Огребенцы

Глава 7: Специалист по геноциду. (R)

 

Глава о вреде алкоголя, дурманящих веществ и засовывания головы в пасть разъярённого монстра.

 

- Наш план очень напоминает мне палку утыканную гвоздями, - задумчиво прошептал Коля философу, - в том смысле, что пока ты этой палкой махать не начнёшь, непонятно за какой из её концов ты схватился. Я о поселении гоблинов. Обороняться в нём удобно, слов нет, но с другой стороны эта яма может стать нашей братской могилой. Все зависит от того, кто стоит у входа - жертва или охотник.
Женя отмахнулся от очередного назойливого комара и страдальчески провёл рукой по кармашку на поясе. В нём лежала спасительная баночка с пахучим средством, которое надёжно отваживало зловредных насекомых, но пользоваться которым было пока нельзя.
- Главное, верно оценивать каждый этап событий и не вовлекаться в них с головой, - ответил философ на замечание гопника. - Наша задача из охотников сделать жертву. Получится ли, это другой вопрос.
- Не вовлекаться с головой? Да мы как-бы во всем этом уже по самые уши, - скептически скривился Коля, - я вообще не понимаю, как местные согласились на всё это и почему не додумались сами?
- Почему согласились ответить не сложно, выбора у них особого не было - это раз, и, если сделать всё правильно, неудача означает не более чем бегство из деревни, это два. Конечно, если всё пройдёт без сюрпризов. Я, кстати, не сильно надеюсь на успех, - почесал небритость Женя. - А почему сами не додумались? Да в голову им не пришло подобное. Ты же видел, как трепетно они относятся к местным традициям и законам. Вон, даже гоблинов без нас бить первыми боятся. К тому же мы принесли с собой новые возможности, с которыми задуманное стало выполнимо.
- Слишком много «если», - поморщился Коля, - пусть и наивным план не назовёшь. Чёт сёдня холодно, или я так рано не вставал ни разу?
На замечание товарища философ поёжился: климат в этом мире был мягким, однако сегодняшнее утро выдалось прохладным, градусов двенадцать. Эрита уже рассказала товарищам о местных сезонах и оказалось, что они очень похожи на земные, только продолжительность периодов несколько иная, да и в целом год ощутимо длиннее земного. Средняя температура зимой редко опускалась ниже плюс пяти градусов днём и нуля ночью. Снег редкость, но вот дожди с градом частые гости. Конечно, речь шла об этой части мира. А вот лето оказалось копией земного, разве что влажность была ниже, а дожди летом шли в основном по ночам.
- В деревне вот-вот всё начнётся, - произнёс Женя и посмотрел на опушку леса. В тени деревьев дежурили четверо ополченцев, ещё шесть человек стояли в дозоре на ключевых позициях, готовые с помощью специальных свистков предупредить о приближении врага.
- Ладно, париться всё одно бесполезно, - пробурчал Коля и закрыл глаза, желая проверить комментарии наблюдателей. Но закрыв, быстро открыл и выдал:
- Фигасе, меню 2.0 накатили!
- Что? - слился шёпот Жени и Эриты. Девушка сидела в траве здесь же, рядом, но в разговоре не участвовала. Она чутко прислушивалась к окружающим звукам и, в отличие от товарищей, не отвлекалась от этого важного занятия.
- Я чувствую, мы сегодня узнаем массу интересного, - растянул гопник рот в улыбке чеширского кота, - главное, чтобы путешествие на респ в этом «интересном» отсутствовало...

 

**

 

Тем временем в деревне полным ходом заканчивалась подготовка к началу операции. Ей бы очень подошёл слоган: «Волнуйся, но действуй», ибо волновались все. Сохранять спокойствие было сложно, если вообще возможно. Ещё бы, ведь предстояло правдами и неправдами отправить на тот свет около двух сотен гоблинов и сделать это следовало в самые сжатые сроки!
- Что они делают? - удивилась Марина, с недоумением наблюдая, как ополченцы осторожно укладывают в хитрую метательную установку большую плетённую корзину в форме шара сантиметров шестидесяти в диаметре.
За последние два дня деревенские собрали четыре небольших требушета. Хотя Юра первое время искренне считал метательные установки катапультами, но многознающий Женя доходчиво объяснил ему различие между этими устройствами:
«Требушет использует энергию противовеса, - указал философ на тяжёлый каменный блок закреплённый в конструкции, - а катапульта и баллиста сопротивление натяжения».
Собранные деревенскими устройства обладали весьма скромными размерами, ведь снаряды предполагалось метать не особо тяжёлые.
Сейчас молодые люди расположились на той самой ступеньке с внутренней стороны частокола, которая позволяла удобно вести обстрел и дозор окружающих деревню полей. Они поглядывали на подготовку местной артиллерии и периодически осторожно высовывались, изучая дозорный пост гоблинов. Хотя по сути никакого поста и не было.
Монстры сидели за грубо сколоченными деревянными щитами и дотошно следили за деревней с помощью разнокалиберных окошек в своём «бастионе». Укрытия гоблинов находились метрах в шестидесяти от частокола и тонули в высокой позолочёней солнцем ржи. Из-за опасности пожечь посевы, пришлось оставить соблазнительную идею закидать осаждаюших сосудами с горючей смесью.
- Это ульи с пчёлами, - пояснил Юра девушке назначение складываемых рядом с требушетами плетёных корзин, - такие висят над многими домами на длинных шестах. Ты разве не видела?
Марина закивала.
- Они закусают монстров насмерть? - с надеждой спросила она.
- Вряд ли. Максимум чего мы этим добьёмся, это подпортим гоблинам настроение.
Марина с сомнением оглядела подготовку. Два десятка живых снарядов принесли к частоколу с разных концов деревни. Скептицизм в её взгляде не ускользнул от молодого человека.
- Я тоже сомневаюсь в эффективности, - кивнул Юра, - но мы постараемся задействовать все доступные для деморализации противника средства.
- Как-то у нас всё сложно, - вздохнула Марина.
- Да ничего сложного, сейчас сама всё увидишь.
Две трети военных советов целительница проспала в гостинице, а оставшуюся треть проспала непосредственно на самих советах. Чётко девушка поняла лишь свою персональную задачу: «Надо будет много лечить и не заработать при этом ментальное истощение».
Наконец началось. Взведённый ополченцами требушет перекрутил рычаг метательного механизма и отправил корзину в полёт. Снаряд бухнулся в траву, перелетев цель метров так на пятнадцать - двадцать. Однако ополченцам понадобилось всего три выстрела, чтобы четвёртый снаряд упал если не на головы монстров, то в паре метров от их укрытий точно. Насколько не понравилась пчёлам стрельба ими из метательной установки, и считают ли они виновными в своих злоключениях гоблинов, отсюда понятно не было, так как из-за щитов пока никто не высунулся. Ещё молодые люди знали, что синхронно подобный обстрел начали по остальным трём гоблинском постам вокруг деревни.
Командир деревенского ополчения поймал Юрин взгляд и кивнул.
«Жаль Эриты рядом нет, даже парой слов с местными не перекинуться. Но ничего, прорвёмся», - подумал про себя Юра.
На кивок Сатара, он вскинул арбалет, взвёл тетиву первым курком, достал из чехла на бедре болт, вложил его в направляющую канавку, вдавил, защёлкнув специальными зажимами и начал прицеливаться в гоблинские «укрепления». Прицела у Четвёртого сокровища тьмы не имелось, но направляющая канавка была выполнена таким образом, что глядя вдоль неё можно было довольно точно задать направление выстрела. Да и это уже не сильно требовалось стрелку: сделав несколько тысяч выстрелов, но начал чувствовать направление предстоящего полёта болта и без тщательного прицеливания.
«60 метров, да я в жизни ни в кого не попаду. Если они не вылезут из-за щита, это жопа!» - закрутились в голове тревожные мысли.
Руки моментально отреагировали на сомнения мелкой дрожью. Юра нервно вздохнул и постарался собраться. Щит, за которым сидели монстры, был не маленьким, но требовалось уложить болт на высоту чуть менее метра.
«Да ты не волнуйся, ты стреляй!» - сказал в голове новый Юра, что родился и креп в этом мире, постепенно отбирая «власть» у Юры прошлого.
Щёлк - арбалет выбросил болт в сторону деревянного щита. До ушей стрелка донёсся приглушенный удар твёрдого предмета о дерево.
Первый курок, болт, новый выстрел.
О, как прекрасен этот звук! - из-за щита раздался отчётливый гоблинский визг.
Сместить цель на метр, первый курок, болт, прицел, выстрел.
Тишина.
Ещё на метр, первый курок, болт, прицел, выстрел.
Болты прошивали доски и небольшие поленья гоблинского укрытия словно картонную коробку. Новая порция болезненных завываний. Требушет отправил к цели очередную корзину. Юра ясно увидел, как запущенный в полёт улей с пчёлами попал, как говорится, «в яблочко». Ещё три выстрела из арбалета.
- Гидери фатаринг (гоблины побежали) - коротко прокомментировал развитие событий Сатар, обращаясь к отряду лучников из пятнадцати человек. И правда, трава справа от щита выдала своим движением перемещения противника. Ополченцы отточенными движениями выхватили стрелы из поясных чехлов, натянули короткие, но тугие луки и дали залп по глади высокой травы. Которая и не трава вовсе, а стебли зерновых культур, посеянных вокруг деревни. В высокой растительности стрелки не видели цели, да и попадание с такого расстояния являлось скорее удачей, но это сейчас было не особо важно. Главное, чтобы враг засуетился и пришёл в движение.
Сатар жестом привлёк внимание молодого человека и движением руки указал на запад. Юра, узнав заранее обговорённый знак, сорвался с места и помчался ко второй точке «пчеломётов», что портили жизнь ещё одному гоблинскому посту. Сатар и Марина направились за ним, но без лишней суеты. Первый отряд лучников остался вести неприцельный огонь по подозрительному колыханию высокой травы. Пока всё шло по плану: зажаленные пчёлами гоблины потеряли веру в надёжность своего укрытия и решили отойти подальше.
На второй точке Юрин арбалет выполнил аналогичную задачу, жаль только болтов потребовалось целых восемь штук. Но и здесь враг дрогнул и покинул своё укрытия, беспокоя в процессе отхода полевую гладь, по которой немедленно начали стрелять лучники. Стреляли ополченцы недолго, опустошив по колчану стрел, они торопливо переместились к южным воротам.
Задача в виде необходимости дезориентировать южный и восточный дозорные посты монстров, была выполнена. Теперь те не смогут вовремя отреагировать на бегство деревенских жителей, по крайне мере защитники надеялись на это.
На южных воротах царило столпотворение. Здесь теснились три десятка запряжённых лошадьми и яками телег и повозок; сновали мужчины с оружием; ожидали указаний два десятка конных копейщиков, набранных из ещё крепких стариков или подростков, не состоящих в ополчении. Хотя вещей было приказано брать минимум, но минимума этого набрался максимум.
К Сатару подбежал ополченец и начал докладывать о состоянии дел на другой стороне деревни. Монстры, по его словам, всполошились и пришли в движение. Ещё бы, хотя Юра со своим арбалетом не навёл шухера на северной и восточной стороне поселения, но «медком» тамошних гоблинов угостили.
- Выходим! - короткой командой запустил командир ополчения тщательно подготовленный процесс эвакуации.
Ворота поднялись и процессия беженцев начала выползать на дорогу в сторону Риктела.
«Как же медленно», - волновался про себя Юра, наблюдая как телеги, одна за другой, выезжают из ворот и выстраивются в длинную вереницу.
Около двадцати мужчин с мечами и щитами разбились на два отряда, которые взяли на себя охрану головы и хвоста колонны. «Кавалерия» ехала в центре. Лучники в сопровождении беженцев пока не участвовали, они переместились на северную сторону деревни, чтобы потрепать нервы врагу на обходных тропах. По сообщению дозорных, атакованные гоблины уже собирались в одну группу и делали они это не сильно далеко от южных ворот.
«Осаду деревни держат примерно сорок гоблинов, до этого полным составом они приходили только на штурмы, - размышлял Юра, - надеюсь, мы убили хотя-бы десяток. Судя по стонам во время моей стрельбы, я убил или подранил около пяти монстров».
Он нетерпеливо оглядел выезжающую из ворот телегу. Держа короткие луки, из-за её бортов выглядывали двое подростков. Подобные «снайперы» имелись почти в каждой телеге. Вооружены луками и пиками были, в том числе девушки и женщины, сидящие на вожжах.
Молодой человек со вздохом проводил взглядом симпатичную селяночку, которая, хлопая глазками, пугливо озиралась по сторонам. Но то был лишь взгляд статиста, уж больно хороши местные женщины, можно и глянуть лишний раз.
«Как там дела у Эриты и остальных? - подумал Юра, - лишь бы всё прошло хорошо».
Пытаясь совладать с волнением, он принялся нетерпеливо расхаживать взад и вперёд, радуясь безделью и ненавидя его одновременно. Сценарий пьесы пока уводил его за кулисы ожидания.

 

***

 

Женя немного ошибся, когда планируя операцию предположил, что пчёлы не нанесут гоблинам серьёзного урона. Хотя и разбирался философ в повадках этих насекомых, но не учёл, что у местных пчёл, как, впрочем, и у земных, имелась одна особенность - не любили они сильные запахи, а пованивало от гоблинов конкретно. Посему разозлённые насекомые принялись осаждающих активно покусывать. А тут ещё нечто непонятное начало пробивать дерево укреплений словно бумагу, забирая жизни и здоровье осаждающих. Немудрено, что гоблины растерялись. Однако спустя довольно короткое время боеспособные особи, которых осталось около тридцати, собрались в заранее обговорённом месте. Здесь они быстро обсудили последние события и принялись действовать. Имелись у них продуманные шаблоны на случай самых разных действий деревенских. И сейчас трое гоблинов - посыльных рванули по неприметной тропе к гоблинскому поселению, намереваясь срочно поднять карательные силы и отправиться в погоню, а оставшиеся монстры принялись дотошно следить за выходящей из деревни колонной, не решаясь пока как-либо препятствовать её выходу.
Язык не поворачивался назвать местных гоблинов наивными, но, как и все мы, они были крепко закованы в цепи своих представлений. И в представлениях этих значилось, что звериные тропы деревенские знают плохо, либо же не знают совсем. И эта уверенность дорого стоила серому племени.
Трое посыльных, сокрытые высокой травой, быстро достигли опушки леса и вынырнули из травы на чистое место. Но вынырнув, остановились в нерешительности.
Из-за деревьев вышли четверо ополченцев вооружённые луками и короткими пиками. Двое гоблинов выскочили вперёд, выставив перед собой короткие мечи, один из них что-то рявкнул третьему и тот рванул в спасительный туннель в высокой траве.
Внезапно один из гоблинов захрипел и как-то обиженно посмотрел на иглу тонкого лезвия, которая вышла у него из груди. Обида монстра была вполне понятна: инстинкты, что обычно предупреждали о приближении врага со спины, дали сбой. Сбой этот стоил ему жизни. Гоблин повернул голову и встретился взглядом с ухмыляющимся гопником. Обычно людям положено обделываться при встрече с монстрами, но украшенное жуткой улыбкой Колино лицо стало для монстра воплощением ужаса! От боли и страха гоблин испортил воздух.
«Ах ты мразь!» - пискнул Коля и применил зачарование кинжала. Полыхнуло и запахло палёным мясом, гоблин дёрнулся и испустил теперь уже и дух.
Второй монстр набросился на гопника, который закрылся от атаки трупом поверженного монстра. Здесь Эрита молнией выскочила из травы, быстро сократила дистанцию до цели и вогнала лезвие скьявоны глубоко в бок врага.
Последний гоблин смотрел на происходящее полными безумия и страха глазами. Он панически пытался вырваться из чёрной кляксы, что внезапно появилась из земли и надёжно захватила его ноги. Пытался, но не мог.
Коля укоризненно посмотрел на ополченца - лучника, который с изогнутым в дугу луком целился в монстра, но до сих пор не решился спустить тетиву. Приняв упрёк в нерешительности, мужчина выстрелил. Последний противник умер, получив стрелу в глаз.
Женя, собирая кристаллы, пристально посмотрел в сторону деревни. Напади гоблины на караван, ополченцы должны были подать дымовой сигнал, но ничего подобного на небе не наблюдалось.
- Два ноль в нашу пользу, - подытожил философ, имея в виду разгром дозорных постов и уничтожение посыльного отряда. События тем временем развивались дальше.

 

***

 

Юре казалось, что черепаха и та ползёт быстрее и то, что у телеги запряжённой двойкой лошадей всего две лошадиные силы, это категорически неправильно. Однако, выйдя из ворот на дорогу, процессия, пусть и со скоростью среднего пешехода, удачно минула сначала полукилометровую зону посевных полей, а после участок пути с растущим по обе стороны от дороги непроходимым бурьяном. Наконец беженцы вышли на дорогу через жиденький, но уверенно набирающий по мере удаления от деревни силу, лес. Здесь ополченцы перегруппировались. Около двадцати мужчин разбились на двойки и рассеялись по лесу, осторожно проводя дозор вокруг каравана. Остальные большим отрядом следовали позади, так как уже знали: группа из тридцати гоблинов идёт по лесу, держась от них на расстоянии примерно восьмидесяти метров.
Сатар поманил Юру за собой. План действий был обговорён заранее и молодой человек знал, что делать и без всяких объяснений.
- Всё будет хорошо, - на всякий случай подбодрил он Марину и присоединился к отряду из семи лучших деревенских лучников. Задача отряда заключалась в подготовке засады, что внесёт хаос в ряды преследователей и позволит основным силам эффективно уничтожить неприятельский «хвост». Чем они и занялись, сначала обогнав ползущую по укатанной дороге процессию, а после углубившись недалеко в лес.
- Ты там только это, осторожнее, ладно! - успела крикнуть ему вслед целительница.
На что Юра постарался уверенно отмахнуться рукой, но вышло как-то кисло.
После небольшой пробежки по лесу, ополченцы подвели Юру к раскидистому дереву. Молодой человек жалобно посмотрел на деревенских и во взгляде том читалось, что его навык лазанья по деревьям пока имеет минусовые значения. Оно и ясно, ведь рост попаданца составлял метр семьдесят в лёгком прыжке. А без прыжка на пять сантиметров ниже, благо хоть плечи широкие.
Мужчины хмыкнули и без лишних объяснений принялись подсаживать его до ближайшей удобной ветки, ну а дальше он кое-как да справился.
Устроившись в ветвях поудобнее, Юра вынул из небольшой сумки на боку маскировочную накидку и принялся торопливо надевать её, молясь в процессе, чтобы его пассивные навыки сокрытия не подвели. Маскировочная накидка была сшита из тончайшей невесомой ткани и требовала бережного к себе отношения, из-за чего надеть её раньше молодой человек не решился. Заодно, по его мнению, было лучше подвергнуть себя лишней опасности, чем угробить семейную реликвию Эриты. Надев накидку, он моментально слился с ветвями, однако в безопасности себя всё равно не ощущал, ведь обнаружили же его как-то гоблины до этого, тогда, на сторожевой вышке.
Пока Юра возился с плащом, ополченцев и след простыл. Они отошли слегка в сторону и устроились на деревьях немного правее молодого человека. Пусть маскировочные плащи на них были самые обычные, без всякой магии, деревенских лучников попаданец разглядеть не мог. Внимательно оглядев довольно жиденькие кроны вокруг, он внезапно почувствовал себя брошенным на произвол судьбы.
«Восемь человек против пятнадцати гоблинов, - захныкал про себя арбалетчик. - Сатар, похоже, считает, что они преследуют нас двумя отрядами рыл по пятнадцать, но никто не мешает им идти всем вместе. Ох, что-то не нравится мне этот расклад, лишь бы остальные подоспели вовремя», - волновался Юра, сидя в первой в своей жизни настоящей засаде.
Но расклад был верным, он это чувствовал. В засаду определили лишь тех, у кого имелись подходящие для этого навыки. Не удержавшись, молодой человек закрыл глаза, намереваясь проверить статусы наблюдателей:
«Не понял!» - невольно охнул про себя попаданец, ведь привычное окно статуса претерпело некоторые изменения. Точнее не само окно, а его содержимое.

 

**
«Уровень: - 1.
Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок.
Физические характеристики - слабые.
Ментальные характеристики - средние.
Удача: - высокая.
Навыки: - стрельба - начинающий; скрытность - новичок; ощущение цели - новичок.
Особое умение: - пожиратель плоти.
Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
***Активные квесты***
***Прочая информация***

 

Чёрный наблюдатель: - Ты главное не пёрни на весь лес, как тогда, в каменоломне...
Белый наблюдатель: - Просто действуй!»

 

 

«А! Аа! Ааа! Статус проапгрейдили», - начал кипишевать про себя Юра.
И действительно, в текущем виде информация воспринималась проще и понятней. Туговато видать у Хранителей с онлайн играми, не играют они в них. Не отражали циферки положение вещей совершенно, или отражали, но как-то по нубски что ли.
«А что там в прочей информации? - заинтересовался Юра, - верно предположив, что, чтобы зайти в подменю, надо сосредоточить на пункте внимание, как и при выборе квеста».
Рядом с его позицией тревожно крикнула птица и, сорвавшись с ветвей, улетела прочь прочь. Это заставило молодого человека прервать не подходящее моменту занятие и открыть глаза.
«Какой ##### статус, - «охнул» про себя Юра нехорошее, - меня тут укокошить могут!»
Арбалетчик увидел гоблина. Не услышал, а именно увидел, так как монстр шёл очень тихо. Гоблин разительно напоминал байкера - металлиста, разве что не хватало мотоцикла и отреставрированной каски времён вермахта. Хотя каска была, точнее какая-то обмотка с вплетённой в неё проволокой, костями и пластинками металла. На плечах монстра красовалась кожаная куртка, обшитая по последней гоблинской моде, а именно, чем попало. А вот штаны покрывали вполне приличные лоскуты кольчужного полотна. Тут же молодой человек увидел ещё несколько гоблинов, что настороженно, но торопливо, продвигались по направлению движения каравана. Преследователи постоянно поглядывали направо, вероятно ловя знаки от монстров-разведчиков, которые шли ближе к дороге и видели караван.
Байкеров Юра уважал, а вот металлистов не любил. Не из-за музыки, нет, просто он как-то получил по физиономии от одного дворового металлиста. Подробностей уже и не помнил, но отомстить решил именно упомянутому гоблину. Но не успел. С тихим свистом в плечо того вонзилась стрела. Монстр охнул, приглушённо заскулил от боли, но орать на весь лес не стал.
Монстры активно задвигались, ощетинились оружием и, стараясь прикрываться деревьями, бросились в том направлении, откуда велась атака. К тем четверым, которых заметил из засады арбалетчик, от дороги быстро подтянулись ещё несколько врагов. Всего монстров на конкретно этом пятачке леса набралось с десяток. И сейчас перед Юрой соблазнительно мелькали спины супостатов.
«Нет, прав Женя со своими шахматами, тактикой и прочей лабудой, у меня сейчас зверское преимущество, главное его не упустить! - пронеслось в голове у молодого человека. - Ах ты, сукин сын!» - чуть не свёл упомянутое преимущество на нет арбалетчик, но вовремя проглотил возглас.
Это был он! Тот серозадый *вырезано цензурой*, который всадил Юре в спину арбалетный болт! И добротный чёрный арбалет никуда не делся, монстр нёс его в руках, пригибаясь и прячась за очередным деревом. Броня на гоблине выглядела средненько, а вот голову закрывал добротный широкополый шапель. Из-за него более надёжным выглядело решение стрелять в корпус. Засвистели стрелы. Юра всё ещё волновался, но страх прошёл, его место заняла ненависть. Стараясь не шуметь, он вскинул арбалет и выстрелил во врага.
Месть оказалась сладкой, но скучной: болт ударил точно в позвоночник монстра, удар швырнул врага на землю, где тот и затих. Жаль, времени порадоваться в наличии не имелось. Отточенным движением стрелок вложил в ложе новый болт, прицелился и пробил череп ближайшему к первой цели гоблину.
Юрин арбалет стрелял значительно тише обычных арбалетов, но, несмотря на это, враги обнаружили его снайперскую засидку неприлично быстро. Попаданец выстрелил по очередному заметавшемуся гоблину, но промахнулся. Стрелял по врагам не только он, со стороны чащи метко летели стрелы, несколько монстров были убиты ополченцами, несколько ранены. Однако на шум от дороги подтянулась новая партия супостатов.
Под деревом раздались звуки движения. И здесь молодой человек понял, что оказался в довольно невыгодном положении: если деревенские обстреливали гоблинов со стороны, то он оказался в гуще врагов. Стоило не поддаваться гневному позыву мести и пропустить монстров немного дальше. И сейчас двое гоблинов, из тех которые подоспели со стороны дороги, пристально вглядывались в ветви, силясь разглядеть сокрытого маскировкой стрелка.
Юра не стал скрываться, а с трёх метров всадил болт в голову любопытствующего гоблина. Голова дёрнулась, и монстр завалился на землю. Но второй гоблин не бросился бежать в страхе, а с обезьяньей ловкостью начал карабкаться наверх. Взвод, болт, выстрел.
«Вот же вертлявая скотина!» - маскировка нарушилась, а ловкий враг, видя направленный в него арбалет, умудрился увернуться. Гоблин, в два переброса своего лёгкого тела по ветвям, добрался до Юры и попытался ткнуть в того своим топором. Не ударить, а именно ткнуть, так как махать оружием в ветвях не получалось. Молодой человек начал было крепить арбалет на спине, имелись на ней специальные встроенные в броню держатели, но понял что времени на это нет и, кое-как приткнув оружие в ветви, выхватил с пояса кинжал.
Гоблин ткнул топором во второй раз, целясь в Юрино колено, молодой человек частично увернулся, получив скользящий удар в бедро. Подловив момент, когда гоблин начал менять точки опоры, теперь уже попаданец ткнул во врага кинжалом. В густых ветвях это давалось лучше, чем махание топором. Но враг ловко отпрянул, вот только что-то не рассчитал, так как лезвие болезненно полоснуло его по рёбрам. Монстр в шоке уставился на клинок, который внезапно стал на треть длиннее, но быстро опомнился и, целясь в Юрину голову, замахал топором с новой силой.
В душе попаданца бушевали самые разные чувства, преобладал, конечно, страх, но почти равные права возымели ярость и азарт. Не было паники и это главное. И что особо радовало, появилось некое осознание собственных сил, а природная ненависть к монстру отодвинула на задворки сознания столь опасные в такие моменты сомнения.
Увернувшись от очередного замаха и чуть не свалившись при этом с дерева, Юра извернулся и ловко пнул гоблина ногой в грудь. Но тот не менее ловко успел махнуть топором и ударил лезвием в правый бок попаданца. Больно, даже очень, но терпимо. Удар пришёлся в мягкое, рассёк кожу доспеха до подкладки и на этом остановился. Юра, сделав финт корпусом, добавил гоблину нового пинка, отчего тот не удержался и грохнулся с дерева.
Чуть в стороне послышались крики и лязг оружия. Наконец подоспели ополченцы, которые начали теснить растерявшихся монстров. Молодой человек подхватил с ветвей чудом не упавший на землю арбалет, вложил болт и, догнав взглядом гоблина, который уже поднялся с земли и ковылял подальше от дерева, продолжил традицию подлых, но метких выстрелов в спину. Совесть не болела совершенно, что не значило, что её не было, но уж больно жёстко в этом мире в попаданцев прошили систему свой - чужой. Наверно нечто подобное чувствовал советский снайпер, сокращая жизнь зазевавшемуся эсэсовцу.
Участок леса наполнился движением. Стрелок крутился в ветвях, но подходящую цель найти не смог. Те гоблины, которых можно было выцелить, дрались с ополченцами метрах в пятнадцати - двадцати от него. Стрелять в них было опасно, так как практика показала, что и три гоблина в ряд для его арбалета не проблема, да и ополчение прекрасно справлялось. На одного «серого» приходилось в среднем по двое - трое ополченцев, имелась поддержка лучников, отчего не прошло и двух минут, как всё закончилось. Глядя на мужчин, глаза которых светились яростью и каким-то непонятным отчаянием, Юра начал спускаться с дерева.
Лишь только он спрыгнул на мягкую лесную землю, как лицо обожгло болью, по щеке заструилась струйка крови.
«Вот гад! Живой!» - пронеслось в голове молодого человека, зубы которого заскрипели от ярости и боли.
Гоблин - арбалетчик не умер, хотя и был тяжело ранен. Сейчас он прислонился спиной к дереву и, разрядив арбалет в ненавистного попаданца, пытался взвести его снова. Внезапно Юра понял, что нижняя часть тела врага парализована и взвести оружие одними руками гоблин не сможет. Взгляды ранившего и раненого встретились, взгляды наполнились ненавистью. Молча и холодно взведя арбалет, молодой человек просадил врагу голову. Тело того обмякло, но даже смерть не стёрла с губ монстра злобную ухмылку.
К попаданцу торопливо подошёл Сатар и оглядел поле недолгого боя. Вокруг засуетились ополченцы, началась короткая перекличка и раздача указаний. Тело ненавистного гоблина и не думало исчезать, как и ещё пара тел монстров рядом.
Постанывая, Юра отковылял в сторону, создав необходимую для получения трофеев дистанцию. Лицо болело, кровь обильно сочилась из разодранной кожи. Борясь с желанием брызнуть слезами, он достал из сумки на поясе складку чистой материи и прижал её к ране.
«Ну почему я не могу без приключений!» - ругался на себя молодой человек, стараясь не раскиснуть перед деревенскими.
Молодой человек с копьём принялся что-то докладывать командиру, но не тот молодой человек - который Юра, местный, парень лет семнадцати. Попаданец смотрел на юношу с уважением, так как чувствовал, что тот, в отличие от него, участвует в происходящем не «из-под палки». Это в книжках герои сломя голову несутся в пункты раздачи трандюлей. На практике же трандюли оказались очень болезненными, и связываться с ними лишний раз почему-то не хотелось. Да, Юра испытывал сейчас здоровый энтузиазм, а недавний бой на дереве добавил гордости и адреналина, но того огня, какой светился в глазах у деревенского паренька, у него и близко не было, а огонёк этот очень бы сейчас пригодился.
Юноша замахал рукой и начал что-то торопливо докладывать, указывая в сторону гоблинского поселения.
Энтис, фентис, азентис, ритарис, омарис, (один, два, три, четыре, пять) - вспомнил Юра короткие уроки Эриты по местному языку, так как различил в докладе знакомые слова:
...етаг, фентис - озентис, атаморес....
«Ага, 2 - 3 гоблина смылись в сторону деревни и это есть хорошо. Минут через сорок допыхтят до гоблинской деревни, доложат и за нами выдвинется крупный отряд. Но караван будет уже далеко, так что кабаний хрен им, а не грабёж караванов. И займутся они конечно деревней, что нам и требуется».
Зажимая платком щеку, Юра подошёл к месту, где впитался в землю ненавистный враг, намереваясь поднять энергетические кристаллы.
«А это ещё что?»
Монстры отправлялись на респ со всем своим снаряжением, даже крови не оставалось, только кристаллы. Но в этот раз рядом с двумя камешками кристаллов лежала небольшая сфера тёмного метала. Выглядела она чуть меньше шарика для настольного тенниса. Молодой человек наклонился и поднял артефакт. Он ещё не знал насколько сильно попал, но об этом позже, сейчас требовалось торопиться. И хотя в глазах стоящих рядом мужчин вспыхнуло любопытство, но приставать к Юре с расспросами никто не стал. Артефакт был торопливо уложен в карман до выяснения подробностей, так как способностью распознавать свойства предметов в отряде обладал только Женя.
«Вроде все живы, это хорошо и надо срочно добраться до Марины», - подумал Юра и поймал взглядом жест Сатара, говорящий о том, что следовало переходить к следующему этапу операции.
Разодранное лицо и заметное прихрамывание ополченцы за ранение не посчитали и ни грамма сочувствия не проявили. Быстро собрав остальные, оставшиеся от гобинов кристаллы, они передали их попаданцу, после чего направились в сторону дороги.
Марина, увидев ранения товарища, очень заволновалась, но убедившись, что пациент скорее жив, чем мёртв, быстро успокоилась и даже немного разозлилась. Она укоризненно посмотрела на Юру, вплавила кристалл ментальной силы в навершие посоха, после чего не сильно треснула молодого человека посохом по лбу. Легче ему от такой «медицины» конечно не стало.
«Осторожнее надо быть!» - строго выдала девушка, а после всё-таки наложила на раненого целительное заклинание и принялась смазывать рану на лице специальной мазью, бледнея в процессе от вида разодранной кожи. Кровотечение моментально прекратилось, да и боль снизилась до терпимой.
«Эрита наверняка захочет наложить пару швов!» - со «сладким ужасом» подумал Юра. Накладывать швы было больно даже поверх целительной магии. Происшествие с волками это ясно показало.
Тем временем процессия телег и повозок исчезла за поворотом, ополченцы же, избавившись от преследователей, остались пока на дороге. Молодой человек проводил телеги взглядом и принялся расхаживать по дороге. Долго скучать ему не пришлось. Спустя минут десять вернулись дозорные и подтвердили, что выжившие гоблины покинули лес и ушли в поля по направлению к своему поселению.
Сатар командным голосом раздал указания, отряд проверил снаряжение, выстроился в боевой порядок и в среднем темпе направился в точку «Х», туда, где Юру с Мариной ожидали товарищи и с десяток деревенских. И здесь начался АД! Нет, не напали гоблины, огнедышащий дракон не слетел с небес и даже не разверзлась твердь земная выпустив полчища адских демонов. Хуже. Значительно хуже. Юру ждал двенадцатикилометровый марш бросок...

 

***

 

Гоблины действовали оперативно. Стоило пережившим лесную битву монстрам добраться до родного поселения и сообщить о бегстве местных, которые не только сбежали, но и вырезали почти весь дозор, в гоблинском поселении началась строгая, размеренная и слаженная - паника. Монстры знали что делать, как делать и зачем делать, но то, что делать это придётся, не думали совершенно. Зашито в них так было, не программным кодом конечно, но крепко. Не должны были деревенские сбежать таким образом и всё тут.
Выслушав доклад выживших, Гоблин-генерал снял с пояса костяной рог, поднёс его к губам и издал три протяжных громких сигнала. Немедленно, словно выдуваемые «магическим пылесосом», из центрального входа в шахту хлынули монстры. Они торопливо поправляли броню, проверяли оружие и искали своими большими глазами положенных им десятников.
Не прошло и пяти минут, как большой отряд из семидесяти гоблинов организованной колонной начал вытекать в узкий проход ведущий из бывшей каменоломни. Ещё около сорока монстров принялись готовиться к преследованию более тщательно, собирая вещевые мешки и выпуская из вольера волков. Гоблин-генерал тем временем уселся на деревянный ящик и крепко задумался. Он морщил свою, похожую на старую кору, кожу, поглядывал на молодняк, что-то взвешивал и прикидывал. После закрыл глаза и в таком состоянии «подвис», пока его не выдернул из задумчивости адъютант, который сообщил о готовности второго отряда отправляться в погоню. С адъютантом к Генералу подошли несколько гоблинов отвечавших за оборону поселения.
Генерал коротко сообщил собравшимся, что жители, скорее всего, покинули деревню и преследовать их бесполезно. На это указывали и доклады разведчиков о том, что за день до текущих событий свернулись и ушли оба лагеря караванщиков стоявших у леса с северной и восточной стороны от деревни. (Был ещё один лагерь торговцев на дороге в сторону Риктела). После Гоблин-генерал отдал приказ второму отряду осторожно занять деревню и приступить к сбору и учёту «репараций», при этом он наказал десятникам строго следить, чтобы ни один гоблин сдуру не поджёг деревню, так как на разграбление и вывоз всего ценного понадобится не один день. Подчинённые понимающе задёргали головами и второй отряд начал вытекать из гоблинского поселения. Защищать это место осталось всего около тридцати гоблинов.
Серый Генерал посмотрел вслед второму отряду и начал расхаживать по деревянному настилу. Ему также стоило отправиться в деревню, но он очень боялся пропустить важных гостей. Пусть не известно придут они через час или через месяц, рисковать не следовало. Гоблин кинул усталый взгляд на клетки с Касталиями и Изумрудным ящером, после чего подумал:
«Я слишком задержался в этом теле, давно пора двигаться дальше. Облажаться с этим никак нельзя», - и монстр оглядел копошащихся вокруг собратьев.
Большинство из них пришли в этот мир впервые и кроме гоблинской «шкурки» нечего примерить не успели. А вот расхаживающий по настилу гоблин успел побывать много кем. И не сказать, что он был от этого процесса в восторге. Хотя с каждой пройдённой ступенькой его осознание и умственные возможности росли, давно настал момент, когда ему стало «тесно» в гоблинском теле. Конечно, рано или поздно Тени зачтут ему выполненную работу, но не хотелось ни рано, ни поздно, хотелось сейчас. А для «сейчас» нужны были кристаллы с заблудших, тридцать штук, что много, ведь шанс убить заблудшего выпадает не каждый день. Десять кристаллов у него уже были, а ещё двадцать предстояло получить за выполненную работу. Выполненную, не сданную.
«Люди не ценят того, что имеют», - скривился Гоблин-генерал и принялся дальше расхаживать по настилу размеренными шагами.

 

***

 

Грабёж, как много в этом слове, для сердца тёмного слилось, как много в нём отозвалось. Грабёж - он прекрасен, особенно когда ты - серокожий пещерный гоблин. А если ещё и грабят не тебя, то грабёж прекрасен вдвойне. И если гоблины в первом отряде, огибая деревню с запада, лишь поглядывали на неё заинтересованными взглядами, то второй отряд, оказавшись в «гоблинском раю», очень быстро растерял большую часть дисциплинированности, с которой вышел из родного поселения. Хотя физические и магические навыки у монстров небольшого уровня были редкостью, тем не менее, они встречались.
Пара гоблинов в племени упомянутыми навыками владела и именно с их помощью они несколько дней назад обнаружили ведущего разведку Юру. И сейчас, при помощи тех же навыков, монстры очень быстро выяснили, что в деревне имеется огромное количество живых существ, но людей среди них нет совершенно. Однако присутствует немыслимое для гоблинского разума количество яков, коз, овец, кур и кроликов. И предвкушение, что вся эта «прелесть» скоро перекочует в их желудки, упомянутые желудки сильно согревало. Сжигать всё это? Да никогда в жизни! Ещё имелась куча жилых домов, забитых ножами, топорами, косами, пилами, в общем всем тем, чем грезит во сне любой монстр имеющий руки и интеллект слегка выше обезьяньего. Это тоже в монстрах зашито, любят они мастерить. Как итог, какое-то время гоблины старались соблюдать дисциплину, но уже спустя пару часов перешли в режим наглого неприкрытого грабежа.
А ещё спустя пару часов с южного направления пришёл первый отряд, тот, что отправился в погоню после доклада о бегстве деревенских. Погоня эта отдалилась от деревни километров на семь. Не любили монстры уходить далеко от своего поселения. Хотя они, скорее всего и продлили бы преследование ещё километров на пять - шесть, но остановились, наткнувшись на несколько брошенных в спешке телег, к содержимому которых их гоблинские сердца оказались очень неравнодушны. Одна телега была забита содержимым местной кузницы, вот только эвакуация ценного оборудования не удалась, ось поломалась. А ещё две телеги везли на себе кучу пивных и винных бочек, полных бочек. Сомнений в том, что данное имущество бросили как второстепенное, у гоблинов не возникло. Бочки с вином монстры выбросили на обочину, перегрузив на исправную телегу кузнечный инструмент. А пиво, да вон оно родимое, въезжает в ворота деревни, запряжённое десятком гоблинов. Возвращается на родину так сказать, туда, где ему очень рады. Вот только пить его пока нельзя, война и всё такое.
В деревне первый отряд обнаружил, что здесь уже несколько часов идёт процесс активного перераспределения материальных благ, в котором он - первый отряд не участвует совершенно, что, откровенно говоря, обидно. Надо навёрстывать! Чем прибывшие гоблины немедленно занялись с быстро нарастающим азартом. Надо отметить грабёж занятие приятное, но утомительное, пить хочется во время этого занятия. Но война же братцы, пьянкам положено мирное время! Это к тому, что в процессе стаскивания в кучи ценного имущества и набивания карманов особо ценным, монстры выпили всего четыре бочонка пива. Они же даже по объёму смешные, литров по тридцать каждый, жажду утолить, не более. Нет, пробовали пить воду, но оказалось, что во все колодцы в деревне зачем-то засыпали по мешку соли. Хотя, что ещё ожидать от людей, что убили твоего собрата. И воду испортили и соль перевели. Пиво на вкус оказалось отличным, настолько отличным, что поплохело от него только к вечеру, но до этого успела произойти масса интересных событий.

 

**

 

- Юра, ты как? - участливо спросила молодого человека Эрита.
Юра был «никак»: он лежал на спине и изучал неторопливый полёт жиденьких облаков.
- Ща пропыхтится и «воспрянет из мёртвых», - успокоил девушку Коля. - Торопиться нам всё равно пока некуда.
Марина, которая используя возникшую паузу, узнала у Эриты подробности их плана, спросила у Жени:
- А точно стоило бросать бочки с пивом на лесной дороге, вдруг гоблины не поволокут их обратно или решат забрать попозже?
Как уже упоминалось, целительница проспала большую часть совещаний, отходя после ментального истощения.
- Может и не стоило, - пожал плечами Женя, - но бросать их на воротах подозрительно, а оставлять в погребе сомнительно. А так бочонки, хочешь, не хочешь, удостоятся внимания большинства гоблинов - это раз, и наши дозорные смогут зафиксировать факт их попадания в деревню - это два.
- Тёмный гений в деле, - подытожил Коля ответ философа, - Юра, харе уже загорать, не на пляже, - подколол мужчина молодого человека. - Ну или хотя бы загорай с пользой - посмотри статус. Эти «черти» его обновили, видел?
Юра кивнул и встрепенулся.
- Это, я вам потом расскажу подробности, но меня чуть того, не убили, - путано начал излагать лежащий. - Но я убил того гада, который всадил мне болт в спину.
Внимание товарищей моментально переключилось на бывшего геймера.
- Да ты блин... - не смог подобрать слова гопник, - в общем, предлагаю отметить это дело кружечкой чайка с галетами, война - войной, а я проголодался, - подытожил Коля.
Местное ополчение и отряд попаданцев скрывались от лишнего внимания в глубоком овраге километрах в двух от гоблинского поселения и напряжённо ждали доклад о том, что бочки с пивом вернулись в деревню. Или о том, что не вернулись, что тоже важно. Хотя штурмовать поселение планировалось в обоих случаях, но при втором варианте лишь только ради освобождения пленников.
На информацию об обновлении статуса Юра ответил:
- Статус я видел, там ещё дополнительное меню появилось, но это потом, - молодой человек пошарил в кармане и вытащил оттуда металлический шарик, который протянул Жене. Хотя артефакт на вид был выполнен из метала, весил он довольно мало, грамм пятьдесят наверно. - Вот, выпало с гоблина, - пояснил Юра.
Женя с интересом закрыл глаза и сосредоточился на предмете. Внимание отряда, что до этого принадлежало Юре, моментально досталась философу. Но тот, нагнетая интригу, вернул шарик обратно и пояснил:
- Возьми его в руку и вызови окно статуса, но прежде сосредоточь намерение на желании получить информацию о предмете. Как уже говорили, Систему проапгрейдили и мы тут тоже без дела не сидели, экспериментировали, - улыбнулся философ.
Юра зажал шарик в руке и проделал предложенное. Описание у артефакта выглядело весьма любопытным:
**
Неоднозначный предмет порождённый вашей ненавистью к цели.
Свойство предмета: при использовании на цель, заставит её покинуть этот мир на сто лет, либо же привяжет цель к этому миру на указанный срок. Использование возможно только на объекты чуждые этому миру. Передача предмета только с вашего согласия.
**
- Что там, Юра, не томи? - запрыгала Марина от любопытства.
- Пока не сильно ясно как его лучше использовать, но, похоже, штука любопытная, - пояснил товарищам молодой человек и протянул шарик Марине.
В связи с новыми возможностями на попаданца накатила волна предвкушения и любопытства. Взяв арбалет, который лежал рядом, Юра сосредоточил на нём внимание:

 

***Четвёртое сокровище тьмы - предмет комплекта Сокровищ тьмы***
Особое умение: Энергетическая стрела (недостаточно ярости).
Особое умение: Выстрел презрения (недостаточно сосредоточения, заблокировано до 50 уровня).
Особое умение: Выстрел повелителя силы (недостаточно ярости, недостаточно сосредоточения, заблокировано до 100 уровня).
Особое умение: Выстрел повелителя тьмы (даже не думай мелкий!)
Привязка предмета - активна.
Уровень синхронизации с предметом - средний, при росте уровня синхронизации доступны дополнительные возможности.
Лояльность предмета к владельцу - высокая.
(Внимание, при падении лояльности предмета до 0, возможно поглощение предметом вашей информационной сущности) ***

 

«Так! - перечитав табличку перед глазами три раза, начал Юра анализ прочитанного. - Первое - «Энергетическая стрела» - она доступна, но, тем не менее, пользоваться ей я не могу. Ну, это понятно, ярости не хватает. Что такое ярость? Эрита говорит, что ярость - это что-то вроде решимости сражаться помноженная на силу воли и навыки. Звучит запутанно, но похоже на правду. Дальше».
Юра не раз думал, что необходимость таскать к вундервафле кучу болтов - это неправильно. Мега артефакты должны разить врага без подобных условностей. Тем не менее, открытым оставался вопрос: является ли упомянутая «Энергетическая стрела» выстрелом сгустком энергии или это умение позволяющее заряжать болт разрушительной силой?
«Что-то мне подсказывает, что, как первое, так и второе, «кушает» вагон карцибела», - грустно подытожил молодой человек.
Имелась ещё пара любопытных моментов:
«И что это за такое «даже не думай мелкий!» в описании эпического артефакта, - возмутился попаданец. - Всю атмосферу момента испортило. С другой стороны до 100 уровня мне ещё как раком до Ташкента, так что над заблокированными навыками можно голову пока не ломать. Далее - синхронизация и лояльность. То, что лояльность этого парня ко мне высокая, говорит тот факт, что он «вылез» во время событий в поместье. Но вот новость, что если она упадёт, то мне может настать кирдык-капут как-то не радует. И что делать? Ну, вроде он намекал, чтобы я не слюнтяйничал, так попробуй тут послюнтяйничать блин».
Нарастающее вокруг возбуждение вырвало молодого человека из размышлений. По лагерю прокатилось что-то вроде информационной волны, словно ветер всколыхнул островок леса. К товарищам подошла Эрита.
- Гоблины закатили пиво в деревню, начинаем! - коротко сообщила она.
Юра подскочил с травы, усталость как рукой сняло. Ещё бы, ведь если подумать, самое важное только начинается.

 

***

 

Юра лежал в траве и обдумывал значение фразы «Родина сказала - надо, комсомол ответил - есть!» Фразу, конечно, изрёк Коля. В данный момент молодой человек находился в засаде, и, как оно часто бывает во время долгого ожидания, в голову лезли всякие ненужные мысли. Довольно серьёзный вопрос - что есть для него сейчас родина, теснила другая мысль - состоял ли гопник в комсомоле. При этом некая часть молодого человека панически кричала, что это не то, о чём надо думать находясь на другой планете и выцеливая арбалетом гоблина на сторожевой вышке.
«А есть ли у гоблинов комсомол?» - породил внутренний монолог совсем уж идиотскую мысль.
«Вот оно!» - мелькнуло в голове. Но было поздно, монстр, что заслонил собой собрата, переместился слишком быстро, лишив арбалетчика шанса уложить одним выстрелом обоих.
«Интересно, а дымовые шашки относятся к запрещённым администраторами технологиям?» - не выдержав и полминуты безмолвного сосредоточения, продолжил размышления Юра.
«Щёлк» - палец спустил курок без вмешательства разума. Один из гоблинов решил в очередной раз размять ноги, и голова его удачно перекрыла собой голову товарища.
«Вот неудача!» - запаниковал арбалетчик.
Если ближнему дозорному выстрел стоил жизни, то второй остался жив. Он гортанно крикнул и опасливо пригнулся, скрывшись за перекладинами сторожевой вышки.
Юра быстро вложил в оружие следующий болт и сделал новый выстрел, прошив наугад скрывавшие цель толстые жерди. После привстал, разрушив маскировку и замахал рукой в сторону леса. Убедившись, что ему махнули в ответ, он перевёл своё внимание на вторую вышку.
«Ну почему всегда так!»
То, что второй пост не спал и заметил атаку вовремя, Юра понял по громким визгливым крикам и суете на втором дозорном сооружении. Но имелся и приятный момент, первая вышка молчала.
Со стороны леса к гоблинскому поселению приближалась большая группа ополченцев. Если точнее, около сорока человек. Ещё двадцать заняли позицию в овраге, перед входом в котлован. Молодой человек привстал и гуськом перебежал ко второй вышке, приблизившись к ней метров на двадцать. Это у ополчения сейчас болела голова как не проколоть ноги, а у самой кромки котлована ловушек не было. Вскинув арбалет, он выстрелил по гоблинам, что уже натягивали свои короткие луки в сторону ополчения. Промах.
«Вертлявые блин», - расстроился Юра потерянному болту, так как к хорошему привыкаешь быстро, а промахивался он в последнее время не сильно часто.
Но оно и к лучшему, гоблины залегли за перекладинами, не подозревая о бесполезности своего укрытия. Трёх выстрелов из арбалета хватило, чтобы вышка перестала подавать признаки жизни.
Ополченцы достигли края котлована, но подходить к обрыву не торопились. Нападающие остановились метров за десять от края и припали к земле. Несколько групп принялись поджигать приготовленные заранее небольшие свёртки, которые с треском разгорались и начинали обильно дымить. Стараясь не вдыхать дым, мужчины принялись швырять тлеющие снаряды вниз котлована. Помня свою роль, Юра натянул на глаза капюшон маскировочного плаща и подполз к краю.
«О! Вот это я понимаю суета! И хрен вы их затушите, не зря же Женя их чем-то пропитывал».
Однако приглядевшись, Юра понял, что радость его преждевременна. Дымовые шашки гоблины вполне удачно тушили. Да и дымили они не особо то и сильно. Вот только качество быстро начало компенсироваться количеством. Дно котлована выглядело основательно застроенным, имелось практически два яруса деревянных настилов и не до всех дымовых шашек монстрам удавалось быстро добраться.
Держа в руках корыто с водой, из пещеры выскочили двое гоблинов и торопливо поставили ёмкость с водой посреди поселения, другие монстры приняли бросать дымящиеся свёртки в воду.
«Вот оперативные черти, вода у них точно заранее заготовлена, возможно опасались поджога», - подытожил увиденное арбалетчик.
Предположение оказалось верным, из соседней пещеры вынесли ещё две ёмкости с водой. Но Юра смотрел вниз не ради всех этих подробностей, осмотрев врагов, он увидел свои цели. Несколько гоблинов на разных концах поселения держали в руках взведённые арбалеты или короткие луки и панически оглядывали кромку котлована. Дистанция до двух ближайших была «рабочая».
Первый курок, взвод, болт, выстрел. Есть! Повторить. Промах! Повторить. Есть.
«Хорошо в маскировочном плаще, да?» - закопошилась совесть. Но мучать не стала.
Юра начал выбирать следующую цель. До ближайшего гоблина-лучника было далековато, метров тридцать. На этой дистанции молодой человек пока частенько мазал. Но здесь его внимание привлёк странный гоблин в начищенной до блеска кирасе. Он стоял на одном из мостиков и раздавал резкие короткие команды. И исполняли их остальные монстры незамедлительно.
Полтора десятка гоблинов начали собираться в группу перед воротами, готовые выскочить наружу и пресечь хулиганские действия.
«Многовато их будет для двадцати ополченцев, медлить больше нельзя!» - решил Юра.
Он отполз на пару метров от обрыва и махнул рукой деревенским лучникам. Конечно, имелась опасность, что гоблинские снайперы подстрелят кого-то из ополченцев, но бой на выходе был чреват ещё большими потерями. Подав знак, молодой человек вернулся на исходную и нашёл глазами Гоблина-генерала. Тот стоял на прежнем месте, махал руками и выкрикивал резкие команды.
«Метров тридцать пять и стоит боком», - прикинул арбалетчик свои шансы.
Гоблин-генерал резко поднял глаза наверх. Посмотреть на что имелось, так как по всему северному краю обрыва выстроилось около тридцати лучников. Эффектное, но весьма неприятное для монстра зрелище.
Но гоблин повёл себя странно. Он не стал паниковать, кричать или махать руками, а лишь кинул прощальный взгляд на клетки с пленниками и спокойной походкой капитана, покидающего тонущий корабль последним, направился к входу в центральную шахту.
Юра вскину арбалет, дистанция до цели составляла примерно сорок метров, дополнительно усложняло попадание то, что цель двигалась.
«Далековато, - закрутилось в голове, - но как там говорил этот странный тип в поместье: «Не попытаться - значит проиграть. Попытаться и проиграть - значит стать сильнее». Или это Женя говорил? А-а-а! Уходит же, нашёл время филосовствовать!»
Юра выстрелил. Болт ударил в блестящие доспехи гоблина. Но что его арбалету сверкающая кираса, выстрел пробил её и поразил цель. Давно уже пора дать кое-кому бан за читерство. Но как там писали дома властители виртуальных миров - админы: «Игровой момент». И нет, кираса что надо, снаряд пробил её с боку, но наружу болт не вышел. Гоблин злобно обернулся и взглянул в сторону, откуда пришёл выстрел. До монстра было довольно далеко, но даже отсюда молодой человек поёжился от его взгляда. Злоба и отчаяние пылали в нём столь яростно, что, казалось, обжигали душу. То был взгляд видящего крах своей многолетней работы.
Меткий арбалетчик не знал, что только что влепил противнику «Шах». Да и откуда ему было знать, что не убей он вражеского командира, события пошли бы дальше по менее благоприятному сценарию с шансом 9 из 10. Но Юра лишь поёжился от неприятного взгляда и принялся выцеливать следующего врага.

 

***

 

Хастел наслаждался работой Зигирота. Архитектор его группы являлся настоящим мастером своего дела. К тому же Архитекторы в этом мире были единственными, кто имел прав на манипуляцию с материей больше чем Хранители.
Вокруг царила тишина и умиротворённость. И это наверняка показалось бы стороннему наблюдателю странным, так как действие происходило в центре бушующего циклона, что скорее напоминал гигантский смерч. Ветер, дождь, град и пелена тёмного, налитого яростью тумана, терзали горы вокруг, порываясь сорвать с них покрывало леса. При этом в центре, там, где сейчас трудились Администраторы, воздух был свеж, спокоен и неподвижен.
«Люди постоянно пытаются передать величие мира словами, - размышлял Хастел, наслаждаясь буйством стихий и полётом огромных глыб, - но слова упрощают и опошляют, срывают пелену величия и бросают сокрытое к ногам людей. И те ликуют, считая, что познали тайны, но познали они не более чем иллюзорный плод своего разума», - подумал Администратор, наблюдая, как Зигирот материализовал огромную глыбу камня и осторожно уложил её на дно необъятного котлована.
Закончив размышлять, Хастел встряхнулся. При всех своих полномочиях, Администраторы не любили важность и серьёзность в общении или поведении. Её в них и так хватало. Простота и здоровая лёгкость, вот что позволяло сохранить свежесть жизни непомерно долго.
Работал архитектор слаженно и быстро и уже к вечеру костяк огромного подземелья будет создан. Затем Хастел синхронизирует строение с экосистемой и энергетикой планеты и лишь после этого передаст его «в руки» Хранителей. Те наполнят его смыслом и содержанием, после чего оставят администраторам лишь небольшую задачу по проверке: не вносит ли деятельность «данжа» каких-либо искажений в остальной мир.
Вместе с Хастелом за происходящим наблюдала Нефирата - курьер-стажёр его группы. Эта, обладавшая внешностью египетской жрицы женщина, внимательно наблюдала за маленькой тёмной фигуркой Зигирота, стоявшего внизу, на краю огромного котлована. Фигурка никак не вязалась с теми огромными каменными блоками, которые Архитектор материализовывал из эфира и словно медленно падающие листья точно укладывал в основание создаваемого им сооружения.
- Хм, - «чихнула» Нефирата, привлекая внимание наблюдающего за процессом строительства «начальника», - откуда берётся энергия на всё это? - кивнула она на очередную циклопическую глыбу, которую Зигирот только что материализовал из воздуха.
- Я не раз говорил тебе, что данная Система имеет много задач и находится на полном самообеспечении, - расслабленно произнёс Хастел. - При этом в ней удерживается колоссальный объём энергии. Конечно, как энергию, так и саму Систему нельзя полностью изолировать от остальной вселенной, но пока энергия выполняет полезную работу, частичная изоляция допускается. Ты никогда не задумывалась, почему Система не замаскирована от внимания извне, пусть это и чревато постоянными проблемами, - здесь Координатор хитро улыбнулся и подмигнул стажёру. - Именно... - ответил он на её поражённый взгляд. - Всё, что попадает в рамки Системы, начинает работать по её законам, стоит лишь посторонней сущности поглотить хоть сколько её внутренней энергии.
«Ловушка! Это всё - гигантская ловушка!» - поняла женщина и поразилась размаху происходящего.
Хастел оставил коллегу переваривать полученную информацию, и, закрыв глаза, запросил списки артефактов материализованных Хранителями за последнее время. Сейчас его интересовали лишь предметы обладающие наивысшим приоритетом исполнения и за последний месяц таких предметов было создано всего восемь штук.
«Этого не может быть! Почему они!? Неужели вмешательство «Главного»?
Поразило Хастела то, что столь подходящий ему предмет попал в руки заблудших, с которыми его группа опосредованно контактировала уже два раза.
Мужчина улыбнулся, ему очень хотелось испортить кое-кому жизнь, выполнив маленький личный «квестик» в рамках допущения собственных полномочий. Раскрыв описание предмета, он прочитал:
«Свойство предмета: при использовании на цель, заставит её покинуть этот мир на сто лет, либо же привяжет цель к этому миру на указанный срок. Использование возможно только на объекты чуждые этому миру. Передача предмета только с вашего согласия».
Могучий разум Администратора на мгновение заработал на полную мощь и моментально сложил мозаику весьма любопытного плана. После он запросил необходимую информацию по выполняемым группой заблудших квестам.
«Они идут в Озоторг, отлично. Ну что ж, как только артефакт пересечёт городские ворота, можно будет крутануть колесо судьбы. Надо подобрать подходящих исполнителей, думаю, «Культ презрения» вполне подойдёт. Сколь сильна их ненависть к таким как я, тем легче будет заставить их плясать под мою дудку. По сути, мне необходимо лишь проследить, чтобы они узнали, что подобный предмет попал в город, а после их предсказуемые умишки состряпают «гениальный план».
Здесь Хастел на секунду задумался.
«А не навредят ли они заблудшим? Само собой навредят, Ксен их только потому и терпит в городе, - скривился Хастел от воспоминаний о белом координаторе из зеркальной его группе. - Но с ними Светоч, сама возможность навредить ей с моей стороны недопустима. Но и здесь судьба сдала мне нужные карты, за Светочью присмотрит Энрю. Даже не знаю, что лучше - сто лет не видеть Ксена в этом мире, или знать, что он сто лет не сможет его покинуть», - ухмыльнулся тёмный координатор.
Нефирата посмотрела на Хастела и вздохнула. Сколь ни элегантен и опытен был «начальник», однако, стоило ему начать обдумывать «пакости», как это до неприличия ясно выражалось на его лице.

 

***

 

- Говно твоя дымшашка, вон, даже караванщики вполне себе соображают, - корил Коля философа.
Женя на это лишь пожимал плечами.
- Тестовый гоблин выглядел... - философ задумался, - обдолбавшимся, - после небольшой паузы выдал он определение и поморщился от грубого слова. - Возможно, грибы утратили свои свойства из-за селитры и других реактивов.
Коля на это оправдание махнул рукой.
- Да ладно, всё одно перестреляли их здесь как куропаток и без всяких «веселящих газов».
Здесь мужчина мрачно посмотрел на лежащее на земле мёртвое тело накрытое куском брезента и хотел что-то сказать, но не стал, а лишь с тревогой посмотрел на зияющую пасть основной шахты. Её сейчас исследовал Сатар с группой самых опытных воинов. Марина и Эрита ушли с ними. Если за Эриту гопник был более-менее спокоен, то за целительницу откровенно переживал, однако её «удар» мог сильно помочь в случае встречи с баррикадами или перегородками.
- Эй, Юрик, на что это ты там пялишься пока Эриточки нет рядом?
Юра пялился на Касталий. Туен была безжалостно сброшена с пьедестала женской красоты, и сейчас молодой человек исподтишка поглядывал на наполненные неземной грацией и красотой зеленоватые тела местных «нимф». Несколько раз он ловил взгляд огромных серебристо-белых глаз. В глазах этих колыхались печаль и непонятная глубина, которые моментально остужали любую похоть. Пристыженный очередным таким взглядом, Юра вздохнул и постарался отогнать пошлые мысли подальше. Дабы отвлечься, он подошёл к клетке с Изумрудным ящером.
Сегодня явно был день необычных взглядов. Монстр почувствовал его внимание, кольца змееподобного тела зашевелились и поползли, а после волю наблюдателя сковали жёлтые, наполненные разумом и насмешливым презрением глаза.
Не в силах отвести взгляд, Юра затрясся от страха. Он не мог выразить словами, что в этом взгляде такого. Но факт оставался фактом: в клетке сидел «Удав», а перед клеткой стоял «Кролик». Монстр продлил ментальное давление ещё пару секунд и медленно закрыл веки. И сделал он это вовремя, ещё бы секунда и кое-кто сильно рисковал обгадить броню изнутри. И дело было вовсе не в Юриной трусости. Во взгляде пятнадцатиметрового «питона» с множеством крокодильих лап, присутствовало то, что ясно говорило кто здесь главный.
«Только бы не встретить такого в лесу!» - сглотнул слюну молодой человек.
Ополченцы принесли и передали Касталиям несколько тонких шерстяных одеял найденных в гоблинских запасниках. Женщины не стеснялись своей наготы, но явно осознавали, какое влияние производят на окружающих мужчин, поэтому без раздумий закутались в ткань. Всем как-то сразу полегчало. Женя, казалось, только и ждал этого момента, так как сразу направился к Касталиям и встретился с одной из них взглядом. Стоя напротив женщины, он на некоторое время «подвис».
Вокруг бурлило движение. При штурме погиб всего один ополченец. Гоблин арбалетчик, до последнего сидевший за грудой ящиков, поймал момент, когда ополченцы открыли ворота и всадил болт в заходящих в проём мужчин. Болт нашёл свою цель.
Женины дымовые шашки действительно не оказали на гоблинов нужного действия, как не подействовали дурманы и на Касталий. Но зря гопник ругал хитрую смесь: пленные торговцы сидели на ящиках и смотрели в землю остекленевшими глазами, периодически оглядывая происходящее и бессмысленно улыбаясь.
Здесь Юра понял, что за сегодняшний день перевыполнил норму волнений и переживаний. На него внезапно накатила волна неожиданного спокойствия. Он подошёл к гопнику, который тревожно вглядывался в темноту центральной шахты. Боковые пещеры уходили в глубь всего метров на пять и после разрастались просторными залами и на том заканчивались.
- Может сходим? - предложил он Коле, кивнув на центральный вход.
- Остынь, это всё-таки военное предприятие, - строго осадил его мужчина, - да и после настойки ночного видения глаза на свету режет, забыл?
Это была одна из причин, почему внутрь отправился ограниченный контингент.
- Дай глянуть? - протянул гопник к Юре раскрытую ладонь.
Молодой человек пошарил в кармане и без лишних уточнений положил в ладонь товарища кристалл карцибела с Гоблина-генерала. Кристалл выглядел как крупная горошина, не сильно больше чем с обычных гоблинов, но она, в отличие от кристаллов более низкого ранга, выглядела ярко-красной и светилась изнутри собственным светом.
- Видать кошерный был парняга, - прокомментировал Коля и попытался распознать предмет, но информации по нему не имелось.
После мужчина посмотрел на солнце, время явно перевалило за полдень.
- Положение наше не пойми что, - продолжил говорить Коля. - Пусть мы перегеноцидили содержимое этой ямки почти без потерь, но сидеть здесь мне не хочется чуть более чем совсем. Особенно когда подумаю, что в деревне копошится больше сотни бодрых, злых гоблинов.
Последнюю фразу поймал Женя, который подошёл к товарищам, закончив общение с Касталиями.
- А мы и не будем здесь сидеть. По крайне мере, если гоблины хорошенько не отравятся.
- Да они и отравленные вполне могут додуматься до Юриного плана, - проявил скептицизм Коля, имея виду предложения молодого человека спалить это место к гоблинской бабушке.
Гоблин, которого напоили отравленным пивом в деревне, чувствовал себя плохо, но помирать и не думал, более того, вполне себе шевелил конечностями.
Женя кивнул:
- Пока ждём Сатара с отрядом и доклад разведчиков из деревни.
Исследователи глубин оказались легки на помине: не прошло и десяти минут, как группа ополченцев показалась из туннеля. Они выходили из пещеры и болезненно щурились от дневного света. Сатар, Эрита и Марина подошли к товарищам.
- Всё плохо, - с ходу начала Эрита, передавая Юре фиал, который взяла скорее для галочки, - там нарыто столько! Настоящий лабиринт. Мы не встретили ни одного гоблина, но исследовав примерно половину туннелей, нашли целых три выхода на поверхность. Завалить или баррикадировать их долго и сложно, да и кроме найденных наверняка есть замаскированные. Придя в себя, гоблины задавят нас здесь в два счёта, - оглядела девушка высокие отвесные стены.
- Как там твой мега план? - обратился Коля к философу. - Пошлые картинки показывали?
Гопник имел в виду общение Жени с Касталиями, а про пошлые картинки он конечно в очередной раз отморозился.
- Нет, не показывали, - невозмутимо ответил Женя и посмотрел на зеленокожих женщин, что походили сейчас на индианок в свободных пончо.
Касталии были заняты делом, они стояли у клетки с Изумрудным ящером и обменивались с монстром взглядами. И что покоробило Юру, испуганными переговорщицы при этом не выглядели.
Товарищи делали на эти переговоры большую ставку, хотя в успех их верили слабо.
Юра посмотрел на внушительные металлические прутья клетки с человеческую руку толщиной. В некоторых местах они были изогнуты и выпучены, вероятно, монстр пару раз пытался показать своё недовольство заточением.
- Эти Изумрудные ящеры, действительно настолько опасны? - обратился Юра к Эрите.
Девушка перевела вопрос Сатару и выслушала ответ мужчины.
- Настолько, что даже один на один могут запросто отправить на воскрешение заблудшего максимального уровня.
- Так почему на такое опасное дело подрядили гоблинов? И каким образом они сумели его поймать? - усомнился молодой человек.
Эрита побеседовала с командиром ополчения ещё немного.
- Гоблины поступили подло. Хотя изумрудные ящеры крепко спят днём, но стоит подойти к их гнезду ближе чем на пятьдесят метров - просыпаются. Более того, у них полное игнорирование навыков сокрытия. Но серых гоблинов они считают за своих и, скорее всего, подпустили их на дистанцию атаки. Сатару даже сложно представить, из-за чего гоблины пошли на подобное, вероятно участвовали в каком-то важном задании. Демоны, скорее всего, снабдили их каким-то снадобьем, которое позволило ослабить или усыпить монстра. Без такого снадобья осуществить захват было бы невозможно. Он и сейчас ослаблен, - кивнула девушка на ящера, - но уже отходит и набирает силу, - передала Эрита «лекцию» Сатара.
«Полное игнорирование навыков сокрытия - это серьёзно», - подумал Юра и уважительно посмотрел на монстра.
Касталии всё ещё стояли рядом с клеткой с Изумрудным ящером и вели переговоры на доступном им языке образов и ощущений.
- Надо уходить отсюда, это точно, - продолжила Эрита.
- Эй, эй, победа почти у нас в руках, осталось всего сотня недобитых гоблинов, - пошутил Коля.
Все посмотрели на Женю. За стратегию текущей операции отвечал молчаливый философ.
Подождите немного, - ответил Женя и поглядел на Касталий. - Кстати, что там, в пещере, кроме выходов на поверхность?
- Надо исследовать, но не сейчас, - начала отвечать Эрита. - Если мы выполним задание, гоблины покинут это место, тогда и можно будет основательно обыскать их запасники. Сатар говорит, что очень неплохо найти чешую Изумрудного ящера, - кивнула девушка на монстра, - она стоит огромные деньги.
Юра с опаской посмотрел на пленника. Чешуи на том было достаточно, но сама мысль попытаться добыть её бросала его в нехорошую в дрожь.
- А если его пристрелить? - спросил Коля.
Эрита пожала плечами и перебросилась парой фраз с Сатаром.
- Исчезнет вместе с чешуёй, изредка остаётся одна-две чешуйки как трофей.
- Постой, - удивился Женя, - а та чешуя, которую сняли гоблины?
И снова последовала консультация с командиром деревенского ополчения.
- Он говорит, что она, скорее всего, останется, - сообщила Эрита. - Гоблины наверняка снимали её по какому-то заданию, поэтому если ящер умрёт, она не исчезнет.
- М-да, мудрено оно как-то, - поморщился философ. - Не плохо бы понять, какое снаряжение и предметы «привязаны» к нам и монстрам.
Эрита на это лишь отмахнулась.
- Лучше не ломать голову, - уверенно произнесла она, - это решают Хранители. Обычно «привязывается» то, что заблудшие постоянно носят при себе. Ещё предметы, у которых есть постоянная привязка, вроде Юриного арбалета или Марининого посоха, всегда будут появляться вместе с заблудшим на точке воскрешения, и не важно, что до этого они находились от них за тысячу километров.
- Откуда ты это знаешь? - удивился Юра.
- Артур рассказывал, а ему моя мать, - пояснила Эрита. - У меня конечно много пробелов по заблудшим, но кое-что я знаю точно.
Женя поймал взгляд одной из зеленокожих женщин.
- Пару минут, - произнёс он и отошёл. Но парой минут товарищи не отделались: вернулся философ через четверть часа и выглядел по возвращению весьма довольным.
- Расклад такой, змей, - кивнул Женя на Изумрудного ящера, - весьма зол на гоблинов и отомстить им совершенно не против. Однако Касталии предупреждают, что это очень хитрое и опасное создание. Женщины предлагают нам уйти подальше, а дальнейшее они возьмут на себя. Я подсказал им пару вариантов, один им понравился.
- С ними всё будет в порядке? - уточнила заботливая Марина.
- Да, - кивнул Женя, - сами они уверены в этом на сто процентов. Хотя Изумрудный ящер может передавить их в миг, но, по словам Касталий, ни их, ни деревенских, монстр трогать не будет. Я предлагаю покинуть это место и довериться им и удаче.
- А если это... всё провалится? - заволновался Коля.
- Тогда утром задействуем план «Б».
Разговор прервался из-за отряда разведчиков, которые вбежали в ворота поселения и спешно направились к Сатару.
- Гоблины ползут домой! - взволнованно перевела сообщение Эрита.
- Что значит, ползут?! - не понял Женя.
Девушка вопросительно посмотрела на разведчика. Тот, как-то растерянно, внёс несколько пояснений на местном.
- Идут медленно, их постоянно рвет, и выглядят они почти зелёными, - пояснила Эрита.
- Всегда говорил, гоните сами сынки, нечего употреблять всякую лабуду в непонятной таре, - не удержался от замечания гопник.

 

**

 

План «Б» был прост: если гоблины не захотят пить отравленное пиво или оно на них не подействует, попаданцы с местным ополчением собирались дождаться следующего утра и реализовать Юрину задумку. Ту самую, которая предусматривала поджог гоблинского поселения. Пусть и не нравилась она местным по началу, но решено было идти до конца. Ведь теперь у них есть знания о потайных туннелях. Туннели эти весьма опасны, но зато теперь всем понятно, откуда ждать врага, когда котлован полыхнёт.
Для реализации данного плана в подземелье, которое показал товарищам Энрю, были заботливо принесены и схоронены бочонки с горючими маслами и местным подобием керосина. Уж их-то затушить посложнее, чем неудавшуюся дымовуху. Но...
Гоблины «доползли» домой к вечеру. И пусть у ополчения имелся солидный соблазн напасть на обессиленных монстров, делать они этого не стали. Осторожничали. Безусловно, тридцать лучников давали определённое преимущество, да и ближний бой с ослабленным врагом не так опасен. Вот только люди - это не миньоны из компьютерной игры. Когда вот они, сидят рядом с тобой, улыбаются, волнуются, строят планы - это понимаешь. Да и Женя, который фактически командовал операцией, был предельно осторожен.
Попав в лагерь, гоблины очень расстроились, слезу, конечно, не пустили, но порезать деревенских на части хотели сильно. Гоблина-генерала на месте не оказалось. Что породило среди монстров некоторую растерянность, ведь все действия «серой массы» до этого продумывал и планировал именно он. Дальше - больше. Пусть деревенские целенаправленно не разрушали гоблинский лагерь, выглядел он плачевно: всё разбросано, клетки пусты, ворота выломаны, товарищей нет. Вот такое оно - гоблинское похмелье 100 уровня.
Лишь в одной из клеток, за толстыми прутьями дремал Изумрудный ящер. Сколь ни плохо было монстрам, но мозги полностью у них не отшибло. Ощетинившись мечами и достав бутылки со специальными реактивами, они осторожно и тщательно осмотрели клетку. Да, имелся у них козырь против этого опаснейшего создания, а именно содержимое упомянутых хрупких бутыльков. Стоило разбить один такой рядом с ящером, как он сильно ослабевал на какое-то время. Но с клеткой всё было в полном порядке. Убедившись в этом, гоблины принялись горевать, наводить порядок, строить планы и делать то, что обычно делают в таких случаях - отпиваться водой.
А ночью, ночью все они умерли. Так как две зелёнокожие женщины, те, которые сидели в вырытой под свернувшимся в клубок монстром яме, отодвинули хитрые засовы удерживающие смерть в клетке.

 

***

 

- Идёмте уже, а то у меня сейчас слёзы из глаз брызнут, - шёпотом подгонял товарищей Коля, - не люблю я такие моменты, - жаловался он. - Всю жизнь мечтал стать положительным героем, а на практике тяжёлое это дело.
Провожать попаданцев вышла вся деревня. Нет, деревенские не хлопали в ладоши, не подбрасывали их на руках и вообще держались очень сдержанно. Но в воздухе стояла атмосфера столь осязаемой благодарности, что действительно было не по себе.
С момента выполнения квеста прошло двое суток, за которые товарищи отмылись, отъелись, отоспались, собрались, в общем, сделали всё положенное после больших трудов. Надо отметить, что завершился упомянутый квест на оборванной, но очень позитивной ноте. После ночи проведённой в тесном для такого количества народу подземелье, начался следующий этап операции. Лишь только настало утро и на звук свистка, оставленного Энрю, перестала отвечать заполняющая всё вокруг удивительная трель живущих неподалёку Изумрудных ящеров, все высыпали на поверхность. После начался спешный марш-бросок к гоблинскому лагерю, в процессе которого пришлось тащить на себе тяжёлые бочонки с горючей смесью. Конечно, нападающие надеялись на план «А», но надежды - надеждами, а время - временем. Однако разведчиков, высланных авангардом, встретила лишь мёртвая тишина.
Лопухи эти администраторы, справились попаданцы, как два пальца об асфальт справились.
- Да, пора, - кивнул Женя на причитания гопника и немного грустно махнул деревенским рукой.
В руке философ держал простой до обидного скипетр, а вовсе никакой не посох. Выглядел он просто, но простота исполнения артефакта прагматичного Женю нисколько не расстраивала. Это был прут сантиметров пятидесяти длиной, который заканчивался набалдашником из большого тёмно-красного кристалла. Артефакт выглядел лаконично и имел не менее лаконичное описание:

 

**
«Посох властелина тьмы».
Увеличивает мощность тёмной магии на 50%.
Снижает расход маны для заклинаний тёмной магии на 50%.
Возможен рост характеристик предмета по мере развития навыков владельца.
Привязка предмета осуществлена.
**

 

- Неприлично много для нашего уровня, - услышав описание, выдал своё мнение Юра.
Стараясь не оглядываться, попаданцы вышли за ворота и направились через поля в сторону Риктела. Около часа шли молча. Заросли набирали силу и сейчас товарищи двигались через довольно густой смешанный лес, идя по широкой, хорошо укатанной дороге. Помня уроки недавних приключений, все шли настороженно, готовые в любой момент выхватить оружие и отразить внезапную атаку, но пока путь протекал совершенно спокойно.
Наконец молчание нарушил Коля:
- Не то что меня сильно терзает совесть, но может стоило оставить чешую деревенским? У нас и так тридцать два шарика Элиса, за каждый из которых можно купить домик среднего размера. А тут ещё и пять десятков чешуек по цене хорошего меча за каждую. Не слишком ли для нубасов первого уровня?
- Ты же видел, - начал Женя, - деревенские обшарили гоблинское поселение, но при этом почти ничего не взяли. Только ресурсы, которые гоблины наковыряли в шахте. Здесь как будто два мира, а мы на их стыке. Не хотят они лишний раз связываться с миром заблудших и монстров.
- Тоже мне слово выдумали - «Заблудшие», - скис лицом Коля, - я, между прочем, чувствую себя самым что ни на есть «Нашедшимся»! Ну и хрен с ними, нам больше достанется.
- А гоблины точно не будут нападать на деревенских? - задала вопрос Марина и вздохнула. Так как уже озвучивала данный вопрос раз пятьдесят. И все пятьдесят раз до этого получала один и тот же ответ: «Нет, не будут, агрессия снята».
- Озоторг совершенно не похож на Митунг, - задумчиво произнесла Эрита, развивая тему богатств отряда. - Пусть Митунг, из-за морского сообщения и нескольких шахт вокруг города, довольно развитое в культурном плане место, но он очень далёк от дел попаданцев. В этом плане Озоторг совсем другая история. Там много всего. Потратить деньги вы сможете на тысячу самых разных дел. Даже поразитесь, как быстро они утекут сквозь пальцы. Можно, например, нанять дополнительных инструкторов, брать у гильдии более сложные задания за счёт найма опытных проводников, позволить себе лучшее снаряжение, в конце концов, не надо будет работать.
- Что значит работать? - возмутился Юра.
- А ты думал кормить тебя и дальше будут бесплатно? - передразнила молодого человека Эрита. - Правда Культ вознесения предоставляет жильё, но вам быстро захочется чего-то большего. А на большее понадобятся деньги. Кстати, базовые курсы обучения языку и военному делу действительно бесплатные. А так можно будет взять небольшой домик на окраине, представляешь, как отлично.
- Я с Жаклиночкой так и сделаю, - закивал Коля.
Все удивились.
- Вы чё думаете, я баб как перчатки меняю? Такая женщина на всю жизнь! - надулся гопник. - Мы, в общем, договорились встретиться в Озоторге, она только уладит дела с переводом.
- Даже не знаю, удивляться услышанному или нет, - засмеялся Женя.
- Как-то всё просто закончилось, даже медальон ни разу не понадобился, - вздохнул Юра, - а ведь какую засаду можно было с помощью него устроить.
Это конечно была небольшая бравада для поддержания разговора. Закончилось всё действительно удачно, а с простотой Юра путал ощущение от хорошо выполненной работы. Ещё в процессе задания было выяснено, что «Медальон ловца гоблинов» начинал слабо вибрировать, если в радиусе пятидесяти метров появлялись гоблины.
- Юра, тебе мало досталось? - улыбнулся Женя, - и медальон нам ещё сто раз понадобится. Сатар говорил, что гоблины здесь один из самых распространённых монстров.
- Не, не, - замотал головой молодой человек, - но я думал, всё будет на грани. Как в эпическом фэнтези. Ведь все твердили, что это невыполнимое задание.
Женя задумался.
- Нет, конечно, обстоятельства играли нам на пользу, не спорю. Даже не обстоятельства, некая сила заботливо расставила на доске фигуры, которые необходимо было лишь правильно передвинуть. Но я не вижу в этом чьего-то умысла, на мой взгляд, так устроен мир. Всегда есть простой выход, необходимо лишь его увидеть. Но здесь все какие-то забитые правилами и стереотипами. Что-то мне подсказывает, что Хранители только и мечтают, чтобы мы проявляли больше самостоятельности. А квест на спасение деревни могла взять любая подходящая по уровню группа, необходимо было лишь проявить искреннее желание и немного настойчивости. Марин, что такая задумчивая? - спросил Женя у целительницы.
- Да всё думаю, что за той дверью. Не зря же тот странный мальчик на неё указывал.
- Нет ничего за той дверью, для вас нет по крайне мере, - раздался позади знакомый голос.
Попаданцы встрепенулись и обернулись.
Позади стоял Энрю. Вот только выглядел он сейчас значительно старше, а голову его украшали огненно-рыжие волосы.
Все опешили.
- Вы Администратор? - спросил Женя.
Но этот вопрос Энрю полностью проигнорировал.
- Я к ней, - коротко указал он на Марину.
- Эй, Рыжий, тебе как-бы вопрос задали, не? - наехал на парня Коля.
- Так в стиле людей портить себе жизнь на ровном месте, - задумчиво произнёс внезапный гость, в котором, несмотря на внешний возраст, появилась глубокая серьёзность. - Я к вам с хорошими вестями и у вас сейчас совершенно нет времени на лишние разговоры. А у меня нет на них ещё и желания. Я, конечно, смогу выполнить цель своего визита позже, но что-то мне подсказывает, лучше сделать всё сейчас.
- А зачем ты просил меня открыть ту дверь? - немного обиженно протянула Марина.
- Просто хотел намекнуть на некоторые твои навыки, - спокойно ответил Энрю и протянул Марине диадему, которая внезапно возникла у него в руке. Девушка, повинуясь неосознанному порыву, приняла подарок и принялась разглядывать предмет.
Простенькая, но очень изящная диадема цвета платины, сплетённая из толстой проволоки в танце множества завитков. Драгоценными камнями или прочими украшательствами она похвастаться не могла.
- Олухам везёт, но облегчит ли вам это везение жизнь в дальнейшем, большой вопрос, - продолжил Энрю. - Этот артефакт, - указал он на диадему, - весьма занятная штука на уровне финальных комплектов. Создатель и куратор я.
Глаза Жени удивлённо расширились.
- Способность данного предмета перемещать владельца по частотному диапазону материи. Если точнее, менять миры реализованные в непосредственной точке пространства.
- Пространства - времени? - не удержался от вопроса философ.
- Нет никакого времени, время лишь атрибут материи. Хотя, смотря какой системой отсчёта пользоваться, - Энрю «заткнул» дальнейшие расспросы философа жестом руки, словно отмахнувшись от назойливого насекомого.
- Но для вас Марина Николаевна я данную способность слегка ограничил, - обратился Энрю к целительнице, - будет очень обидно, если вы внезапно переместитесь в мир, где не сможет существовать ваше физическое тело. Сейчас у диадемы всего два свойства: нивелирование первого удара, если точнее, любая серьёзная атака просто пройдёт через твоё тело, диадема автоматически сместит диапазон его вибрации в подходящий из ближайших миров. Я выставил перезарядку умения в один час. Правила, чтоб их. Как работает вторая способность, я объяснять не буду, но её суть в том, что монстры, да и враги, будут замечать тебя на поле боя в последнюю очередь. Подобная способность не редкость, но она почти всегда привязана к кредо владельца. Постой! - остановил «подросток» Марину, которая хотела надеть диадему, - не надевай её, слишком рано, положи пока в сумку. Сейчас это чревато неприятностями.
- Какими неприятностями? - испуганно спросила Марина.
Энрю покачал головой и выдал совершенно не относящуюся к делу тираду:
- Вы и правда удачливы, до второго уровня вам осталось убить всего несколько монстров. Возьми вы его чуть раньше...
Не закончив толком, рыжеволосый визитёр исчез.
- Что это #### было, - выпалил Коля.
- Это всё очень странно и серьёзно, - заволновался Женя, - и мне оно совершенно не нравится. К чему он говорил про монстров и близость следующего уровня?
В голове у Юры закрутилась мысль, или даже не мысль, а кусочки, что вот-вот должны сложиться в целую картину, но Коля вырвал его из размышлений.
- А, ладно, в эротическое путешествие этих Администраторов. Главное, что он пролился! - почти пустил слезу гопник.
- Кто пролился? - не понял гопника Женя, который, как и Юра, пребывал в некоторой растерянности.
- Золотой дождь из «роялей»! - просиял Коля.
- Какие рояли, ты о чём? - совсем растерялся философ.
«Если бы мы взяли второй уровень сейчас, то потеряли бы его при смерти!» - сложилась мозаика в Юриной голове. Он хотел было сообщить об этом предположении товарищам, но не успел, как и не успел объяснить философу Коля, каким образом тяжёлый музыкальный инструмент может упасть на землю в виде естественных осадков.
Попаданцы почувствовали движение. Хотя нет, скорее они почувствовали ауру. Зловещую, полную силы и гнева. Тут же, рядом с ними, возник человек с тёмно-серой кожей. Но в отличие от Администратора он не пользовался телепортацией, не имелось у него такой возможности. Человек этот, совершив немыслимый прыжок, спрыгнул с ветвей ближайшего дерева.
- Мрази! - коротко бросил высокий узколицый мужчина Юре и товарищам.
Попаданцы поражённо разглядывали гостя. Тело того покрывала тёмная кожаная броня, а в руке он держал короткий хлыст, который, казалось, состоял из мелких стеклянных звеньев.
Эрита выхватывала скьявону, Юра поднимал арбалет, Марина затряслась от страха и лишь крепко прижала к груди посох. Женя панически оглядывался, Коля тянулся за шпагой и уже хотел кинуть странному гостю очередную словесную пакость.
Но здесь всё закончилось. Взмах блестящего хлыста не достал товарищей физически. Но удара странного оружия хватило, чтобы солидный участок леса подрубило невидимой энергетической волной. А что стало с попаданцами? Ну что с ними стало?.. Разрубить человеческое тело значительно легче, чем ствол столетнего дерева.
Однако умереть быстро повезло не всем. Под шелест падающих деревьев, Юру отбросило, словно невесомую куклу. Волна ударила ему в грудь, ровно в выставленный перед собой арбалет. Неизвестно из какого металла было сделано его оружие, но оно с лёгкостью выдержало атаку, которая срезала толстые деревья, словно острая коса свежую траву. Вполне разумно предположить, что заодно могущественный артефакт отразил часть урона. Однако оставшейся части молодому человеку хватило с лихвой. Сознание выбило из тела в момент удара, а сам попаданец кубарем прокатился по земле с десяток метров.
В себя Юра пришёл через пару минут. Лучше бы не приходил. Тело пылало болью, руки состояли из неё полностью. Молодой человек попытался приподнять голову, но не смог, единственное что удалось, так это безвольно крутить глазами. На Юрину грудь опустилась чья-то нога. Над ним стояли двое. Мужчина, что вмешался в их путешествие весьма грубым образом и высокая женщина, от красоты которой немедленно перехватывало и так слабое дыхание. Эту красоту бывший геймер оценил даже сквозь пелену боли, которая безжалостно растаскивала разум на части.
Мужчина крутил в руках «Четвёртое сокровище тьмы», а женщина с довольным видом подбрасывала в воздух мешочек с чешуёй Изумрудного ящера. Судя по звукам, рядом присутствовал кто-то ещё, но видеть его попаданец не мог.
- Какое облегчение, - грубо обратился к лежащему на земле мужчина и бросил арбалет Юре на грудь, - нам подгадили не полные нубасы.
- Заканчивай уже, - словно речь шла об оттирании ботинка от дерьма, кинула мужчине женщина, - надо бы найти старика - гоблина и закрыть у него второй квест.
- Не гони лошадей Мидария, он наверняка ещё в процессе перерождения.
Но к Юре у этой пары вопросов больше не имелось. Об этом ясно сказало то, что нога мужчины с немыслимой силой нажала лежащему на грудь и раздавила молодому человеку рёбра.
Умирающему повезло, он не услышал хруста собственной грудной клетки и того спектра ощущений которые ему сопутствовали. От боли попаденец мгновенно потерял сознание. А спустя несколько минут он умер, оставив после себя небольшой белый кристалл и «выпавший» мешочек с трофейным карцибелом.

 

***

 

Юра жалел лишь об одном, что не вцепился в ногу своего убийцы зубами, не дрался сломанными руками, не извивался как червяк до последнего, а просто лежал и слушал. Ведь делай он хоть что-то из перечисленного, был бы ничтожный шанс избежать того, что произошло после. Эрита была права - это хуже чем смерть. «Собравшись» Юра знал главное: вселенная огромна, холодна и безразлична. И всё то, чем заняты люди, не имеет никакого смысла. Но имеет смыл сама жизнь. Но сейчас сил жить не имелось, не хватало их даже на то, чтобы просто заплакать. Неизвестно сколько он лежал в состоянии полного бессилия и подавленности на холодном камне, но, наконец, его одолел сон. И сон помог, ибо сон был блаженен.
Открыв глаза во второй раз, Юра принялся подниматься на ноги. Тело чувствовало себя отвратительно, даже хуже разума, который после сна хоть немного оправился. Казалось, он несколько недель провалялся в кровати с тяжёлой болезнью. Но сейчас, в отличие от первого «пробуждения», хотя бы появились силы выплакаться.
Юра попытался оглядеться и только сейчас понял, насколько ему было безразлично окружающее до этого, ведь вокруг царила непроглядная тьма.
«Фиал», - подумал он и начал рыться по карманам.
Светильник никуда не делся и весьма скоро каменную коробку озарил яркий свет. В одном из углов помещения имелась лестница, которая вела в небольшой проход в потолке. Юра огляделся ещё раз. Он был один. Тяжёлый рюкзак со снаряжением и провизией, тот, что он нёс на спине, отсутствовал. Немного придя в себя, попаданец принялся осматривать и ощупывать своё тело.
«Кости целы, броня на месте. Кинжал? - есть. А это что? А, болты в набедренном чехле. Арбалет?!»
Арбалет лежал здесь же, рядом, на полу. Юра поднял его и тут же почувствовал себя спокойнее.
«Ууу, гад, мог бы и помочь», - всхлипнул он, обращаясь к оружию. Но арбалет на такие претензии конечно «молчал».
Ещё раз оглядев довольно просторную коробку склепа, молодой человек поковылял к лестнице. Он чувствовал, что ждать товарищей бесполезно.
«Надеюсь с ними всё в порядке? - всхлипнул Юра. - Хотя какой к чёрту может быть порядок!»
Лестница вывела его в полутёмное помещение. Здесь он «собрал в кулак» все имеющиеся в теле силы. Пусть он и чувствовал себя подавленным, но ещё раз пережить местную смерть по глупой неосторожности, да идите вы...
Взведя арбалет, молодой человек вложил болт в направляющую канавку и принялся осторожно оглядываться.
Помещение, в котором сейчас находился попаданец, по длине и ширине соответствовало склепу внизу. Но потолок выглядел непривычно высоким, этакий прямоугольник с гранью около десяти метров в высоту и семи в ширину. Стены были сложены из крупных блоков белого камня. Окна отсутствовали, свет проникал сюда лишь через отверстие дверного проёма, освещая одинокую статую в центре помещения. Скульптура крылатой женщины в человеческий рост ненадолго приковала к себе внимание попаданца. Она стояла на невысокой колонне посреди зала и выглядела завораживающе, но сейчас имелись дела поважнее.
«Похоже на какой-то склеп или часовню», - подумал Юра и поковылял к арке выхода.
Свет болезненно ударил ему в глаза. Выйдя из часовни, а это действительно было что-то подобное, он попал в место напоминающее огромный ухоженный сад. Аккуратные плодовые деревья, застланные белым мрамором дорожки, безупречный газон, беседки, симпатичные мостики через заполненные водой каналы. Но всё это Юра воспринял лишь боковым зрением.
- Ха-а-а..., - с ужасом выдохнул он воздух.
Дать почувствовать человеку его ничтожность можно разными способами. Один из них показать что-то великое. Великое настолько, что человек сразу осознаёт свою беспомощность создать что-то подобное в одиночку. Но сила людей велика и вместе они способны на многое.
Вот только сводящую с ума циклопическую башню создали не люди. Людям подобное не под силу. Не может быть под силу. Чёрный столб в несколько километров в диаметре, уходил в небо и терялся в утренней дымке. Эта башня не могла существовать. Но она существовала. Вокруг неё был разбит прекрасный сад немыслимого размера, а позади, за садом, возвышалась невысокая, метров пяти, каменная стена. Но не она служила главным препятствием, которое надёжно удерживало в этом месте. Стена лишь обозначала границы невидимого силового поля.
Всё это Юра узнает в последующие несколько часов. Да и бог с ней, со стеной, непонятное чувство ясно говорило ему: «товарищи там, впереди, где-то в этой противной разуму гигантской башне».
Всхлипнув в сотый раз с момента воскрешения, молодой человек поковылял вперёд, вперёд, к «Башне 12 испытаний».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий