Огребенцы

Глава 6: Любовь и гопники. (R)

 

Глава, в которой Юра влюбляется, расстраивается и, наконец, знакомится с Колей. А вундервафля недвусмысленно намекает что она - Вундервафля.

 

Чингисхан остановился. Вместе с ним остановился и враг, что уже много часов следовал за ним под песком пустыни.
Однако остановился идущий по безжизненным дюнам человек вовсе не из-за монстра, что преследовал его уже много часов подряд. Пусть враг силён и коварен, но нет, Чингиз готов к атаке в любой момент и без всяких остановок. Произошло другое - нечто важное: он получил новое задание, либо же изменился статус текущего.
Казалось, свет вокруг запульсировал, повышая яркость в ритм биения сердца. Но это лишь иллюзия, хитрый эффект, настойчиво намекающий о необходимости срочно заглянуть в окно статуса. Вот только закрывать глаза сейчас ох как не стоит. Ведь враг до сих пор не напал только по одной причине, он - Чингисхан давно имеет 100 уровень и источает весьма заметную ауру силы, что недвусмысленно намекает: нападать на него в лоб - сомнительный выбор. Из-за чего преследователь терпеливо ждёт выгодного для атаки момента, надёжно скрывая своё тело в мелком золотистом песке пустыни.
Ассасин, так называлась профессия путника, распахнул полу плаща, облегчая доступ к висящему вдоль бедра компактному арбалету. Синхронно с этим движением, на его левой руке тихо щёлкнул хитрый механизм, готовясь по желанию владельца выбросить в бой смертоносный клинок и послужить заодно удобным щитом, позволяющим ломать и выбивать вражеское оружие специальными захватами.
Атаковать Чингисхан не спешил. Он водил глазами по поверхности песка, напряжённо сжимая губы и морща строгое кавказское лицо, украшенное аккуратной бородкой и острыми карими глазами. Наконец его навык выдал местоположение врага, после чего взгляд горца буквально впился в то место, где скрывался осторожный противник. Монстр, даже потеряв иллюзорное преимущество внезапности, отступить не пожелал.
Песок взорвался золотистым облаком, и на поверхности показалось весьма примечательное создание. Восемь хитиновых ног держали над землёй тело похожее на заострённое блюдце - раковину. Ноги крепились к блюдцу сверху, от чего тело монстра казалось неуклюже подвешенным. Переднюю часть этой «конструкции» украшал фартук небольших суставчатых лап, что находились снизу приплюснутого тела и заканчивались острыми белыми когтями. Над лапами, сверху туловища, блестящими полусферами крутились два десятка изучающих жертву глаз.
«На каких задворках вселенной они вас находят?» - скривился про себя Ассасин.
Несмотря на казусный вид «Пустынный жнец» являлся грозным противником, и встреча с ним один на один обычно заканчивалась плачевно даже для попаданца его уровня. Но это если не знать особенностей твари, ведь кто предупреждён, тот, как известно, вооружён.
Жнец приоткрыл тонкую щель впереди «раковины» и из неё с невероятной скоростью вырвался тонкий шнур - лезвие, заметить который человеческому глазу не представлялось никакой возможности. В этом заключалась главная опасность данной твари: скорость её основной атаки многократно превосходила не только скорость человеческого тела, но и возможности восприятия основных органов чувств.
Взлетевший от удара песок ещё не успел упасть на землю, как шнур вернулся обратно в пасть монстра. Множество глаз Жнеца хаотично заметались и спустя мгновение нашли человека совсем не там, где ему положено было находиться. Ведь он отпрыгнул от удара вправо, а сейчас почему-то завис в пике высокого прыжка. Шнур, уже готовый для нового выстрела, собрался атаковать, но было поздно: серебристая стрела вошла чуть выше шарообразных глаз, разрушила нервный узел и, пройдя красноватый хитин насквозь, утонула в песке пустыни. Монстр обессиленно осел на землю и очень скоро впитался в её поверхность, оставив после себя пару ярких кристаллов размером с человеческий мизинец.
Мягко упав на ноги, Чингисхан вернул арбалет на пояс, применил навык контроля пространства и лишь после позволил себе закрыть глаза. «Промотав» список статуса до нужного места, он добрался до главного - текущего задания. До того безумно сложного квеста, доступ к которому открывался лишь при достижении 100 уровня. Квеста - который являлся «билетом на поезд» из этого мира. Хотя не любил Чингиз это глупое слово - «квест», у него и компьютера то при жизни не было, что не расстраивало его совершенно.
«Вот так поворот!» - искренне поразился горец, прочитав сообщение.

 

**
«Внимание!
Ваша текущая цель «Арбалет абсолютной инерции - Четвёртое сокровище тьмы» был получен другой заблудшей душой. Доступен выбор:
1) Бросить вызов получателю.
2) Сменить текущее задание.
**

 

«Бросить вызов получателю» являлось простым и логичным ходом. Ведь тогда не придётся заново обшаривать ближайшие и не очень материки в поисках подсказок, исследуя при этом неприятные во всех отношениях места. Вот только имелось одно «НО»! Даже при том, что группа Чингисхана являлась одной из самых сильных команд Гинтариона - так звался один из материков «заточенный» под попаданцев, её члены солидно приуныли, когда Хранители выдали им задание на комплект предметов «Четыре сокровища тьмы». Репутация у этого комплекта была, мягко говоря, дурная. Пусть не всё так просто с этими финальными сетами, однако функции свои они обычно выполняли. Обычно. Получавшие задание собрать упомянутый комплект всегда заканчивали очень плохо. Им либо приходилось менять задание, либо... О втором пункте Ассасин не хотел даже думать. И тут такая удача! С чего бы это? Ведь Хранители те ещё генераторы неприятностей на пятую точку, нет ли здесь какого подвоха?
«Как будто у меня есть выбор, здесь даже с товарищами можно не советоваться. Более того, они меня «съедят», если я этот шанс упущу», - подумал мужчина.
Попаданец, что являлся капитаном своей команды, без особых раздумий выбрал:
«Пункт 2. Сменить текущее задание».
Перед глазами сверкнуло, надписи сменились.

 

**
«Хранители одобряют ваш выбор!
Ваша новая цель - «Комплект вознесения воли».
Ближайшая часть комплекта - «Браслет контроля пространства - Первое сокровище воли».
Местонахождение - Мёртвый город Эрат, двести сорок километров к югу от текущей точки».
**

 

Чингиз присвистнул. Ему серьёзно пошли на встречу, можно сказать ткнули носом в нужное место. Выбор точно сделан правильно. О чём, кстати, недвусмысленно заявили Хранители.
«Хотел бы я взглянуть на того «счастливчика», которому выгрузили этот «вагон геморроя». Ну да ладно, всё к лучшему! И нечего терять время, в путь...»
И в путь этот Ассасин незамедлительно отправился, поднимая носками белых сапог облачка пыли на полотне великой пустыни Хортенай.

 

***

 

Не знал местный «папка» Чингисхан, что выбери он первый пункт, получить упомянутый арбалет было бы легче, чем отобрать конфету у ребёнка. Пришлось бы правда переплыть пару морей и океанов, ну может не пару, а всего один, но всё равно далековато. И не обманула интуиция сурового горца, что уже давно понимал логику сил, правящих здесь судьбами таких как он.
Вот только Юру всё упомянутое трогало сейчас мало. И даже странный арбалет, который он слегка оттёр от грязи в речке, не волновал
совершенно. Так как сидел он у обочины дороги и плакал. А что прикажете делать, когда человек, которого за последние сутки чудом не убили дважды, внезапно почувствовал себя в безопасности? Ведь если подумать, школьная доска и монитор с любимой игрой - это то, что полностью заполняло собой последние шесть лет его жизни. Даже хулиганы в его образцовой школе и те отсутствовали.
Периодически мимо проезжали телеги. Многие, если не сказать все, замедлялись. Но местные, быстро понимая, что опасность молодому человеку не угрожает, оставляли бывшего геймера в покое и ехали дальше.
Внезапно раскисание пришлось спешно оставить по причине непонятных вспышек перед глазами.
- Ну вот, уже и крыша едет... - просопел Юра и принялся изучать своё самочувствие.
Короткий анализ показал, что «крыша» держится крепко, разве что сама хата слегка накренилась в пропасть, а в остальном, всё как новое.
Тем не менее, мерцание не пропадало и чисто автоматически, дабы скрыться от непонятных вспышек за пеленой век, попаданец закрыл глаза. Коварный статус словно и ждал этого, так как выскочил сам по себе, без всяких волевых усилий.
Характеристики не изменились, бонусов не прибавилось, наблюдатели в ехидной манере полоскали его рёбра глупыми замечаниями. Вот оно - ниже имелось нечто!

 

**
Внимание!
Вы получили предмет «Арбалет абсолютной инерции - Четвёртое сокровище тьмы».
Заблудшая душа, жаждущая «ключ» предметов «Комплект хранителя тьмы» сменила задание. Вам доступна возможность продолжить сбора комплекта.
1) Продолжить.
2) Отказаться.
**

 

«Ну вот, мало того чуть не пришибли, так ещё какой-то нубский квест выдали», - расстроился Юра.
Но тут же он вспомнил о ночных «пытках» и решил, что квест, пусть даже нубский, это невероятно хорошо. Ходить помогать кому-то, как делала это, например, Марина, особо не хотелось, да и читать книжки, как делал Женя, не тянуло также. А вот предложение поучиться фехтованию в местном гарнизоне сейчас казалось молодому человеку не то что разумным, жизненно необходимым оно казалось! Да и квест лишним не будет. Не раздумывая более, Юра выбрал:

 

«Пункт 1. Продолжить».

 

Надписи вспыхнули и сменились. Новый текст оказался весьма странным:

 

**
Внимание!
Привязка предмета произведена. Вы можете продолжить сбор комплекта как лично, так и в составе команды.
Внимание!
Несоответствие состояния! Задание приостановлено до 100 уровня! Функции предмета полностью заблокированы до 50 уровня.
Внимание!
Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 50 уровня!
Внимание!
Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 50 уровня!
Внимание!
Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 100 уровня!
Внимание!
Несоответствие состояния! Особое умение заблокировано до 100 уровня!
Внимание!
Вмешательство Старшего администратора! Функции предмета разблокированы!
Внимание!
Особое умение разблокировано!
Хранители одобряют выбор Старшего администратора.

 

**

 

Юра открыл глаза и чуть не обделался: перед ним стоял человек в белоснежном плаще. Внезапный гость имел абсолютно лысую голову и длинную, почти до пояса, серую бороду с проседью. Борода была заплетена в косички и слегка не шла внезапному гостю, так как выглядел он, пожалуй, лет на сорок. Лицо «гость» имел правильное, доброе и насмешливое, а его голубые глаза искрились силой и каким-то непонятным озорством.
- Ты только не балуйся с ним особо, ладно... - улыбаясь, произнёс возникший из неоткуда человек. - Без основных умений наделать этой штукой дел сложно, но можно, - подмигнул он ошарашенному попаданцу.
- С чем не баловаться? - выпалил растерянный Юра.
- Со своей судьбой... - внезапно строго заявил визитёр. И зачем-то указал рукой на дорогу, из-за угла которой начала выползать примечательная процессия.
Юра взглянул в направлении жеста и был вынужден взгляд задержать, так как посмотреть на что имелось. По дороге ехал самый настоящий кортеж состоящий из конных, повозок и экипажа. Впереди шествовала конная колонна из десяти рыцарей в сверкающих латах. За этой десяткой, на мягких рессорах, покачивался лакированный коричневый экипаж, явно укреплённый. За экипажем двигалась ещё одна группа конных воинов, но разглядеть их количество за закрывавшим обзор экипажем возможности пока не имелось.
Молодой человек вернул вопросительный взгляд на бородача. Увы, разъяснять значение сказанного оказалось некому: бородач словно сквозь землю провалился.
«Ну вот, сначала мерцания, потом галлюцинации», - попытался успокоить себя попаданец, не сильно веря своим же успокоениям. Но так как впечатлений ему за последние сутки хватало, странный гость особого волнения и паники не вызвал. После гоблинов то! Да и крайне интересная процессия приближалась.
Стоит заметить, на текущий момент выглядел Юра помято, если не сказать жалко. Насколько пострадало его лицо, он не знал, но в том, что пострадало, не сомневался. Нос болел, разбитая нижняя губа опухла, глубокие царапины на щеке и подбородке саднили тупой болью. Примерное количество синяков и ссадин на теле он оценил во время последнего торопливого купания. И они также болели... Что в сумме его пухлое лицо счастливым не делало. Гармонично дополняла синяки подранная одежда. Чтобы хоть как-то прикрыть «боевые прорехи» на интимных местах, молодой человек подпоясался найденным в гоблинском логове мешком, что позволило прикрыть дыры ниже пояса. Увы, имелись они и выше - не всему же мешками обматываться! Одни ботинки выглядели относительно приличными, но это уже не спасало.
Дополняло колорит боевое снаряжение. Из-под «юбки», которую придерживал используемый для удушения гоблинов шнур, торчал топор. Пузатая сумка с трофейной кольчугой висела на боку, а кусок посоха и тяжёлый арбалет лежали на земле рядом. К арбалету Юра приделал подобие лямок из кусков верёвки, которые позволяли вполне удобно нести его на спине. При всей экстравагантности его вида, проезжающие мимо местные смотрели на побитого охотника на гоблинов довольно спокойно, воспринимая его вид как должное. И то, что все они, как один, знали что он попаданец, сомнений у сидящего на обочине молодого человека не вызывало.
Юра встал, отошёл от дороги немного подальше и опять устроился на пятую точку. Он решил пропустить процессию и после спешно двигаться в город.
«К обеду уже точно не успею», - вздохнул он про себя.
Процессия тем временем поравнялась с сидящим на обочине попаданцем и ему стало видно, что за представительным экипажем следуют шестеро конных рыцарей, за рыцарями едет пара крытых повозок, замыкает же колонну отряд легковооружённых воинов в кожаной броне. Подобных солдат Юра видел в городе и предположил, что к городской страже они не относятся, а принадлежат к чему-то ещё, вероятно к личной гвардии местного правителя.
Когда экипаж поравнялся с молодым человеком, он подметил на его дверце яркий герб. Не ускользнуло от взгляда и то, что в закрытое металлическими прутьями небольшое окошко кто-то с любопытством поглядывал. Но не это послужило причиной остановки колонны. Один из рыцарей едущих впереди что-то крикнул возничему и тот продублировал полученное сообщение внутрь экипажа, приоткрыв небольшое слуховое окошко рядом с собой. Некий непонятный для Юры процесс занял секунд двадцать и процессия, пройдя ещё метров тридцать, остановилась.
Дверца распахнулась и из экипажа ловко выскочила девушка лет девятнадцати. Одета она была в свободный дорожный костюм светло-серой кожи и телом напоминала трость. А именно, была стройной и довольно высокой. В вопросах груди Туен била девушку в пух и прах, да и её лицо сложно было назвать эталоном красоты, что не мешало ему быть весьма симпатичным. Разве что черты резковатые и немного мальчишеские.
Лишь взглянув на девушку, молодой человек мгновенно понял, что, несмотря на внешность, нравится она ему неимоверно. И вспыхнуло в нём то непонятное чувство, когда идёшь по улице и видишь с другой стороны широкого проспекта женщину, что приковывает взгляд. И ведёшь её взглядом, но нет сил перебежать проклятый проспект, нет сил подойти и просто сказать: «Привет». А там будь что будет. Но сил нет, и сердце щемит неимоверно.
Однако в Юрином случае подлый проспект отсутствовал, более того, желанная цель сама шла к нему навстречу в сопровождении статного пожилого мужчины в зелёном камзоле и с почти белыми от возраста волосами. В глаза бросалась блестящая, богато украшенная шпага, висящая на поясе сопровождающего. Вслед за этой парой, двое рыцарей торопливо спешились и проследовали чуть позади. Остальные сохраняли строй и спокойствие.
Пара подошла к Юре, и какое-то время разглядывала его с нескрываемым любопытством. Молодой человек также разглядывал визитёров, но на девушку поглядывал исподтишка. Стеснялся...
Мужчина внимательно осмотрел молодого человека, его кинжал, топор, арбалет и заляпанную чёрной гоблинской кровью одежду. Девушка тоже разглядывала попаданца - приветливо, но без деталей, в целом. Закончив осмотр, седоволосый сопровождающий принялся на разных языках произносить одну и ту же фразу. И языки эти звучали очень знакомо. Третьей фразой, после китайского, прозвучало заветное:
- Откуда вы?
Юра резко поднял глаза, и мужчина понял, что попал. При этом он почему-то облегчённо расслабил плечи.
- Из России, - угрюмо буркнул попаданец.
Девушка вздрогнула. Хотя нет, показалось это Юре, не могло быть такого совершенно.
Услышав родную речь, там, где слышать её не полагалось, молодой человек остался редкостно равнодушным. Возможно, произойди подобное день назад, он бы «писался от счастья». Но судьба распорядилась таким образом, что данная встреча совпала с его весьма своеобразным физическим и душевным состоянием. Заодно из глубины его «Я» начала подниматься некая злоба, ощущение, что нечто закончилось, не успев даже толком начаться и всё потеряно, как-бы он не старался, как бы не выпрыгивал из штанов.
- Этиро орем карцибел? - взволнованно произнесла девушка.
- Госпожа спрашивает, есть ли у вас карцибел? - перевёл мужчина, непривычно учтиво обращаясь к грязному полноватому недорослю.
Юра нахмурился. Но не от возмущения, а от усталости и работы мысли. От Марины он знал, что карцибелом здесь называют красные кристаллы, что остаются после смерти монстров и что они имеют для местных определённую ценность. При этом сами местные на монстров почему-то не охотятся.
Мужчина растолковал гримасничество Юры по-своему и принялся осторожно объяснять:
- Мы возвращаемся из Роторга. По пути мать лорда и бабушка Эриты захворала, - кивнул мужчина на девушку. - Мы уверены, что найдём настойку карцибела в Митунге, - теперь говорящий кивнул в сторону города. - Но для медицинских целей лучше когда она свежеприготовлена. А так как Заблудшие в нашем городе редкость, с этим имеются некоторые проблемы и коли мы встретили вас, не испытать судьбу глупо.
Причины «капризничать» у Юры отсутствовали. Более того, необходимо было срочно эксплуатировать местного, что знал русский язык, выбивая из него столь нужные сейчас сведения о мире. И всё бы хорошо, но молодой человек откровенно тупил.
- Овентор хратарес! - взволнованно произнесла девушка, выводя Юру из тупняка.
- Мы заплатим, - перевёл мужчина.
Молодой человек покряхтел и принялся вытаскивать из сумки кольчугу. Увидев сверкающее металлическое полотно, рыцари позади зашептались. Да и мужчина с девушкой явно были впечатлены.
Броню Юра доставал не повыпендриваться: просто в сумке после последних приключений появились дырки, и он побаивался, что его трофеи растеряются. Посему мелкая добыча для надёжности была сложена в более крупную. Развернув кольчугу, попаданец вынул из неё блестящий футляр, из которого, в свою очередь, достал карцибел и камни ментальной силы.
Здесь Юру посетила мысль, под влиянием которой он подозрительно обвёл глазами присутствующих.
«А не отберут ли у меня мои трофеи?..»
Отбирать у него никто ничего не спешил, а лишь терпеливо и с надеждой смотрели на его действия.
- Этого хватит? - протянул он седовласому мужчине самую крупную бусину карцибела оставшуюся от самки гоблина, не забыв в процессе украдкой посмотреть на девушку, которую, как он сразу запомнил, звали Эрита.
Мужчина принял бусину и пристально посмотрел на чуть подсвеченный изнутри кристалл. После удовлетворённо и с искренней благодарностью кивнул. Эрита радостно заулыбалась. «Переводчик» обернулся к рыцарю позади и тот протянул ему кожаный футляр. Мужчина взял его, открыл подобие кошелька и протянул Юре большую, прекрасно отчеканенную монету красноватого металла. Молодой человек принял её, положил в мешочек и посмотрел на пару вопросительно и грустно.
- Мы можем подвезти вас до города, - указал «переводчик» на карету.
Юра мгновенно понял, что ему предложено весьма почётное и удобное место рядом с кучером. Что в данной ситуации более чем разумно и щедро: не в экипаж же его сажать на самом деле. На это второй, анализирующий параллельно события Юра сообщил, что как бы не происходили дальнейшие события, Эриту он, скорее всего, больше не увидит. А если и увидит, то никто ему иметь дела романтические с дочерью местного лорда не позволит. И вообще, он толстый неудачник, к тому же на данный момент вонючий и грязный.
В молодом человеке вскипела смесь отчаяния и злобы, под влиянием которых он мрачно буркнул:
- Сам дойду.
Мужчина учтиво поклонился. Девушка всё-таки поймала его взгляд и радостно улыбнулась, от чего Юру прошибло электрическим током. Или чем там прошибает в таки случаях.
Визитёры развернулись и оживлённо беседуя, направились к экипажу. Не прошло и двух минут, как процессия приняла надлежащий для движения вид и отчалила в сторону города.
Экипаж отъехал весьма недалеко, как из глаз молодого человека снова брызнули слёзы. Не в силах сдержаться, Юра опять придался процессу жаления себя - любимого. Но наплакаться вдоволь опять не вышло: прозорливый разум настойчиво сообщил, что распускание соплей, даже из-за переизбытка незнакомых ранее высоких чувств, результата не даст. А вот возврат в город гарантирует минимум кусок вкусного местного сыра, ванну и тёплую постель. Да и безопасность текущего места весьма относительна. Собрав свои пожитки и поправив снаряжение, попаданец отправился в обратный путь.

 

***

 

Дорогу до города Юра преодолел часа так за полтора. Не успел путешественник зайти в просторную арку городских ворот, как пространство огласил громкий звук «паровой сирены»:
- Юра-а-а-а-а-а-а!
Оказалось, что у Марины есть и третья громкость, которая откровенно пугала.
Девушка подскочила к товарищу, вцепилась в руку и принялась люто трясти невинную конечность. Благо болела другая рука, которую с нечеловеческой силой сжал гоблин. Тут же с каких-то ящиков у казарменных строений поднялся Женя и как-то виновато направился к молодому человеку. Марина тем временем тараторила:
- Юра, да не тебе лица нет! Где тебя так потрепало? И запах я скажу... И что это за посох такой? - указала она на обломок артефакта торчащий у помятого попаданца из-под мышки.
- Вымяме... - пробурчал Юра под нос совсем не то, что хотел сказать. Собравшись с силами, он всё-таки «родил»: - Вы меня здесь давно ждёте?
- Я с утра, - тараторила девушка, - а Женя периодически подходил. Час назад какой-то милый горожанин, что с очередной телегой приехал, на пальцах объяснил нам, что видел тебя на дороге.
И Марина обвела руками круг. Что вероятно символизировало Юрину комплекцию.
- Ох! Тут такое! - вспомнив нечто важное, заволновался молодой человек, - я на дороге, часа два назад, с местной знатью пообщался, или кто они здесь. Так вот, там дедушка один по-русски говорит весьма неплохо. Я его особо не расспрашивал, не до этого было. Но он точно имеет отношение к семье местного лорда. Надо его найти. Они у меня это, карцибел купили.
Женю сказанное заинтересовало неимоверно. Но человеком философ оказался взвешенным, из-за чего в расспросы не пустился, а лишь коротко уточнил:
- Герб - волны с поднимающемся из воды солнцем и серебряной гидрой на его фоне?
Юра закивал.
- Да у тебя губа рассечена и вся шея синяя! Что ты с ней делал? Повеситься что ли пытался? - не унималась Марина, игнорируя информацию о русскоговорящей знати.
- Это гоблины, - пробурчал Юра.
Глаза собеседников загорелись жадным любопытством.
- Ладно, ладно, - взял инициативу Женя, - надо тебя отмыть и переодеть, а там и расскажешь спокойно.
Философ осмотрел молодого человека критическим взглядом, после чего дополнил: - А то все эти царапины могут загноиться и будут проблемы. Здесь достаточно продвинутая медицина, думаю, жрецы в общежитии нам помогут. Пойдёмте, а то они скоро уйдут домой. Опоздаем, придётся делать крюк в храм.
Юра кивнул и указал пальцем на башню.
- Мне это, надо снаряжение вернуть.
- Ага, давай, - согласилась Марина. - Нам его стражники тоже показали, там столько всего. Ты говорил про карцибел, неужели убил монстра?!
- Даругура, - опять пробурчал Юра непонятное. После чего понял, что у него банально заплетается от усталости язык.
Разэкипировка заняла весьма мало времени. Когда скромный комплект брони был снят, как-то сразу полегчало. Выдвинулись.
Молодой человек пытался было рассказывать товарищам про гоблинов, подземелья и трофеи, но получалось смято. Тут он вспомнил про свой первый уровень и переключился на тему новых навыков, совершенно запутав повествование. Женя на это запротестовал:
- Эй, эй, так не пойдёт. Это всё очень важно. Давай ты чуть придёшь в себя и обстоятельно нам всё расскажешь. Признаться, после ночи мы уже и не надеялись на твоё «естественное» возвращение. Я с утра два раза в храм забегал. Один раз даже плиту точки возврата отодвигали. Судя по твоему виду и обрывкам рассказа, не появился ты там лишь чудом.
Юра завсхлипывал и завздыхал, всем своим видом показывая верность сделанного Женей предположения. Наконец компания подошла к зданию общежития.
- Это, - гордо и смущённо одновременно, сообщил молодой человек товарищам. - Я пока мыться буду, вы мои трофеи изучите. А там решим, что почём. И это... вы не подумайте, что там за городом всё лутом усыпано. Видать повезло мне с ним сильно.
С этими словами он вывалил на стол гостиной кольчугу, фиал, футляр с камнями и снял со спины арбалет, который вместе с куском посоха положил на пол.
При виде кольчуги, Марина даже взвизгнул от восторга. Два жреца, что подошли в гостиную и с которыми Женя пытался объясниться методом жестикуляции, тоже охнули, но так, вполсилы.
Оставив «сокровища», Юра отправился мыться. Душу терзало чувство лёгкой тревоги по поводу сохранности найденных предметов, однако некая уверенность подсказывала ему, что ничего с его имуществом не станет. Во время процесса намыливания пахучим местным мылом и поливанием себя довольно прохладной водой из ковшика, в баню бесцеремонно заявился жрец, который принёс новый балахон со штанами, большое полотенце и какую-то баночку. Местные вообще к интиму относились спокойно, точнее никакого интима в их головах и не было. Моется человек и моется, не противоположный пол и ладно.
Положив принесённое на столик, религиозный служитель указал сначала на Юрин разодранный локоть, потом на баночку, после чего сделал в воздухе втирающее движение.
- Хотором, - пояснил он и удалился.
Итак, за отмыванием себя любимого, осторожным обтиранием полотенцем и смазыванием ссадин пахучей мазью, прошло более получаса. Из «бани» Юра вышел преображённый и посвежевший, но при этом ещё более уставший.
Женя изучал монету, Марина уже надела на себя кольчугу и беззастенчиво пританцовывала в ней.
Молодой человек пробрёл к стулу и обессиленно плюхнулся на него.
- Это... - непонятно произнёс Женя и указал пальцем на Арбалет.
Юра на столь информативное сообщение об оружии растерянно захлопал глазами.
- Магический предмет, - подытожил философ, вероятно исчерпав лимит слов на сегодня.
Юра взял арбалет и принялся разглядывать его рукоять. Её более-менее удалось оттереть от субстанции похожей на зелёную шпаклёвку. Металл рукояти напоминал нержавеющую сталь, по которой бегали завитки чёрных узоров. Но в остальном оружие походило на окаменелость. Однако общее впечатление говорило, что арбалет цел совершенно, так как под налётом грязи металл оказался неповреждённым. Необходимо было только отскрести странную грязь и поставить на плечи арбалета тетиву.
- Он «привязан» к тебе, - добавил после паузы Женя.
- А ты откуда знаешь? - удивлённо спросил Юра.
- У меня есть навык, - разъяснил мужчина.
- Да, да, - отвлеклась Марина от изучения фиала, - он мне только вчера рассказал. У него есть «Распознавание предметов». Только вечно молчит как партизан, - обвиняющий протянула девушка.
Женя на это безразлично пожал плечами.
Но Юра, хотя и начал считать арбалет ценной вещью, особого трепета к нему пока не испытывал.
- А остальное?
Философ понял, что отмолчаться не удастся и начал выкладывать:
- Посох хлам, слабая магическая сила исходит лишь от кристалла в навершии. Попробую отнести его в мастерскую и привести в порядок. Футляр - редкий металл, стоимость сказать не могу. И учтите: по моим наблюдениям, в этом мире нет такого трепетного отношения к драгоценным металлам как у нас на Земле. Ценится в основном практичность и долговечность. Светильник вещь занятная, но с ним и так всё понятно. Монета, в таверне такими не расплачивались, однако я видел подобную, когда при мне забирали комплект мебели из мастерской. Мебель не изысканная, но мастер тогда ещё и сдачи отсыпал. А вот от арбалета так и веет силой, меня аж в дрожь от него бросает. Кольчуга, кстати, также редкий металл, подробностей не знаю, явно легче стали.
- Это мифрил, - безапелляционно «определила» материал Марина.
- Кольчуга крепкая, я проверял, - сообщил Юра. - А что значит привязан? - посмотрел он на арбалет. - Это в статусе написано?
- Нет, - закачал головой философ, - с текстовой информацией мой навык не связан. «Распознавание предметов» которым я владею, что-то вроде немого знания на границе с ощущением. Просто чувствую, что он твой и всё.
Женя, дабы прекратить расспросы и наконец услышать о Юриных приключениях, выдвинул интересное предложение:
- Предлагаю поужинать.
- До ужина ещё час, - заметила Марина, с сожалением снимая броню, что действительно оказалась ей в пору.
- Я не о храме, сходим в таверну, оцените местные блюда, - пояснил философ.
Предложение было встречено с воодушевлением. Трофеи сложили в ящик, что имелся в мужской спальне. На подоконнике большого окна общежития Юру уже ждала новая сумка, которую предусмотрительный Женя раздобыл во время его купания. В неё молодой человек положил мешочек с монетой и кристаллами. Выдвинулись.
- А куда мы идём? - принялась выпытывать Марина. - Таверна вроде в другой стороне?
И действительно, компания ведомая мужчиной шагала сейчас по набережной, что шла вдоль моря на запад.
Женя объяснил:
- Ты говоришь о таверне возле площади, что с тремя фонтанами. Я же веду вас в портовую. В ней по вечерам ошивается Коля. Не помешает послушать Юрин отчёт о вылазке за город всем вместе, а после посовещаться и решить, что делать дальше.
Здесь он сделал серьёзное лицо и посмотрел на молодых людей своими острыми зеленоватыми глазами.
- Мой ночной сон перестаёт мне нравиться. Если занятия фехтованием не помогут, необходимо подумать о более активных действиях, например охоте на монстров.
Философ ненадолго задумался, после чего сообщил спутникам:
- Завтра схожу в поместье. Надеюсь удастся заняться изучением языка. Непонимание происходящего наш главный «тормоз».
Возразить на это было нечего.
- А таверна приличная? - на всякий случай уточнила Марина.
- Готовят вкусно. Матросы изредка дерутся, но выходят для этого во двор. Посторонних не трогают. Гопник тоже дерётся, весьма хорошо кстати.
Юра сглотнул: драк он откровенно боялся. В детстве его частенько задирали во дворе более смелые мальчишки как пухлого и безобидного ребёнка. Убийство трёх гоблинов и «чужого» храбреца из него пока не сделали.
Очертания города изменились, широкая дорога с просторными тротуарами уступила место извилистым портовым улочкам. Дома здесь стояли кучно и высились друг над другом, создавая некую приятную тесноту. Солнце клонилось к северу, порождая длинные тени от редких столбов ночного освещения, в которых по ночам зажигали яркие масляные светильники.
Минут через пять пути, Женя указал рукой на большое двухэтажное здание с жёлтым фасадом и светлой двустворчатой дверью, к которой вёл подъём из нескольких каменных ступенек. Но повёл товарищей мужчина не к ней: в стороне, ближе к углу здания, имелась небольшая лесенка вниз. Рядом с ней стояли люди в тёмных робах и шапках похожих на поварские. «Колпаки» чем-то напоминали Юре те, что носят мужчины в Турции. Заодно он понял, что это, вероятно, форменные шапки местных матросов. Матросы выглядели поджарыми, подтянутыми и напоминали индусов из-за крайней степени загорелости. Женя, не задерживаясь, поманил товарищей к лестнице, что вела вниз. По пути он указал на светлые двери парадного входа и пояснил:
- Гостиница, довольно приличная, а в подвале таверна.
Попаданцы спустились в помещение полуподвала с нештукатуренными каменными стенами и множеством колон поддерживающих невысокий потолок. Юра готовился не к лучшим видам, однако здесь оказалось чисто, сухо, пахло разными вкусностями и пивом. Сигаретного дыма не наблюдалось и он окончательно убедился, что курение в этом мире распространено не было. Зал заполняли множество небольших квадратных столиков, в основном занятых, отчего в таверне было довольно шумно. Ели или коротали вечер в основном матросы во всё тех же тёмных робах и плечистые мужчины в белых рубахах и коротких штанах, скорее всего работники порта. За одним из столов ужинала компания людей, походивших на военных. В глаза бросалась их выправка, кожаные плащи и палаши на поясе, что блистали позолоченными рукоятями. Между рядами столов сновали женщины-подавальщицы средних лет, в теле, но без намёка на излишний вес. Они приветливо улыбались и что-то периодически выкрикивали посетителям, разнося при этом еду и напитки. Несмотря на приветливость, в подавальщицах чувствовалась хозяйская уверенность, намекавшая, что за щепок за мягкое можно запросто получить пивной кружкой по лбу.
Стоило товарищам войти, как внимание переключилось на попаданцев, но внимание не давящее, а так - общее любопытство. Марина этого любопытства испугалась и спряталась за Юру. Молодой человек на сегодня своё отбоялся и с интересом оглядывался по сторонам. Женя, бывало и сноровисто, направился в дальний правый угол помещения, увлекая спутников за собой.
В самом углу, за небольшим столиком с двумя скамьями по бокам, сидел некто.
Есть хорошее выражение, посвящённое определённому типу барышень: «Можно вывезти девушку из деревни, но нельзя вывезти деревню из девушки». Из Коли не вывезли не только деревню, но и всё село «Малые бодуны» с колхозом, огородами и шумной деревенской свадьбой. Той - в которой жениха определяют по самому новому спортивному костюму. И сейчас Коля грустно напевал себе под нос:
- Вышли два студента, поздним вечерочком,
Вышли два студента по селу гулять.
Мы этим студентам рёбра посчитали,
Больше с тех студентов нечего нам взять.
Сидящий оторвал взгляд от кружки и, повернув своё чуть угловатое лицо, грустно взглянул на Женю. Видом Коля обладал колоритным, но при этом сложно было сказать, из чего конкретно упомянутый колорит проистекает. Лицо вытянутое - в целом приятное, большой нос, приплюснутый лоб и слегка растопыренные уши. Тело суховатое, но жилистое и плечистое. Впечатление Коля производил странное. Казалось, в одну бутылку залили грубого деревенского тракториста, бандита и того тонкого народного мыслителя, который, обладая природной мудростью, в силу обстоятельств реализовать её не смог. И нереализованность эта порождала в нём ту великую тоску, залить которую можно только алкоголем. В общем, характеристика «гопник» суть отражала, но классическим гопником Коля не являлся. Возраста он был непонятного, выражалась эта непонятность тем, что на вид ему можно было дать как тридцать, так и сорок пять.
- Не вставляет... - грустно сообщил он Жене.
После перевёл взгляд на Юру и Марину и коротко поздоровался.
- Привет «Хрю-Хрю», привет Мари. Милости прошу к моему костерку.
Закончив приветствие, Коля вернул потухший взгляд на кружку, и после, с печалью, обратился уже к неодушевлённому сосуду:
- Вкусное каналья, но не вставляет.
Женя повернулся к молодым людям и коротко объяснил:
- Это Коля. Коля попал в этот мир упившись в усмерть. Теперь алкоголь и другие дурманы на него не действуют, что его очень расстраивает.
После философ направился к столу и уверенно устроился рядом с гопником.
Одет Коля был в простой тёмно-зелёный камзол, голову имел свежевыбритую, почти блестящую. Под левым глазом красовался свежий фингал.
Юра с Мариной, слегка тушуясь, уселись напротив мужчин.
Гопник осмотрел Юру, после указал пальцем на свою «боевую отметину».
- Жаклиночка ругается, что я дерусь, но местные моряки парни с огоньком - помахать кулаками одно удовольствие, заодно уже почти все ругательства выучил. А тебя, поросёнок, где так отделали, неужто жирок выбивали? Ты, кстати, похудел.
Здесь выяснилось, что, хотя разговаривает гопник с небольшой, положенной гопникам хрипотцой, голос его обладал неким приятным обаянием, каким обладают хорошие рассказчики и собеседники.
- Нам предстоит выслушать весьма интересную историю, - сообщил Коле философ. - Юра предпринял довольно познавательную вылазку за город и скоро сообщит нам массу полезных подробностей.
- Чё, правда? - удивился Коля, - Так и в тебе горит огонь вечной молодости! А по виду и не скажешь. Тебя, кстати, за что сюда закатали?
- Вы сидите, а я пойду, сделаю заказ, - прервал разговор Женя. - Возьму на свой вкус, точнее то, что любят местные.
- Возьми нашему «боевому хряку» пиво. Я хочу посмотреть, вставит ему или нет!
- Ему ещё нет восемнадцати! - возмутилась Марина.
- И чё!? Они сейчас пиво сосут сразу за молоком матери. Или я не прав, а?
Пиво Юра действительно пил. Но не потому, что оно ему сильно нравилось. Однако, если вечером он куда-то выходил с друзьями, редко случалось и такое, то по бутылке пива на нос, правдами и неправдами, они добывали обязательно. После этого дела у него почти всегда болела голова, но «ритуал» был важнее. Вот только сейчас пить почему-то не хотелось совершенно.
На помощь пришёл Женя.
- Восемнадцать, не восемнадцать, хочешь сделать что-то желанным для молодого парня - объяви это запретным. Я не думаю, что ему следует заниматься здесь подобным. Да и тебе за спаивание могут всыпать ночной «ай-яй-яй».
При упоминании о местном сне Коля сменил выражение лица. И цвет тоже сменил. Видать этот аргумент действовал в этом мире на гопников любой степени суровости.
- Но я возьму себе немного вина. Меня интересует, как действует алкоголь на попаданцев и действует ли вообще, - закончил Женя и поднявшись, направился к полногрудой женщине за небольшой стойкой. Языка философ не знал, поэтому, как дирижёр, начал наигрывать мелодию ужина, периодически указывая на столы с нужными яствами и отмеряя их количество на пальцах.
- Исследователь... - протянул Коля.
После вздохнул и уставился в кружку. Закрыв глаза, он на какое-то время затих.
- О, «белый» говорит тебя не спаивать, - произнёс гопник. - Наш «ФилосоФФ» как всегда прав.
- А какой у тебя статус? - осторожно спросил Юра.
На это мужчина растянул свой большой рот в улыбке и без всякого предисловия и таинственности начал с расстановкой выдавать информацию. Свой статус он помнил наизусть.

 

**
Уровень: - 1.
Ярость - новичок. Сосредоточение - новичок.
Сила: - 3
Ловкость: - 3
Телосложение: - 3
Интеллект: - 1
Удача: - 2
Обаяние: - 1
Поддержка богов: - 0
Навыки: - бард - новичок; нахождение сердца - новичок; смерть за спиной - новичок; чувство наживы - новичок; сопротивление ядам - эксперт. *(это как бухать при жизни надо было???)
Особое умение: - вы способны договариваться с монстрами.
Особый бонус: - кровь в ваших жилах ядовита для монстров.
**
Временный бонус: - На один день вы можете увеличить удачу посторонней для этого мира сущности на 1. Доступно дней - 1. Применение умения на себя невозможно.
**

 

Коля ненадолго закрыл глаза, после скривил лицо и без стеснения продолжил:

 

**
Чёрный наблюдатель: - Может тебе ещё и член отключить?
Белый наблюдатель: - Молодёжь не спаивать, накажу.
**

 

Марина от таких пошлостей нахмурилась.
- Это, ещё у меня был выбор, как уровень взял, что-то вроде «Вы хотите убивать своих врагов подло или ловко». Не, не так конечно, а типа бонус ко всяким там сковывающим шнягам или же к нормальной пацанской ловкости. Я выбрал «ловко», я вообще парень простой, - растянулся гопник в улыбке в 32 зуба, кстати, целых и относительно чистых.
- А ловкость откроется с 30 уровня? Тебе там не боевые навыки предложили? - оживившись, спросил у мужчины Юра.
- Не, - мотнул головой Коля, - не боевые и всё с первого.
Марина, немного расстроившись, произнесла:
- Ну вот, получается у меня самые скромные навыки.
- А где ты уровень поднял? - с интересом спросил Колю молодой человек.
- А, это, - довольно «оскалился» гопник, - там, у доков, где рыбацкие баркасы разгружаются, по вечерам из канализации здоровенная крысятина выползала. Я как понял, у местных с монстрами нейтралитет. Даже больше, боятся они их убивать панически, думаю неспроста. И это при том, что карцибел и камни ментальной силы здесь востребованная штука. Хитро оно тут устроено, но не заморочено думаю. Жека, чую, быстро разберётся. Короче, вечерком я эту хрень подкараулил и багром укокошил. Нам можно. Камушки Жаклиночке отдал, она занавески новые в хату купила и хавчика. Ну и это, уровень сразу впаяли. Спал - как младенец.
Подошёл Женя с двумя большими кружками, ещё три несла улыбчивая женщина в пикантном, но очень далёком от неприличия белом сарафане. От четырёх кружек шёл пар, а в пятой плескалось что-то тёмное.
- Чай здесь пьют перед едой, - пояснил философ, - кстати, хорошо для пищеварения. Свежую похлёбку принесут часа через пол, что-то вроде супа - пюре. Очень вкусное. Ладно, перейдём к главному, а то поздно уже, а обсудить необходимо многое.
- Это, да... - протянул Коля. - «Сделал ТЕЛО, гуляй смело».
Марина надулась.
Юра вздохнул, отпил необычайно вкусного чая или скорее отвара и нахмурившись от воспоминаний о пережитом, начал неторопливо описывать вчерашние и сегодняшние приключения. Стараясь при этом ничего не пропускать. Что давалось с некоторым трудом, так как детали произошедшего внезапно сгладились, да и в целом приключение оказалось насыщенным, но скоротечным. Хотелось вставить побольше драматизма, но с драматизмом у молодого человека не ладилось.
- Ёлы-палы, - сетовал гопник, - я тут хожу слюни на нормальное «перо» пускаю, а у вас там целая башня с халявой!
Коля оказался настоящим специалистом по застольным беседам и при этом далеко не идиотом. Он короткими шутливыми уточнениями выуживал у Юры важные подробности. Женя в основном молчал, Марина с нескрываемым интересом слушала, не забывая пугаться, бледнеть и охать.
Принесли суп, который оказался не супом вовсе, а очередной кашей с кусочками овощей и мяса. Вкус был столь божественным, что Юра чуть не прослезился от этого вкуса. После еды беседа потекла дальше. Его статус и бонус вызвали большой интерес, как и ветка развития умений. Здесь мнения разделились. Женя молчал, Марина «голосовала» за боевые навыки, а Коля одобрял, аргументируя, что до 30 ещё дожить надо, а не выбери он магию, невидимость скорее всего хрен бы дали.
Поднялась тема трофеев, которые Коля возжелал самолично осмотреть завтра.
Закончив часть посвящённую исследованию гоблинского логова, Юра помрачнел: перед его внутренним взором всплыли светло-серые глаза Эриты. Нельзя сказать, что у молодого человека щемило сердце от переизбытка чувств или невыносимо давил груз неразделённой любви, не было такого. Но, тем не менее, ощущение чего-то упущенного присутствовало. Правда этот момент рассказчик опустил. Зато о встрече с местной знатью рассказал очень подробно. Но перед этим, путаясь и морща лоб, поведал о странном квесте, подробности которого, впрочем, запомнил мало. Да и не было никаких подробностей, а всё бонусы какие-то, из которых заблокировали половину. А вот непонятного бородача в белом плаще молодой человек описал хорошо. И на описании этом безразличный обычно Женя взволнованно заёрзал на скамье.
- Чё кипишуешь «яйцеголовый»? - спросил философа внимательный до мелочей гопник.
Женя потёр свою небритость и задумчиво выдал:
- В храме, на молитвенном пьедестале лежит книга, что-то вроде местного религиозного текста. В ней есть гравюра, на которой изображены два человека - один с длинными волосами, строгим лицом и в тёмной мантии до пят. Напротив него стоит другой человек - с заплетённой в косы бородой, лысый, в белом, до колен, плаще. Руки этих двоих вытянуты навстречу друг другу, а между руками планета. Не Земля точно, материки на ней расположены сильно по-другому, да и воды куда меньше. Я это хорошо запомнил, так как понял, что у местных продвинутые познания в картографии. Очертания материков очень точно совпадают с их-же формой на отдельных картах. Я тогда подумал, что если есть подобное изображение планеты, то, вероятно, возможен взгляд из космоса. Но тот ли это человек, которого видел Юра - большой вопрос. И ещё, я немного разбираюсь в астрономии, это не просто не наша звёздная система, это даже не наша галактика. Хотя в текущей ситуации подобное должно удивлять в последнюю очередь.
Закончив говорить, Женя подвинул к себе кружку с вином и принялся неторопливо потягивать местный алкоголь.
Поохали, посудачили, но к общему мнению не пришли. Юра продолжил и довёл свою историю до ворот города.
- Да, свезло тебе с этой «лординой», точнее с её полиглотом, - подытожил Коля.
- Я вот думаю, - задумчиво произнёс Юра, - почему они мне за карцибел так много денег дали? Ну то, что они монстров бить не могут или не хотят, это напрашивается. Может религия не позволяет или что подобное. У них же здесь магия исцеления есть?
Марина закивала.
- Да, местные могут пользоваться магией, - подтвердил Женя, - и в данном вопросе ещё предстоит разобраться. Не могу утверждать уверенно, но, похоже, целительная магия не панацея. Она очень эффективна при повреждениях тела, но её возможности весьма скромны если дело касается болезней.
- Не шарите вы, - уверенно вставил Коля, - эти красные камни для местных что-то вроде средства от старения.
- А ты откуда знаешь? - с интересом уточнил Женя.
- Ясное дело - интуиция! - гордо заявил гопник.
Женя на подобный тип интуиции вздохнул и подытожил:
- Ну, может не прямо от старости, но что-то такое возможно. Ладно, к теме - из Юриного рассказа ясно, что за городом опасно, но рано или поздно выйти туда придётся. Однако и торопиться не стоит: необходимо приобрести минимум навыков, заодно надеюсь, что тренировок в гарнизоне нашим «надсмотрщикам» пока хватит. Ещё я предлагаю поход в гарнизон отложить на один день. Завтра я схожу в поместье лорда и постараюсь найти упомянутого переводчика. Из монахов по-русски не говорит никто, это точно. Если повезёт, посоветуюсь с ним, возможно попрошу содействия с тренировками. Если не повезёт, пойдём в гарнизон на удачу. Ты пойдёшь тренироваться вместе с нами? - обратился философ к Коле, отодвигая кружку с вином, которого выпил не более половины.
- «Японская лопата», ты ещё спрашиваешь, хотя ножом я владею немного, - возмутился гопник. - И это, пьянит, а? - вкрадчиво спросил он Женю.
- Немного. Заодно очень приятный вкус и грамотная выдержка, - кивнул философ.
На Колином лице проступило выражение вселенской печали.
- Ах да, есть ещё один момент, - продолжил Женя, который, как оказалось, мог говорить много и складно.
- Что будем делать с Туен?
Тут вполне взвешенное видение ситуации выдал Коля.
- Да ничего не надо делать с этой корейской фотомоделью. Ну разве что она сама сильно захочет... - подмигнул мужчина Юре. После продолжил серьёзно. - В гарнизон конечно прихватим, если решит с нами палками махать, пусть машет. Вы не забывайте важный момент: куковать нам здесь осталось недели три. А после «прилетит пипелац» и увезёт нас отсюда в этот, как его... Озоторг. Меня кстати за этим сюда и привезли из той дыры где я появился. Я не врубался сначала, а потом Владимир всё втолковал. Думаю, в этом Озоторге ускоглазых будет как говна на колхозном поле, они задроты известные, - опять подмигнул гопник Юре. - Там и пристроится к соотечественникам.
- А ты во что играл? - с интересом уточнил у гопника молодой человек, - В ММО?
- Я что - задрот что ли! - возмутился Коля. - Ну пошпиливал я в РПГ на дежурствах, но не онлайновые. Я стоянку охранял, много времени по ночам было, - пояснил он. - Только это не причина меня в этот маразм засовывать, - расстроился мужчина.
- Я не думаю, что все здесь из-за игр или фэнтези, - задумчиво произнёс Женя. - Просто некая сила решила, что лично для нас это будет лучший вариант и вот мы здесь. В эзотерической литературе проскакивают идеи подобных чистилищ.
- Ты это, пургу не гони, - скривился гопник, - колись, сам то почему здесь?
- Всё сложно, - ответил философ, подперев подбородок руками и показывая, что подробности разъяснять не намерен. - И статус пока не просите, там всё ещё сложнее.
Образовалась пауза.
- А завтра что делать будем? - больше для порядка, уточнил Юра.
- Когда ты последний раз загружал своё тело повышенными физическими нагрузками после долгого их отсутствия? - хитро спросил Женя, обращаясь к молодому человеку.
Тот засопел и из сопения этого все сделали вывод, что никогда.
- Завтра мы будем собирать информацию, а ты будешь лежать и страдать, перерабатывая молочную кислоту... - с улыбкой сообщил ему мужчина.
Проболтав ещё с час, компания разошлась, любуясь по пути восхитительным звёздным небом с двумя яркими дисками местных лун. Ночные светила освещали холодным светом мир, что стал их новым, требовательным и не всегда приветливым домом.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий