Наследие орков

Глава 13
Пустые хлопоты

Ночь снова вступила в свои права, хотя стрелки часов показывали всего лишь без четверти десять. Зимою рано темнеет и поздно светает. И пусть в святых писаниях Единой Церкви сказано, что нечисть встает из могил ровно в полночь, Дарк точно знал, что это не так.
Еретические взгляды моррона основывались на двух неопровержимых фактах: во-первых, сама нечисть в привычном смысле слова – зомби сине-зеленого цвета с мотающимися ошметками гниющей плоти, прозрачно-летучие призраки со съемными головами, живые скелеты, блистающие белизной оголенных костей, мохнатые оборотни, лешие, водяные и крысы размером со здоровенную собаку – существовала лишь в воображении трусливых, боящихся собственной тени людей. Конечно, если не принимать всерьез проказы иллюзиониста Мартина и спецэффекты кинематографистов, паразитирующих на этих же суеверных страхах. Во-вторых, сырость и холод могильных плит были неприятны чопорным и величественно-надменным вампирам, которых, при высокой степени допущения, все-таки можно было отнести к разряду нежити. Кровососы, обитающие в гробах, да еще за железной оградой «последнего приюта», такая же редкость, как и преуспевающий финансовый воротила, обедающий в компании отвратно пахнущих попрошаек. Нет, вампиры не встают из могил, да и появляются среди нас не только ночью, но и тогда, когда солнечный свет слишком слаб и не может причинить им ощутимый вред. Не так давно, три или четыре года назад, Аламез собственными глазами видел, как по центральным улицам Альмиры средь бела дня прогуливались дюжины две «детей ночи». Смертоносные солнечные лучи не могли пробиться сквозь густую пелену тумана и смог, обычный пасмурный день стал для тварей ничем не хуже ночи.
Сигарета выпала из рук, дрожащие пальцы удачно крутанули колесико зажигалки лишь с третьего раза. Дарк нервничал, уже дважды он был вынужден покидать гостиницу в темноте, подвергая свою жизнь глупому неоправданному риску. «Действительно, а почему Мартин решил встретиться ночью, да еще в безлюдном месте? – закралось сомнение. – Может, записку писал совсем не он и меня заманивают в ловушку?»
Однако холодный рассудок быстро отмел подозрения. Прошлой ночью его пригласили в «Барсук», вблизи от клуба вампиров не было. Открытое, просвистываемое ветрами пространство набережной, да еще в пору лютых морозов, тоже не входило в число излюбленных мест кровососущих. Конечно, Дарку было бы куда спокойнее встретиться с Мартином днем, но, возможно, у мага были веские причины избегать людных мест и не покидать убежище в оживленные часы. Конфликт с властями, взаимная неприязнь с местной преступной шантрапой, неудачный эксперимент, на какое-то время изуродовавший внешность ученого, и т. д. и т. п. – от не в меру принципиального и чересчур увлекающегося научной работой Гентара можно было ожидать чего угодно.
«Ладно, хватит нюни распускать, пора взять себя в руки и приняться за дело!» – Дарк небрежно бросил под ноги догоревший окурок и вразвалку побрел к припаркованному в двадцати метрах от входа такси.
Непринужденная, расслабленная походка туриста никак не соответствовала быстрым движениям прищуренных цепких глаз. Всего за несколько секунд променада моррон успел внимательно осмотреть площадь перед гостиницей, вход в маленький ресторанчик на набережной и дворики ближайших домов. Редкие прохожие не обращали на его выдающуюся персону никакого внимания.
«В конце концов, Мартин не всесилен, он не мог знать, что я, как последний растяпа, забуду пополнить запас ДАХа», – успокоил себя Дарк и опустился на заднее сиденье такси.
Именно в отсутствии под рукой спасительных зеленых таблеток и крылась истинная причина нервозности беглеца. Рыскавшая по городу стая вампиров во главе с красавицей Мирандой и еще каким-то Ситором могла учуять исходивший от крови моррона специфический аромат. Вовремя принятое снадобье избавило бы Дарка от многих проблем. Разгуливать же по ночным улицам без чудодейственного препарата было так же опасно, как плавать в бассейне рядом с дюжиной прожорливых акул. Приятное различие состояло лишь в том, что город был куда больше даже самого огромного бассейна, а кровожадные вампиры не рискнули бы полакомиться его ядовитой для них кровью. Однако встреча все равно не предвещала бы ничего хорошего. Кроме острых клыков, в арсенале у кровососов были крепкие длинные когти, способные располосовать мышцы до кости, и прочие смертоносные средства, изобретенные людьми: мечи, ножи, пистолеты, автоматы, переносные артиллерийские установки. Цивилизация развивалась, вампиры шли в ногу со временем и, не переставая кичиться своим превосходством над людьми, отнюдь не гнушались использовать в борьбе за выживание созданное человечеством вооружение. Аламез ничуть не удивился бы, встретив вампира в бронежилете с мечом за спиной, штурмовой винтовкой последней модели в руках, да еще и обвешанного с ног до головы гроздьями противопехотных гранат.
– Куда едем? – Вопрос таксиста прозвучал неожиданно и оторвал Дарка от размышлений.
– Рессорная площадь, – быстро ответил моррон и еще раз окинул беглым взглядом окрестности.
Если за гостиницей и наблюдали, то издалека, например, из окон ближайших домов или изнутри находившихся на стоянке энергомобилей. Однако когда такси отъехало, ни одна из машин не тронулась с места.
– Гони быстрее, плачу по двойному тарифу! – поторопил моррон водителя, желая увеличить отрыв от, возможно, сидевших у него на хвосте преследователей.
Площадь с устаревшим, но далеко не романтичным названием была Дарку совершенно не интересна, это был всего лишь один из многих пересадочных пунктов на пути от гостиницы до набережной Северного моста. До полуночи оставалось два часа, Дарк не хотел так долго колесить по городу, но до встречи с Мартином он должен был еще уладить одно очень важное дело.
Бесхитростные правила жизни изгоя запоминаются очень быстро. Те, кто не в состоянии заучить их, погибают, зато остальные крепки и духом, и телом, и головою. Беглец должен быть всегда готов к неприятным сюрпризам, не доверять никому и, мило беседуя с доброжелательно настроенными к нему людьми, не забывать держать их под прицелом.
Моррон чувствовал себя весьма неуверенно без оружия. Забрать кинжал из сарайчика было опасно, вокруг разгромленного прошлой ночью убежища крутились вампиры. Не то чтобы они специально поджидали его возвращения, но кто-то ведь должен был ликвидировать последствия учиненного им разгрома. К тому же кинжал был хорош лишь для внезапного нападения из-за угла или для борьбы в тесных, запутанных лабиринтах комнат и подвалов. Сколько бы ни напрягал воображение Дарк, а так и не смог представить, что он делал бы с коротким лезвием в руках, окруженный врагами с автоматами. Герои надуманных приключенческих фильмов и низкопробных боевиков как-то умудрялись находить выход из затруднительных положений, Дарк не хотел даже пробовать, ему было необходимо огнестрельное оружие, желательно автоматическое и с полным боекомплектом.
Торговля оружием в Полесье была почему-то запрещена, хотя без ствола в кармане ходили лишь наивные да ленивые. Правительство как будто нарочно создавало режим наибольшего благоприятствования для подонков, промышляющих разбоем и грабежом. О нападении на полицейский участок не стоило и мечтать. Моррон не чтил закон и никогда не питал особой любви к его представителям, но он умел трезво оценивать соотношение сил и не хотел походить на ту дурную собачку с известной картины, которая пыталась укусить слона за призывно болтающийся хвостик. Даже во время ночной смены в участке было слишком много полицейских, они мгновенно превратили бы его в решето. При удачном стечении обстоятельств он, возможно, смог бы спастись, но определенно не добрался бы до оружейного склада. Риск был слишком велик, а шансы на успех чрезвычайно малы. К тому же зачем идти напролом, когда есть удобный обходной путь. Дарк знал, как в любом городе раздобыть оружие, притом быстро, почти без риска для жизни и не привлекая внимания властей.
Несмотря на поздний час, на Рессорной площади было по-прежнему многолюдно. На яркие огни круглосуточно работающего супермаркета, как бабочки, слетались подвыпившие горожане всех достатков и сословий: клерки крупных и средних компаний, решившие продолжить корпоративный праздник, прежде чем разбрестись по домам, где их с нетерпением ожидали ворчливые жены, веселящиеся после сдачи очередной сессии студенты, отработавшие свою смену пролетарии и личности, привыкшие «соображать на троих». Иными словами, все те, кому было скучно сидеть по домам и кто самозабвенно занимался поисками приключений. На фоне галдящей шумной толпы изредка виднелись и абсолютно трезвые личности. Как правило, их лица были угрюмы и печальны, а глаза с черной завистью взирали на гулявших собратьев.
«Как мало нужно народу для счастья, было б что выпить да закусить под рукой!» – тяжело вздохнул Дарк, стараясь не думать о грустном и как можно быстрее пробраться к дверям магазина сквозь рвущийся в продуктово-винный отдел живой поток.
Хотя ряды изобилующих питьем и снедью прилавков занимали весь первый этаж, к выходу, видневшемуся на другом конце зала, было не пропихнуться. Ругань, толчки, нечленораздельный галдеж и магическое заклинание «В очередь!», то и дело слетавшее с губ умаявшихся продавцов, могли окончательно испортить настроение любому трезвому покупателю и привести к легкому психическому расстройству. Однако уже подогретым алкоголем клиентам все было нипочем.
Вначале моррон пытался плыть по течению, но вскоре понял свою ошибку. Бурлящий поток занес его в центр водоворота из нескольких очередей, откуда уже не было выхода. Товарищи по несчастью бойко толкались локтями и наперебой кричали, пытаясь разобраться, кто за кем стоит. Преодолев большую часть пути по-собачьи, на четвереньках, Дарк покинул площадку веселого народного игрища и поднялся по лестнице на второй этаж. Как и предполагал моррон, в отделах мужской и женской одежды, нижнего белья и кожаных аксессуаров ажиотажа не наблюдалось. Десяток случайно забредших в поздний час посетителей терялся на фоне заполненных товарами стеллажей и витрин. Пройдясь быстрым спортивным шагом мимо шуб, костюмов и засыпающих продавцов, Дарк оказался у точно такой же лестницы на противоположной стороне зала. Еще минута – и он в толпе отоваренных счастливцев вышел на улицу имени какого-то полесского князька с длинной, труднопроизносимой фамилией.
Теперь можно было и не торопиться, если вампиры и проследовали за ним до входа в супермаркет, то определенно потеряли его из вида внутри. К тому же от разгульной толпы несло за версту различными сортами вин и настоек, запах крови моррона мгновенно растворился в амбре спиртных эфиров и плодово-ягодных добавок.
Другой таксист отвез конспиратора на площадь перед пустующим в зимнюю пору речным вокзалом. Маленькое, не пользующееся успехом казино и невзрачное кафе с игровыми автоматами немного оживляли покинутый людьми городской закуток. По крайней мере, трое таксистов посчитали возможным ловить клиентов именно здесь.
Прикурив последнюю сигарету из смятой пачки, Дарк стал медленно прохаживаться возле ярко-красных энергомобилей с желтыми эмблемами такси на борту. Топтание на маленьком пятачке было неправильно истолковано водителями, они приняли моррона за припозднившегося бедного студента, скорбящего над последними грошами.
На самом деле Дарк не страдал от стеснительности и разминал ноги не просто так. Он всматривался в колоритные типажи джентльменов извоза, чтобы определить, кто из троих наиболее подходил для его затеи. Седой костлявый старик, сидевший за рулем первой машины, явно придерживался суровых пуританских взглядов на жизнь и постоянно ворчал на беспечную молодежь. Такие люди вечно недовольны судьбой и начинают любой разговор с банальных, давно приевшихся всем слов: «А вот в наше время…» Толстощекий крепыш с отвисшим подбородком, в надвинутой на лоб до самых бровей меховой шапке пересел за баранку совсем недавно. До этого он был или уважаемым в деревенской глуши агрономом, или каким-нибудь инженером-технологом с разорившегося металлургического завода.
«Не то, совершенно не то… А вот третий подходит, – принял решение моррон, прекратив круговые маневры возле стоянки и уверенно направившись к дверце выбранного такси. – Хищный взгляд исподлобья; заостренный подбородок со шрамом; маленькие, бегающие, крысиные глазки – и костяшки пальцев, сбитые до мозолей. Мужичонка явно не раз побывал в тюрьме и, скорее всего, до сих пор крутится в криминальной среде. Как раз то, что нужно. Распутная девка-удача снова дует в мои паруса!»
– Занят, – недовольно пробурчал худощавый таксист с крысиными глазками, едва Дарк открыл дверцу машины.
– Повтори еще разок, а то я что-то глуховат стал, – усмехнулся моррон, отработанным эффектным жестом доставая из кармана сотенную купюру.
В прищуренных щелочках джентльмена извоза заблестели искорки азарта, тонкие губы изогнулись в приветливой улыбке. Таксист обрадовался, что ошибся в оценке платежеспособности клиента, и приглашающе кивнул головой на сиденье:
– Куда тебе, друг?
– Не знаю. – Дарк хитро улыбнулся и пристально посмотрел в глаза прожженного прощелыги. – Думаю, ты сам догадаешься, куда отвезти сошедшего на берег моряка.
– Парск или Конорье? – поинтересовался водитель, не выдержав взгляда и отвернувшись.
– Парск, послезавтра снова уходим…
– А сюда-то каким ветром?
– Попутным! – грубо оборвал дальнейшие расспросы Дарк и протянул любознательному таксисту еще две купюры. – Твое дело не вопросы задавать, а баранку крутить да путь знать!
Давно миновали те времена, когда Старгород назывался Вольным Городом и был единственным крупным поселением лесовиков. Вокруг деревянных стен древнего города шумели непроходимые леса, а караваны груженных пушниной и медом ладей уходили вниз по Медведке. Плаванье вольногородских купцов длилось недолго: всего три дня по реке до устья, а затем еще двое суток вдоль морского побережья до ближайшего герканского города или острова с торговым аванпостом заморских купцов.
Шли века, леса заметно поредели, город сменил название, а владения «медведей» расширились за счет земель приморских племен. В пятнадцатом веке возникла караванная база в Конорье, а в семнадцатом был основан Парск, маленький портовый городишко, быстро превратившийся в центр торгового мореплавания Полесского королевства. С тех пор набитые деньгами после долгого плавания моряки редко заглядывали в Старгород, они растрачивали нажитое в приморских городах.
Именно на жадность темной личности за рулем и рассчитывал Дарк, разыгрывая из себя сорившего деньгами морского волка. Его должны были отвезти в притон, опоить, соблазнить, обыграть в карты, отнять деньги и, немного намяв бока, снова выбросить на улицу.
– Тебе какие женщины больше нравятся: постарше или помоложе? – вновь открыл рот замолчавший было таксист.
– Почище, – кратко ответил моррон и мельком взглянул на часы. До встречи оставалось чуть больше часа.
– Грязнуль не держим. Есть тут одно местечко поблизости…
– Не болтай, вези! – поторопил водителя Дарк, умело изобразив на лице наивысшую степень мужского нетерпения.
* * *
План моррона рушился, словно карточный домик, но менять его было поздно. Вместо хлипкой лачуги с обветшалыми стенами и выбитыми окнами, в грязном подвале которой находился бандитский притон, водитель привез его к весьма опрятному двухэтажному особняку неподалеку от центра города. Заведение явно считалось приличным и обслуживало только состоятельную клиентуру. Возможно, здесь принимались чеки с кредитками и в ходу были даже собственные дисконтные карты для постоянных клиентов. Мечты об увлекательной игре с картежными шулерами в облаках едкого дыма дешевых сигар и последующем мордобое медлительных толстопузых горилл-вышибал растаяли как дым.
«В этой респектабельной обители продажной любви не играют в карты, не бьют клиентов со спущенными штанами бутылкой по башке и не подсыпают в бокал снотворное. Здесь грабят цивилизованно, при помощи чудовищных расценок, уважительного отношения и заискивающих улыбок, – пришел к выводу Дарк, выходя из машины. – Ну что ж, жалко, конечно, но ничего не поделаешь, придется слегка встряхнуть заведеньице!»
– Погодь чуток, – окликнул водитель спешившего в объятия нежных услуг моррона, – сначала позвонить нужно, мы же ведь того, без договоренности…
– Зачем? Машин же других во дворике нет…
– Затем, что порядок такой. – Водитель растянул тонкие губы в омерзительной улыбке и, лукаво подмигнув, поднес к уху видавшую виды телефонную трубку.
Дарк не слышал слов разговора, но прекрасно представлял, о чем шла речь. Сообщив «маман» о страждущем общения с ее подопечными клиенте, крысоподобный таксист договаривался о размере комиссионного вознаграждения.
«Не работа, а песнь! С меня денег немало срубил и еще зарплату требует. Чем же таким важным его совесть занята, почему не грызет?!» – дивился моррон, вновь начавший трястись от пробежавшей по телу волны холода.
– Все в порядке, иди, тебя ждут, – махнул рукой на прощание гид по злачным местам древнего полесского города и, сев обратно в машину, тут же уехал.
Еще не успело такси скрыться из виду, как входная дверь особняка распахнулась, и появившийся на пороге рослый, коротко стриженный охранник в строгом, но отнюдь не дешевом костюме жестом пригласил мерзнущего посетителя пройти в дом.
Опрятный, но серенький невзрачный фасад здания был всего лишь скромной ширмой, скрывающей от посторонних глаз великолепие внутренних интерьеров. Расписные вазы из фарфора величиной в человеческий рост, барельефные композиции, украшающие стены и высокий потолок, хрустальная люстра, позолоченные подлокотники кресел, мебель из красного дерева и, конечно же, вполне сносная коллекция картин – именно так и должна выглядеть гостиная вертепа для состоятельных особ.
«А чего-то все-таки не хватает, – со злорадством отметил моррон, придирчиво выискивая недостатки в изысканном интерьере. – Люстра висит косовато, да и хозяюшка могла бы не заставлять себя ждать. Гостей у порога встречать надо!»
Повинуясь высказанному в весьма деликатной форме предложению встречающего, Дарк расстегнул «молнию» куртки и повесил сумку на диковинную вешалку в виде торчащей из стены человеческой кисти с растопыренными пальцами. Раздеваться моррон не стал, чем вызвал легкое недоумение у троицы застывших у входа охранников. Блюстители спокойствия продажного гарема удивились, но не стали настаивать, странное поведение гостя было списано на неуверенность в себе и неловкость, которые часто испытывают те, кто прибегает к пикантным услугам впервой.
«Маман» задерживалась, то ли чистя перышки, чтобы предстать перед новым клиентом в полной красе ее преклонных лет, то ли улаживая какой-нибудь незначительный, мелкий конфликт. Для успешной реализации задуманного морроном присутствие хозяйки и ее дамочек было совершенно не обязательно. Дарку нужно было только время, минуты две-три, не более, чтобы изучить планировку дома и просчитать возможные варианты действий. Первым делом внимания были удостоены не очень-то бдительные охранники.
«Двое из троих вооружены электродубинками: маленькими, компактными, раздвижными, легко убирающимися в карман брюк. Тот, что меня встречал, должно быть, за главного. Пиджак у него дорогой, сшит на заказ, и не видно, есть ли у парня пистолет. Будем считать, что есть… По крайней мере, должен быть! – Дарк быстро окинул взглядом фигуры мужчин и, покончив с осмотром будущих жертв, перешел к оценке сцены предстоящих боевых действий. – На втором этаже ничего интересного нет, там только рабочие помещения: спальни, бассейны, площадки для игрищ: „Я сделаю тебе больно, но хорошо…“ Подниматься по лестнице не придется: закуток охраны и комнатка наблюдения за внешним периметром здания, где устало пялится в мониторы еще один бритоголовый крепыш, находятся наверняка вон за той прикрытой ширмой дверью. Хорошо устроились, практично и со вкусом… Ну что ж, пора начинать. Полюбоваться на стройные ножки и аппетитные… телеса загляну как-нибудь в другой раз».
– Ну и долго мне еще здесь топтаться? – Озадачив охранника вполне уместным вопросом, Дарк развернулся к старшему лицом и непринужденно вскинул руку, чтобы посмотреть на часы, свободно болтающиеся на запястье.
Наручные часы, несомненно, являются одним из важных элементов антуража уважающего себя мужчины. По ним судят о человеке: о его состоятельности, образе жизни, консерватизме или радикальности взглядов. Фирма-производитель выступает гарантом не только и не столько безупречности работы маленького механизма, но и того, что его счастливого владельца примут как своего в определенных кругах общества. Если собираешься блистать на светских раутах потомственных аристократов, то следует надеть часы от «Герцог ля Кур». Влиятельные государственные мужи, крупные промышленники и финансовые короли предпочитают продукцию шеварийских мастерских «Протерос» и «Мемос». Лидеры оппозиционных правительству КС партий носят исключительно дальверийские «Кансон». Среди известных артистов, художников, музыкантов и прочих творческих натур котируются товары под марками «Модорн» и «Кэль Бафан». Что и говорить, в современном мире часы стали не только признаком материального благополучия, но и символом клановой принадлежности. Часы могут быть разных размеров и форм, золотыми или обычными стальными, противоударными или водонепроницаемыми, но корпус только одних часов в мире был специально укреплен и сбалансирован для броска.
Легким движением пальцы моррона расстегнули замок ремешка. Ближайший и самый крепкий из парней даже не успел удивленно вскинуть брови, как тяжелый цинтиловый циферблат с хрустом врезался в его переносицу. Резкая боль пронзила лицо и волной прокатилась до затылка, охранник мгновенно потерял сознание. Быстрый удар ногой в грудную клетку откинул старшего смены на пол ко входной двери. Рука третьего вышибалы машинально скользнула за спасительной дубинкой, но своевременно подскочивший к врагу моррон обхватил и сильно надавил на запущенную в карман брюк кисть. Как только раздалось тихое потрескивание, Дарк отдернул руки и отскочил на шаг назад. Тело охранника забила частая дрожь, глаза вылезли из орбит, а из непроизвольно открывшегося рта потекла слюна. Если бы у обритого наголо парня были волосы, то они непременно встали бы дыбом. Преждевременно активизированная электродубинка парализовала своего же хозяина.
Победа досталась моррону на удивление быстро и легко. Схватка продлилась не более двадцати секунд, и еще столько же времени Дарк потратил, чтобы добить кулаком по лбу начавшего подниматься с пола начальника смены и досконально изучить содержимое его карманов. Как и предполагалось изначально, складки просторного пиджака скрывали от глаз посетителей массивную длинноствольную «сурабу», вещь в бою малоэффективную из-за малой вместимости обоймы, сильной отдачи и низкой скорострельности, но зато достаточно грозную на вид, чтобы припугнуть зарвавшегося клиента, не желающего оплачивать счета.
«Какие они, эти громилы, самонадеянные, медлительные и глупые, даже оружие выбрать мозгов не хватает… Ничего, обойдемся и этим, сойдет за неимением лучшего!» – подумал моррон, пряча громоздкий пистолет за пазуху и поспешно распихивая по карманам четыре запасные обоймы.
Шальной мысли посетить комнатку наблюдения и проинспектировать внутренности, возможно, находившегося там оружейного сейфа не суждено было воплотиться в жизнь. Во-первых, до установленного времени встречи оставалось всего сорок минут, а во-вторых, Дарка спугнуло доносившееся сверху легкое постукивание каблуков. Хозяйка, а может, всего лишь освободившаяся сотрудница притона наконец-то решила почтить неурочного гостя своим присутствием.
«Затея и так удалась, не нужно усложнять задачу и зарываться…» – Дарк подобрал с пола забытые было метательные часы и побежал к выходу. Спускавшаяся по лестнице женщина даже не успела заметить быстро мелькнувшую за дверь тень, а меткий выстрел из крупнокалиберной «сурабы» по прикрепленной к стене видеокамере отложил момент поднятия тревоги по крайней мере на три-четыре минуты.
* * *
Холодный ветер дул с окованных льдом просторов реки, пугая моррона то залихватским свистом, то жуткими завываниями. Сверху доносилось надрывное кряхтение иногда проезжающих по мосту энергомобилей. Было темно, пустынная набережная тонула во мраке. Освещения не было, лишь под самым мостом качался из стороны в сторону единственный уцелевший во всей округе фонарь.
«Ну и занесло меня в местечко! – чертыхнулся моррон, стараясь как можно плотнее укутаться в полы просвистываемой ветром куртки. – Нужно, пожалуй, умерить свой авантюрный пыл, а то и до беды недалеко. Если вампиры не укокошат, так погодка доконает».
Опасения Дарка не были лишены здравого смысла. Место встречи было выбрано крайне неудачно. Если бы из темноты неожиданно вынырнули вампиры, то бежать было бы некуда: кругом простиралось открытое пространство, а под ногами скрипел тонкий слой снега, слегка припорошивший бугры неровного льда, образовавшегося в результате многократной и хаотичной смены заморозков и оттепели. Горожане, в лице ворчливых и вечно пьяных дворников, не мешали суровой природе создавать непревзойденные произведения искусства изо льда и снега. Любовь к натурализму местных аборигенов привела к тому, что на мостовой можно было с трудом стоять, не то что бегать.
Боязнь опоздать на долгожданную встречу с Мартином сыграла с морроном злую шутку. Он так торопил заспанного таксиста, что приехал в назначенное место задолго до положенного срока. Пятнадцатиминутное ожидание окончательно подорвало бойцовский дух и поморозило конечности. С мечтой о горячем душе, теплой постели и двухстах-трехстах граммах любой живительной влаги на спиртовой основе Дарк встретил первые удары колокола расположенной где-то поблизости церкви. Мерный звон возвестил о приближении полночи и вселил в сердце надежду.
– Давно ждешь? – Прозвучавший за спиной голос заставил беглеца резко обернуться.
Скрипучий фонарь, раскачивающийся на высоте двух с половиной метров, освещал лишь маленький пятачок погруженного во тьму закутка под мостом. Мартин находился поблизости, но видно его не было.
– Давно мерзнешь, спрашиваю?! – повторно прозвучал вопрос.
От стены отделилась рослая фигура в черном плаще, слишком большая, чтобы принадлежать тщедушному магу, да к тому же с развевающимися на ветру прядями белых волос. Дарк застыл в оцепенении, непослушный язык машинально облизнул пересохшие губы, глаза напряглись, всматриваясь в темноту. Незнакомец медленно приближался, еще пара шагов – и тусклый свет фонаря осветил скуластое лицо с выпученными бусинками бесцветных рыбьих глаз.
– Конрад, сукин сын! – испуганно выкрикнул моррон, выхватив из-за пазухи «сурабу» и прицелившись старому недругу точно в лоб.
– Рад, что ты меня узнал. Столько лет прошло, а помнишь… Трогательно. – Тонкие губы второго моррона искривились в ухмылке. – Вообще-то меня зовут Конт, можно кликать Контом Неприкаянным, но не Конрадом и уж никак не сукиным сыном. Я же не называю тебя по старинке Манфредом Жестокосердным!
– Где Мартин?! – отрывисто произнес Дарк и взвел курок.
– А я почем знаю? – Конт пожал плечами и задернул полы легкого осеннего плаща, надетого поверх свитера с высоким воротом. – Наверняка прячется где-нибудь и, отрешившись от дел мирских, с головой погрузился в исследования. Постигает истину в удаленном монастыре или колдует над ретортами в заброшенной шахте, чего от него еще ожидать?! Сказать по правде, это я вызвал тебя на встречу. Пришлось пойти на обман, но иначе бы ты не пришел…
– Что тебе нужно?! – При воспоминании о прошлой встрече с морроном-изгоем Дарка начала бить дрожь.
– Поговорить, но не здесь… Холодно слишком… пошли! – Не обращая внимания на все еще смотревшее ему в лицо дуло «сурабы», Конт повернулся к Дарку спиной и направился к стене. – Пошли, не трусь! И убери ты эту игрушку, ты же знаешь, она тебе не поможет!
К сожалению, Конт был абсолютно прав. После произошедшего с морроном две тысячи лет назад несчастья его мозг сумел побороть сумасшествие, а тело стало неуязвимым. Своенравный, бессмертный, как бог, и не подчиняющийся воле коллективного разума, Конт стал бы для Легиона настоящей проблемой, если бы бесследно не исчез несколько столетий назад. Дарку повезло, ему довелось уже дважды видеть живую легенду Одиннадцатого Легиона, в то время как многим собратьям по Клану никогда не выпадала такая возможность.
Повинуясь желанию докопаться до сути происходящего и успокаивая себя мыслью, что если бы Конт хотел его смерти, то уже давно осуществил бы задуманное, Дарк опустил пистолет и медленно побрел вслед за великаном. Когда они подошли к основанию моста, Конт нажал на скрытый между камнями кладки рычаг, и стена бесшумно отъехала в сторону.
– Иди первым, выключатель справа, – слова хозяина убежища прозвучали как заверение, что он не ударит в спину.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий