Огребенцы

Глава 4: Фарм, Фарм, Фарм… (R)

 

Глава, в которой сначала Юра охотится на гоблинов, потом гоблины охотятся на Юру, а после в дело вмешивается случай и огребают все.

 

Объяснение Владимира, которое вовсе никакое не объяснение, а краткий инструктаж по важным с точки зрения рассказчика моментам, Юру не удовлетворило совершенно. И не потому, что информация была неважная, нет, наверно очень даже важная, вот только информация эта на текущий момент воспринималась уж очень оторвано от происходящего.
Все талдычат о фэнтези и элементах РПГ, но их вокруг не ощущается совершенно, другой мир есть, фентези нет. Ну разве что табличка со статусом имеется. Заодно, в том, что мир этот другой, не родной, Юра поначалу сомневался. Первый день ему казалось, что стоит выйти из города, пройти пару километров и весь этот аттракцион закончится. Но слегка обдумав ситуацию, он понял ясно - это не розыгрыш и не съёмочная площадка глобального масштаба. И дело даже не в табличке с характеристиками, которой пытливый ум быстро нашёл пару «научных» объяснений - вроде чипа в голове или сна в какой-нибудь крио-капсуле.
Ощущения и восприятие, дело было в них. Не в тех ощущениях, которые тепло, холодно, мокро и голодно. А в других - душевных. Страх, тоска, радость, печаль, душевный комфорт имели в этом мире куда больше прав. Настолько, что приходилось даже следить за своими мыслями, так как в процессе жаления себя - любимого, можно было запросто прийти к состоянию крайнего уныния. Даже пришлось отказаться от приятного занятия «перекладывания» проблем с полки на полку, отчего меньше этих проблем не стало. Ко всему, чувствовал себя Юра откровенно хреново: постоянно болела голова, тело ломило, не покидала общая слабость. Доступные радости пока ограничивались завтраком, обедом и ужином, но и те сильно отличались от его прошлой повседневности.
С утра давали чашку какого-то отвара и горсть сушёных фруктов. Отвар имел горьковатый вкус и от него слегка прояснялась голова. На обед кормили еле тёплыми кашами, довольно вкусными и не менее отвратительными на вид. Вечером можно было разжиться краюхой свежего хлеба и куском пахучего местного сыра. Так как пальмового масла здесь по-видимому не знали, а может знали, но еду из него не делали, сыр оказался божественно вкусным. На этом скудный рацион попаданца заканчивался, отчего Юра постоянно пребывал в состоянии лёгкого голода. Но нет худа без добра и наградой за это состояние оказалась некоторая лёгкость в теле, какую он последний раз ощущал лет так пять назад.
Ещё стоит отметить остроту зрения. В последние годы, от долгого впяливания в монитор, гляделка слегка подсела и хотя до звания «Крот-задрот» Юра не доигрался, видел он всё равно не очень. Но то ли помог «Метод Малахова» в виде блевания и примочек каменным полом в подземелье, а может что-то подкрутили в его теле во время переноса в этот мир, однако сейчас он видел словно гордый кАвкАзский ОрЁл и мог довольно подробно разглядеть детали кораблей, что покачивались на волнах в километре от полюбившейся ему беседки.
В остальном всё было плохо, но в этом плохо присутствовало и своё хорошо, так как сходить с ума по ситуации, в которой он оказался, сил банально не оставалось. Даже толком поболтать с товарищами по несчастью из-за постоянной контуженности не получалось. После разговора в храме в день пробуждения, Владимир с Майком куда-то исчезли и позже, вечером, в трапезной храма не появились. С утра заглянули, горячо попрощались и пожелали всем удачи. Почему-то снаряжённые и с оружием, они опять начали вызывать у Юры некое восхищение, а может включилась та аура силы, что он ощутил от этих двоих, увидев местных «папок» первый раз, в том злополучном подвале.
Вечером, в день пробуждения, Марина отвела молодого человека в общежитие, которое находилось совсем недалеко от храма. Оно представляло собой большое двухэтажное здание, условно разделённое на две части. В одной из частей хозяйствовали попаданцы, правда их хозяйство ограничивалось мужской и женской спальнями с грубыми низкими кроватями; гостиной с большим столом и простенькими стульями и неким подобием бани с туалетом. Что особо отметил Юра, канализация и система водоснабжения в городе имелись. То есть, ни о каком средневековье не могло быть и речи, не пахло здесь средневековьем... Во второй части здания располагался склад и что-то вроде маленькой больницы, или не больницы, нечто среднее между санпропускником и кабинетом травматолога. И так как «засранцев» вроде Юры в наличии не имелось, помещение пустовало.
- У тебя интоксикация, - заявил Юре за обедом в основном хранящий молчание Женя, - пей больше воды. Думаю, через пару дней отпустит, но полностью плохое самочувствие пройдёт недели через две.
- Интакси... что? - не понял Юра.
- Всё то дерьмо, которое ты нажрал до этого, выходит из тебя из-за смены режима питания и типа пищи, - пояснил мужчина, потягивая местный чай.
- А ты что, доктор? - подивился молодой человек.
- Нет, но увлекался восточной медициной.
Была ли причина плохого самочувствия в упомянутой интоксикации или в том, что перед попаданием в этот мир Юра немного умер, но совет с питьём действительно помог. Благо флягу с водой всегда можно было взять в храме во время еды, предварительно отдав дежурному монаху пустую, ну или наполнить с утра в общежитии.
Итак, Юрин день выглядел примерно следующим образом: просыпаясь в состоянии «за коньяком было пиво, а потом мы отравились тортиком», он заливал в себя пол фляги воды и, постанывая, плёлся в храм. Женя и Марина к этому времени куда-то исчезали, так как вставал бывший геймер довольно поздно. Иногда с утра он заставал в гостиной общежития Туен, так звали кореянку, и та зачем-то молча сопровождала его в храм. Хотя ответ зачем напрашивался сам собой: судя по её потерянному виду, девушке просто было страшно и одиноко и она банально пыталась держаться рядом с себе подобными.
Выпив местный чай и сгрузив в котомку сухофрукты: подобие сумки он раздобыл в общежитии, Юра шёл в беседку у моря, где страдал до обеда. Может влиял морской воздух, а может поля какие особые, но в беседке ему становилось ощутимо легче. В обед к нему прибегала Марина, «цепляла тросом к бамперу» и тащила в храм.
По её словам, девушка пристроилась помощницей на звероферму где-то на окраине города и помогала женщине - хозяйке, которая заодно учила Марину целительной магии. Что представляют собой местные зверофермы и зачем на них нужна магия, Юрий не знал, а на расспросы сил и желания особо не имелось. Да и идея помогать кому-то за красивые глаза казалась ему сомнительной. Однако на третий день после пробуждения он своё отношение к этому вопросу изменил и принялся мучительно раздумывать, чем бы заняться. Из услышанного ранее следовало, что хотя бежать и мыть кому-то пол на халяву не требовалось, но занять себя чем-то полезным крайне необходимо.
В обед к молодым людям обычно присоединялся Женя, что был немногословен, или точнее молчалив как партизан-комсомолец в нацистском плену. А вот Марина трещала как пулемёт, хотя действительно полезного в её речах проскакивало мало. Ещё Юра узнал, что попаданцев в городе пятеро и есть некий Коля, но он уже несколько дней в храме не появляется.
- Этот пройдоха помогает матросам в доках, заодно залез под юбку какой-то одинокой вдове, - внёс короткое пояснение Женя, - ест и ночует у неё.
Подробностей из него вытащить не удалось, а может и не знал он их. Но то, что без знания языка можно залезть кому-то под юбку Юру удивило даже через пелену головной боли.
После обеда молодой человек плёлся на свой «сторожевой пост» к морю и страдал там, считая стражников и проезжающие мимо экипажи, коротая таким образом время до «вечернего сыра». Посетив вечернюю трапезу, страдалец шёл в общежитие, где немедленно засыпал, дабы промучатся до утра в мистическом кошмаре.
Стоит отметить, что ночные мучения имели разную интенсивность, а именно, после встречи с Мариной и разговором с Владимиром, трижды проклятое щупальце, что тянуло его во сне в бездну, отсутствовало. И нахождение в том, третьем по счёту мире, проходило относительно комфортно. При отсутствии внимания со стороны непонятного «Ктулху», что сидел там - во тьме, вверх удавалось выгрести ровно настолько, чтобы прекратить жгучую боль, что терзала восприятие. Безмерно хотелось подняться ещё ближе к свету, но чем выше Юра поднимался, тем тяжелее становилось его тело. И в какой-то момент он просто зависал в некоем равновесии, из которого его и выдёргивало пробуждение.
К хорошему, как известно, привыкаешь быстро, отчего после двух относительно комфортных ночей, молодой человек уверовал, что самое плохое позади. Ах, если бы... За пару «спокойных» ночей «Ктулху» внизу набрался сил и на третью ночь принялся за Юру основательно, превратив утреннее возвращение в страдающее тело в райское пробуждение. Мучения оказались столь невыносимыми, что следующим вечером бывший геймер решил не спать вовсе и долго ворочался, сопя на кровати. На что Женя, который также ночевал в общежитии и который Юриных сопений не мог заснуть, коротко сообщил ему:
- Бесполезно, гопник говорил, что если пропустить ночь, то в следующую отмучаешься за две и ещё сверху накинут. Он пробовал два раза, я не проверял, но уверен, что он прав.
Закончив, Женя, следуя обету немногословности, отвернулся и засопел на соседней кровати. Его примеру последовал и Юра. Ночка выдалась ещё та...
На следующий день ему полегчало, в смысле со здоровьем. Прилив сил молодой человек отметил бесцельным шатанием по городу и разглядыванием местного колорита. Вероятно, следовало заняться чем-то более продуктивным и полезным для личного развития. Увы, на следующее утро Юра твёрдо знал одну истину: от этого мира до ада один шаг, и шаг этот он очень скоро сделает, если ничего не предпримет.

 

**

 

- Я сегодня пойду за город! - решительно сообщил Юра Марине, Жене и Туен. Кореянка не поняла ни слова и лишь растерянно хлопала густыми ресницами, удивлённо поглядывая на мрачное лицо молодого человека.
Сегодня попаданец встал раньше обычного и застал товарищей в трапезной храма. Заодно откровенно радовало общее самочувствие: голова не болела, а в теле бурлила новая, незнакомая ранее сила.
Юра ожидал, что его начнут отговаривать, а то и обзовут дураком, но, как ни странно, Женя лишь молчаливо кивнул, а Марина посмотрела на него удивлённо и с уважением.
- Что, совсем тяжело по ночам? - уточнил мужчина.
На это молодой человек всхлипнул и затряс головой.
Женя, словно взвешивая что-то, ненадолго задумался, а после произнёс:
- Я тоже подумывал о походе за городскую стену, но меня пока спасает библиотека в ратуше. И кстати, как раз хотел предложить завтра - послезавтра сходить в местный гарнизон, он на юге города. Как я понял, местные нас на руках не носят и стараются держать определённую дистанцию, но при этом охотно помогают. Уверен, стражники не откажут на просьбу и поучат нас владению холодным оружием. Если подумать, подобные навыки очень скоро могут нам пригодиться. Я в жизни ничего опаснее стамески по дереву в руках не держал, - признался мужчина и добавил: - Не плохо бы было прихватить с собой нашего гопника, он, конечно, может отказаться, но это уже его дело.
- А ты понимаешь, что написано в книгах? - удивлённо спросила у Жени Марина.
- Нет, но в них много схем, карт и зарисовок. Сижу, обдумываю, сравниваю, делаю выводы. И ещё хожу в местные мастерские на пару часов в день, помогаю мастерам по мелочи. Я при жизни немного увлекался резьбой по дереву и здесь удивительно быстро в этом деле прогрессирую. Почти уверен, осваивать новые навыки в этом мире легче. В нас явно что-то «подкрутили», я, например, при жизни выглядел сильно по-другому.
Женя порылся в своей сумке и вытащил несколько блестящих монет.
- Даже деньги платят. Я постоял в портовой таверне и посмотрел, кто и сколько за какую еду платит. Этих денег хватит на пару хороших обедов на пятерых. Так что можно будет отметить твой выход за стену, чем бы он не закончился.
«Когда они всё это успевают», - расстроился Юра успехам товарищей в освоении мира, но вслух лишь с надеждой спросил:
- А вы не хотите со мной?
- Нет, - без колебаний ответил Женя, - я думаю, мне пока рано. В этом мире стоит доверять интуиции, моя говорит: «сиди в городе - собирай информацию».
- А кем вы были до попадания сюда? - с любопытством спросила Марина.
- Я кандидат философских наук, старший научный сотрудник. Кроме научной деятельности подрабатывал переводами и адаптацией текстов старых книг и это была лишь моя официальная деятельность, - как-то виновато сообщил Женя.
- Да вы что! - охнула Марина. - И это в вашем возрасте?
- Я значительно старше чем выгляжу, - произнёс разговорчивый сегодня философ, - моё тело сильно изменилось в момент переноса в этот мир. Многое указывает на то, что физическая оболочка была создана здесь, а из нашего мира перенесено лишь «Я» и энергетический кокон.
Здесь Женя поднял перед собой руку и принялся быстро и ловко по одному сжимать и разжимать на ней пальцы, показывая равный интервал и идеальный контроль.
- При жизни я так не мог, - пояснил он.
Юра не сильно понял, что и куда перенесено, однако недовольно возразил:
- Тогда почему я такой толстый?..
Философ задумался, а после предположил:
- Я могу выдумать кучу объяснений, например, что физическое и энергетическое тело должны иметь схожие параметры, отчего засунуть тебя в «спортивную» оболочку было затруднительно. Или же твоё состояние и вид - некое наказание или намёк. Думаю, лучше не ломать над этим голову. Кстати, за последние несколько дней ты довольно сильно изменился.
Закончив говорить, Женя принялся допивать чай, всем своим видом показывая, что словесный лимит на сегодня исчерпан.
- М-д-а-а... - задумчиво и непонятно, протянула Марина, а после обратилась к молодому человеку:
- Но ты осторожнее, ладно? Я тоже с тобой не пойду, боюсь очень. И посмотри окно статуса прежде чем выйдешь из города, понял? Там порой полезное пишут.
После девушка встала со скамьи, подошла к молодому человеку и положила перед ним на стол свою порцию сухофруктов.
- Сух-паёк для героя! - церемониально объявила она.
Молодой человек обречённо посмотрел на Туен. Однако понял, что хлопающая глазами кореянка с ним точно никуда не пойдёт, отчего обречённо вздохнул и задумался о грядущем.

 

***

 

Юра стоял рядом с двумя массивными башнями метров по десять в высоту. Башни эти обступали дорогу из города и в них же «вливались» городские стены. Городская стена не блистала эпичностью, пусть и представляла собой добротное каменное сооружение метров трёх высотой и около метра в толщину. Через равные промежутки, из камня на её гребне торчали железные пруты с непонятными блестящими шарами на концах.
«Может какая система оповещения?» - предположил молодой человек.
Какое-то время он нерешительно переминался с ноги на ногу, стоя у ворот и глядя на мир за стеной. Однако ничего страшного в этом мире не оказалось. Почти сразу за городской стеной начинались какие-то сараи и амбары, а чуть дальше, размежёванные небольшими заборчиками, простирались квадраты возделанных полей. Погода стояла прекрасная. По дороге в город то и дело въезжали и выезжали телеги, гружённые сеном, досками, непонятными бочонками и тюками. Сидящие на козлах телег местные крестьяне с интересом разглядывали попаданца. Наконец Юре надоело сомневаться, и он обречённо направился к воротам.
Здесь произошло непредвиденное: один из стражников, из тех, что несли караул на въезде в город, преградил ему путь, поймал взгляд и кивком головы поманил Юру за собой к сооружению башни. Молодой человек слегка растерялся и даже испугался, но успокоил себя тем, что местные вроде народ вменяемый, да и стражник не абы кто. Оглядевшись и не заметив ничего подозрительно, попаданец направился следом за усатым широкоплечим мужчиной.
Стражник тем временем отворил небольшую дверь в башню и пропустил попаданца в цилиндрическое помещение. Ничего сверхъестественного внутри не оказалось. Наверх, опираясь на толстые балки, вела винтовая деревянная лестница, готовая поднять желающих на крышу сооружения и на этом, собственно, всё. Хотя нет, не всё. У дальней от входа стены стояла стойка с оружием, а на самой стене были развешены различные элементы брони. Вопреки законам жанра, снаряжение не резало глаза мифриловым блеском, так как было либо воронёным, то есть затемнённым, либо откровенно ржавым.
Стражник указал на снаряжение, сомнительно оглядел похудевшего за последние дни, но всё ещё необъятного Юру и оставил молодого человека наедине с «железом», изучением которого начинающий искатель приключений немедленно занялся.
Имелось следующее - немного ржавая, но весьма добротная кираса из двух половинок, кольчужная рубашка, куча каких-то наплечников и щитков с множеством ремешков, тройка непривычной конструкции ржавых шлемов, несколько мотков верёвки разного калибра и зачем-то конское седло. Последнее Юру не заинтересовало. Но вот моток тонкого лёгкого шнура с мизинец толщиной, он сунул в свою сумку сразу и без раздумий.
Выбор оружия на порядок превосходил выбор защитного снаряжения. В руки просились несколько добротных, пусть и простеньких мечей разного калибра, пара кинжалов с кожаными сбруями в комплекте, несколько хитрых топоров, имеющих форму явно не для рубки дров и одна солидная секира. К стене была прислонена длинная лёгкая пика с небольшим перьевым наконечникам. Но что обидно, луками и стрелами в халявном арсенале и не пахло.
Первой мыслью было взять что потяжелее, поопаснее и повнушительнее. Оставив сомнительный порыв, Юра основательно поразмыслил, чем доказал, что, пусть он и задрот, но трояк интеллекта ему впаяли не зря. Поэтому, для начала, он оружие и снаряжение осмотрел, покрутил, чем-то помахал, по чему-то постучал и вообще крепко подумал головой на предмет своих возможностей.
Голова сообщила, что возможностей у него нет, чуть более чем совсем. И это было обидно, досадно, но ладно. Хотя не ладно конечно, а жопа полная.
Половинки кирасы на нём не смыкались, а если и смыкались, то затянуть ремешки, эти половинки скрепляющие, было затруднительно. Да, он солидно похудел за последние дни, но его текущие восемьдесят килограмм были распределены по телу не самым гармоничным образом. И это при росте метр шестьдесят с гаком.
Кольчуга - добротная, каждое кольцо с маленьким «замочком», чтобы не разогнулось, явно сталь, немного ржавая, но при всех своих достоинствах - десть килограмм веса! Заодно, при надевании упомянутой брони, тело принимало форму кольчуги, а не кольчуга форму тела.
«Так, - рассудил будущий искатель приключений, - я вообще-то иду на разведку и при первой опасности постараюсь убежать. А если убежать не получится, надо будет драться насмерть, так что лишний вес для меня погибель. Всё должно быть практично и продумано».
Если бы кто-то сказал Юре неделю назад, что в голове у него будут крутиться подобные мысли и крутится на полном серьёзе, не поверил бы категорически. Нет, они крутились конечно и ни раз за день, но касались не его лично, а любимого персонажа. Любимому персонажу, что кинжал в бок, что магическая плюха по черепу, пиксели они всё стерпят. А вот Юра боли боялся, драк боялся, даже пауков и тех побаивался.
Перебрав снаряжение, молодой человек остановился на лёгком шлеме довольно непривычного вида. Шлем состоял из хитро сплетённых внахлёст кожаными ремешками стальных пластин, был лёгким и удобным. Имелись попытки надеть наплечники, которые защищали шею хитрыми боковыми «выступами», но от наплечников пришлось отказаться: попаданец даже не смог толково закрепить их на теле. Более удачным выбором оказались лёгкие стальные щитки, вплетённые в удобные кожаные держатели.
Мечи, хотя и являлись символом настоящего героя, были безжалостно «сданы в резерв» после попытки ими помахать и поделать серии неуклюжих выпадов. В процессе опытов Юре очень пригляделся, а точнее примахался, хитрый топорик. Или даже не топорик, а некий инструмент, служащий для пробивания вражеских черепушек. Его лезвие напоминало небольшой брусок, тупой с одной стороны и остро заточенный с другой, а рукоять оказалась почти прямой, сантиметров шестьдесят длиной. Да и весил «гвоздь на ручке» не более килограмма.
Перегружаться не хотелось, пусть Юра за последние дни солидно похудел, а в теле появилась приятная лёгкость, вот только физической силы и выносливости пока особо не прибавилось. Поэтому, кроме перечисленного выше снаряжения, он прихватил в башне лишь небольшой кинжал в удобной кобуре, так, на всякий пожарный, порезать что или на случай потери топора. Поправив походную сумку с запасом воды и сухофруктов, молодой человек направился к выходу.
Рядом с башней, в ожидании редкого аттракциона, уже собралась группа стражников. Однако местное профессиональное воинство не то что обломилось, но явно ожидало другого зрелища. Вроде того, что собравшийся «на дело» нуб попытается запеленаться доспехами и оружием по самые уши. О том, что выбор он сделал разумный, Юра понял по их одобрительным улыбкам.
Мысленно пожелав себе удачи, попаданец бросил прощальный взгляд на городскую застройку и отправился навстречу приключениям на пятую точку. И в поиске упомянутых приключений следовало поторопиться, ведь на сборы и выбор снаряжения ушёл почти час.
«Помнится, учитель по истории рассказывал, что на амуницию средневекового рыцаря не один год работала средняя по размеру деревня. В которой этот рыцарь типа был главным. Или нет, земля принадлежала рыцарю, а крестьяне сами «набегали»? И средняя по размеру деревня - это сколько? - размышлял Юра, опасливо поглядывая по сторонам.
Пусть снаряжение в башне новизной не дышало, но некоторые предметы выглядели вполне прилично.
Какое-то время Юра шёл в направлении неизведанного, радуясь, что дорога к неизведанному вела оживлённая. На полях, по разные стороны от дороги, работали люди, периодически его обгоняли, или наоборот ехали на встречу телеги. Один раз пришлось прижаться к обочине и пропустить целую отару овец, которых гнали несколько пастухов и тройка жизнерадостных белых собак, не упустивших случая весело облаять попаданца. После мимо проехала процессия из нескольких весьма добротных экипажей, среди которых особо выделялся шикарный белоснежный экипаж с охраной из хмурых латников в сверкающих доспехах. Их Юра проводил любопытным взглядом, таким же взглядом проводили Юру латники.
Никакого излишнего внимания местных попаданец на своём пути не встречал, что, как удивляло, так и радовало. При этом любопытные взгляды он ощущал на себе постоянно. Ещё, по лицам встреченных людей, молодой человек ясно видел: те знают кто он, но пользуясь каким-то неизвестным ему сводом правил, к идущему по своим делам человеку не пристают.
«Может мне надпись какую на лбу сделали? - размышлял путешественник. - Если подумать, я здесь не видел ни одного зеркала, что странно, стёкла на окнах имеются. Надо что ли в фонтан на площади поглядеть, как вернусь».
За размышлениями и размеренным шагом по дороге прошёл почти час. Юра успел основательно обдумать вопрос, почему попаданцев называют «заблудшими» и пришёл к выводу, что термин этот тупой и неудачный, ведь у них тут экипажи на конной тяге и зад непонятным мхом подтирают, а у него на Земле компьютеры, спутники и научный прогресс. И никакие они не заблудшие, а самые, что ни на есть, прозревшие. После основательно поломал голову над вопросом, откуда в башне взялось снаряжение и почему местные его не растащили. В итоге он остановился на том, что, вероятно, снаряжение оставили другие заблудшие, а не растащили, потому что религия не позволяет, да и одеты стражники и так неплохо. После последовали размышления на тему, как бы вернуться на Землю, которые пришлось прервать в связи с необходимостью анализа новых обстоятельств, а именно, появления плотных зарослей, состоящих из молодых деревьев и местами не очень густого кустарника.
Пастбища, сады и огороды закончились, впереди виднелся лес. Невольное разочарование охватило попаданца: увиденное весьма сильно отличалось от ожидаемой им фэнтезийной дубравы - дышащей опасностью и мрачностью, с густым переплетением ветвей, вспыхивающими из тьмы огоньками горящих глаз и доносящимися из мрачных зарослей пугающими нечеловеческими криками. Беззастенчиво наплевав на законы жанра, перед ним плотной стеной росли раскидистые и вполне земные берёзки, вперемешку с незнакомыми Юре кустистыми деревьями. Тут и там, среди кустарника и молодой поросли, виднелись массивные тёмные пни.
«Ага, это зарастающая вырубка», - понял молодой человек.
Словно в подтверждение из леса выехала вереница телег, загруженных свежеструганными балками.
«Где-то недалеко наверняка находится лесопилка, а то и целая деревня. Да и с чего я решил, что монстры встретятся мне сразу, может до них ещё топать и топать...»
Тем не менее, Юра промялся перед лесом минут десять, не решаясь войти под тень деревьев и размышляя, не вернуться ли в город. Наконец, обилие телег, да и небольшие пешие отряды, что периодически сновали по дороге, наполнили его решимостью, и он не торопясь направился в лес, следуя за очередной тихоходной телегой, за которой, без всяких приключений, прошёл примерно с полкилометра.
«Нет, так дело не пойдёт, - наконец заключил Юра. - Идти туда - непонятно куда вариант тухлый. Надо бы определиться с целью. Может вернуться и обойти город по кругу?»
Здесь его осенило:
«Ну я блин, блин, блин! Надо статус посмотреть!»
Статус в последние дни он смотрел часто, однако показатели не менялись, новых навыков не появлялось, да и «наблюдатели» были в своей манере: чёрный язвительно подкалывал, а белый советовал или сочувствовал. Как итог вызывать табличку каждые полчаса надоело, и попаданец о ней как-то и подзабыл.
Опасливо оглядев лес вокруг на предмет опасности, молодой человек отошёл на обочину и закрыл глаза.

 

**
«Сила: - 0
Ловкость: - 0
Телосложение: - 1 (изменение)
Интеллект: - 3
Удача: - 3
Обаяние: - 1
Поддержка богов: - 0
Навыки: - стрельба из лука - новичок.
Особое умение: - пожиратель плоти.
Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.
**
Чёрный наблюдатель: - Сегодня кто-то огребёт...
Белый наблюдатель: - Не ходи в одно место дважды».
**

 

«O! Оо! Ооо! - обрадовался Юра. - Телосложение выросло до единички!»
Увиденное обрадовало настолько, что он даже радостно подпрыгнул на месте.
«Интересно, дело в том, что я похудел или в том, что много ходил сегодня?».
Порадовавшись, он принялся вспоминать, когда последний раз в своей жизни проходил более семи километров пешком и с удивлением обнаружил, что никогда. Маршрутки с автобусами за него проходили. Почему-то расстроившись от этого факта, Юра начал обдумывать написанное наблюдателями.
«Что значит «Сегодня кто-то огребёт...»? Так я или кто-то? Если «кто-то», это пожалуйста, я не против, даже двумя руками за. Особенно если этими «кто-то» будут мобы, - размышлял он. - И что значит «Не ходи в одно место дважды». А в город как возвращаться? Может это ловушек каких касается?»
Надумавшись, и не придумав ничего путного, попаданец поплёлся за очередной телегой, загруженной мешками с какой-то снедью. На её облучке сидели два молодых улыбчивых парня в светлых рубахах. Местные, все как один, смотрели на Юру довольно приветливо, хотя при этом ничего не спрашивали и не предлагали.
«Блин, ну, правда, как НПЦ! Хотя бы подвезти предложили», - чуть обиделся путешественник.
Здесь его внимание привлекла довольно заметная тропа, что уходила налево от основной дороги и терялась в гуще леса. Поросль молодых деревьев спустя пару километров от города стала значительно гуще и это немного напрягало попаданца, который остановился и долго рассматривал тропинку. С одной стороны, на ней имелись хорошо заметные колеи от колёс телег, но с другой, тропа уже успела солидно порасти травой.
«Может там какая локация для кача? - размышлял Юра. - Хотя, какая блин локация, тут же типа всё настоящее... Так сходить или не сходить? Брести по основной дороге не лучшая идея: скорее всего я выйду к какой-нибудь деревеньке с кучей полей и парой лесопилок. И это тоже вариант и вариант относительно безопасный. Вот только пойдёт ли он в зачёт для нормального сна? Нет, пожалуй, стоит углубиться и исследовать чащу. Осторожно и без фанатизма. И пусть только попробуют матросить меня после этого!»
Держа топор наготове, молодой человек осторожно двинулся по тропинке меж сомкнутых крон молодых раскидистых деревьев. Этот простой процесс вызывал у него некоторое волнение, и даже страх: незнакомый мир и рассказ Владимира делали своё дело. Воображение рисовало страшных тварей, притаившихся в зарослях колючих кустарников, а естественные звуки леса придавали воображаемой картине вес и реальность. Но вот, метров через сорок тропа вильнула, и зелёный туннель закончился, после чего исследователь вышел на поляну с самым настоящим городом. Небольшим «мёртвым» городом.
Крыши, окна, как и часть стен у строений на обширном пятачке отсутствовали, а то что имелось поросло мхом и ползучей растительностью или же просто валялось на земле заросшими травой кучами мусора. Жители явно покинули это место не год и не два назад. Несмотря на заброшенность, развалины не выглядели пугающе, пожалуй, атмосфера здесь царила даже приветливая. Пригревало солнышко, вилась яркая зелень, громко и весело щебетали птицы, лёгкий ветерок периодически беспокоил верхушки молодых деревьев.
«Но ведь это не повод расслабляться, да?» - приструнил себя Юра.
Оглядевшись, он с грустью подумал, как всё-таки хорошо на природе и что зря он не практиковал вылазки в лес при жизни. Шашлыки там какие, рыбалка. Имей он подобный опыт, наверняка сейчас было бы проще. Но остатки задрота признали подобные мысли крамольными и из головы их вымели. Ведь в текущих обстоятельствах на шашлыки могли запросто пустить его. Хватит, наверно, на пару средних троллей.
Убедившись в отсутствии опасности, Юра принялся изучать развалины поселения. Домов, или точнее заросших остатков фундаментов с «гнилыми зубами» стен, имелось штук тридцать. Местами наблюдались большие кучи какой-то трухи, скорее всего остатки деревянных строений. Место это с трёх сторон обступал лес, а с западного края, чуть в стороне, имелся глубокий овраг, с шумевшей на его дне весёлой речушкой. По стенкам оврага деревья росли солидные: толстые, изогнутые и в отличие от молодого лиственного леса вокруг, встречались и хвойные.
Настороженно крутя головой и стараясь не шуметь, молодой человек начал обходить это место. Увы, положенные по закону жанра сундуки с лутом не только открыли до него, более того, унесли их с собой, а может и не было никаких сундуков вовсе. На неторопливый осмотр пятачка ушло больше часа, время клонилось к обеду. В процессе осмотра попаданец понял, что даже дорога к этому месту не «сюжетная» а вполне практичная: несколько больших зданий не так давно разобрали на каменные блоки, которые и увезли отсюда по найденной им дороге.
И сейчас, устроившись под прикрытием остатков стен одного из полуразрушенных домов, Юра жевал сухофрукты, запивал их водой из фляги и прикидывал в процессе план своих дальнейших действий. По его прикидкам выходило, что акт изучения мира он совершил достойный и колбасить во сне его сегодня вроде как не должно. Дабы подтвердить свои догадки, молодой человек вызвал окно статуса, но комментарии наблюдателей не изменились.
«Нет, надо действовать наверняка, вроде вокруг безопасно, время до вечера ещё есть и изучить это место получше я успею», - подумал он и, поднявшись, занялся выполнением выданного самому себе квеста.
Первым пунктом задания значилось изучение находящегося рядом с развалинами оврага. Для чего Юра начала двигаться по его кромке, не решаясь пока спускаться вниз, к текущей по дну речушке. Не забывал он и об осторожности, настороженно крутя головой по сторонам. И вот, спустя каких-то тридцать метров, в его квесте появился новый участник, завидев которого попаданец вжался в высокую траву и принялся хвалить себя за то, что предусмотрительно не шумел до этого.
По дну оврага, рядом с мелкой речкой, что струилась между вымытых водой крупных каменных глыб, шарилось непонятное существо, к которому настойчиво просилась бирка - гоблин. Голова больше человеческой, угловатая, с морщинистой зелёной кожей. Сухое тело с тонкими руками и ногами, но тонкими не чрезмерно, и, что плохо, конечности выглядели довольно жилистыми. Одежды существо не носило и по некоторым «небольшим признакам» можно было определить, что оно мужского пола.
Юра «растёкся» по земле и принялся взволнованно наблюдать за монстром. Очень скоро выяснилось, что фарм игровой сильно отличался от фарма реального, так как Юру начал бить мелкий мандраж, сильно захотелось отползти и убежать. Но здесь к страху добавились любопытство и охотничий азарт, которые уравновесили желания сбежать и остаться. Жаль спокойствия они не прибавили, да разум, подогревая волнение, нашёптывал, что за провал придётся отвечать головой.
Гоблин остановился и зачем-то принялся пристально пялиться на текущую воду. Вдруг он сделал резкий взмах рукой, метнув в воду камень, за которым тут же бросился в поток следом, поднимая веера серебристых брызг. Ворча и фыркая, монстр быстро выбрался из воды, сжимая в руках небольшую рыбёшку. Здесь выяснилось, что зачатки разума у гуманоида имеются, так как рыбу он положил в небольшую миску из коры, где уже лежали несколько подобных рыбок. После монстр прихватил добычу и куда-то направился по берегу ручья.
«Где-то метр шестьдесят ростом, судя по всему довольно ловкий, - сделал нехитрые выводы Юра. - Думаю, если я просто брошусь на него с топором, он минимум убежит, максимум прошибёт мне череп камнем...»
Почти сразу к страху и охотничьему искушению стало подмешиваться чувство непонятной ненависти к встреченному существу. Может в этом и заключалась та естественная вражда, о которой обмолвился Владимир.
Юра привстал и начал осторожно пробираться по кромке оврага вслед за гоблином. В один момент под его ногой предательски хрустнула сухая ветка. Гоблин немедленно насторожился и принялся опасливо оглядываться по сторонам. Но живот «охотника» уже выдавливал из-под себя землю. Да и цвет балахона маскировке способствовал.
Успокоившись, монстр побрёл дальше. Тут Юра увидел в стене оврага что-то вроде большой «норы». Перед ней имелась утоптанная площадка с какими-то горшками, камнями, обточенными палками, парой плетёных корзин и главное большим потухшим кострищем. Гоблин положил рыбу рядом с холодными углями и зашёл в широкий вход норы. Попаданец сразу обратил внимание на массивный, поросший кустарником, земляной козырёк над её входом. Заодно кусты покрывали и склон оврага, жиденько, но всё-таки.
Это всё к тому, что Юрин мозг моментально состряпал план внезапного нападения на гоблина сверху.
«Тихо занимаю позицию на козырьке, жду пока он будет заходить или выходить, и набрасываюсь с топором сверху. Как в кино... М-м-м, вот именно, что как в кино. Только здесь ни фига не кино!»
Интуиция и здравый смысл первый вариант плана отвергли, дав указание наблюдать. Ведь нора на вид не маленькая и совсем не факт, что враг один.
Вскоре существо появилось снова. Гоблин вынес из пещеры солидную охапку хвороста, бросил его у костра и опять направился в нору. После вернулся с погнутым листом железа и с какими-то горшками под мышкой. Всё это было аккуратно сложено у кострища. Не удовлетворившись принесённым, монстр скрылся в пещере в третий раз и не появлялся добрые минут десять. Наконец он вышел, держа в руках тлеющую головёшку, с помощью которой сноровисто разжёг костёр.
Юра наблюдал за всем этим раздвигая веточки густого куста, за который залёг в одну из отлучек монстра. Не забыл он и о тылах, торопливо набросав поверх себя веток и сорванной рядом травы. Никаких положенных жанром душевных терзаний и вспышек жалости молодой человек не испытывал, твёрдо намереваясь всеми правдами и неправдами прикончить гоблина, чему сам тихо поражался. Монстр вызывал в нём незнакомую при жизни глубокую ненависть и желание убивать.
Несмотря на голозадось, гоблин оказался настоящим гурманом - гастрономом. Он выпотрошил рыбу заточенной металлической пластинкой, посыпал её чем-то из горшков и обложил вокруг предварительно нарезанным корешками. Всё это было сложено на упомянутый лист железа и пристроено над горячими углями.
Гоблину было хорошо, а вот Юре было плохо. В первый час лежания в засаде мучительно хотелось чесаться, во второй, не менее мучительно тянуло ворочаться. Комары и мошки разведали место дислокации попаданца почти сразу и, конечно же, не забывали периодически подтягивать жужжащую подмогу. Гоблин за это время испёк рыбу и не торопясь, с явным удовольствием на своей морщинистой морде, съел приготовленное блюдо.
«У-у-у, гад, доберусь я до тебя!..» - копил решимость партизан - охотник.
Но несмотря на ненависть, предпринимать что-либо попаданец пока не решался, более того, серьёзно раздумывал, а не стоит ли ретироваться. Уйти хотелось, но страх перед мучительными сновидениями настойчиво толкал в бой. К тому-же уверенность, что гоблин здесь один, крепла. Ведь сожрал же зелёный рыбу в одно лицо, и никто из собратьев на его обед не покушался. А жареная рыбка субстанция соблазнительная...
Гоблин тем временем протяжно зевнул и поплёлся в пещеру, не забыв прихватить с собой горшки с приправами.
«Ага, послеобеденный сон никто не отменял!» - обрадовался лежавший в засаде попаданец.
Дождавшись пока добыча заползёт в своё логово, Юра попытался натереть лицо травой, дабы заиметь боевой раскрас и принялся медленно и тихо пробираться к стану врага. С медленно всё обстояло в полном порядке, а вот тихо откровенно «прихрамывало»: молодой человек пыхтел, шуршал травой и один раз даже... Хотя нет, не было ничего... Но видимо туда - под землю, звуки проникали плохо, так как гоблин не появлялся. Итого тридцать метров от края оврага до «козырька» норы были преодолены минут за пять. В процессе со сто процентной эффективностью был использован каждый встреченный куст.
Наконец оседлав козырёк, Юра принялся реализовывать план, построенный в процессе двухчасового лежания в засаде. Он осторожно закрепил топор в ветках ближайшего куста, вынул из сумки верёвку и, стараясь не шуметь, попробовал разорвать её.
«Вроде крепкая и даже очень», - удовлетворился он прочностью шнура и принялся мастерить простенькое лассо. Закончив, он стравил немного верёвки рядом и начал обвязывать второй её конец вокруг закрытого щитком предплечья. Внезапно события пошли в своём ритме.
Не успел Юра закончить, как гоблин появился на пороге и принялся подозрительно принюхиваться. Молодой человек, скорее от испуга, нежели следуя плану, бросил импровизированное лассо на голову врага. И попал! То ли ведомое везением, а может небольшой дистанцией и расчётом, а скорее и тем, и другим, кольцо минуло голову цели и опустилось на плечи зелёного гуманоида.
Гоблин испуганно обернулся и встретился с попаданцем глазами. В глазах, что были значительно больше человеческих, читались страх и возмущение. Сообразив, что дело пахнет гоблин-капут, монстр потянулся пальцами к верёвке, однако Юра не дремал и уже начал мотать шнур на локоть, затягивая петлю на шее добычи.
Увы, всё пошло совсем не так, как рисовала тактическая фантазия. Гоблин, успев просунуть пальцы под верёвку, попытался её скинуть. Не вышло, так как та уже достаточно сомкнулась на его тонкой шее, да и некоторое натяжение присутствовало. В Юре же от страха и волнения проснулась неизведанная ранее сила, с помощью которой он принялся остервенело натягивать шнур. Но и «зелёный» времени не терял! Монстр развернулся и рванул прочь от входа. И надо заметить силёнки в нём имелись, так как «охотника на гоблинов» с козырька немедленно сдёрнуло и молодой человек болезненно грохнулся на землю с высоты около двух с половиной метров. Упасть повезло на живот и здесь жировой запас сыграл добрую службу, жаль только мотнувшаяся от падения голова болезненно ударилась о землю. От удара рот тут же начал наполнять солоноватый привкус. Мгновение и стало не до него, так как гоблин, словно буксир, потянул попаданца по земле.
Поддавшийся панике Юра умудрился на рефлексах перекрутиться ногами вперёд и упёрся в какую-то кочку, отчего был незамедлительно поднят на ноги тяговой силой добычи. В этот момент у него хватило ума, или чего-то более глубинного, не бухнуться на землю снова, а обрести равновесие и дёрнуть. А весил Юра поболее гоблина, который до этого тянул его не массой, а силой. Роли мгновенно поменялись: теперь уже молодой человек тащил паникующее существо в сторону. Монстр хрипел и оттягивал верёвку длинными пальцами, пытаясь сохранить приток кислорода в лёгкие.
Практически обезумев, попаданец протащил монстра через площадку и ринулся к одинокой сосне, что криво вилась по пологому дну оврага. Имелся ли в его действиях расчёт или сработал какой-то шаблон неизвестно. Он минул дерево, взял в сторону и «пришвартовав» гоблина к стволу, ринулся по кругу, обматывая врага имеющимися в распоряжении тремя метрами верёвки. И это получилось удачно, второе кольцо перехватило шею гоблина поверх пальцев и стало эффективно душить.
«Я убиваю живое существо!» - сообщила внезапно проснувшаяся жалость.
Но здесь молодой человек встретился с гоблином глазами. Взгляд противника был наполнен таким количеством ненависти и ярости, что жалость не хуже разума поняла, что, если монстр вырвется, они очень быстро поменяются местами. Из-за чего Юра лишь сильнее натянул шнур, который уже успел местами стереть кожу на пальцах.
Гоблин яростно крутился, но лишь усугублял свою участь. Всё закончилось также внезапно, как и началось. Противник обмяк и затих. Юра подержал верёвку натянутой ещё с минуту, не для надёжности, а скорее от мандража и страха. После он обессиленно опустился на землю, задрожал и заплакал.
Колени болели, балахон напитывался кровью из расцарапанного бедра, кровь текла из носа и чувствовалась во рту. Да и вообще вид попаданец имел пыльный и помятый, что волновало его сейчас в последнюю очередь.
Первые слёзы только катились по щекам, как в нём уже боролись несколько сил. Бывший геймер содрогался от всего того риска, в который он влез и в котором запросто мог погибнуть. В противоположность ему, некий новый Юра приказывал старому собраться и не распускать сопли. В этой душевной борьбе молодой человек поднялся с земли и отошёл немного в сторону, пытаясь успокоиться и отдышаться. Посапывая, он принялся ошарашенно оглядываться. После уставился на монстра. Ничего не происходило.
«Он же должен, это, исчезнуть...»
Однако тело гоблина, что пустил слюну из приоткрытого рта, и не думало исчезать. Поверженный, он смотрел куда-то в бок, полными застекленевшей ярости глазами.
Всё ещё потерянный от произошедшего, Юра отвязал верёвку от запястья и отошёл от врага к площадке перед пещерой. Несмотря на победу, он откровенно не знал, что делать дальше. Растерянность эта была вполне понятна: при жизни молодой человек ни разу не участвовал даже в подростковой драке, точнее участвовал, но били исключительно его.
«Обыскать пещеру?»
Рука потянулась к поясу за топором и тут Юра понял, что топор остался там, в ветвях рядом с козырьком. Он уже собрался было карабкаться за ним, но здесь от дерева с примотанным к нему монстром донеслось непонятное бульканье.
Молодой человек обернулся и заметил лишь, как беловатая масса быстро впитывается в землю. Он подошёл к месту схватки и оглядел ствол с обвисшей вокруг него верёвкой. В глаза бросились лежащие в примятой траве две небольшие бусины - синяя и красная. Маленькие, чуть больше горошины. Рука потянулась поднять их, но замерла. С юга, со дна оврага, донеслись гортанные крики. Юра поднял голову и увидел метрах в сорока от себя двух бегущих вдоль ручья гоблинов. И бежали они в его сторону!
«Ваш не копаный огород!» - пронеслась в сознании неприличная фраза.
Один из гоблинов держал в руке ржавый топор, а другой размахивал внушительного вида дубинкой.
«Достать топор с козырька?! Нет, надо бежать!»
Задыхаясь, Юра припустил вверх по отвесному склону. Уже на середине подъёма он помянул своё тело многими нехорошими словами: ноги проскальзывали по траве и с трудом поднимали его наверх. Приложив неимоверные усилия, попаданец, под барабанный бой выскакивающего из груди сердца, умудрился выскочить из оврага раньше, чем его успели настигнуть гоблины.
Рядом с ухом что-то просвистело, оглядываться беглец не стал и ринулся по краю оврага к развалинам города. Судя по сопению, гоблины не отставали, а то и сокращали дистанцию.
Сопя и задыхаясь, но не теряя темп, молодой человек выскочил на площадку перед развалинами. Плечо обожгло болью. С трудом сохранив равновесие и способность бежать, он, подгоняемый страхом, рванул ещё быстрее. Не разбирая дороги, Юра бросился к остаткам домов, выбирая наиболее короткий путь к лесной тропе. Дорогу ему перегородил невысокий бортик разрушенной стены. Он постарался перескочить через стену и даже весьма резво прыгнул, но здесь, в не менее резвом прыжке, его догнал и обхватил за плечи один из гоблинов. Непутёвый искатель приключений моментально потерял равновесие и, во второй за сегодня раз, грохнулся на живот, жаль в этот раз мягкую землю «подстелить» забыли.
Далее произошло нечто! Поверхность под двумя сцепившимися телами захрустела и падение продолжилось. Прокрутившись от неравномерности проваливания, Юра, после короткого полёта, грохнулся на спину. Точнее не на спину, а на вцепившегося в него гоблина. Тот взвизгнул и захрипел.
Обезумевший молодой человек принялся рвать из кобуры болтавшийся под мышкой кинжал. Кое как совладав с оружием, он извернулся, неуклюже обхватил рукоять двумя руками и начал, пыхтя и плача, вгонять лезвие во всё ещё контуженного гоблина.
Тот вскрикивал и дёргался, чёрная кровь немедленно начала заливать всё вокруг. А Юра исступлённо бил и бил кинжалом уже явно мёртвое тело. Здесь силы начали покидать его. Остановившись, он начал отползать спиной назад от поверженного гуманоида, ёрзая ногами по залитому кровью полу.
Внезапно стало ясно, что день не задался совершенно и не задался - очень мягко сказано. Из темноты на ошарашенного попаданца набросилось нечто и вогнало в его бёдра длинные чёрные когти.
Юра понял, что все физические боли, испытанные им до этого, были детской сказкой. А после на мгновение пришлось забыть и о боли. На него, сверкая рядами зеленоватых глаз, уставилась помесь Хищника и Чужого. Монстр разинул пасть, открыв взгляду то ли зубы, то ли ряды солидного размера швейных игл. По барабанным перепонкам ударил чудовищный, переходящий в ультразвук, визг.
Здесь тело попаданца уже собиралось отключиться в целях протестировать местную смерть и последующее воскрешение, как обстоятельства, случай, идиотизм, удача, а точнее коктейль из всего перечисленного, вмешались в происходящее.
На ужасное существо сверху бухнулся второй гоблин и начал дубасить «инопланетянина» топором. Когти моментально покинули Юрины ноги и впились в грудную клетку гоблина. Длина иглообразных отростков намекала - долго гоблин не проживёт. Зелёный попытался ударить врага топором по голове, но «чужой» молниеносно перехватил рукоять оружия зубами и с глухим треском перекусил её.
Юра, превозмогая боль, а точнее толкаемый ею, выставил перед собой кинжал, который, как ни странно не выронил от боли и шока, но о котором совершенно забыл при виде когтистого нечто. Выставив оружие перед собой, он пыхтящим тараном вогнал кинжал в спину твари, на которой уже красовалась пара глубоких зарубок от гоблинского топора.
Тварь извернулась и, проявив необычайную силу, отбросила попаданца в сторону. Гоблин тем временем затих, и когтистая «хрень», оставив помеху, поползла к полуживому подростку. Сопящий от страха Юра, с ужасом наблюдал, как монстр медленно переставляет крокодильи лапы, с каждым шагом приближая его смерть. Внезапно тварь конвульсивно дёрнулась, как-то даже жалобно пискнула, завалилась на бок и замерла.
Непонятно почему сознание всё ещё держалось в Юрином теле. Мозг сверлила идущая от конечностей боль, молодой человек чувствовал, как жизнь мучительно медленно вытекает из раненых ног. При этом, даже с перспективой воскрешения, умирать не хотелось совершенно. Накатила волна острой тоски и беспомощности. До слуха донеслось уже знакомое бульканье. Туша «Инопланетянина» побелела, приобрела прозрачность и быстро впиталась в камни пола. На её месте остались кристаллы - красный и синий, они слабо мерцали в дневном свете, что лился из дыры в потолке. Эти были куда крупнее чем с первого убитого гоблина, вытянутые, где-то с пол мизинца длиной.
Вот только трофеи сейчас оказались на последнем месте. Юра принялся панически соображать, перебирая варианты возможных действий.
«Статус, посмотри статус!» - мелькнуло в голове.
Он зажмурил глаза, но за веками оказалась лишь темнота, табличка не шла. Наконец упрямая светлая рамка появилась. Не став читать надписи, которых явно стало больше, попаданец сразу направил внимание на замечания наблюдателей.
Чёрный «нехороший любитель нетрадиционных отношений» оказался в своём репертуаре, так как графа Чёрного наблюдателя лаконично сообщала: «Обнимаясь с Гидресом ты обделался», а вот «Белый наблюдатель» писал непонятное: «Используй красный кристалл!»
Не став размышлять над тем, кто такой Гидрес, Юра взглянул на кристаллы, что лежали в паре метров от него. Подползя к ним и покинув при этом солидную лужу собственной крови, он сгрёб два камушка ладонью и впился в них глазами. Блестящие, тёмные, они, казалось, слегка подсвечивались изнутри.
- Применяйтесь, вашу мать! - внезапно бодро, закричал Юра.
И зачем-то приложил камни к разодранным ногам. Результата он не увидел, так как сознание обессиленное тело покинуло.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий