Огребенцы

Глава 6: Ход конём. (R)

 

Глава, в которой выясняется, что знания очень полезная штука.

 

Юра открыл глаза, глаза увидели небо. По небу безмятежно плыли облака, пытаясь захватить его внимание и унести куда-то далеко, туда, где нет дикой боли в спине, злобных гоблинов, волков размером с телёнка, натёртых до крови ступней, комаров и вони. Туда, где всё хорошо и прекрасно. Но, что странно, домой к компьютеру уже не тянуло. Молодой человек внезапно понял, что как бы плохо ему здесь не было, он вкусил запретный плод, имя которому - жить по полному.
Постанывая, он прокрутил в уме события последних дней. Для их описания просились в основном слова матерные. Однако имелся и приятный момент: сколь интенсивным был процесс получения тумаков от местной действительности, столь блаженным оказался сон с момента выхода попаданцев из Митунга. А спалось в этом мире специфически. Но сон сном, а дырка в лёгких штука неприятная.
Юра попытался приподняться, отчего болезненно застонал, если не сказать захныкал. Пусть арбалетный болт давно вынули, рану обработали целебными мазями, за которые земные доктора отдали бы многое (лишь бы они не попали в руки пациентов), а Марина наложила целебную магию, несмотря на всё это, болело сильно. Если угрозу жизни в этом мире убрать было просто, то боли от этой угрозы предпочитали задержаться.
- Сразу говорю, идея не моя... - раздался откуда-то сбоку хмыкающий Колин голос.
Юра повернул голову и охнул, рядом с ним лежал мёртвый гоблин с искалеченным лицом. Голова его была разрублена, один глаз отсутствовал. От увиденного моментально стало подташнивать. Стремясь уйти от отвратительного зрелища, молодой человек повернул голову в другую сторону и упёрся взглядом в остекленевшие глаза второго мёртвого гоблина, не покалеченного, но всё равно неприятно.
Судя по давящемуся смеху, гопника явно веселило происходящее.
- Хфто это? - приподнимаясь и хныкая от боли, спросил Юра.
Он лежал посреди просторного двора на толстой соломенной циновке. С меньшими удобствами, вокруг него были разложены трупы гоблинов, что-то около двадцати.
- Ох, мне даже неудобно рассказывать... Может тебе лучше не знать о приключениях своего бездыханного тела? - залыбился Коля.
- Выкладывай уже, - пробурчал Юра и перевёл взгляд на высокого молодого мужчину, который стоял рядом с гопником. Мужчина этот был облачён в кольчугу крупного звена, а на поясе его висел широкий одноручный меч. Дополнял картину опытного воина довольно большой круглый щит, висящий за спиной незнакомца. Свой шлем - шапку, он держал в руках. Выглядел незнакомец молодо и имел красивое лицо, которое портил старый косой шрам от виска до самого подбородка.
Мужчина, приветствуя, махнул Юре рукой.
- Местное ополчение - ураган, - прокомментировал Коля. - Я даже начинаю верить в возможность выполнения нашего задания. Спасение твоей простреленной задницы, кстати, чуть не стоило одному из ополченцев жизни, благо Марина к вечеру оклемалась и оттащила вас двоих подальше от старушки с косой. Растёт на глазах, - довольно сообщил гопник.
- А поподробней можно?.. - совершенно не удовлетворился сказанным Юра.
- Поподробней?.. - на секунду задумался мужчина. - Ну, как тебя подстрелили, мы вернулись и, как стадо дебилов, встали на защиту твоего лежащего на земле тела. К чему такая категоричность? Да собственно глупый это был поступок: если бы серозадые не затупили, мы бы все на «бесплатном самолёте» полетели бы на ближайшую точку воскрешения. Однако гоблины твёрдо решили, что это засада и вообще мы опасные парни, отчего в нерешительности застыли метрах в тридцати от нас. Ну, та куча, что бежала за нами по лесу. Они, может, и отступили бы, но недобитки, которых оглушила Марина, начали приходить в себя и кидаться на нас. Эрита принялась их шинковать, что давалось ей довольно просто, уж больно пришибленные они были. Увидев такую несправедливость, преследователи не выдержали и бросились в атаку. Но к этому моменту подоспело местное ополчение, завязался бой. Я всё больше убеждаюсь, что дуракам везёт, а таким дуракам как мы - везёт по крупному. При столкновении лоб в лоб, эти гоблины - звери! Однако не многие из местных ополченцев уступают Эриточке во владении острыми предметами. Короче, с нашей стороны двое раненых, один тяжелораненый, со стороны гоблинов двое «убитых» и пара раненых. Это из той двадцатки. Семерых мы убили до этого. Зелёные, быстро прикинув курс размена, отступили.
Сатар, - кивнул Коля на мужчину со шрамом, - увидел, что трупы гоблинов не исчезают и моментально просёк ситуацию: спросил нет ли среди нас человека с умением «Пожиратель плоти», - Коля залыбился, - мы тебя, конечно, сразу же сдали. Если бы ты видел, как за твою жизнь переживали деревенские, таща рядом с тобой тушки гоблинов...
- Но их тут больше? - кивнул Юра на «отделение местного морга».
- Это да, - мужчина стал серьёзным. - Ночью случилось серьёзное нападение. Жопа из жоп. Благо Мариночка легла спать и ничего этого не видела. Штурмовали ворота. Эрита махала своей «зубочисткой» как электровеник. Я тоже лицом в грязь не ударил, ты бы слышал, как обиженно визжат эти серозадые, когда у них из груди внезапно вылезает лезвие кинжала, - как чеширский кот заулыбался гопник. - За бой погибло около двадцати гоблинов и трое деревенских. Хорошие они здесь парни, жалко, - став серьёзным, поморщил лицо Коля. - Да и нам, что душой кривить, не сильно выгодно, квестик то закрывать надо. Итого, осталось в ополчении шестьдесят человек, это из начальных шестидесяти восьми. Заваруха с осадой уже с неделю идёт. А теперь, внимание... - лицо мужчины начало растягиваться в неестественную по ширине улыбку, - ты все это время провёл в деревянном ящике, который заботливо пристроили сбоку у ворот!
- А Энрю? - спросил Юра, решив пока ничему не удивляться и не возмущаться.
- Держись за циновку «сынок», - опять вернул себе серьёзность Коля. - У трактирщика действительно был сынишка, и он действительно был тем ещё сорванцом, и дружбу с гоблинами водил, и это было. Здесь подобное не поощряли, но и не препятствовали сильно. Талантливый парень, в общем. Но звали его не Энрю, а Атарг вроде.
- И? - не выдержал Юра.
- Когда всё началось, - продолжил гопник, - мальчишка пошёл в поселение гоблинов договариваться о перемирии. Смельчак, но глупый. Эти твари убили его, отрезали голову и перекинули её через забор, - скривился мужчина в гримасе гнева. - Всех передушу уродов.
- А кто тогда водил нас по лесу и полям?
- Ну, как ни странно, в привидений и духов здесь никто не верит. Точнее верят в жизнь после смерти, - Коля на этом моменте ухмыльнулся, - но не в такое. Женя трёт свою бороду и говорит, что мы встретили Администратора. Эрита машет руками и утверждает, что подобное невозможно от слова совсем. А я? Я радуюсь удаче и не заморачиваюсь. Кстати, тебе сидеть здесь до самого вечера, а там посмотрим, - в очередной раз залыбился гопник.
Юра принюхался. Гоблины ещё не разлагались, но пованивало от них конкретно.
- Ага, шмалят они как мои портянки, - подметил его движение Коля. - Даже не верится, что если ты отойдёшь от них на десяток другой метров, не будет ни гоблинов, ни запаха. Мы пробовали, - пояснил он. - Парочку особо выпотрошенных решили «отпустить домой» методом уноса от твоего спящего тела. Что интересно, их снаряжение тоже исчезает, даже если предварительно отнести его на другой конец деревни. Ага, я тут времени даром не терял, - похвалился гопник на заинтересованный взгляд Юры. - Как я понимаю - если предмет личный, то у него имеется что-то вроде привязки. Со всем этим ещё предстоит разобраться.
- А где остальные? В смысле Эрита, Женя и Марина? - поинтересовался Юра.
- Все спят. Особенно Марина. Она проснулась пару часов назад и захиляла всех до обморока. Или, если «по-научному», до ментального истощения. Почти все камни ментальной силы извела.
- А дальше то, что делать будем? - обдумав услышанное, спросил молодой человек.
- Как обычно, - развёл руками Коля, - решать вечные проблемы - строить дороги и закатывать в асфальт дураков.
- А? - не понял юмора Юра.
- Вечером соберёмся на военный совет, - более серьёзно произнёс мужчина. - Русский здесь никто не знает, а Эрита всю ночь махала «шашкой» на воротах, спит ещё. Я и сам недавно встал, время, кстати, к обеду. Есть, что интересное по гоблинскому поселению, - переключил тему Коля.
- Интересного вагон, - оживился Юра, отчего неудачно дёрнулся и со стоном опустился на циновку.
Коля вздохнул.
- Есть хочешь?
Молодой человек закивал.
- Ща принесу. Ты только это, не уходи отсюда. Я понимаю, что неприятно, но надо, - серьёзно посмотрел на него мужчина.
Юра, изобразив на лице вселенскую грусть, ответил ему кивком.
- Ну, одно радует, кормят здесь хорошо даже в осадном положении, - произнёс Коля и вразвалочку отправился к входу в одно из строений, которые квадратом закрывали двор.
Лишившись на время собеседника, молодой человек для порядка простонал от боли, после осторожно улёгся на циновку и закрыл глаза, по привычке вызвав окно статуса. Наблюдатели являлись сущностями своенравными, и стоило начать полагаться на их реплики слишком сильно или вызывать статус чересчур часто, как они начинали вредничать и писать всякую ахинею. Вот и сейчас «отрывались» в своей манере:

 

**
Чёрный наблюдатель: - Всё будет плохо.
Белый наблюдатель: - Всё будет хорошо.
**

 

«Сволочи»! - открыв глаза, зачем-то погрозил Юра небу кулаком. А облака на небе всё летели и летели, какое им дело до страданий бывшего геймера. Он улыбнулся своему глупому жесту, поймав, заодно, насмешливый взгляд стоявшего рядом деревенского ополченца.

 

***

 

- Привет, вижу, не скучаешь, - пришла проведать раненого Эрита.
Юра не скучал, Юра тренировался. Если бы кто-то месяца полтора назад сказал ему, что он, полусидя, в упоре на небольшой пенёк, обложенный мёртвыми гоблинами, будет стрелять по мишени из настоящего арбалета... Нет, Юра не назвал бы такого человека сумасшедшим, а скорее всего изрёк бы примерно следующее:
«Вау, во что играешь чувак? Это же вроде пассивный кач из «Хроник Виндарии»? Не?»
Здесь Юра как-то попробовал назвать чуваком Женю, на что философ скривился и объяснил ему, откуда слово чувак пошло и что оно значит на самом деле. Не понимают старпёры молодёжного сленга, что с них взять. Однако чуваки действительно остались в прошлом, не выживали они здесь.
- Сильно болит? - с искренним сочувствием спросила Эрита.
Юрин мозг включил вторую передачу и немедленно начал прорабатывать тактику сближения с девушкой. Это вышло плохо: серые клетки начали плавиться и закипать. Благо идущий из ушей ухажёра «ментальный пар» сильно на фоне воздуха не выделялся. «Не напрягайся, будь собой», - пришёл на помощь гнусавый Колин голос, что недавно наставлял молодого человека в вопросах общения с прекрасным полом.
- С утра болело сильно, но после я поел, поспал, и стало терпимо, - сообщил попаданец девушке, принимая из рук деревенского паренька охапку болтов. Стрелял он, кстати, из местного тренировочного арбалета, так как болты к «Четвёртому сокровищу тьмы» надлежало строго экономить.
- Есть и спать, в твоём случае самое лучшее лекарство, главное не злоупотреблять, - улыбнулась Эрита, и молодой человек понял, что она по-своему стесняется и переживает не меньше его. И это Юру несказанно обрадовало, даже спина стала болеть меньше.
- Остальные проснулись? - поинтересовался он и посмотрел на солнце. Светило клонилось к горизонту, если перевести на земное время, было около шести часов вечера. Итого, до сумерек оставалось ещё часа четыре.
- Ах да, - вспомнила Эрита об основной цели своего визита, - я пришла проверить твоё самочувствие и сказать, что через пару часов будет совет с местными. Спит сейчас только Марина, но, если она не проснётся к началу, начнём без неё. Все хотят услышать твой рассказ про гоблинскую деревню. Кстати, если в Митунг заблудшие заходят редко, то здесь они частые гости: выполняют задания в лесу и в болотах на западе, из-за этого местные знают о нас больше, чем мы о себе сами, - улыбнулась девушка.
Она сунула руку в боковой карман куртки и после кинула Юре небольшой предмет. Хотя бросок был выполнен метко, но принять подачу молодой человек не смог: медальон отскочил от его пальцев и упал неподалёку.
«Фейл засчитан...» - сконфуженно скривился попаданец и поковылял к медальону.
- Ой, извини, - виновато улыбнулась Эрита.
Юра, изобразив на лице безразличие и невозмутимость, отмахнулся.
- Что это? - спросил он, разглядывая тёмный кружок медальона, на тонкой блестяще цепочке. На одной его стороне тонкими светлыми линиями был выведен замысловатый фрактальный узор, а на другой, в виде множества постепенно уменьшающихся к центу кругов, нанесены мелкие, непонятного значения символы.
- «Медальон ловца гоблинов», бонус за взятый нами квест. Нашёлся на дне нашей магической сумки, - пояснила Эрита. Я рассказала Сатару о нашем квесте, и он сразу подсказал, что медальон будет именно там.
Юра посмотрел на собеседницу непонимающим взглядом.
- Помнишь, когда принимали квест на спасение деревни, в условиях был пункт «Бонус за принятие - медальон ловца гоблинов». А Сатар - это командир местного ополчения, ты должен был его видеть - мужчина со шрамом, - ответила на вопросительный взгляд Эрита.
- А..., а что этот медальон делает?
- Женя говорит, что он предупреждает о приближении гоблинов. Опробовать его, правда, пока не удалось. Кстати, у нас в запасе сто сорок восемь болтов для твоего арбалета, из начальных двухсот двадцати.
- Не густо, - почесал голову Юра.
- Могло быть и меньше, - возразила девушка.
Стрелял Юрин арбалет тридцати пяти сантиметровыми стальными стержнями примерно в сантиметр толщиной. Подобный боеприпас был довольно сложен в изготовлении, так как требовались точные размеры и отсутствие всяких искривлений, да и весила связка из двадцати болтов солидно.
- Местный кузнец сказал, что попробует выточить ещё двадцать штук, у него есть подходящие заготовки. В деревне неплохая кузница, даже простенький токарный станок есть.
- Никак не привыкну, что здесь так, - поморщился Юра.
- Так - это как? - не поняла Эрита.
- Понимаешь, меня приучили, что если другой мир вроде вашего, то обязательно средневековье. Как бы сказать, - видя непонимающий взгляд собеседницы, наморщил молодой человек лоб, - средневековье - это когда всё очень просто, живут полудико, самое сложное что люди могут сделать - приличный меч или телегу. Как-то так. А у вас здесь много технических штук сложных. Канализация там, котельные, краны разгрузочные в порту и гигиена на уровне, в Митунге, по крайней мере. Только электричества нет и всего, что на нём работает.
- Электричество есть, - улыбнулась Эрита, - его используют, например, для покрытия одного металла слоем другого. Я понимаю про что ты. У нас есть составленный Богами кодекс - «Кодекс вознесения», он строго регламентирует, что можно делать, а что нет. Огнестрельное оружие, например, строго запрещено, но это ты уже сам знаешь.
Пару месяцев назад Юра бы люто возмутился на один только намёк запретить прогресс. Уж больно крепко в него вбили, что без прогресса никак. Но сейчас он как-то поостыл. Нет, он за прогресс конечно, но всё больше в его голове укреплялась мысль, что на земле люди пользовались прогрессом не совсем верно. Злоупотребляли им что ли.
Во двор вошли Женя и Коля. Женя поприветствовал молодых людей и оглядел происходящее во дворе. От вида Юры в окружении кучи мёртвых гоблинов, даже вечно серьёзный философ не смог сдержать улыбки.
- О чём воркуем? - бесцеремонно начал разговор Коля.
- О прогрессе, - сообщил ему Юра.
- О, прогресс - это тема. И как обстоят дела с прогрессом? - кивнул гопник на арбалет в руках молодого человека, явно не так поняв тему разговора. - А чё гоблина «не воткнул», вон у тебя их сколько, стрельба по «живым» мишеням и всё такое.
- Я думал, - признался Юра, - но как-то меня закоробило от этого, да и болты пачкаются.
Женя одобрительно кивнул и вставил:
- Приглашаю нашего убийцу гоблинов на военный совет.
- А эти? - кивнул молодой человек на трупы монстров.
- Этих решено отправить «домой», - ответил Женя, - но не от большой доброты. Во-первых, нам нужен карцибел и камни ментальной силы. А во-вторых, как объяснил Сатар, неделю после воскрешения они не бойцы. За это время всё должно решиться. И, кстати, монстры воскрешаются не сразу, судя по рассказам местных, они вернутся в строй дней через пять, а после с неделю будут сильно ослаблены.
- Что, кристаллов совсем нет? - расстроился Юра.
- Скажем так, не разгуляешься: Марина потратила почти все камни ментальной силы. В деревне на момент нашего прихода скопилось много раненых. Нет у них здесь своего целителя, лекари есть, а целителей нет. Марина, чтобы компенсировать неопытность и сэкономить ману, заряжала в посох по камню перед каждым заклинанием. Кстати, на сколько выстрелов сейчас заряжен твой арбалет?
- Сложно сказать, - задумался Юра. - Я загрузил в него примерно сорок пять кристаллов с кабанов и сделал где-то семьдесят выстрелов. Думаю, одного кристалла с кабана хватает где-то на два выстрела, но это лишь предположение. Наши текущие запасы, это четыре кристалла с волков, они по размеру как с гоблинов, выстрела по три с кристалла выйдет. И ещё есть пятнадцать неиспользованных кристаллов карцибела с хряков.
Философ кивнул и дополнил:
- Ополченцы отдали нам те кристаллы, которые добыли с убитых в последние дни гоблинов. Надеюсь, ты не забыл, местные не могут хранить эти камни у себя, два - три дня и они рассеиваются. Поэтому они растворяют их в специальных реактивах, получается что-то вроде... хм, даже не знаю с чем сравнить. Полученную субстанцию можно использовать как топливо, лекарство и компоненты для всяких химических дел. Ладно, выдвигаемся, нас уже ждут. Марина кстати проснулась, ждёт нас в доме старосты, поедим и поговорим.
- Точно, - обрадовался Коля, - «поляна» - это важно.
Но тут же расстроился, так как выпить, конечно, можно, но бесполезно.
- Почему жители не оставят деревню? - спросил Юра.
- Вот это мы сейчас и узнаем, - задумчиво произнёс философ.

 

**

 

За длинным столом большого деревенского дома собрались восемь человек. Кроме пятерых попаданцев здесь присутствовали Сатар - командир местного ополчения, деревенский староста - походящий на мексиканца суховатый пожилой человек с заплетёнными в хитрые косички усами и главный деревенский кузнец - мужчина не молодой, но при этом дышавший таким здоровьем, что хоть в танк запрягай. Широкоплечий, круглолицый, полный энергии мужчина с искрящимися непонятной хитринкой глазами. Ну, точно мечта увядающих земных барышень средних лет, стонущих, что нормальные мужики перевелись и он же, по совместительству, главный деревенский кузнец.
Русского местные само собой не знали, так что весь разговор происходил через Эриту, что сильно мешало девушке нормально поесть.
Первым делом, долго и с подробностями, слово держал Юра, который, стараясь не упускать деталей, пересказал свои наблюдения и впечатления от гоблинского поселения. И здесь всплыли очень интересные, пусть на первый взгляд не относящиеся к делу детали. Когда Юра добрался до пленных «женщин», слушатели из числа местных нехорошо нахмурились, а на части о странном ящере, в их глазах родилось неподдельное изумление.
- Это точно? - удивлённо обратился к Юре Сатар, - ты ничего не напутал о Касталиях и Изумрудном ящере?
- Я рассказываю вам то, что видел, - пожал плечами молодой человек.
- Это важно? - поинтересовался Женя.
- Это и очень важно, и совершенно не имеет отношения к делу, - задумчиво ответил командир местного ополчения.
- Я бы хотел, точнее мы бы хотели, - философ обвёл товарищей взглядом, - узнать все подробности относящиеся к поселению гоблинов.
Остальные попаданцы закивали.
- Ну ладно, это действительно весьма необычно, - кивнул Сатар, - не будь гоблинской осады, мы бы немедленно отправили данную информацию в гильдию искателей приключений.
Юра оживился и спросил:
- А чем вообще занимается эта гильдия?
- Гильдия осуществляет координацию между королевской властью, заблудшими, Богами и местными авантюристами. Хотя заблудшие обычно получают задания напрямую от Богов*, но при желании могут взять поручение и в гильдии, хотя гильдия редко может предложить что-то связанное с Системой. За исключением городов попаданцев конечно, там всё ровно наоборот.
* Местные редко отделяют Хранителей от Администраторов.
- А чем занимаются искатели приключений, которые не заблудшие? - поинтересовался Юра.
- Всем тем, что не связано с монстрами и разборками между демонами и заблудшими, - пояснил Сатар, - охраной, охотой за преступниками и опасными хищниками, сбором ценных материалов и уничтожением запретных технологий, поиском людей, разведкой территорий и прочим подобным. Но вернёмся к главному. Обнажённые женщины с зелёной кожей не монстры, - товарищи на это заявление приподняли брови, - они одни из разумных обитателей нашей планеты и жили здесь ещё до Вознесения. Касталии не умеют говорить, отчего друг с другом, как и с людьми, общаются телепатически. Эти создания очень мирные, если их не трогать, конечно. Есть как мужчины, так и женщины. Ближайшее их поселение находится относительно недалеко от нас, километрах в пятидесяти от деревни, возле болот, на юго-востоке. И что довольно важно для понимания ситуации, живут они в основном на северном окончании материка, то есть в нашей местности, пусть и держатся от людей подальше. Мы с ними особо не контактируем, но в целом отношения хорошие.
- Они тоже напали на монстров? - спросила Марина.
- Ох, с ними всё сложно, - продолжил мужчина, - пусть они по своему «местные», но монстры относятся к ним нейтрально, скорее даже, как к другим монстрам. К тому же, при всей своей мирности, Касталии могут за себя постоять. У них врождённая способность к магии разума и выжечь мозги человеку или средней силы монстру для них не проблема.
- Так какого они тогда сидят в клетке? - возмутился Коля.
- Вот это главный вопрос и часть ответа на него вам не понравится. У серых гоблинов высокое сопротивление ментальной атаке, возможно, поэтому для этого дела подрядили именно их. Да и вы должны знать, что существует магическое снаряжение, дающее соответствующую защиту. А зачем они там сидят?.. Женщин - Касталий используют как рабынь для плотских утех. Похищают, пробивают им дырку в черепе, повреждая мозг в определённом месте, после чего они становятся послушными куклами. Ради этого на них часто охотились до вознесения, а вот сейчас подобное большая редкость.
Марина побледнела и сжала кулачки, мужчины нахмурились. Эрита, переводя всё это, посерела и тут же от себя дополнила:
- В Виринтеле запрещено рабство. И не просто запрещено, за него положена смертная казнь.
- Стоп, стоп, - прервал праведный гнев Женя, - но ведь они сидят в клетках у гоблинов, а не у разбойников или работорговцев? И как подобное допускают Администраторы, то есть Боги?
Сатар задумался. Поморщившись, он ответил:
Вам необходимо прочитать «Книгу вознесения» - многое станет понятным. У Богов довольно строгая позиция невмешательства по многим вопросам. Некоторые, даже очень плохие вещи, отданы на откуп свободы воли и личного выбора. Если что-то не нравится - исправь это сам, - вздохнул мужчина. - Далее, я уверен, заказ на рабынь пришёл из-за пограничных земель, с территории демонов, а то и с соседнего материка. Исполнители, опять же, по моему мнению, ваши серые «антиподы». Вероятно, им необходимо нечто, чем располагают работорговцы, либо же знать и те, в свою очередь, запросили именно такую цену. Насколько я знаю, демонам дозволено куда больше чем заблудшим: преследуя свои цели, они даже могут убивать людей, пусть за бессмысленную резню им грозят определённые неприятности. Гоблины, скорее всего, взялись за Касталий по научению демонов, вряд ли им самим в голову придёт нечто подобное.
- То есть, вы считаете, что гоблины похитили Касталий по заказу демонов, которые, в свою очередь, получили заказ от знати или работорговцев? - поразилась Эрита. - Не слишком ли «точные» выводы из ничего? - засомневалась она.
- А почему бы и нет? - пожал плечами Сатар. - Нравы у Минтарской знати ниже плинтуса, это не Виринтельские дворяне, - здесь мужчина уважительно посмотрел на Эриту. - Какой-нибудь богатый извращенец сделал заказ через гильдию воров или работорговцев, те нашли исполнителей среди демонов, слышал, среди них разные встречаются, и вот результат. Почему я так уверенно об этом говорю? Никто кроме демонов не способен выступить посредниками между людьми и монстрами в подобном вопросе.
- А что за «демоны» такие? - попыталась раскрыть тему Марина.
- Вы не знаете? - поразился староста.
- В общих чертах, - пояснил философ.
- Ну, если подумать, многого мы вам о них не расскажем, - задумчиво поиграл усами немолодой мужчина. - Материк, на котором мы сейчас находимся, называется Гинтарион, он имеет форму Сампарского кинжала (вытянутую и чуть изогнутую). Примерно треть материка занимает королевство Виринтел. Далее, на Юге, лежит граница, которую отмечает Белый город, удивительное, поговаривают, место. Далее начинается территория демонов, она же территория королевства людей Минтария. На пример вас - заблудших демоны в дела людей особо не лезут, однако имеют свою, довольно строгую, вертикаль власти. Есть у них Король демонов, который волен указывать всем остальным и не подчиниться они не могут. При короле есть малый и большой демонические советы. Но об этом вам расскажут в любой таверне Озоторга куда лучше и подробнее чем я. Да и к текущему делу упомянутое отношения не имеет. Ах да, за территорией демонов лежит «Великая пустыня сит», по-разному называют, очень опасное, говорят, место.
Юра и компания наперебой начали задавать вопросы, Эрита растерялась, не зная, что переводить, но ситуацию перехватил Женя:
- Так, хватит, всё это потом, давайте по теме, что вы можете сказать о втором пленнике гоблинов - Изумрудном ящере.
Староста оглядел товарищей и продолжил:
- Верно, верно, особенно при том, что много вопросов вызывает то, как, и главное зачем, гоблины умудрились его поймать. Изумрудный ящер - невероятно сильный и опасный монстр. Я думаю, их снабдили инструкциями и снаряжением те же демоны. Чешуя Изумрудного ящера практически неразрушима, это ценнейший материал для изготовления брони. Скорее всего, демоны побывали здесь месяц - полтора назад, проинструктировали гоблинов и ушли. Теперь, через какое-то время, они вернуться забрать необходимое.
- Они могут свободно передвигаться по территории Виринтела? - поинтересовался Женя.
- И нет, и да. Скрытно перемещаться могут, но стоит им попасться на глаза заблудшим, как подходящей команде выдаётся задание на их уничтожение. Как и вы, стараются не вредить местным, но, как упоминалось, свободы в этом вопросе у них поболее. Ваше противостояние с ними идёт там, дальше, - мужчина махнул на Юг - в глубине материка. И конечно вам с ними лучше не пересекаться: при ваших текущих возможностях результат подобной встречи лишь один - смерть.
Попаданцы сглотнули. Один Женя выглядел очень довольным и немного взволнованным, что с ним случалось редко. По блеску в его глазах товарищи поняли: философ попал на свою стезю и вынес из сказанного значительно больше остальных.
- Почему вы не сбежите из деревни? Мне кажется, у ополчения вполне хватит сил уничтожить дозорные отряды гоблинов и обеспечить эвакуацию остальных жителей, - задал философ вопрос, над которым попаданцы размышляли в лагере караванщиков.
Староста задумался, от чего его усы начали жить своей жизнью, после отрывисто, с облегчающими перевод паузами, разъяснил:
- В обычной ситуации никаких препятствий к перемещению для жителей королевства нет. Разве что традиция предписывает первому сыну оставаться на родной земле и заботиться о родителях. Но текущая ситуация изменила всё. При переезде в город принято сообщать королевской власти причину переезда, с нашей причиной нам нигде рады не будут. Можно соврать, но это, опять же в нашей ситуации, виселица, в случае если обман вскроется. Самый лучший вариант для нас, это переезд всей деревней в новое место с последующей выплатой огромного штрафа. Властям придётся прокладывать объездную дорогу мимо этого места, - разъяснил мужчина причину денежной повинности. - Если мы сбежим, гоблины будут терроризировать проезжающих мимо людей не менее года. Но даже в случае успеха подобное спасение наложит на нас позор и немилость богов, что чревато неприятностями в будущем. Поэтому мы не хотим бросать деревню, по крайней мере, в течение месяца, пока торговцы окружающих городов не узнают о ситуации и не перестанут пользоваться этой дорогой. Пока мы здесь, гнев монстров направлен главным образом на нас. Вероятно, из-за этого они до сих пор не убили пленников в гоблинском поселении, это сопровождающие каравана, которые сунулись к деревне в самом начале осады, - пояснил старик.
Женя обратился к Юре:
- Мы участвовали в ночном сражении, гоблины довольно умелые воины. По классификации попаданцев у них где-то седьмой - восьмой уровень. Ополченцы говорят, что один на один их силы примерно равны, но как ты знаешь, у гоблинов численное преимущество.
- Ага, ночью их припёрлось больше сотни, - закивал Коля. - И глядя на их вчерашние потуги, я трижды подумаю, прежде чем решусь штурмовать даже самые скромные укрепления. Опасное это дело: их численный перевес моментально сошёл на нет. И ещё, у гоблинов очень мало лучников и всего пара арбалетчиков, с одним ты вчера познакомился, при этом именно от них было больше всего мороки: походу эти черти видят в темноте.
Женя обратился к представителям деревни:
- То есть, деревню рано или поздно вы оставить намерены?
- Похоже на то, - кивнул староста.
Философ начал задумчиво тереть щетину рукой - знак, что его серое вещество эксплуатировалось на повышенных оборотах, после спросил:
- Каков радиус преследования? В смысле, если вы сбежите, насколько далеко вас будут преследовать гоблины?
Старейшина вопросительно взглянул на командира местного ополчения.
- Небольшой, думаю километров десять, не более. Это от деревни, а не от гоблинского поселения, - ответил Сатар.
- Хорошо, - кивнул Женя, - а что гоблины сделают с деревней, когда жители покинут её?
- Сожгут, что же ещё... - вздохнул старик.
- Сразу или разграбят?
Хранивший до этого момента молчание кузнец ухмыльнулся и вставил:
- Вычистят всё железное до последнего гвоздя, ну и съестное, что найдут, уволокут к себе.
- Очень хорошо, - опять кивнул Женя, не пояснив правда, что именно хорошо.
- Может это, - проснулся Коля, - заманить их в деревню и спалить всё к чёртовой матери?
Сатар возразил:
- Это плохой вариант, хотя бы потому, что он вряд ли выполним: гоблины не глупы и довольно осторожны. Более того, жечь деревню не желательно, как и не нравится мне предложение устроить пожар в их поселении, - посмотрел мужчина на Юру, - это лишь продлит их злобу к людям. Сожгут всё сами, может хоть немного «выпустят пар».
- А другие попаданцы вам не помогут? - с надеждой спросила Марина.
В деревне Сейм хорошо разбирались в делах заблудших по причине того, что те были здесь частыми гостями. Далее на запад «Лес золотых дубов» разрастался, превращаясь в бескрайние охотничьи угодья, а на юго-западе имелись обширные болота, под завязку забитые всякой нечистью. Попаданцы небольших уровней частенько выполняли в этих местах задания, отдыхая и пополняя в деревне припасы.
Сатар кисло скривился:
- Вы ещё не поняли: вам выдали это задание лишь по одной причине - вы с ним не справитесь. Боги частенько делают подобное, ведь им важен не результат, а движение и полученный в процессе опыт. Поражение в вашем случае, научит вас правильно оценивать свои силы в дальнейшем. Заблудших, которые способны разрешить ситуацию, к событиям здесь не подпустят и близко. Но не подумайте, мы рады любой помощи, при том, что вы её уже оказали.
- На счёт не подпустят, это ещё вопрос, - поспешил не согласиться Женя. - А скажите, «Посох властелина тьмы» стоящий предмет?
- Я не знаю, - пожал плечами мужчина, - но награда за квест часто выдаётся пропорционально его сложности, а так как для вас данное задание практически невыполнимо, поэтому и награда должна быть весома. Плюс, в названии присутствует слово «Властелина», что указывает на статусность. Да и собственные имена обычно имеют сильные предметы.
Сатар с благоговением покосился на Маринину «Звезду севера».
- Понятно, - протянул Женя и опять принялся причёсывать ногтями щетину. - Гоблины пьют? - спросил он.
Эрита подвисла с пониманием вопроса.
- Употребляют ли гоблины алкоголь? - уточнил философ.
Старейшина ненадолго задумался, после чего ответил:
- Вино гоблины не любят, даже сладкое. А вот от пива без ума. Но здесь они не глупее нас: о действии алкоголя знают, и пить в военном положении не будут. Да и переносимость ядов у них на порядок лучше, чем у людей, из-за чего и пьянеют они меньше.
- Ага, - кивнул Женя, - но если найдут пару бочонков в брошенной жителями деревне, выпьют обязательно?
- Ублажать гоблинов пивом сомнительное занятие, - скривился староста, - но да, если мы уйдём, выпьют, не сомневаюсь.
- Ладно, дальше, - продолжил Женя. - Если вы покинете деревню, многие ли из гоблинов отправятся в погоню, да и вообще займутся деревней?
Мужчины задумались.
- Думаю, три четверти как минимум, - ответил за всех Сатар.
- На какие потери вы готовы пойти, чтобы разрешить ситуацию? - как-то буднично спросил философ командира ополчения.
- А какие возможны? - грустно и немного насмешливо, спросил мужчина.
- Ну... Если скажем ради разрешения конфликта погибнет около десяти ополченцев? И не подумайте, мы рискнём своими жизнями наравне с вами.
- Эй, Жень, ты сейчас распоряжаешься чужими жизнями, ты это понимаешь? - очень серьёзно произнёс Коля.
Пусть гопник являлся тем ещё сорвиголовой, но по многим вопросам имел твёрдую и весьма человечную позицию. Гопник старой школы, в общем. Марина закивала ему в поддержку, Юра с Эритой просто слушали.
- Я распоряжался чужими судьбами всю свою зрелую жизнь, - мрачно ответил товарищу Женя, - и сегодня первый раз в жизни делаю это во благо. И ставлю вопрос подобным образом лишь по причине понимания того, что за месяц осады погибнет куда больше народу. И ещё, стоит быть абсолютно честным, - подмигнул он Юре, - я хочу этот посох.
- Если план стоящий, мы на него пойдём, - немного подумав, произнёс Сатар. - А сколько людей погибнет - решит наша сила, Боги и судьба, - заключил капитан ополчения.
- Я понял вас, - кивнул Женя. - Так вот, исходя из Юриного рассказа и своего видения ситуации, я предлагаю вам следующее - оставить деревню. Женщины, дети и прочее небоеспособное население должно уйти на безопасное расстояние, а все, кто может эффективно держать оружие, захватят поселение гоблинов, пользуясь тем, что основные их силы будут бесчинствовать здесь или отправятся в погоню. И уже в нём мы встретим основные силы врага, и постараемся уничтожить их, используя тактические хитрости.
Возникла пауза, все задумались.
- Это возможно, - наконец выразил своё мнение Сатар, переглянувшись с остальными деревенскими, - вот только десятью убитыми с нашей стороны мы не отделаемся, и опять же, когда к нам придут сто пятьдесят разъярённых гоблинов, оттуда, в отличие от деревни, сбежать мы не сможем.
- Эрита, переведи с адаптацией на местный, - попросил Женя девушку. - Я хочу предложить вам стратегию, когда с каждым ходом мы будем отбирать у противника некоторую часть его преимущества. Если двести собранных и готовых к нападению гоблинов для нас непобедимая сила, то, предположим, победить группу в сто монстров шансы у нас есть. А если эта сотня будет ослаблена и дезориентирована, то начнётся совсем другой разговор. Наша задача разобщить и ослабить противника с помощью упомянутой многоходовки. Конечно, огромную роль сыграет слаженность и своевременность наших действий. Но здесь мы в выгодной позиции: ваше ополчение уже сработано и имеет необходимые навыки. Так же, прежде чем начать «игру», нам как минимум необходим живой гоблин и некоторое количество химических и растительных компонентов. Эрита, спроси, нет ли у них следующего...
Женя начал перечислять названия каких-то растений, многие из которых звучали на латыни. По большим глазам Эриты философ понял, что занимается чем-то не тем.
- Ладно, - подытожил он, - переведи, что нам нужен живой гоблин, а лично мне необходимо прогуляться по лесу с опытными проводниками и небольшой охраной и это, Коля, пошли пить пиво...
- Чё, правда? - поразился гопник.
- Правда, - кивнул Женя, - прежде чем спаивать маленького бедного гоблина, я хочу узнать, насколько твоя кровь портит вкус местных хмельных напитков. Пить, кстати, будешь ты, как большой эксперт в этом деле, - ухмыльнулся философ.

 

***

 

- Даже не верится, что мы в осадном положении, - задумчиво произнёс Юра и посмотрел в просторное окно «деревенского люкса».
В деревне имелась отличная таверна. Да какая таверна - большая гостиница с самым настоящим рестораном внизу. Как ещё назвать большой просторный зал со светлыми арочными окнами. А столы с накрахмаленными скатертями, а обстановка подчёркнутая картинами со сценами охоты на стенах и чучелами животных по углам, а чудесная кухня, и это, между прочим, у чёрта на куличках. В общем, определение таверна не шло этому месту совершенно, а название «Кабаний хвост» не шло тем более.
- А давайте переименуем это место в «Дом полевых фей», - оценив их временное пристанище, предложила товарищам Марина.
На что практичный Женя возразил:
- Как же мы её переименуем, если она не наша?
- А вот победим всех гоблинов и попросим переименовать, - немедленно нашла выход Марина.
- Разве что так, - улыбнулся Женя на простоту и романтичность целительницы.
Но всё это было вчера, а сегодня Юра и Марина скучали в местной Таверне, что представляла собой комплекс из четырёх зданий с большим квадратом двора в центре. Того самого двора, в котором «отдыхал» вместе с гоблинами Юра. Товарищей разместили в огромном номере с несколькими отдельными спальнями и большой гостиной, эти спальни объединявшей. В ней, за необъятным овальным столом в центре, и сидели сейчас молодые люди.
Юра чувствовал себя не очень, что не удивительно, ведь обычно от арбалетного болта в спину умирают, но магия и примочки из мёртвых гоблинов творили чудеса. И хотя боль в спине постепенно стихала, болело совсем не по фентезийному. Рядом с молодым человеком сидела понурая Марина, настроение у девушки было отличное, но вот силы следовать настроению отсутствовали. Целительница заработала то самое ментальное истощение, о котором настоятельно предупреждала Эрита. То есть, потратила чуть больше маны, чем имела в свободном распоряжении. Благо случай выдался не тяжёлый и по заверению Эриты, дня через три девушка должна была полностью прийти в себя. Но всё равно обидно, так как Женя, Эрита и Коля с утра отправились в лес с группой деревенских ополченцев, а молодых людей оставили в деревне зализывать раны.
- Что в таких случаях делают попаданцы в книжках? - спросил Юра у Марины, имея в виду ситуацию с гоблинами.
- Хм-м-м, - приложила Марина палец к губам и задумчиво подняла глаза в потолок. - Находят танк в ближайшей пещере или собирают ядерную бомбу из содержимого местной алхимической лавки. И-и-и, бабах! Враг повержен, - сделала девушка круг руками и от такого широкого жеста обессиленно «растеклась» по столу.
- Да, бомба бы нам не помешала, можно даже не ядерную, - слегка расстроился Юра, от неимения в чулане такой бомбы.
- Не, не надо никаких бомб, магия - вот наша сила! - опять попыталась всплеснуть руками жизнерадостная Марина, но не смогла. - Ю-ю-юр, я спа-а-ать, - зевнула она, - что-то очень хочется.
- Дойдёшь сама до кровати то? - с сомнением оглядел её молодой человек.
- М-м-мне и здесь хорошо, - целительница подложила руки под голову и моментально заснула сном праведницы, которой, по сути, и являлась.
Юра вздохнул от факта потери собеседника и хотел было накрыть девушку покрывалом, но раздумал: в гостиной было тепло, да и погода стояла замечательная. Немного подумав над тем, чем бы заняться, молодой человек оставил Марину отдыхать, вышел из гостиницы и отправился на изучение деревни, что, как ни странно, до сих пор не сделал.
Деревня занимала солидную площадь, ну для деревни конечно. Чтобы разместить живущих здесь трёхсот человек хватило бы и меньшего участка земли. Но это если учитывать только жителей, так как на практике в деревне Сейм было тесновато. Но теснились не жилые домики в один или два этажа, а курятники, хлева, амбары, погреба, огороды, пышные цветочные клумбы и какие-то непонятные сооружения, представлявшие из себя пятиметровые деревянные кубы на ножках - ходулях. То ли курятники, то ли голубятники, не понять. Всё это отделялось от узких улочек небольшими заборчиками, целью которых было лишь указать границы личного хозяйства и не более.
Сопровождаемый свитой любопытных детей, Юра прогулял по деревне около часа, в процессе которого понял, что держать осаду это место может и полгода, хватило бы защитников. Так амбары забиты зерном, сеновалы сеном, а погреба разной снедью и вообще народ здесь живёт запасливый и хозяйственный.
Изучив территорию вокруг гостиницы, попаданец направился к окружающему деревню забору. Частокол вокруг поселения оказался хитрым, точнее грамотно сделанным. С его внутренней стороны имелся настил - «ступенька», которая позволяла вести дозор или стрелять из лука в любом месте частокола, как и быстро передвигаться вдоль ограждения. По этой «ступеньке» ходили усталые дозорные, а два отряда лучников человека по пятнадцать дежурили на разных концах поселения.
Довольно скоро молодому человеку надоело разглядывать приветливые деревенские домики и сложенные из толстых брёвен хозяйственные постройки. Нет, занятного конечно много, взять хотя бы приземистых симпатичных яков, которых держали в Виринтеле вместо коров, или подвешенные на высоченных жердях шары - ульи с пчёлами, которые, благо, никого не жалили. Да и что говорить, сама деревня казалась бывшему геймеру - чудом из чудес, ни тебе электричества, ни сотовых вышек и машины не ездят, а люди живут и неплохо живут, надо сказать.
Стоило любопытству поугаснуть, как мысли перекинулись на предстоящее в скором времени сражение. Женин план по захвату гоблинского поселения Юре понравился, но имелось в этом плане масса узких мест и одним из них были его - Юры, боевые навыки. Поэтому обойдя деревню по кругу, молодой человек отправился на стрельбище. Но не на тесный двор таверны, где он успел пострелять до этого, а на деревенскую площадь, которую сейчас активно использовали для сборов и тренировок.
Именно здесь его ближе к вечеру нашёл Коля.
- Снайпер бьёт издалека, снайпер бьёт наверняка,
Сигаретку не кури, свою рожу не пали.
Один выстрел - труп один,
Настолько вреден никотин, - посвистел Гопник.
- Привет, - поздоровался Юра с мужчиной. - Как сходили, монстры нападали? - сгорая от любопытства, спросил он.
Коля, прихватив из кучи хлама приглянувшийся ящик, подошёл поближе, и устало уселся на импровизированный стул, после протянул Юре довольно крупный кристалл карцибела. С пол мизинца, но не такой светлый как с Болотного топтуна.
- С местными хорошо, - вздохнул мужчина, - вокруг нас крутились монстры, но решился напасть только медведь - переросток. Ревел в Женином болоте, пока ополченцы превращали его в подушку для иголок.
- А так можно? Ну, в смысле ополченцам? Они же вроде только с гоблинами воюют.
- Думаю, в конкретных обстоятельствах, вполне, - почесал Коля затылок и ненадолго задумался. - Знаешь, - задумчиво протянул гопник, - знай я Женю поменьше, решил бы что он при жизни держал лавочку «весёлых порошочков».
На вопросительный взгляд Юры, гопник разъяснил:
- Ну, дурь продавал блин.
На лице молодого человека ясно отразилось следующее: «Женя и дурь несовместимы».
- Ага, - согласился с его сомнениями Коля, - но в грибах, да и вообще в растениях, этот чёрт разбирается подозрительно хорошо, благо они здесь на две трети земные. Из тех, что не делают тебя «очень счастливым», мы сегодня два мешка трутовиков принесли. И кучу всего прочего. Грибники блин. Хорошо хоть местные в делах сбора асы, им только покажи что искать, мигом соберут. Ну не мигом, - поморщился мужчина, - весь день по лесу пролазили. Ещё местные травники обещали для пива какой-то особой белены выделить, якобы оно с ней будет не только вставлять сильнее, но и питься веселее, - довольно подытожил Коля.
- Что за трутовики?
- Это гриб такой, на деревьях растёт, если высушить, тлеет и дымит хорошо. Из него в старые времена трут делали, измельчённую берёзовую кору вроде ещё добавляли.
Юра на такие подробности захлопал глазами:
- А что такое трут?
- Ах да, - скривился гопник, - ты же у нас при жизни был заключённым «цифрового Освенцима». Короче, не заморачивайся, дымит он хорошо. Женя хочет приготовить из него наполнитель, там ещё химии какой-то добавить, вроде селитры. Галлюциногенную дым шашку сделать, в общем. Но это не главное, главное другое, - мужчина грустно вздохнул, - то, что на меня не действует главное. Набрал он кучу грибочков, один вид я знаю, если их есть, розовый крокодил с удостоверением наркоконтроля - это меньшее, что увидишь. И знаешь, что он мне заявил?!
- Что? - неуверенно уточнил Юра.
- То, что есть эти грибы - перевод сырья на ветер, что их курить надо! Только высушить по-особому. А после задвинул лекцию про шаманов древней Мексики и южноафриканского чего-то там.
- И что? - не понял сути молодой человек.
- А то, - преисполнился Коля глубокими чувствами, - что если бы я знал всё это при жизни...
Юра вздохнул и с интересом посмотрел на мужчину. В том сочетались весьма несовместимые вещи: житейская проницательность с откровенным «отвал башка»; искреннее участие с бездумной жестокостью; взвешенность с рискованностью. Коля, одним словом...
- А это, с пивом то как? - поинтересовался Юра.
У Коли имелась примечательная пассивная способность: «Особый бонус: - кровь в ваших жилах ядовита для монстров». Вот только как она работала и насколько была эффективна, товарищи пока не знали.
- Ну, я капнул в кружку пару капель крови с пальца, вкус не изменился. Ополченцы завтра - послезавтра обещали поймать гоблина, будем спаивать...
- А как вы вышли из деревни?
- О-о-о, - улыбнулся Коля, - то, что местных держит здесь не осада, а всякая около религиозная мутотень, чистая правда. Ушли и пришли мы через подземный ход. Он начинается у северных ворот деревни и выходит, считай, в двух шагах от опушки леса. Но вот что неудобно, попадаешь на северную опушку. В сторону Митунга в смысле. Деревенские будут уходить в сторону Риктела, он на юге, - пояснил мужчина на непонимающий Юрин взгляд.
Гопник смерил взглядом подвисшего арбалетчика:
- В этом мире не как у нас: солнце встаёт на юге, а заходит на севере. Женя выяснил это ещё в Митунге при помощи простых опытов с намагниченной иголкой и о чём, кстати, рассказывал нам в таверне, но ты, как всегда, всё прослушал.
- А когда начнём? - уточнил молодой человек.
- Да как Маринка чуть оклемается, так и начнём. Но это если с гоблином всё пройдёт как надо. А если не пройдёт, ничего не будет.
- Как не будет?
- Да так и не будет. У Жени в голове Наполеоновский план, вот только если запахнет местным Ватерлоо, он настаивает на немедленной эвакуации. И я его в этом поддерживаю: кровь деревенских не водица, да и на респ не очень хочется. Но пока всё выглядит чинно. Опасный парень наш Женя оказывается. Да ты стреляй, стреляй, твоему арбалету в планах нашего «Бонапарта» отводится весьма важная роль.
Важная роль Юру не порадовала, но пострелять действительно стоило. Посмотрев на заходящее солнце, молодой человек принялся взводить тетиву тренировочного арбалета.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий