиями, перед тем как за дела важные браться. А щас давай-ка спать! День был долгим, трудным, а ночь уже на исходе.
Анри Фламмер был непреклонен. Не успел Дарк и рта открыть, чтобы возразить, как седовласый великан скинул с кровати на пол оружие, улегся прямо на одеяло и, повернувшись лицом к стене, тут же испустил могучий, богатырский храп. Надеясь продолжить беседу утром, Аламез тоже отправился спать, тем более что последние дни у него выдались не из легких. Однако снова увидеться морронам не удалось, Анри Фламмер покинул дом Октара и Мелингдорм задолго до того, как его товарищ открыл глаза. На столе лишь осталась записка, скупая на слова, но четкая и ясная по смыслу:
«Ровно через месяц, в полдень. Деревня Мефлеж, герцогство Муабит».
Улыбка сама собой появилась на сонном лице Аламеза, а от радости его сердце чаще забилось в груди. Герцогство Муабит находилось на северо-восточной герканской границе, а крохотная деревушка Мефлеж располагалась вблизи Немвильского озера, откуда каждый день ровно в полдень отправлялся паром к шеварийскому берегу.
Правду в народе говорят: «Утро вечера мудренее!» За ночь Анри Фламмер изменил решение и приглашал Дарка присоединиться к опасному предприятию.
Назад: Глава 14 Суд Небес
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий