Наследие орков

Глава 25
Призраки прошлого

Что-то теплое, мягкое, мокрое двигалось по лицу: сначала прошлось по лбу и глазам, а затем проскользило с левого виска до кончика подбородка. Дарк приоткрыл глаза. Над ним склонилась Миранда и заботливо вытирала смоченной в горячей воде тряпкой прилипшую к коже кровь. Дарку было неизвестно, откуда она взяла кипяток, и непонятно, зачем она пошла следом за ним, но он был благодарен вампирице, сторицей вернувшей долг и спасшей ему жизнь.
«Какой я все-таки везучий: все еще жив, боль почти прошла, и за мной ухаживает нежное, очаровательное создание, пусть даже оно, то есть она, вампир, – думал Дарк, позволяя девушке и дальше заниматься благородным и очень приятным для него делом. – Какая в принципе разница: вампир она или нет? Как утверждает Конт, вампиры – они тоже люди, только инфицированные, а значит, больные. Могло быть и хуже, она могла страдать плоскостопием, ожирением второй степени, быть косоглазой, щербатой и не иметь волос».
Поймав себя на крамольных мыслях, Дарк испугался и решил открыть глаза. Последние часы жизни поколебали твердь устоявшихся веками принципов. Собратья по Клану неожиданно превратились во врагов, а кровососы стали казаться моррону не такими уж и омерзительными существами. Конечно, подобные метаморфозы сознания происходили и раньше, но никогда и ни при каких обстоятельствах внутренние противоречия Легиона не приводили к открытым конфликтам. Моррон не шел на моррона с оружием в руках и не убивал ради денег. Кризис назрел, как прыщ на носу подростка, и вот-вот должен был прорваться. Как ни прискорбно было Дарку признать, а Одиннадцатого Легиона больше не существовало, он превратился в абстрактное, расплывчатое нечто, о чем говорят на каждом углу, но чего фактически не существует, в такой же эфемерный образ, как добродетель. «Хотя нет, какой же я все-таки дурак, – осенила Аламеза иная, жизнеутверждающая мысль. – Легион был, есть и будет! Это мечта, это легенда, это образ жизни и трезвый взгляд на мир. Распался не Легион, а Клан морронов, его приземленное, утрированное воплощение, результат неудачной попытки воплотить мечту в жизнь».
– Ну, вроде бы все. – Миранда отложила в сторону тряпку и хотела встать с колен, но Дарк удержал ее за руку.
– Спасибо, – прошептал моррон, глядя девушке в глаза. – Вот ты и спасла мне жизнь, теперь мы точно квиты.
– Давай уточним. – Миранда резко отдернула руку и состроила серьезную физиономию, типичную для налоговых инспекторов и строгих учительниц. – Я тебя не спасала, только вытащила из дома и привела в чувство. Конечно, за это «спасибо» не полагается, так, мелочовка какая-то! – обиделась девушка, не совсем верно истолковав смысл сказанных слов.
– Хватит дуться, ты же знаешь, что я действительно тебе благодарен, – примирительно произнес Дарк и, приподнявшись на локтях, осмотрелся вокруг.
Он лежал посреди улицы в двадцати метрах от восьмиэтажного здания. Было зловеще тихо: ни выстрелов, ни ставших привычными звуков далеких разрывов.
– Постой, а ты вообще зачем вернулась? – спросил Дарк, не допуская даже теоретически, что вампир не захотел оставить товарища, с которым вместе попал в беду.
– По глупости, и хватит об этом! – огрызнулась Миранда и, поднявшись, стала поправлять растрепанные волосы в надежде создать в походно-боевых условиях хоть какое-то подобие прически. – Кто тебя спас, не знаю, но как выглядел, подскажу. Я как раз к зданию подходила, когда он убегал, странный такой, – хмыкнула Миранда, наконец-то умудрившись собрать непослушные волосы в пучок.
– Почему странный? – удивился Дарк.
– Потому что один из ваших, из морронов, а вел себя так, как будто ему до заварушки этой вовсе дела нет. Мы в дверях столкнулись, он на меня налетел, с ног сбил, пробурчал себе что-то под нос и дальше побежал, – ответила Миранда.
– Выглядел как? – спросил Дарк, ожидая услышать описание Конта.
– Пожилой, высокий, крепкий в плечах, загорелый, как эфиол, седой и с огромными усищами.
– Не может быть! Ты ничего не путаешь?! – вдруг выкрикнул Дарк и, позабыв о ранениях, вскочил с мостовой.
– А как тут напутаешь? – насторожилась Миранда. – Что-то не так? Ты его знаешь?
– Кажется, да, – растерянно прошептал Дарк. – Во всем Легионе есть только трое подходящих под твое описание. Один сейчас в «бездне», второго из своего поместья даже на заседания Совета не вытащить, а третий…
– Что третий? – настороженно переспросила Миранда, чувствуя, что Дарк сильно взволнован.
– Ничего, просто он лет тридцать назад бесследно исчез.
Описание загадочного спасителя сильно напоминало Дарку портрет Анри Фламера, ворчливого старика, с которым он когда-то давно служил в имперской армии, первого моррона, встретившегося ему после воскрешения и, словно заботливый отец, опекавшего его на первых порах. Размышления о том, как здесь мог оказаться Анри и что его могло связывать с отребьем вроде Бартоло Мала, были совершенно неделикатно прерваны сильным тычком в бок.
– Дарк, уходим! – Миранда схватила задумавшегося моррона под руку и потащила за собой к руинам трехэтажного дома.
Аламез тут же пришел в себя и мгновенно понял, в чем было дело, но бежать оказалось уже поздно. Их окружила со всех сторон довольно большая стая вампиров. Трое незаметно приблизились со стороны здания, четверо вышли с боковой улицы, еще двое обошли парочку с фланга и отрезали путь к отступлению. Бежать можно было только в сторону сферы – пятнадцать метров открытого пространства до ближайшего дома, а у каждого кровососа в руках было оружие. Попытка спастись бегством окончилась бы так же плохо, как и наивная затея завязать перестрелку.
Дарк знал троих из девяти врагов – отпетые негодяи, укрывшиеся в полесском подземелье от гнева сородичей. Ложа уже давно назначила за их головы награды и даже обращалась к Легиону с просьбой оказать содействие в поимке опасных преступников. Один был неуравновешенным, вспыльчивым психопатом, убивавшим одинаково легко как людей, так и вампиров; другой – работорговцем; третий – одержим безумной идеей тотальной вампиризации мирового сообщества. Аламез не сомневался, что и у шестерых их дружков имелся богатый послужной список. Это были подонки, с которыми не договориться. Карста можно было упрекнуть во многом, но только не в глупости, он не доверял своим деловым партнерам и поэтому поселил у стен сферы отменный сброд, хорошо позаботился об охране «холодильника».
– Так, так, так, что мы тут имеем? – пакостно улыбаясь щербатым ртом, прогнусавил долговязый вампир. – Одна из любимых куколок Самбины, а с нею… глазам, ребята, не верю… с нею моррон! – кривлялся кровосос, видимо считая себя неотразимым в роли паяца.
Стая сходилась полукругом. Если бы Дарк не то чтобы вскинул автомат, а только пошевелил пальцем, его с Мирандой мгновенно изрешетили бы. Аламез хотел было открыть рот, вступить в словесную перепалку, чтобы немного потянуть время, но инициативу перехватила Миранда:
– Пошли отсюда, Дарк, здесь, видимо, традиционное место сборищ подземных придурков.
– Попридержи язык, клановая… – угрожающе проревел толстый волосатый верзила, но договорить не успел.
– Заткнись! И вы, придурки, пыл поумерьте! – скомандовала Миранда, подбоченясь и приняв типичную для рассерженных женщин всех темпераментов и возрастов боевую стойку буквой Ф. – О чем вы думаете, болваны, кому угрожаете?! Ситор мертв, я собственными глазами видела, как его отряд попал в засаду на центральной площади. Героями себя почувствовали, да, крысы подземные?! А о потерях вы подумали, а что делать будете, когда следующий отряд нагрянет? Или вы надеетесь отсидеться под куполом?!
По лицам опьяненных победой вампиров пробежала тень раздумья. Миранда продолжала развивать достигнутый успех, рисуя неприглядные картинки ожидавшего полесских вампиров будущего. Эйфория победы стала потихоньку исчезать из отупевших от безвылазного сидения под землей голов.
– Единственный ваш шанс выжить – раскаяться и снова примкнуть к вашим кланам, и только я могу уговорить Лордов принять вас обратно, – закончила пламенную речь спасавшая свою жизнь вампирица.
Возможно, уговорить кровососов и удалось бы, но в стаде всегда найдется паршивая овца, склоняющая других к анархии, разгульному пьянству с блудом и преступному образу жизни.
– Жано, ты хочешь обратно в Клан? – с насмешкой спросил щербатый парень. – Что ты там делал, я уж подзабыл: то ли ленивой хозяйке корм добывал, то ли от дохлой человечины избавлялся, когда ее свита перепивала?
Волосатый толстяк потупился и по-детски обиженно оттопырил нижнюю губу. Воспоминания о прошлой жизни в роли слуги были ему неприятны.
– А ты, Фредериус? – обратился к следующему щербатый, по-видимому заводила шайки. – Примут ли тебя обратно Лорд и его казначей, у которых ты перед побегом прихватил половину сокровищницы? Нет, ребята, вы как хотите, а я обратно под господский сапог не пойду!
Дарк понял, что они пропали. С той поры, о которой рассказывал Конт, жизнь человечества во многом изменилась. Рабство и господский произвол навеки ушли в прошлое, но система отношений в вампирских кланах оставалась устаревшей и консервативной. Когда-то люди становились вампирами, чтоб получить хоть маленькую частичку свободы, теперь же «дети ночи» бежали из кланов, не в силах выносить бремя многовековых традиций и закоснелых догм.
Дело близилось к развязке. К счастью, кровососы не были так предусмотрительны, как те, кто пытался убить Дарка чуть ранее, и обступили парочку плотным полукругом. Миранда правильно поняла многозначительный взгляд моррона и приготовилась прикрыть ему спину. Но в тот миг, когда Аламез уже собирался первым напасть на не вовремя предавшихся воспоминаниям врагов, в конце улочки появился живой титан.
Он был выше двух метров и полностью закован в блестящие темно-фиолетовые доспехи. Продолговатый глухой шлем, кираса, наплечники, налокотники и остальные фрагменты брони напомнили Дарку прежние добрые времена, когда звенели мечи и в воздухе свистели стрелы. Только тогда между пластинками лат были узкие щели, в которые как раз и старались попасть меткие на глаз стрелки – лучники да арбалетчики, а у этого великана доспехи казались цельными. Конечно, стыки имелись, но они как будто были склеены каким-то неизвестным материалом, издали напоминавшим плавленый гудрон. Раньше перед сражением рыцари надевали одежды из толстой дубленой кожи поверх кольчуги, а уж затем латы. Дарк помнил, как неудобно и трудно было ходить в этой многослойной и ужасно тяжелой конструкции. Он сам поначалу в течение долгих месяцев по два-три часа каждый день расхаживал в полном обмундировании по скотному двору своего маленького поместья, чтобы привыкнуть к весу, к сковывающим движения перемычкам и тугим лямкам. Моррон сомневался, смог бы он вообще передвигаться в латах сейчас, после неимоверно долгого перерыва. Движения же рослого человека в герметично закупоренной стальной упаковке были легкими и плавными, как будто не Дарк, а он был совершенно голым.
Незнакомец стоял на одном месте и осматривал улицу, то ли ища, то ли поджидая кого-то, присутствие в поле зрения еще одиннадцати персон его ничуть не смущало.
– А это что еще за птица? – дрожащим от страха голосом пробормотал щербатый, как и его товарищи, мгновенно потеряв интерес к Миранде и Дарку.
– Наверное, еще один чокнутый моррон, – высказал предположение Фредериус, – у них, того, от долголетия иногда в башке переклинивает. Одни голышом бегают, а другие оденутся в железяки для устрашения и давай мечом махать! У них, того, эта… ностальгия каждые сто лет прорезается. Вон щас достанет тесак и на нас кинется.
Конечно, Фредериус был глуп, но в его словах имелась доля здравого смысла, по крайней мере, за спиной у «рыцаря» висел какой-то продолговатый предмет.
– Может, уйдем? – робко заикнулся толстяк Жано. – Что-то он мне не нравится.
– Ага, и позволить этой ржавой жестянке разгуливать по нашему городу?! Нет уж, дудки! А ну, ребята, покажем уроду!
Ненависть к чужакам заставила вампиров позабыть о страхе. Дарк терпеть не мог пустого бахвальства, ему не нравилось подозрительное спокойствие «призрака прошлого» и, конечно же, не вдохновлял тот факт, что они с Мирандой не могли удалиться. Пока они стояли неподвижно, вампиры позабыли об их присутствии, если бы они сделали хотя бы шаг, тут же начались бы неприятности.
Все девять вампиров выстроились в линию и открыли огонь. Град свинца забарабанил по глухому шлему, наплечникам и кирасе. Незнакомец слегка покачнулся и, наконец-то обратив внимание на отряд, стал медленно приближаться.
– Жано, глупый пузан, я же сказал: всем зарядить бронебойными! – прокричал щербатый, раздраженный тем, что выстрелы не причиняли врагу вреда.
– А я и зарядил, – обиженно просопел толстяк и, вдруг осознав, что сейчас им всем будет очень плохо, бросился наутек.
Остальные вампиры оказались более самонадеянными и не последовали его примеру, в этом-то и была их беда. Дарк схватил Миранду за руку и силой потащил к ближайшему дому. Моррон понял, что отряд вампиров обречен, и не посчитал возможным гибнуть вместе с ними. Неторопливо пройдя еще пару шагов, «рыцарь» неожиданно сорвался с места и перешел на быстрый бег. Латы как будто не мешали, а, наоборот, ускоряли его передвижение. Ловко выхватив из-за спины винтовку неизвестной Дарку конструкции, незнакомец выстрелил на бегу. Первый снаряд проделал в груди одного из вампиров дыру размером с кулак, щелчок, передергивание затвора – и голова второго разлетелась, как перезрелый арбуз. Шестеро оставшихся в строю вампиров не стали впустую тратить боекомплект, все равно не причинявший противнику вреда, а кинулись в рукопашную. Они набросились на странного воина одновременно и совместными усилиями повалили его ниц. На долю секунды Дарку показалось, что крепкие пластины брони не выдержат мощных ударов прикладами, а прикрывавший стыки материал непременно прорвется от режущих прикосновений острых когтей. Однако «рыцаря» не покидала уверенность в своей победе. Пальцы в стальной перчатке молниеносно схватили одного из вампиров за щиколотку и… Дарк не поверил собственным глазам… оторвали ему ступню так же легко, как тонкие пальчики трехлетнего малыша щиплют салфетки и мнут податливый пластилин. Лишенный ноги вампир выл и катался по мостовой, через секунду рядом с ним лежал другой вампир с переломанным позвоночником. Воспользовавшись замешательством в рядах врагов, «рыцарь» сумел подняться и продолжил расправу. Буквально через минуту в отряде осталось лишь двое живых. Объятые паническим страхом, они кинулись в сторону спасительного комплекса. Великан поднял первую попавшуюся под руку винтовку и двумя одиночными выстрелами повалил на мостовую обоих. Потом он подобрал свое оружие, добил на тот момент еще дышавших и снова застыл в безмолвном ожидании.
– Кто это, один из ваших? – тихо прошептала на ухо Дарку Миранда, прижавшись к моррону всем телом.
Предчувствие надвигающейся беды дополнила приятная нега.
– Нет, – ответил Аламез, стараясь не выдать голосом, что ему чрезвычайно понравилась дистанция, на которой проходило общение.
– Что делать будем?
– Ждать.
– Чего?
– Того, что ждет этот парень. – Дарк осторожно отстранился от девушки, боясь, что больше не сможет контролировать свой разум и руки. – Не просто же так он среди горы трупов изображает памятник.
Моррон оказался прав, но только наполовину. Великан действительно поджидал, но не что-то, а кого-то. Минут через пять после завершения расправы над вампирами из проулка появились еще четверо близнецов-великанов. Они шли молча и лишь иногда кивали друг другу головами.
– Что это: команда глухонемых пришельцев или общество давших обет молчания легионеров? – прошептала Миранда, пытаясь скрыть за ширмой иронии охвативший ее страх.
– Отстань ты от Легиона, я же сказал, что он не из наших! В том, что здесь творится, вообще не виноваты ни вы, ни мы. Полесская община, как ты знаешь, вела свою игру, а морроны, что на них напали, преследовали свои шкурные интересы. Наемники не справились с задачей, и в бой пошли регулярные части!
– Скорее уж элитные подразделения, гвардия, – уточнила Миранда. – Только что им нужно?
– Перебить всех и, наверное, что-то еще, о чем ни я, ни ты пока не знаем.
– Пока?! Уж не хочешь ли ты…
– Совершенно верно, я буду следить за ними. – Дарк отвернулся от Миранды и, стараясь говорить как можно жестче, произнес: – Я один пойду, тебе незачем рисковать, это не твоя война.
– Откуда ты знаешь? – Девушка не показала обиды, хотя была явно возмущена не подлежащим обсуждению решением, принятым за нее зазнавшимся морроном. – Я же не могу вернуться к Самбине с пустыми руками: или твоя голова – или подробный отчет о замыслах полесских заговорщиков.
– Тогда пошли, моя голова мне почему-то дорога, – не стал препираться Дарк, прекрасно знавший, что Самбина приказала взять его живым, и понимавший, что если уж упрямая девчонка приняла решение, то ее ни за что не переубедить.
Пять комплектов крепкой брони вместе со своими хозяевами недолго постояли, а затем, выработав в ходе молчаливого обсуждения единый план действий, направились к сфере. Дарк и Миранда последовали за ними, предусмотрительно держась на расстоянии не менее ста метров. Моррон подозревал, что доспехи странных типов не только сделаны из необычайно прочного материала, но и оснащены новейшей аппаратурой: визуальными и акустическими датчиками, электронной системой наведения, переговорными устройствами и прочими техническими новшествами, значительно облегчавшими ведение боя. Подбить эти танки на двух ногах, наверное, было бы неимоверно трудно. Моррон боялся даже думать о прямом столкновении, картина безжалостной и легкой расправы над отрядом вампиров стояла перед его глазами.
Бежавший с поля боя Жано выглядел глупее и нерасторопнее своих товарищей, но он выжил, в то время как других постигла лютая смерть. Вот они, жестокие правила естественного отбора: побеждает не сильнейший, а наиболее приспособленный, тот, кто знает, а возможно, лишь интуитивно чувствует, когда нужно сделать ноги. По крайней мере, вампиры, оставшиеся охранять сферу, возвели трусливый поступок в ранг подвига, поскольку были благодарны толстяку, сумевшему выжить и предупредить их о приближающейся опасности.
Вблизи сфера казалась еще красивей и величественней, несмотря на пробоины, видневшиеся в ее идеально гладкой поверхности. Она напоминала огромный крейсер, вышедший из крупного морского сражения хоть без палубных надстроек, с перекошенными рулями и затопленным машинным отделением, но зато на плаву. Вместо входа зияла уродливая дыра – видно, подручные Бартоло успешно повторили фокус, уже проделанный с городскими воротами. Вампирам пришлось использовать все имеющиеся под рукой средства, чтобы перегородить открывшийся проход высокой баррикадой. Хоть выглядела самодельная конструкция ужасно уродливо, примерно как обширный синяк под глазом невесты, но зато Дарку с первого взгляда стало понятно: внутри находилась научная лаборатория, а не консервный завод по вторичной переработке продуктов питания в кошачьи консервы. Лабораторные столы и штативы, компьютеры и сложные энергоагрегаты, высокоточная измерительная аппаратура и герметичные емкости – все это было окутано плотной сетью проводов и сварено во всех возможных местах. Естественно, поражающий взгляд военный пейзаж «Нелегкие будни ополчения» дополняли горы не убранных после последней атаки трупов и воронки от взрывов.
Бой начался, как только пятеро «рыцарей» приблизились к комплексу на триста шагов. Трое тяжелых пехотинцев открыли беглый огонь по баррикаде, а двое других – по пространству перед собой. Земля в ответ сотряслась от серии взрывов, а в воздух полетели деревянные и железные обломки домашней утвари, булыжники, шины и даже искореженный бампер грузового энергомобиля. Вампиры успели заминировать подходы, а встроенная в шлемы «рыцарей» аппаратура сумела обнаружить ловушки. Тем, кто сидел внутри бронекостюмов, оставалось лишь их разрядить самым простым и безопасным способом. Со стороны баррикады не прозвучало ни одного выстрела, вампиры ничего не видели за вздымающимися вверх столбами разрывов. Наконец, когда взрывы прекратились, а клубы пыли стали медленно оседать, «рыцари» пошли в атаку. Они бежали в шахматном порядке: двое впереди, трое сзади – и неустанно вели огонь. Крупнокалиберные снаряды врезались в баррикаду, то отрывая от нее плохо закрепленные части конструкции, то отбрасывая на несколько метров назад мертвые тела ее защитников. В ответ прогремели выстрелы из гранатометов. Первый же снаряд разорвался точно в центре строя, ударная волна должна была разметать нападавших в разные стороны, разорвать тела, изрешетить их осколками, но вместо этого «рыцари» всего лишь упали на землю, а уже через пару секунд как ни в чем не бывало вскочили и продолжили бег. Чем ближе отряд подходил к баррикаде, тем чаще и точнее стали попадания, но эффект по-прежнему оставался нулевым. Только одна из гранат привела к потере бойца. Она угодила точно в стеклянное забрало шлема «рыцаря» в первом ряду, его тело отлетело метров на двадцать назад. Из груди Дарка вырвался вздох удивления и разочарования, когда спустя несколько секунд солдат снова зашевелился и, покачиваясь, стал подниматься на ноги. Утешало лишь то, что в бой пострадавший пока вступить не решился, он предпочел сесть на остатки сгоревшего энергомобиля и застучал правой перчаткой по шлему, видимо пытаясь простейшим ремонтным мероприятием наладить забарахлившую аппаратуру.
Ладонь Миранды тихонько ударила Дарка по плечу. Засмотревшись на шатания оглушенного взрывом солдата, моррон чуть не пропустил момент штурма баррикады, хотя в принципе и смотреть-то там было не на что. «Рыцари» успешно преодолели несколько последних метров и ловко вскарабкались вверх по уступам конструкции. Тот из вампиров, кто остался на месте, погиб, тот, кто отступил внутрь комплекса, – на несколько десятков секунд продлил свою жизнь. Площадь перед комплексом опустела, на ней не было никого, кроме солдата, безуспешно пытавшегося ликвидировать последствия сильного сотрясения и не торопившегося подобрать отброшенную метров на тридцать в сторону винтовку, ярко мерцавшую синими и зелеными огоньками.
– Действовать нужно быстро, и учти, это наш единственный шанс, – произнес Дарк, продолжая внимательно следить одновременно за входом и за барабанившим по шлему солдатом. – Я отвлеку чудика, а ты подбираешь винтовку, разбираешься, где там на что нажимать, и сносишь ему башку! Поняла?!
– Это опасно, ты же видел, какие они сильные, – возразила Миранда, отрицательно замотав головой. – Давай лучше я отвлеку, он за мной погонится, а ты…
– Они не только сильные, но и быстрые, тебе не убежать. К тому же неизвестно, вышла ли у него из строя связь, а если нет? Вызовет подмогу, и крышка! Пока же мы с ним «танцуем», ему будет не до разговоров, – привел веские аргументы Дарк и, не тратя драгоценного времени на дальнейшие пререкания, побежал в сторону солдата.
Может быть, аппаратура шлема и вышла из строя, но «рыцарь» почувствовал приближение Дарка еще задолго до того, как моррон приблизился на расстояние, годное для прыжка. Подкрадываться не было смысла, Аламез выпрямился и быстрым шагом пошел к солдату, повернувшемуся к моррону вполоборота и смотревшему на него сквозь матовое стекло шлема.
Когда дистанция сократилась до десяти метров, воин опустил руку в подсумок и достал такой же темно-фиолетовый, как и сталь доспехов, пистолет. Вот в чем был промах, вот в чем заключалась роковая и ужасно глупая ошибка, чуть не стоившая моррону жизни. К счастью, от сильного сотрясения затворный механизм оружия переклинило. Направленный точно в лоб Дарка пистолет несколько раз щелкнул, а потом разорвался у солдата в руке. Стальная перчатка дымилась, но кисть не оторвало, даже пальцы остались на месте.
«Не одному мне сегодня не везет! Видимо, день такой: то ли звезды из созвездия Ондора озорничают, то ли магнитные бури», – рассмеялся про себя Дарк, вспомнив, какое бесчисленное количество раз в жизни у него случалось подобное.
Краем глаза моррон заметил, что Миранде осталось пробежать не более десяти метров до мерцавшей огнями винтовки. Нужно было тянуть время, минуты три-четыре, пока вампирица не разберется, на какую кнопку нажать, чтобы получить желаемый результат и случайно не пристрелить саму себя.
Несмотря на тяжесть доспехов и явное сотрясение мозга, противник оказался быстрым и подвижным. Он одним прыжком сократил дистанцию и нанес сокрушительный удар из-под низа, однако Дарк успел уйти вбок и пошел полукругом. Аламез не собирался стучать кулаками по доспехам, это все равно ни к чему бы не привело. Он тянул время, полагаясь не только на свою выносливость, но и на смекалку Миранды.
Солдат нанес еще три удара, трижды Дарк уворачивался, превозмогая боль в простреленной руке и ноге. «Прошла минута, я устал, протяну еще три, не больше», – подумал моррон, чувствуя, что теряет спасительную подвижность. И тут раздался выстрел, пуля проскользнула по левому наплечнику. «Рыцарь» резко повернулся к стрелявшему лицом и принял вторую пулю в живот. Снаряд проделал сквозную дыру в кирасе, но воин продолжал стоять на ногах, потом он быстро пошел к Миранде, желая настигнуть и растерзать ее. Пули одна за другой дырявили стальную броню, из дырок текла кровь, но солдат продолжал упорно идти вперед. Только седьмой выстрел поставил его на колени, а восьмой повалил наземь.
– Чего так долго? – спросил запыхавшийся Дарк.
– В следующий раз сам будешь ковыряться в кнопочках и рычажках, а я попрыгаю, – недовольно хмыкнула в ответ Миранда, кинув в руки Дарка сияющую разноцветными огоньками винтовку. – Ну, что теперь делать будем?
– Пойдем внутрь, оружие у нас есть, но сначала… – Дарк закрутил головой, осматривая ближайшие окрестности. – У тебя случайно не найдется чего-нибудь остренького?
– Только это. – Миранда выставила вперед руку и продемонстрировала Дарку, как ее аккуратные ноготки удлинились и превратились в острые когти.
– Сойдет за неимением лучшего. – Захватывающее дух у большинства людей зрелище не произвело на Дарка должного впечатления. – Давай переверни его и отковырни забрало!
– А это еще зачем? – искренне удивилась Миранда.
– Есть у меня дурацкая привычка, никак не могу от нее отделаться, люблю смотреть в глаза убитому врагу, – нагло соврал моррон, сам не знавший зачем, но внезапно почувствовавший, что это необходимо сделать.
Миранда пожала плечами, нагнулась над мертвым телом, вставила острый коготь между стеклом и краем шлема и рывком чуть-чуть приподняла забрало. Что-то внутри зашипело и засвистело, из едва заметной глазу щелочки начала появляться пена, уже мертвое тело солдата забилось в конвульсиях сокращающихся мышц.
– Что это?! – выкрикнула Миранда, испугавшись и инстинктивно отскочив в сторону.
Дарк, наоборот, мгновенно подбежал к телу и сорвал забрало, но было поздно. Шипящая кислотная пена темно-зеленого цвета уже сожгла лицо и принялась поедать кости.
– Это, – повторил Аламез, отойдя от пустых лат, в которых тихо булькала и плескалась уже безвредная, нейтрализованная кислота, – это означает, что «призракам прошлого» есть что скрывать, например свои лица.
Опасная прогулка по подземному городу приближалась к концу, Аламезу оставалось пройти еще несколько метров, зайти внутрь лаборатории и получить ответы на долго мучившие мозг вопросы, настолько банальные и простые, что, задавая их, Дарк каждый раз чуть не сгорал со стыда: «Что происходит?» и «Кто за этим стоит?». Однако чем ближе авантюристы подходили к цели, тем сильнее было сопротивление противоборствующих им сил, тем упрямее становилась ветреница Фортуна и тем капризнее Его Величество Случай, не желавшие отдавать заслуженный, выстраданный приз.
Четверо «рыцарей» появились в проходе и открыли огонь. Видимо, их товарищ успел перед смертью позвать на помощь, хотя, возможно, они сами догадались, что у столь долгого отсутствия соратника могло быть только одно разумное объяснение. Миранда среагировала первой, она мгновенно прыгнула за грузовик, оставив промчавшуюся мимо пулю без добычи. Дарк сделал пару выстрелов, а затем последовал ее примеру. У оружия «рыцарей» была чудовищная отдача, с непривычки ствол подбросило вверх, и обе пули улетели к куполу сферы. «Во барахло навороченное!» – злился моррон, пытаясь разобраться в добром десятке рычажков и кнопок, находившихся в нижней части ствола.
Несмотря на то что ни один из снарядов даже близко не пролетел рядом с целью, сам факт наличия у моррона трофейного оружия заставил воинов призадуматься и поумерить прыть. Они не стали рисковать и уменьшать дистанцию в перестрелке. Двое заняли стрелковые позиции за баррикадой и взяли под прицел грузовик, а остальные побежали направо, надеясь обойти врагов с тыла и взять под перекрестный огонь.
Миранда пыталась оказать моррону посильную помощь, но Дарк уже и без ее консультаций понял, на какой рычаг нажимать, чтобы выстрелить. Однако сила отдачи его не устраивала, как, впрочем, и два других фактора, мешавших эффективному ведению боя на ближней дистанции: низкая скорострельность и невозможность стрелять очередями. Аламез интуитивно чувствовал, что при помощи кнопочек и рычажков можно было настроить оружие на нужный режим. Методом проб и ошибок моррону все-таки удалось получить приемлемый результат. Кроме того, его эксперименты с оружием сдерживали врагов, не желавших рисковать своими жизнями. «Рыцари» предпочитали выжидать и провоцировать моррона на растрату боекомплекта: то один высунет голову из-за баррикады, то другой выбежит из-за мусорной кучи и спрячется внутри разрушенного дома. Дарк стрелял, не мог попасть и ужасно злился по этому поводу.
Прошло десять минут утомительного боя, более походившего на любимую забаву шеварийцев – выкуривание из берлоги горного медведя. Индикатор обоймы предательски мигал темно-красным цветом, в магазине оставалось несколько последних патронов. Если бы была возможность сдаться, Дарк непременно воспользовался бы ею и без раздумий выбросил белый флаг. Однако правилами подземной войны капитуляция не была предусмотрена, ее целью являлось нетипичное для большинства наземных конфликтов уничтожение свидетелей.
Моррон прекратил реагировать на провокации, противники осмелели и стали подкрадываться ближе, сжимая кольцо окружения. Миранда сидела рядом, она не могла ни помочь, ни убежать, они должны были погибнуть вместе. Мышцы моррона напряглись, он приготовился всадить весь остаток обоймы в первого показавшегося в поле зрения врага. «А там попытаюсь добежать до трупа и позаимствовать оружие», – тешил себя надеждой Дарк, хотя бесстрастный холодный рассудок, движимый исключительно логикой и трезвым расчетом, нашептывал на ухо, что шансы на успех подобной затеи почти равны нулю.
И вот из пролома стены появились зловещие шлем и кираса. Моррон выстрелил, пули пробили броню, и грузное тело медленно сползло по стене вниз. Дарк отбросил пустую винтовку и побежал, боясь не успеть и получить пулю в спину. Однако смертельная опасность поджидала его не сзади, а впереди, притом гораздо ближе, чем он предполагал. Сидевшее, облокотившись на стену, и казавшееся совершенно мертвым тело вдруг зашевелилось и быстро поднялось на ноги. От мощного удара стального кулака у Дарка свело мышцы живота. Он согнулся пополам и, скорчившись, упал на острые камни. Крики Миранды и собственные мысли тонули во всепоглощающей боли. Свернувшись калачиком на земле, Аламез даже не заметил, как солдат с пробитой кирасой подошел вплотную, склонился над ним и занес руку для последнего удара, который должен был раскроить череп нахала, осмелившегося оказать сопротивление истинным хозяевам подземелья.
Миранда плотно прижалась спиною к холодному борту грузовика. Ее глазам предстала ужасная картина расправы над Дарком. Она не могла ни помочь боевому товарищу, ни спасти свою жизнь. К грузовику приближались остальные «рыцари». «Сначала они убьют его, а потом меня», – пронеслось в голове вампирицы, внезапно осознавшей, что ее жизнь через несколько секунд закончится.
В тот самый момент, когда кулак в стальной перчатке уже опускался на голову Дарка, прогремел выстрел, такой оглушающий, как будто обрушились подземные своды или дали залп головные орудия флагманского линкора. Неведомая и невидимая сила подбросила «рыцаря» в воздух и отбросила шагов на пять назад. Треснувшая пополам кираса задымилась, и из ее недр поднялась темно-зеленая пена. Над ухом Миранды затарахтели автоматные очереди, снова начался бой, только непонятно с кем. Высунув голову из-за укрытия, девушка с удивлением наблюдала, как взмыла в воздух еще одна темно-фиолетовая фигура, как пятились «рыцари», отстреливаясь на ходу от невидимого ею врага и стараясь как можно быстрее добраться до выгодной позиции у входа в сферу, где, однако, их ожидал еще один неприятный сюрприз. Когда до спасительного завала оставалось не более трех-четырех метров, невидимый стрелок прекратил огонь, а над баррикадой воспарила огромная белая птица. Только когда стервятник опустился на землю позади солдат, Миранда поняла, что это вовсе не крупнейший в мире представитель пернатых, а рослый мускулистый мужчина с мертвецки бледным цветом кожи и белыми, как саван, волосами.
Дальше события развивались быстро, так быстро, что Миранда не успела разглядеть происходившее. Обезглавленные тела одновременно упали на землю, а в руках незнакомца дымились два пистолета, стрелявшие неизвестно чем, но только не пулями.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий