Огребенцы

Глава 7: Трудовые будни. (R)

 

Глава, в которой приключение плетёт свои сети.

 

Эрита проснулась. Она приподнялась и потянулась. Одеяло сползло с её обнажённой груди. Но не это ценно в этой умной, проницательной и немного сумасбродной девушке, что имела характер лёгкий, общительный и жизнерадостный. Вот только Юра таких подробностей не знал и строил в своём уме образ идеальной дочери Лорда, с отточенными манерами, строгим расписанием и распланированной до старости жизни.
Впрочем, с манерами дела у Эриты обстояли в полном порядке, по крайней мере, когда они - манеры, требовались. Присутствовало и расписание, из-за которого приходилось вставать на час раньше, дабы иметь хоть немного времени вне этого проклятого расписания. И да, жизнь действительно была распланирована.
«Мы ещё посмотрим, что там и у кого распланировано...» - улыбнулась про себя девушка.
Мысль эта посещала её почти при каждом пробуждении.
Окончательно проснувшись, Эрита принялась сноровисто одевать тонкое нательное бельё. После были одеты свободные тренировочные штаны и удобный, расшитый серебром, бархатный камзол.
Одевшись, она подошла к окну и зажмурилась от приветливого утреннего солнца. Резиденция лорда находилась на западной окраине города, почти у самого берега моря. Её окружал прекрасный сад с фонтаном и положенным такому саду лабиринтом из поросшего плющом кустарника. А после, за садом, к морю спускалось хитрое переплетение террас и улочек, всегда покрытых лёгким соляным налётом, так как в шторм беспокойное море упрямо штурмовало их, пытаясь до сада добраться, что не удавалось ему даже при самом сильном волнении.
Убедившись, что утро ясное, а погода обещает быть прекрасной, Эрита поспешила вовсе не на свежий воздух, а совсем в другое место. За спальней имелась ещё одна комната. В ней, каждое утро, она тратила отобранный у сна час.
Перейдя из спальни в это, богато обставленное место, девушка достала с полки одного из шкафов толстую книгу и рулон пергаментов. Пергаменты оказались квадратами тёмного ватмана, на каждом из листов которого белыми линиями был вычерчен магический круг. Круги на листах, как и положено, содержали в себе массу замысловатых символов и графических знаков.
Выбрав один из пергаментов, Эрита развернула лист на столе и уже после раскрыла толстую, потёртую от постоянного использования книгу. Со страниц манускрипта на неё смотрел точно такой же круг, но к кругу имелось немалое количество поясняющего текста. Читать его Эрита не стала, так как помнила написанное почти наизусть. Однако если вдруг что-то не будет получаться, то можно будет и заглянуть в подготовленную заранее «шпаргалку».
Приготовив необходимое, она отошла от стола на шаг, вытянула над пергаментом руки и сосредоточилась.
Используемые ей схемы существовали ещё до «Вознесения». Так местная религия называла событие, которое произошло примерно триста лет назад. Тогда со всем этим миром случилось нечто странное и, пожалуй, хорошее. После чего жить в нём стало ощутимо проще, даже при всех тех нововведениях, которые после Вознесения появились.
С помощью вычерченных на пергаменте магических символов, начинающие маги учились накладывать усиливающие чары, ведь как ещё проверить, что «образ» заклинания удерживается верно, когда живой цели для усиления рядом не имеется. Да легко проверить, с помощью такой вот схемы. Делаешь всё правильно - магический круг светится зелёным светом, очень правильно - синим, не очень - жёлтым, совсем не правильно - красным. Удобно.
Схему «Усиление» - Эрита с лёгкостью заставила светиться синим цветом. А вот «Увеличение физических возможностей» пока лишь приветливо подмигивало ей зелёным. Она успела повторить шесть основных схем, как перед дверью спальни громко и противно зазвенел колокольчик.
«Время, почему за обедом с мачехой и братьями, ты тянешься так долго, а за занятием магией тебя словно и нет вовсе?» - обратилась девушка к несуществующему собеседнику, осознав, что час пролетел словно миг.
От этой мысли, что всё-таки прокралась в сосредоточенный и безмолвный процесс удерживания нужного образа, магический круг перестал светиться приятным зелёным светом и загорелся желтоватым - беспокойным.
Но «время» молчало и Эрита начала спешно складывать чертежи. Благо у неё будет ещё два часа вечером. Стоит отметить, что сложности с ранними вставаниями требовались неспроста. Ведь для магии необходима ментальная сила, что вовсе не бесконечна. Однако если не переусердствовать, то на физическом состоянии её растрата никак не отражалась. И до вечера мана как раз восстановится.
«Узнать бы какой у меня уровень по системе заблудших душ. Хотя у них всё сложно, многое зависит от личности. Это мы можем учить магию унифицировано», - подумала девушка и вспомнила о Юре.
«Интересно, как там этот толстый мальчик? Он довольно симпатичный, надеюсь при следующей встрече от него будет пахнуть лучше».
Колокольчик позвонил во второй раз, ещё более противно и настойчиво.
Эрита вышла из комнаты, попала в спальню, поправила у зеркала волосы, что имели «волшебное» свойство не спутываться во сне, выскочила в коридор и здесь поздоровалась со служанкой «вооружённой» ненавистным колокольчиком. После пролетела по длинному коридору вдоль ряда витражных окон и нырнула в боковую дверь, которая, после небольшой лестницы вниз, вывела её в помещение столовой. Мачеха с отцом уже сидели за столом, а вот трое копуш - братьев отсутствовали. Видимо служанки ещё натягивают на них костюмы, а Ферикс - её младший, но самый старший из трёх братьев, волнуется из-за опоздания и строго подгоняет их.
Отец, статный красивый мужчина с белыми волосами, хитро посмотрел на дочь и улыбнулся. Приветливо улыбнулась и мачеха.
- Здравствуй отец, здравствуйте мадам, спокоен ли был ваш сон? - произнесла девушка классическое приветствие.
Отношения с мачехой у Эриты сложились прекрасные. Эртелла - жена лорда, обладала добрым и взвешенным характером. Да и не стал бы отец жениться на склочной женщине. А что же случилось с её родной матерью? По легенде для высокого света, родная мать Эриты скончалась при родах. На самом деле она была жива и здорова, но сейчас находилась очень далеко от этого места.
- Всё прекрасно милая, - ответила мачеха. - Вот только я очень переживаю за бабушку. Две недели как вы вернулись в город, а она всё ещё очень слаба. Нам очень повезло, что сейчас в городе есть заблудшие и ещё более повезло, что у нас есть ты.
- Похоже, они перестреляли всех Пепельных крыс в порту, - улыбнулся лорд. - Вполне вероятно, что в ближайшее время новых кристаллов скупщикам они не принесут. Твоя способность действительно пришлась очень кстати.
У карцибела и камней ментальной силы имелась одна хитрая особенность. Они начинали рассеиваться, отдавая свою энергию в мир, если не выполнялись определённые условия. А именно, для длительного хранения кристаллы должны были находиться либо рядом с монстром, либо рядом с попаданцем, либо во владении Администратора. В противном случае, два-три дня и нет ценного материала. Из-за этого местные техники, алхимики и аптекари сразу растворяли карцибел и камни ментальной силы в специальных реактивах.
Так почему же мачеха и отец так радовались падчерице? Не попаданка ли она? Нет. Попаданкой была её мать. И кристаллы рядом с Эритой рассеивались, но делали они это очень медленно.
В столовую вбежали трое мальчишек. Впрочем, нет, не трое, двое. В этом мире в пятнадцать лет наступал первый круг совершеннолетия, после которого ребёнок уже не ребёнок, а мужчина с массой забот и обязанностей. Поэтому лишь двое из детей бросились к Эрите и моментально повисли на ней. А третий - молодой человек лет пятнадцати, подошёл к столу и поклонился родителям.
Наконец расселись и принялись за лёгкий завтрак.
- Отец, как прошёл совет лордов, удачной ли была дорога? - официально протянул Ферикс - старший из братьев.
На эту официальность сына, мужчина улыбнулся.
- Из тем, что могут зажечь твоё сердце... - лорд задумался, - было непривычно много жалоб на разбойников и «Чёрных искателей приключений». А так, в основном, обсуждались бартер ресурсов, дотации регионам и торговля. В общем, слава богам, всё спокойно.
Ферикс сжал вилку с насаженным на неё салатным листом, явно представляя, как он повергает в страх разбойничьи орды.
- А почему разбойников не убьют «заблудшие души»? - внезапно поднял весьма взрослый вопрос Отон - средний из братьев, мальчишка лет десяти.
С детьми в этом мире не нянчились. С момента, когда ребёнок начинал разговаривать, никаких сюсюканий не допускалось. Поэтому отец ответил на заданный вопрос обдуманно и серьёзно.
- Заблудшие души не могут конфликтовать с жителями королевства от одного только своего желания. Даже если эти жители недобросовестны. Вмешательство допускается лишь в случае, когда их жизни или имуществу угрожает опасность или же, когда они твёрдо считают, что невмешательство кощунственно, - разъяснил отец. - Пока разбойники не нападут на них или же заблудшие не увидят сам факт разбоя, то вмешиваться не станут, даже зная, что перед ними нечистоплотная личность. И разбойники прекрасно об этом осведомлены, из-за чего предпочитают на глаза заблудшим не попадаться.
- Не отвлекайтесь! - строго произнесла мать. - А то опоздаете на занятие музыкой. Ваша «Соната молодой луны» просто ужасна! К концу месяца я хочу услышать её в человеческом виде, иначе попрошу отца сократить время на фехтование в пользу музыкального искусства.
Мальчишки надулись и налегли на завтрак. Вздохнула и Эрита. Впрочем, её после завтрака ждало более увлекательное занятие, нежели чем игра на флейте, которой она долгое время обучалась.
Закончив с едой и пожелав родителям хорошего дня, она, наконец, вырвалась в объятия сада. Цель её находилась совсем рядом с поместьем. Здесь, у левого флигеля, её ждал строгий наставник - немолодой джентльмен с почти белыми волосами, резким отточенным лицом и подбородком постаревшего супергероя. В общем, тот самый «русскоговорящий дедушка» с которым две недели назад Юра имел знакомство на дороге в Митунг.
Площадка, на которой проходили занятия, была сокрыта от любопытных глаз высокими кустами. Трава на этом клочке земли была основательно вытоптана, а по краям находились стойки с тренировочным оружием. Отсутствие заточки на тренировочных клинках не мешало умелой, или, наоборот, дурной руке, нанести этим оружием серьёзные повреждения. Однако дурные руки здесь сейчас отсутствовали. Имелась пара рук очень ловких и пара просто умелых, но с большой перспективой. По крайней мере, так считал Артур - наставник Эриты и заодно дворецкий, и телохранитель её отца. Который, из-за отсутствия былого огня, сейчас занимался в основном детьми лорда.
Артур и его ученица вооружились лёгкими саблями и встали на изготовку. Произошёл обмен ударами, в процессе которого Эрита показала прекрасную прыть и ловкость, вот только техника её сильно проигрывала сопернику. Отчего сабля Артура закончила свой путь на левом бедре девушки.
Случись сейчас Юре увидеть плод своего мужского интереса обнажённой, он очень бы подивился количеству синяков на теле Эриты.
Артур был безжалостен, за каждую ошибку он наказывал болью. Пусть и делал это с отеческой заботой. Ещё Артур был очень силен, и многие информированные люди королевства вполне заслуженно считали его редким головорезом. Во время визитов лорда в столицу, за его спиной, со страхом в глазах перешёптывались, что якобы владеет «дворецкий» боевыми навыками и по системе заблудших душ равен где-то сороковому уровню. Не теми боевыми навыками, которые - парировать, нападать и вообще ясно ориентироваться на поле боя. А некой особой магией, что плотно завязана на оружие и тело человека.
- Я вижу огонь в ваших глазах юная леди, не задумываете ли вы улизнуть из поместья?
Данный вопрос наставник задавал каждый раз, когда чувствовал в подопечной душевный подъём. И каждый раз слышал один и тот же, абсолютно искренний ответ:
- Не подумываю, а улизну! Но не раньше второго круга совершеннолетия!
Эрита попыталась достать старика, что не вышло и за что пришлось поплатиться новым синяком на плече.
Ах да, имелась одна странность. Этот, в принципе бытовой диалог, происходил на чисто русском языке. Что держалось в секрете от посторонних. Хотя стоит отметить, что тайну происхождения Эриты знала прислуга, знали друзья лорда и даже король и тот был в курсе. Однако в высоком свете наказывают за те секреты, что не хранят, а не за те, которые знают все.
- Ну что ж, значит, у меня есть ещё три года, чтобы вбить недостающее в твою пустую голову, - ухмыльнулся старик и угостил девушку новым синяком. - Ладно, хватит, возьми парные кинжалы, - строго произнёс он, со стойки одноручный меч. - Сейчас только парирование, я нападаю.
За «избиением» прошли два счастливых часа. Почему счастливых? Да потому, что дальше по программе шли танцы, верховая езда, астрономия, музыка, математика, экономика, всё это прерывалось на обед и заканчивалось ужином в шесть часов вечера. И да, мучиться предстояло до двадцати одного года. Впрочем, аристократы из-под подобного «пресса» выходили что надо.
За тренировкой Эриты с завистью наблюдал старший из братьев. Подошло его время постигать азы стали и пота. Вот только особого таланта в этом деле он не проявлял. И пусть Артур годам так к двадцати сделает из него умелого воина, но уровня сестры молодой человек не достигнет никогда. И Ферикс это знал, хотя данное знание его не растравило. Зная, он следовал наставлению отца, которое звучало просто - «каждому своё». Не в смысле, что он бездарь и никогда искусно фехтовать никогда научится, а в смысле, что у каждого человека есть свои сильные стороны и таланты. И необходимо развивать дарованное богами, а не тратить время на бесплодную зависть и сожаления.
- Ладно, на сегодня всё, - придирчиво осмотрев загнанную до седьмого пота ученицу, подытожил наставник. - Переоденься и смажь ушибы мазью. Завтра стоит «отлупить» тебя посильнее, что бы в твоей голове осталось поменьше места для всякой ерунды.
Эрита надулась, но поймав хитрую улыбку старика, улыбнулась и сама. Поклонившись наставнику и кивнув брату, она покинула тренировочную площадку.
Следовало переодеться, смазать ушибы мазью и немного отдохнуть, на всё это предусмотрительно отводилось около получаса времени. Странно, но всему перечисленному взмокшая от пота девушка предпочла другое и отправилась туда, где дел у неё в данный момент не должно было быть совершенно - на кухню особняка резиденции лорда.
Приветливо кивая по пути служанкам, Эрита нашла на кухне двух сестёр близняшек - Агату и Ренату или просто Левую и Правую. Так звали их знакомые. Близняшки являлись бойкими, симпатичными и весьма сообразительными девушками лет двадцати. Осторожно затворив за собой дверь подсобки, где сёстры начищали здоровенный чан овощей к обеду, Эрита обратилась к девушкам. Конечно же, на местном диалекте.
- Ну и как они?
- По вечерам собираются в таверне «Серебряный марлин», - начала Правая с самой важной части информации. - С утра и до обеда ходят в гарнизон тренироваться, - здесь девушка натянула кожу возле висков, изображая лётчика Иванова в бою над вьетнамскими джунглями. Таким образом Рената изображала кореянку.
- «Эта» ходит в гарнизон за компанию.
- После обеда расходятся, только «Толстенький» остаётся, - захихикала Левая. - «Толстенький» стреляет из арбалета до самого вечера.
- «Заросший» идёт в столярную мастерскую, что у Рыбного квартала или в библиотеку ратуши, - перехватила инициативу Рената. - Он уже два раза беседовал с Артуром. А жуткий тип со страшной ухмылкой идёт в доки и там помогает рабочим. «Мелкая» помогает тёте Анете на ферме. К семи они обычно собираются возле храма и идут ужинать...
А эта, - снова растянула глаза Правая, - с ними в таверну не ходит, ужинает в храме. Хотя пару раз они брали её собой и угощали всякими местными вкусняшками.
- И у тебя неделя. Через неделю приедет караван и заберёт красавчика, - захихикали девушки одновременно.
Они конечно имели в виду Юру. По которому Эрита совершенно не вздыхала, но неосторожно подметила сёстрам, что хоть он и толстенький, но симпатичный.
Эрита вздохнула, ей очень хотелось пообщаться с соотечественниками матери, но сделать это надо было так, чтобы не навредить репутации отца. Не то чтобы всё было очень строго, однако определённые нормы и традиции имелись и отступать от них не следовало.
«Сложно, но можно!» - подытожила про себя девушка и начала продумывать с сёстрами и заодно её личными шпионками, план желаемой встречи.

 

***

 

Юра смотрел в водную гладь фонтана и тихо охреневал. Хотя нет, уместно более грубое слово - «испытывал сильные интенции взволнованной души к восхищению и непониманию». Так как с его лицом, да и с телом, произошли некоторые изменения. С телом то понятно, ещё неделю назад он внезапно обнаружил, что если опустить взгляд вниз, то можно увидеть пальцы ног. Раньше это не удавалось по причине наличия живота. А вот лицо. С зеркалами-то напряжёнка.
«Выпуклость», что имелась под подбородком, втянулась, как втянулись и щеки, показав, наконец, что у Юры вполне себе резкий подбородок. Припухлости под глазами также куда-то исчезли. Да и много разных других припухлостей ушли в историю. От чего его глаза перестали напоминать поросячьи, а стали очень даже человеческими глазами. С носом всё было в порядке и до этого, а сейчас хуже не стало точно. Вот только имелась в Юрином лице одна особенность: раньше оно выглядело большим и круглым, а теперь стало большим и «квадратным», что не мешало этому лицу выглядеть довольно привлекательным. Не красавцем конечно, но что-то такое есть...
Да и бог с ним с лицом, лицо это не главное. Плечи, что последние недели полторы постоянно болели, невидимыми домкратами подняло вверх, и теперь не только Юрино лицо было «широким», но и широкими стали упомянутые плечи. Нет, он конечно и до этого выглядел не маленьким, но раньше хорошо подходило определение - «месье конус». Живот, кстати, и не подумал уходить, он нашёл себе новое место обитания. Пузо незаметно перебралось в грудную клетку! Отчего молодой человек начал напоминать армейскую тумбочку. Или «древнего» робота из советских фантастических фильмов. Однако если сравнивать увиденное с тем колобком, вид которого Юра имел ранее, нынешний облик оценивался как замечательный. Нормальный такой «гном первого уровня», только бороды не хватает.
Здесь любование собой пришлось прервать, так как попаданец почувствовал, что ноги его подкашиваются, отчего он был вынужден сесть на бортик фонтана.
Ноги болели, руки так просто отваливались. Радовало лишь то, что боль эта не шла ни в какое сравнение с болью недельной давности. Причина подобного недомогания была довольно проста.
Сразу после завтрака в храме, вся компания направлялась к местному гарнизону на севере города. На воротах попаданцев встречал караул и после короткого осмотра пропускал внутрь крепости. Внутри имелось много всего, но наша компания шла на одну из тренировочных площадок, где, либо дожидалась грозного усатого начальника гарнизона, что выглядел увеличенной копией нынешнего Юры, либо разбирала тренировочное оружие и принималась отрабатывать нехитрые упражнения.
В случае второго варианта, обычно проходило совсем немного времени, как к ним подходил наставник, оглядывал «дремлющий боевой потенциал», вздыхал и раздавал короткие простые упражнения. Хотя, если подумать, не такие уж и простые.
Первые два дня Юра отрабатывал простой удар сверху вниз, но не совсем вертикально, а немного по дуге, справа - налево. Тем же занимались и его товарищи. Простое такое движение, которое необходимо было резко начать и устойчиво закончить. Однако усатому мужчине понадобился не один час, чтобы втолковать Юре, что работать при ударе должны не только руки, но и мышцы корпуса и ног. И что сам удар должны «выстрелить» ягодицы, а не Юрина дурная голова. И что ноги при этом должны стоять крепко, примерно на ширине плеч. И что вообще он нуб и ничего не понимает. С чем молодой человек был вынужден согласиться.
Через два дня упражнение усложнилось. То же махание теперь выполнялось с шагом вперёд. Тут начала страдать Юрина шея, по которой без устали лупил прутиком начальник гарнизона - их текущий наставник. Недовольство «Гуру» вызывало то, что голова молодого человека, при опускании тренировочного меча, постоянно порывалась «клюнуть» кого-то впереди. А держать голову необходимо было прямо. Посматривая, не «клюёт» ли тебя кто-то спереди.
Ещё через два дня программа изменилась. Теперь вся компания, словно синхронисты, отрабатывали шаг назад с выставлением оружия перед собой. То есть тренировали простенький блок. После которого необходимо было вернуться на исходную позицию, контратаковав уже заученным ударом сверху вниз.
Со стороны упражнение выглядело просто, но при его выполнении необходимо было следить за переносом веса, что с непривычки давалось сложно. Здесь болеть начали в основном ноги. И ягодицы, по которым, не стесняясь, лупил прутиком хмурый наставник. Но не от балды лупил, а только когда «падаваны» начинали делать что-то неправильно. Лупил он и красавицу Туен, и, жутковатого, но по-своему обаятельного Колю и, конечно же, Юру. А вот Женю с Мариной почти не трогал, правда, они всё делали правильно.
По задумке «гуру», данное упражнение следовало выполнять до момента, пока тренировочный меч не начнёт задевать стенки траншеи. Той - которую должны выдавить в земле ноги. Чего ни разу проделать не удалось, по причине спасительного обеденного времени.
Ещё через два дня упражнение приобрело новый смысл, а точнее начался простенький спарринг. Один бил тренировочным мечом сверху, а второй делал шаг назад и ставил нанесённому удару блок. Прямо как человечки с молоточками на старинных механических часах. С Туен, кстати, мечом не прочь был помахать и сам наставник, хотя обычно ставил ей в напарники паренька курсанта.
И нет, тысячу раз нет! Юра не представлял и не мог себе представить, что значит махать мечом по пять часов в сутки. Не представлял и всё! Благо местный «бальзам звёздочка» заживлял кровавые мозоли на руках буквально за одну ночь.
К обеду компания заканчивала с тренировкой и плелась в храм есть местную кашу. Которая уже приелась, но которую, из-за требования организма к порции калорий, заливали в себя моментально. После обеда товарищи расходились по своим делам, а Юра шёл в гарнизон на «продолжение банкета».
Здесь он занимал позицию в узком крытом стрельбище. Имелось в гарнизоне и более просторное стрельбище под открытым небом, но его после обеда обычно занимали лучники и арбалетчики местного ополчения, а под навесом тренировались только в непогоду, которую Юра здесь ещё ни разу не видел. Хотя два раза с утра заставал улицы мокрыми: видимо сильный ливень проливал ночью, а днём погода стояла отличная.
Стрелял Юра не из того шикарного творения, что сейчас висело за его спиной и на починку которого ушла полученная за карцибел монета и почти все прочие сбережения. Хотя починка, по сути, заключалась в том, что мастера местной мануфактуры отдраили арбалет от «грязи», сделали и натянули тетиву и изготовили специальный ключ, который отпирал крышку на торце приклада. Классических кузниц в Митунге не было, зато имелась королевская мануфактура - множество разнопрофильных цехов объединённых в одно производство.
Стоит сказать, что с найденным в гоблинском логове арбалетом вышло немало мороки. После очистки его от плотного налёта выяснилось, что агрегат этот во всех отношениях странный. «Ходила» тетива не поверх направляющей канавки, как положено на арбалетах, а заходила в специальную прорезь в «балке». Канавка направляющей болт выемки оказалась довольно глубокой, и болт не лежал на ней, а проваливался в «ямку», точнее его требовалось провалить и защёлкнуть специальными держателями. Заодно выяснилось, что никакими болтами с наконечниками и оперением этот арбалет не мог стрелять технически. Для стрельбы из него требовались металлические «пруты» весьма строгой формы и размера.
Дальше - больше. Тетиву натягивала специальная «рельса», что свободно ходила по несущей балке - некой основе, к которой спереди крепились плечи, а позади приклад. «Рельса» эта захватывала тетиву хитрым механизмом, заводила за держатели механизма спускового и после отпускала для возможности спуска. Довольно хитро сделано, хотя технически просто и изящно. Вот только какая сила приводила в движение всё перечисленное, поначалу было совершенно непонятно. Точнее понятно, что магическая, вот только где она? Жмёшь на курки, а в ответ тишина. И это при том, что сдвинуть что-либо или даже просто поцарапать металл оружия не удавалось совершенно.
Далее плечи. Нет, они гнулись конечно, вот только чтобы согнуть их до состояния, когда стало возможно накинуть тетиву, потребовались усилия четверых плечистых мужчин. И чем дальше плечи пытались загнуть, тем больше они сопротивлялись давлению.
Отсюда вопрос, из чего делать тетиву? Благо мир то фентезийный. Ну, или почти фентезийный, в общем, подходящий материал имелся. Нет, не нити с хвоста единорога, которых здесь, к великому сожалению Марины, вроде бы и не водилось. А нечто похожее на тёмно-фиолетовый стальной тросик миллиметров пяти в толщину. Который сплели из множества более тонких нитей. И нити эти были естественного происхождения: встречались в местной породе при добыче руды. Благо медные рудники недалеко от города присутствовали, и необходимый запас хитрых нитей у мастеров имелся.
Для организации починки арбалета был привлечён не только Женя, который уже успел «прокачать 70 уровень по жестикуляции». Пришлось привлечь Артура. Того беловолосого старика, что выступал переводчиком при покупке карцибела после стычки с гоблинами. Артур оказался человеком занятым, но, во время одного из своих рабочих визитов в местную ратушу, время выкроил.
Так вот, материал для тетивы стоил дорого и за него, да и работу в целом, пришлось отдать футляр из драгоценного металла, заработанную монету и почти весь добытый на тот момент карцибел, который упомянутый Артур тут же у мастеров выкупил.
Но вернёмся к тетиве, её натянули, заведя в прорезь. И даже выточили пару стальных «гвоздей» точно под канавку и защёлки. Вот только ничего при этом не происходило: нажимы на курки, как и попытки сдвинуть «рельсу» вручную результатов не давали. Решение нашлось в прикладе арбалета, точнее, в специальном винте, при повороте которого открылась закреплённая на шарнире крышка, открывшая доступ в полый приклад оружия. А дальше на помощь пришли местные мастера, которые на то и местные, чтобы в местных вопросах разбираться.
Через Артура они рассказали, что, обычно, подобное магическое оружие приводится в действие карцибелом и что достаточно просто «вплавить» кристаллы в корпус. Но с данным арбалетом при прикладывании красных камешков к металлу корпуса не происходило ровным счётом ничего. После неудачи с подзарядкой последовало предположение, что, возможно, артефакт этот имеет слабое место в виде необходимости каждый раз открывать крышку приклада и загружать топливо внутрь. Что порой бывает у некоторых, излишне читерских артефактов.
Почётную роль закинуть в приклад шарик карцибела доверили Юре. После он затянул фиксирующий крышку «винт» щипцами (удобный ключ изготовили позже) и нажал на первый курок... «Вундервафля» ожила...
«Рельса» щёлкнула, уехала под тетиву, перекрутила механизм захвата, тетиву схватила и почти бесшумно натянула, заведя её за защёлку спускового механизма. Далее захват тетиву отпустил и «рельса» уехала к плечам арбалета, упомянутую тетиву дожидаться.
Всё произошло столь внезапно и быстро, что Юра чуть не выронил арбалет от испуга. Оправившись, молодой человек вложил «гвоздь» в направляющую канавку и вопросительно посмотрел на мастера.
Слава богам хватило ума не стрельнуть в стену, мало ли кто мог находиться с другой её стороны. В потолочную балку стрельнули. Попортив глиняную черепицу... Черепица, кстати, находилась поверх досок, которые упомянутая балка держала. Оружие звякнуло тетивой и отправило «гвоздь» в небо, пробив всё вышеперечисленное. Произошедшее ясно показало, что пробивная сила данного артефакта многократно превосходит обычные арбалеты. Чуть позже опытным путём выяснили, что выпущенные этим оружием стальные стержни спокойно проходят навылет ствол сорокасантиметрового дерева.
Радость от обладания столь мощным оружием подпортило то, что стрельнула «Вундервафля» на одном шарике карцибела всего три раза. И это при том, что шарик стоил по местным расценкам не один ужин в таверне. С гоблинов, кстати, «падал» весьма хороший карцибел. Местные качество как-то по-своему определяли. В общем, не для Юриного первого уровня этот артефакт был создан.
По этой причине, в гарнизоне попаданец стрелял из арбалета обычного, причём не самого тугого - тренировочного. Его и натягивать проще и болты из мишени вынимать не проблема. Вот только в отличие от найденного в гоблинским логове магического арбалета, арбалет тренировочный приходилось натягивать самому. Как итог, через четыре часа тренировки, процесс натягивания превращался даже не в каторгу, а в самый настоящий драматический экшен.
Сегодня, выбившись из сил раньше обычного, Юра закончил занятия в гарнизоне на час раньше, немного отдохнул в общежитии и сейчас дожидался Марину на городской площади Трёх фонтанов. Девушка задерживалась и так как строгая договорённость о встрече отсутствовала, он решил направиться в таверну в гордом одиночестве. Молодой человек надеялся, что Коля или Женя уже там и можно будет поболтать (по крайней мере с разговорчивым Колей) и выпить перед ужином пару кружек вкусного и совсем не дорогого местного чая.
- Привет «Квадроснайпер», - с облюбованного стола улыбнулся молодому человеку Коля. Полюбившийся стол гопник всегда умудрялся занимать вне зависимости от количества посетителей.
Поздоровавшись, он тут же протянул к товарищу руку, но не здороваться, а с требованием предоставить на ознакомление приведённый в порядок арбалет.
- Д-а-а, - одобрительно протянул гопник, - без зелёной корки вещь шикарная.
- Только не постреляешь, - буркнул молодой человек.
- Это ты зря. Просто с этим «гвоздомётом» надо на серьёзное дело идти, чтобы приход превышал расход. А болтов к нему тебе сколько сделали?
Юра вытащил из сумки три вязанки «гвоздей» - стальных стержней сантиметров по двадцать пять в длину и чуть более сантиметра в толщину. Весьма тяжёлых, много таких не потаскаешь.
Коля вынул из связки два «гвоздя», потрогал заточку, постучал металл друг об друга и одобрительно произнёс:
- Стальные, не халтурят местные.
- Ага, у них там даже токарные станки есть, - кивнул Юра.
Гопник откинулся на спинку стула и задумчиво произнёс:
- Странно всё это. Одной ногой этот мир уверенно шагнул в век двадцатый, а другой, - указал мужчина на кинжал у себя под мышкой, - крепко стоит в семнадцатом. - Про твой арбалет я вообще молчу: даже без микрометра видно, что он выполнен совершенно или близко к совершенству.
- Ты имеешь в виду, что ружей нет? - понял мысль Юра. - Так может, не догадались они как их сделать, это же идея нужна, чертежи всякие.
На это гопник растянул рот в широкой улыбке, демонстрируя своё сочувственное отношение к аналитическим способностям собеседника.
- Ага, не догадались, скажешь ещё. Сходи к береговым фортам, посмотри на пушки. Они мало того, что железные, у них в стволе нарезка есть. А нарезной ствол это уже не игрушки и тем более не каменный век. Следит здесь кто-то за прогрессом, что бы не ускакал он куда не надо, дабы не плодить всяких задротов, что будут жопу за компом просиживать, - вздохнул мужчина. - Кстати, как там твоя меткость? Растёт? Арбалет ты Маринке ловко направил.
Юра улыбнулся. Женя и Марина неделю назад взяли первые уровни, правда, немного читерским способом. Хотя если уровень дали, то наверно не читерским.
Из города в море выходило множество ливневых стоков, да и вообще, подземных сооружений здесь было куда больше, чем надземных. В общем, в этих стоках обитали монстры очень похожие на здоровенных крыс. Странные такие крысы, бегали они на четырёх лапах, но все остальные дела делали на двух, довольно ловко пользуясь при этом передними конечностями. Заодно крысы были «крупнокалиберные» - более метра в длину.
Стоило кинуть перед стоком рыбину, как в течение получаса появлялись монстры, а под вечер это происходило и того быстрее. В гарнизоне, после поручительства Артура, удалось получить добро на вынос арбалета. Данный факт упомянутых крыс сильно не порадовал.
Женя подстрелил свою добычу со второй попытки, а вот у Марины возникли некоторые проблемы. Пусть согласилась стрелять «по бедным зверькам» она почти сразу, лишь только этих «бедных зверьков» хорошенько разглядела. Но вот попасть по ним девушка никак не могла, так как в момент нажатия на спусковую скобу зачем-то крепко жмурилась и поднимала оружие немного верх.
Крысы оказались существами сообразительными и после двух - трёх промахов выползать к халявной рыбине отказывались категорически. От чего пришлось сменить несколько ливневых стоков. На третьем из ситуации вышли тем, что Юра, направляя, придерживал арбалет сбоку, а Марина, крепко зажмурившись от происходящего вокруг безобразия, нажала на спуск и «метко» отправила монстра на перерождение, взяв при этом свой первый уровень. Что её несказанно обрадовало.
- С меткостью у меня полный порядок с первого дня тренировок, - гордо сообщил Юра. - Сейчас постепенно отодвигаю мишень. Правда если дистанция больше двадцати пяти метров, мажу в цель с кулак и меньше. Но тренировочный арбалет та ещё деревяшка.
Здесь молодой человек сделал паузу и виновато посмотрел на Колю.
- Ну выкладывай уже, не кривляйся, - словно сверхчувствительный «сейсмограф» зафиксировал гопник наличие важного вопроса.
- Как знакомиться с девушками? - выпалил Юра и заметно порозовел лицом.
Как знакомиться с противоположным полом в прошлой жизни много рассказывал телевизор. Вроде как подходишь и говоришь: «Йоу, чувиха затусуемся?» Но почему-то в этом мире данный подход начал казаться не жизнеспособным. Особенно для знакомства с дочкой лорда, да и вообще с любой приличной девушкой. Так как не чувиха она совершенно. Но и что-то напыщенное, вроде опускания на колено с дифирамбом: «Леди, я был сражён стрелой вашей красоты...», также представлялось нежизнеспособным.
Коля отнёсся к вопросу взвешенно и серьёзно, пусть и в своей манере.
- Хм, мотай на ус сынок, старый гопник смыслит в подкатах. Для начала запомни, шанс познакомиться с совершенно незнакомым человеком всегда ниже, что с тем, которого ты знаешь хотя бы в лицо. Вывод?.. Прояви стратегию, покрутись рядом, примелькайся. Сделал? Далее, подходишь к девушке и ненавязчиво завязываешь разговор: мол «вы откуда такая красивая?», «вы случаем не тем-то занимаетесь?» или, на худой конец, «погода сегодня редкостное о боже мой...», а после, заполучив внимание, наносишь главный удар фразой: «а ты чем увлекаешься?» И, собственно, всё. Преимуществ у данного подхода три. Первое - ты просто подошёл и начал беседу, на что вас - малолетних дрочеров, постоянно не хватает. Второе - важно показать не то, насколько ты офигенный, а то, что девушка тебя интересует, и интересует не только как «жопа с ручкой». Узнать надо, кто она там и какие у неё интересы. И рассказ об этих интересах необходимо выслушать с закрытым ртом, внося лишь короткие, преисполненные искреннего внимания уточнения. И третье - когда ты о её интересах узнаешь, то поймёшь, стоит ли вообще с ней мутить или нет. Ну и отшить конечно могут. Но из-за отшива расстраиваться не стоит: если перспективы в отношениях есть, отшив почти исключён. Усёк?
После Коля довольно залыбился и продолжил:
- Но в моём возрасте знакомиться надо по-другому, - и мужчина повёл глазами бёдра идущей мимо подавальщицы, после поймал её взгляд и обольстительно (в Колином варианте) улыбнулся. Подавальщица захихикала.
- Но ты это, такой пример не бери, это плохой пример, это для гопников... Тебе первый метод. Да и Жаклиночка не одобрит.
Таинственную Жаклин, с которой сейчас сожительствовал гопник, Юра ещё ни разу не видел. Но всезнающий Женя выдал краткую и совсем не философскую характеристику: «Баба - динамит...»
Юра принялся обдумывать слова Коли и нашёл их разумными. И даже не обиделся на «малолетнего любителя взрослых картинок».
В таверну, словно меленький ураган, ворвалась Марина и направилась к товарищам, не показывая ни тени страха, что испытывала при первом визите сюда. Наткнувшись на группу матросов, которые ссорились в проходе, она принялась ловко протискиваться сквозь них. Матросы от вида Марины заулыбались и ссориться перестали.
Сейчас девушка была одета в простое кремовое платье и простенькие же кожаные ботинки, что раздобыла ей хозяйка фермы. Женя также достал где-то потёртые тёмные брюки и светлую льняную рубашку. Надо отметить, что во время охоты на крыс компания добыла некоторое количество карцибела и камней ментальной силы. Однако после учинённого геноцида, крысы резко перешли на строго ночной образ жизни. Да и большая часть добытых камней ушла на починку Юриного арбалета.
Женя, после своего первого визита в поместье Лорда, где ему удалось без лишних проволочек пообщаться со стариком - переводчиком около часа, рассказал массу интересного. В том числе и то, что красные и синие камушки необходимо держать при себе или рядом с собой, иначе они начинают рассеиваться. Постоянно носить в кармане карцибел и камни ментальной силы не требовалось, но присутствовать рядом с трофеями по пару часов в день было необходимо.
- Привет, привет! - звенела девушка, устраиваясь рядом с Юрой.
- Здравия целителям «сотого уровня», - ухмыльнулся Коля.
- А-а-а, какой красавец, - завздыхала Марина на арбалет. - Дайте подержать!
От веса оружия она ахнула и долго разглядывала почему-то не конструктивное устройство, а узор чёрных завитков на прикладе.
Выглядел арбалет достойно. Все мелкие элементы были выполнены из чёрного, словно сажа металла, как и длинные плечи оружия, что раскинулись сантиметров на семьдесят. Несущая балка и приклад имели цвет платины и по ним бегали завитки тёмного фрактального узора.
Налюбовавшись артефактом, Марина затараторила обо всём и ни о чём одновременно, что, наверно, умеют делать только женщины и сотрудники спецслужб. Коля, тем временем, отправился заказывать чай на троих.
Не успели товарищи приняться за напиток, как обычный для таверны гул внезапно смолк, уступив место настороженной тишине. Тишина эта, целиком и полностью, была связанна с беловолосым стариком, что являлся обладателем военной выправки, точёного лица и серебристого камзола со сверкающей шпагой на поясе. За Артуром - а это был он, следовал Женя. Философ выглядел немного взволнованным, при этом было заметно, что его волнение дополняет хорошее настроение. Артур подошёл к компании, поклонился и официально произнёс:
- Я бы хотел обсудить с вами некоторые вопросы, не составите ли мне компанию в трапезной гостиницы.
При этом глаза старика с интересом изучали Юрин арбалет. Причин отказывать не было, да и Женя люто гримасничал, указывая на необходимость немедленно согласиться на предложение Артура.
«Трапезная» оказалась шикарным рестораном с дорогими коврами, рубиновой обшивкой стен и шикарной коричневой мебелью. Юра уже знал, что портовая гостиница, в диссонанс с таверной под ней, ориентирована на состоятельных гостей, что прибывали сюда с визитами на судах, во множестве заходящих в порт с разных уголков окружающего, но пока ещё неизведанного мира.
Как ни странно, сейчас просторный зал пустовал. Причина этой пустоты вполне вероятно заключалась в том, что перед дверью, которая вела сюда с кухни, стоял человек в сверкающей кирасе и мечом на поясе, и человек этот совсем не походил на официанта. Пропустив гостей, он кивнул Артуру, затворил дверь и остался стоять за ней.
Пустоту в помещении нарушала лишь одинокая женская фигура в плаще и с закрытым капюшоном лицом, что сидела за большим круглым столом в одном из углов зала. На столе перед ней стояли чашки, пара керамических чайников и вазы с фруктами и сладостями, что недвусмысленно приглашали компанию к столу. Приглашением этим товарищи не преминули воспользоваться, подойдя поближе.
Женская фигура откинула капюшон и взглянула на пришедших блестящими светло-серыми глазами.
- Здравствуйте, - на чисто русском языке, произнесла Эрита.
- Привет, а ты чем увлекаешься? - внезапно выпалил Юра, не ожидая такого от себя совершенно.
На что Коля растянул рот в самой широкой улыбке на какую только был способен.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий