Огребенцы

Глава 2: В плену у Золотого леса. (R)

 

Глава, в которой присутствуют разговоры, дорога и кабаны - убийцы.

 

-А-а-а!? Что значит, не можем идти по дороге!? - выпучил глаза Коля.
Компания попаданцев собралась на «военный совет» в удобной беседке, что ютилась в одном из закоулков обширного сада резиденции лорда. Эрита на это возмущение принялась обстоятельно разъяснять:
- Если мы пойдём до Озоторга по главному торговому пути, то нам придётся обходить два барьера, один за двести километров от Митунга, а второй примерно километров за пятьсот - шестьсот. Продолжительность барьеров около ста пятидесяти километров.
- Эй, эй, Эриточка придержи коней, - волновался Коля, - что за барьеры такие?
- Ну, обычные барьеры, через них заблудшие пройти не могут. Монстры обычно не подходят к людским дорогам, и чтобы заблудшим больно легко не жилось, существуют подобные барьеры.
- Как стена? - уточнил Женя.
- Нет, отрезок местности, где сила тяжести для таких как вы, а точнее мы, увеличивается многократно. Нас придавит к земле и придётся буквально выползать назад. Вроде заблудшие 50+ уровня и выше способны беспрепятственно проходить через подобные места, я не знаю подробностей.
- Хорошо, - взял эстафету разбираться в вопросе Женя, - а обойти эти барьеры можно?
- Обойти первый не проблема, точнее при наших навыках проблема ещё та, но действительно непреодолимым препятствием для нас станет второй барьер. Он находится на территории «Долины потерянных». Это не долина вовсе, а огромный участок кишащий нежитью. Моргнуть глазом не успеем, как полетим на воскрешение.
- Нежитью, в смысле воскресшими мертвецами? - икнул Коля.
- Ну да, - очень буднично подтвердила девушка.
- Действительно, - поднял глаза к небу гопник, - быть укокошенным «живым» мертвецом дело обычное, житейское так сказать.
Здесь лицо Эриты болезненно исказилось, но не от воспоминаний о мертвецах. Она уже поделилась со своими новыми товарищами впечатлениями от «местной смерти», которую ей пришлось пережить при включении в систему попаданцев. Впрочем, передать всю глубину страданий словами возможности не имелось совершенно.
- Так, - продолжил Женя, - давай поговорим о сопутствующих пути рисках. То, что умирать нам нежелательно мы поняли, но если подобное всё-таки произойдёт, мы вернёмся в Митунг?
- Нет, если погибнем в пути, возможны варианты, - начала отвечать Эрита. - Обычно погибшие попаданцы отправляются в ближайший город или в место на выбор Хранителей, но могут отправить и к чёрту на кулички. Бывает, Хранители забрасывают заблудших в зоны испытаний, подобное для нас наиболее плохой сценарий. Группу разбивают редко, - подытожила она.
Юра оживился:
- Что за зоны испытаний?
- Подземелья, лабиринты, башни, каскады небесных островов, в общем, то, попади куда, за три месяца до Озоторга мы не доберёмся в жизни.
Молодой человек хотел завалить девушку расспросами, но Женя перехватил инициативу.
- Юра, постой, по пути наслушаемся рассказов, давай пока к делу. Эрита, а как бы мы попали в Озоторг если бы отправились с ушедшим недавно караваном?
- Да собственно ровно так, как я предлагаю вам идти. Точнее не совсем так. Караван из Митунга идёт в Зорам вдоль берега, Зорам - это портовый город чуть меньше нашего, до него около трёх дней пути, а дальше, по дороге вглубь материка, до крупного города Риктел. От Зорама до Риктела километров двести пятьдесят пути. В Риктеле есть станция воздушных кораблей и оттуда, на попутном фрактале, заблудших отвозят в Озоторг. Фракталами у нас называют воздушные корабли, - пояснила девушка. - Правда ждать попутного судна порой приходится две - три недели. Но нам нет смысла делать крюк вдоль моря, от Митунга в Риктел ведёт вполне приличная дорога.
- А почему караван собирающий попаданцев не идёт по этой «приличной дороге»? Она не опасная? - спросила осторожная Марина.
- Для заблудших за городом везде опасно, - вздохнула Эрита, - а караван не идёт по короткой дороге, так как ему необходимо забрать заблудших из Зорама, если там такие окажутся.
- Так сколько идти до Озоторга, если двигаться по земле? - поинтересовался Женя.
Ответ он получил от высокого статного мужчины с белыми волосами и красивым вытянутым лицом. Лорд вышел на поляну с беседкой из зелёного туннеля кустарников и, зайдя под навес, произнёс:
- Около восьмисот километров.
После отец Эриты положил на стол тубус с картой и мешочек тёмного бархата.
- Ваше снаряжение будет готово послезавтра, - продолжил он. - Вы точно хотите отдать в городскую казну часть отобранного у пиратов «элиса?
- Определение «отобрано» слегка не верно, я бы употребил термин «притырино»... - задумчиво глядя в потолок, выдал Коля. - После чего спохватился и более серьёзно продолжил: - Ваша светлость, есть такой хороший принцип - легко получил, легко отдай. Да и у нас ведь останется половина. Заодно, судя по рассказу Эриточки, совсем не факт, что мы донесём эти камушки до Озоторга.
Лорд кивнул и укоризненно посмотрел на дочь, отчего та побелела, после со вздохом удалился, решив не мешать совещанию. Его общение с новыми товарищами дочери было намечено на вечерний ужин.
Стоит отметить, что начинающие искатели приключений внезапно оказались весьма богаты. Элис представлял собой похожий на жемчуг полупрозрачный матовый шарик. Весьма дорогой шарик. Ведь если вплавить его в оружие, броню или устройство, а после придать такому предмету магическое свойство, сила зачарования многократно увеличивалась. И один знакомый Юре пират хранил в таких шариках свою «пенсию».
Карту принесённую лордом немедленно развернули на столе, изучили и, наконец, поняли объяснение Эриты довольно ясно.
- Чует мой анальный детектор, - сообщил обладатель сего полезного гоп прибора, - необходимо выдвигаться как можно скорее.
- Может, не будем дожидаться снаряжения, а отправимся с чем есть? - скромно выразила своё мнение Марина. - Дойдём до этого Риктела и, пока будем ждать корабль, найдём всё необходимое. Да и в Озоторге походное снаряжение нам первое время не понадобится.
- Мариночка, душа ты моя кареглазая, - затянул Коля, - и это я слышу от нашей великой поклонницы Толкиена! Уж ты то должна знать великую фэнтезийную истину: если из пункта «A» в пункт «Б» идёт караван, то примерно на середине пути неминуемо возникнет сила, желающая этот караван ограбить. Я сплю и вижу, как по наши души зреет маленький, но удаленький трандец!
Женя на это улыбнулся и кивнул:
- Да, давайте пользоваться благодарностью местной мануфактуры и отца Эриты. Один лишний день мы себе позволить можем, стоит подготовиться ко всему. Надеюсь, Юрин арбалет не настолько опасен, как утверждал Чингисхан.
- Знаете, не нравится мне такой расклад, - внезапно насупился гопник, - вот у нас перед глазами всплыло задание - «Иди туда, не знаю куда» и вот мы уже мчимся его выполнять. А хочется нам или нет, никто не спрашивает.
- Вообще-то спрашивали, - рассудительно заметил Женя. - И ты, кстати, «двумя руками за» согласился.
- Да, согласился, не спорю, - кивнул Коля, - но когда у тебя перед носом помахали ништяком, а до этого путём порчи местного сна намекнули на «необходимость сотрудничества с администрацией исправительной колонии», согласись, выбор на практике не сильно то и большой. Вертят нами эти Хранители как хотят...
- Мне кажется, вы сильно переоцениваете вмешательство Хранителей... - неуверенно начала Эрита и замялась. - Хотя почти все, что я вам рассказываю, это со слов Артура. Он был знаком с моей матерью, я её не помню, - чуть погрустнела девушка. - По его словам, заблудшие не скованы жёсткими рамками, обязательны лишь задания - «десятники». На 10 уровне это охота на редкого монстра, а на 20 разорение крупного поселения монстров, задание 30 уровня - поиск особого артефакта, 40 - битва за крепость, а 50 вы знаете. А монстров мы и так пойдём бить без всяких заданий. Ещё, насколько я знаю, с повышением уровня, давление со стороны Хранителей будет ослабевать, если конечно вы будете двигаться в правильном направлении.
При упоминании битвы за крепость Юра встрепенулся. Крепостей и замков он за свою жизнь взял немало, правда состояли они не из камня и стали, а исключительно из цифровых данных, что конкретно сейчас расстраивало.
Закончив, Эрита помрачнела: после становления «заблудшей» она познакомилась с местным сном попаданцев, который её совсем не порадовал.
- Деревня Сейм, - задал вопрос Женя, разглядывая карту, - что это за поселение?
- Небольшая деревня охотников и собирателей, - пояснила Эрита, - есть весьма неплохая таверна. Наша сумка - это конечно хорошо, но припасы всё равно придётся пополнять регулярно.
- Да, с магической сумкой нам подфартило, - заулыбался Коля, - в ней точно ничего не портится?
- Я точно не знаю, но вроде время в ней останавливается или течёт очень медленно, - пожала плечами девушка.
- Много в эту сумку всё рано не положишь, - рассудил Женя. - Хотя меня очень радует, что пару сотен «гвоздей» для Юриного арбалета мы понесём именно в ней, а не на своих плечах.
Юра одобрительно закивал. Он и Марина в основном молчали, так как выяснилось, что оба являются «детьми бетонных джунглей» и как следствие ни разу в жизни не побывали даже на банальном пикнике за городом. А «пикник» товарищам предстоял знатный: пройти триста километров пешком, имея с одной стороны лес или поле, а с другой, ну собственно тоже лес и поле. А вот Коля оказался человеком бывалым: доступа к компьютеру гопник в детстве не имел, а имел доступ к речке, лесу, полю, колхозным огородам и к много чему ещё. И в честь этого доступа, дома мог не появляться неделями, отчего отцовский ремень не успевал загрубеть.
Женя в таком объёме с природой не общался, но азы туризма в юности постиг и заодно неплохо разбирался в лечебных травах, так как при жизни увлекался восточной и народной медициной. Он уже пояснил товарищам, что примерно семьдесят процентов местных растений идентичны земным и некоторая часть из этих семидесяти процентов съедобна. Но вот оставшиеся тридцать он никогда не видел и явно на земле ничего подобного не растёт. Кстати, навыки Эриты в деле подобных путешествий не сильно превосходили познания Юры и Марины. Пусть неженку из неё не воспитывали, но пешие переходы между городами в её жизни не планировались.
- А мы точно не можем взять лошадей? - уточнил Юра.
- Нет, с вашими навыками верховой езды - это плохой вариант. Конечно, можно посадить вас на спокойных кобылок и не торопясь двигаться по дороге, но часть пути предстоит пройти через довольно густой лес, там хватает опасного зверья и монстров. Лошади могут стать обузой, не говоря о том, что вы после такого перехода неделю сидеть не сможете. Не может быть речи и о том, чтобы присоединиться к торговому каравану - подставим местных, получим серьёзное наказание от Хранителей.
- А что если купить экипаж? - предложила Марина.
Звучало заманчиво, и все задумались. Прервал размышления Женя:
- Что-то мне подсказывает, что выбирать в этом мире стоит оптимальный, а не лёгкий путь. Не забывайте, пешее путешествие это в том числе приобретение навыков, я бы не стал связываться с экипажем без чрезмерной необходимости, в первую очередь ради хорошего сна.
Аргумент прозвучал весомый. Аксиома - хочешь спать спокойно - ищи себе неприятности, работала в этом мире незыблемо.
Все закивали.
- Ладно, - подытожил Женя, - предлагаю пообедать. И подозреваю, дел до вечера у всех хватит. А вечером обсудим оставшиеся темы.
На этом предварительный «военный» совет был закончен.

 

***

 

- Я вот думаю, - задумчиво начал Женя, - с одной стороны здесь «окурок мимо урны» бросить нельзя, а с другой, что Владимир с Майком, что Чингиз с товарищами выглядели вполне себе расслабленными и естественными.
- Ты о надзоре Хранителей? - уточнил Коля. - И в чём должна проявляться неестественность?
Эрита шла позади группы и внимательно слушала разговоры попутчиков, не спеша донимать товарищей расспросами и надеясь, что когда накопится некая критическая масса информации, то с ней придёт и понимание мира, из которого пришли попаданцы, и тогда уже можно будет уточнять детали, не порождая при этом десятки новых вопросов.
С момента совещания в беседке прошло несколько дней, и этим утром товарищи выдвинулись в путь от западных ворот города. За их плечами уже осталась Деревня лесорубов, что находилась в тридцати километрах от Митунга, и сейчас отряд двигался по просёлочной дороге, коротая время за неспешными разговорами. Беседу вели в основном Женя и Коля. Надо заметить, что эти, несовместимые в прежнем мире люди, после недавних приключений сдружились дружбой несогласных во всём мыслителей и уже не один час ожесточённо спорили на самые разные темы. У Коли в этом смысле обнаружился новый «магический навык»: способность раскручивать молчаливого обычно философа на горячие споры и обсуждения.
- Если кратко, я опасаюсь, не станем ли мы принимать решения как из-под палки, в страхе постоянного наказания, которое в этом мире приходит весьма быстро, - продолжил развивать тему Женя.
- Короче, ты намекаешь, что надзор Хранителей висит над нашими жопами раскалённым паяльником? - подытожил Коля.
Здесь свои пять копеек вставила Марина:
- Н-у-у-у, моя мама была глубоко верующей и всегда говорила, что за плохие поступки придётся рано или поздно отвечать, - задумчиво произнесла девушка. - Она твёрдо верила в это, но при этом я не могу назвать её невменяемым человеком постоянно трясущемся о божественной каре.
- Хороший пример, - кивнул Женя, - но «Дамоклов меч расплаты» на земле не висел над головой столь ощутимо, и неминуемость кары за плохие дела всегда оставалась отчасти предметом веры.
- Жека, ты путаешь мягкое с тёплым, - авторитетно заявил Коля. - Здесь всё сложнее, лишено людской мелочности что ли. А почему не напрягаются Чингизы и прочие хай левелы? Ну, так озвучено же было, чем меньше дерьма в голове, тем шире рамки дозволенного. А мы, типа, нубы за которыми нужен глаз да глаз и до кучи ускоряющий пинок в нужную сторону. И лично меня надзор Хранителей не напрягает, это тебе не за девками в бане подглядывать. Всегда стоит спрашивать себя какова конечная цель. А цель текущая вылепить из нас человеков с большой буквы «О»!
- В смысле «О»? - не понял Женя.
- В смысле «Охрененых человечищ»! - закончил глубокую мысль Коля.
- М-да, что-то в твоей позиции есть, - пробормотал философ и ушёл в задумчивость.
- Моженап, - пробормотал валящийся от усталости с ног Юра.
- Че? - уточнил гопник.
- Может нас «перепрошили» и нам теперь плевать на этот надзор? - пробубнил молодой человек. - В смысле мы принимаем решения исходя из того, что мы есть на данный момент и не паримся. Это сложно выразить: вот я вроде и помню, что наказание и всё такое, однако стоит возникнуть выбору, заостриться на этом наказании не могу и просто принимаю решение. Как-то так. Но может это только у меня.
- Интересно, - задумчиво почесал подбородок Женя, - пока ты не обратил на это внимание, я об этом как-то не задумывался, но теперь мне кажется, что-то в этом есть. Зришь в корень, это надо обдумать.
Юра на замечание о своей наблюдательности одобрительно пробурчал что-то неразборчивое, довольный возможностью «вырасти» в глазах Эриты. Ведь «реклама» непредвзятой стороны самая эффективная. Но тут же расстроился, так как за пройдённые от ворот Митунга тридцать пять километров, на текущий момент устал больше всех.
- Щя он начнёт ворчать о нарушении свободы воли, - сообщил всем подметивший задумчивость философа Коля. Однако ни о чём ворчать Женя не стал, отчего какое-то время шли молча.
Сейчас товарищи держали свой путь по основательно утрамбованной колёсами телег земляной дороге. Дорога петляла по обширным, не знавшим плуга полям, периодически ныряя в небольшие островки леса.
Поле, кроме довольно высокой жёсткой травы, было густо покрыто незнакомыми попаданцам вьющимися растениями с жёсткими, покрытыми острыми колючками стеблями. Из-за упомянутых стеблей, возжелай товарищи идти не по дороге, желания этого хватило бы минут на десять. А вот небольшие леса, которые периодически проходили путешественники, выглядели довольно чисто. Кроны деревьев плотно смыкались, поглощая свет, отчего трава и колючки не могли разрастись. Землю в таких лесах покрывала жухлая прошлогодняя листва, а в воздухе царил приятный полумрак и прохлада. Деревья росли разные, как по размеру, так и по виду, но в основном путешественникам знакомые. Последний пройдённый лес, например, состоял из берёзы и ельника. Эрита предупредила, что особой осторожности в данной местности требует передвижение именно по лесу, однако пока всё протекало до неприличия спокойно.
Крупной живности путешественникам не встречалось, но на дороге они, не раз и не два, замечали небольших, похожих на зайцев зверьков. По словам Эриты зверьков самых обычных, в смысле не монстров. Юра пожелал было подстрелить одного, но из-за усталости затею оставил.
Коля затянул одну из своих глупых песен (были и не глупые), половину из которых он явно генерировал прямо на ходу:
- По полю золотому, по леску густому,
С корешем тащили меди сто кило.
Сей метал полезный, в пункт приёма лому,
Нам оттарабанить весьма бы хорошо.
- А ну тихо, - рявкнула Эрита, когда гопник затянул слово «хорош-О-о-о» чересчур громко.
- Ой, ой, прости Эриточка, - зашептал Коля и принялся опасливо оглядываться по сторонам.
Юра шёл впереди группы, держа в руках арбалет и напитывая потом лёгкую кожаную броню. Следом за молодым человеком шагала Марина с белоснежным витым посохом в руках. Тело девушки покрывала мантия серо-зелёной ткани, что прикрывала собой серебристую кольчугу. Увы, но стереотип белоснежного магического одеяния пришлось сдать в утиль и в угоду скрытности надеть одежду неброского вида. Как и Юра, остальные попаданцы являлись обладателями упомянутой серо-коричневой кожаной брони, по сути плотных кожаных курток и штанов. Броня эта была устроена довольно просто: между двумя слоями кожи был прошит слой стойкого к разрубанию эластичного материала вроде войлока. Верхний слой кожи был груб и пропитан водоотталкивающим составом, а внутренний, который ближе к телу, мягкий и эластичный. Подгонка брони была выполнена с большим знанием дела: ничего не натирало и не мешало, давая максимальную подвижность и имея при этом минимальный вес.
Вооружены товарищи были следующим образом: Юра, кроме арбалета, нёс на поясе длинный широкий кинжал. Молодой человек периодически поглядывал на Эриту со смесью вины и смущения, так как девушка несла на спине его увесистый рюкзак. Что было совершенно неправильно, ведь по плану именно она должна была встречать внезапные атаки врага, для чего требовалась подвижность и свобода движений. Но Юра за первые три часа пути вымотался до полуобморочного состояния. Пусть тело его и окрепло за последний месяц, но пятнадцатикилограммовый рюкзак оказался для него непосильной ношей. Как итог, спустя примерно километров двадцать пути, ноги начинающего путешественника начали подкашиваться, и он пару раз спотыкался и растягивался на земле. Из-за чего, после небольшого привала, был частично лишён своей ноши. Муки совести немного успокаивало то, что арбалет его весил добрых килограмм семь, что на практике весьма много. Но в целом ситуация терзала молодого человека столь сильно, что он впервые в жизни начал сожалеть о нелюбви к урокам физкультуры.
Вооружение Эриты начиналось и заканчивалось широкой шпагой. Точнее не шпагой, уж больно массивным выглядел клинок. Скорее это было некое подобие скьявоны с изящным полузакрытым эфесом, но с довольно тонким для меча лезвием. В этом мире было доступно большие количество материалов и дорогое оружие зачастую ковалось из более прочных, чем сталь сплавов, что позволяло делать его легче и прочнее земных аналогов. Коля был вооружён широкой шпагой прихватизированной у капитана пиратов и тонким, почти иглообразным кинжалом. У Жени на поясе крепился небольшой топор с длинной рукоятью, который, впрочем, планировалось использовать больше для хозяйственных нужд. Кроме снаряжения, еды и оружия, на спине каждого попаданца висели по две «скрутки» - кожаный спальник и подстилка из провощённого войлока. Марина от рюкзака была освобождена по причине неспособности этот рюкзак нести.
Коля и Женя в плане выносливости держались лучше Юры, но также солидно подустали. Пусть всё самое тяжёлое и было сложено в небольшую магическую сумку, что болталась на боку у Марины, но объём в сто литров, которым обладала «Малая сумка иного измерения», оказался на практике не таким уж и большим - солидный «чемодан», не более. Правда имелась у сумочки одна приятная особенность - хоть двести килограмм свинца в неё положи, весила она при этом свои изначальные полкило, да и продукты в ней портились значительно медленнее. От сумки этой, при первом знакомстве с ней, четверых попаданцев долго и основательно колбасило. Почему-то именно этот артефакт сломал последние барьеры психики по поводу «фэнтезийности» происходящего. Но всё необходимое в походе снаряжение в волшебную сумку, конечно, не влезло, отчего гопник с философом тащили на своих спинах увесистые рюкзаки.
- Меня поражает другое, - почесал голову Коля, который, наконец, исчерпал репертуар идиотских шлягеров, - если наш «квадроснайпер», перед тем как мчаться спасать Эриточку из лап злодеев, не съел горсть местных мухоморов, (кое-кто покраснел, точнее, покраснели двое), то получается, в происходящем замешаны силы столь значимые, что от одних размышлений на эту тему, пятая точка начинает нехорошо сжиматься. Но при этом они замутили идиотскую систему РПГ, что в голове не укладывается совершенно.
Молодой человек уже успел пересказать товарищам о своём общении со странным субъектом, который представился не кем иным, как космическим телом, а если точнее - чёрной дырой. Пусть в этом пересказе Юра и умолчал некоторые личные, с его точки зрения, моменты.
Беседа прервалась тем, что отряд сместился к обочине и пропустил несколько телег везущих груз каких-то бочонков. Крепкие мужчины сельского вида в простых стёганках и с мечами на поясе, с интересом оглядели путников и приветливо помахали им руками. С тех пор как товарищи миновали последнюю крупную деревню рядом с Митунгом, прошло часа полтора и за это время они встретили всего две подобные процессии.
Путешественники продолжили свой путь. Юра с завистью посмотрел на Марину. Целительница ощутимо устала, но шагала в прекрасном расположении духа, буквально впитывая глазами окружающую действительность. Пройдя очередной отрезок полей, попаданцы вошли под покров небольшого хвойного леса. Погода стояла жаркая, но деревья дарили прохладу и некоторое количество докучливых комаров. Земля была усыпана подушкой из опавших иголок, листьев, веток и зеленоватых мхов. Трава росла лишь по обочинам дороги.
Женя, который после последних слов Коли долго молчал в задумчивости, наконец, выдал:
- Это во многом моё личное мнение, но знаете ли вы в чём секрет успеха и притягательности РПГ игр?
- Давай уже вещай, «Склифосовский», - пробурчал Коля.
- РПГ игры со всеми этими уровнями, скиллами, прокачкой, достижениями и прочей лабудой, уж извините, не играл, имитируют путь развития человеческой души. Ведь личный рост, познание и преобразование окружающего мира, одно из общих предназначений человека. Выполняя своё предназначение, человек испытывает истинное удовлетворение, в этом смысле РПГ игры представляют собой очень опасную подмену: они создают иллюзию движения и выполнения своей миссии на земле, дают ощущение активного действия и развития. Развития поддельного. Ведь ощущение движения и роста есть, но в реальности их нет, более того, имеется серьёзная деградация и потеря времени. Хотя, возможно, я беру слишком высоко.
- Ну, собственно да, - скривился гопник, - ты сидишь у компа, перс крепчает, жопа растёт..., - подмигнул он Юре, отчего бывший геймер вздохнул. - Но стоит поменять персонажа с игроком местами, как система начинает работать правильно, жаль только игрок от такой подмены не в восторге, - пробурчал Коля, поправляя рюкзак.
- В общем, людям знакомым с онлайн играми сразу становится понятно, чем в этом мире необходимо заниматься, а таких сюда запихивают пачками, - подытожил свои размышления Женя.
- Это да, - кивнул гопник, - а если взять в расчёт азарт и жажду приключений, то здесь можно весьма неплохо развернуться. Мне вот в жизни всегда подобного не хватало - побегать с шашкой наголо, пошинковать супостатов.
- Тебе то и не хватало? - засомневался Женя.
- В онлайн играх, - проснулся Юра, - все топ игроки и паки либо поднимаются на багах и недочётах баланса, либо вбрасывают в игру лютое количество реальных денег. Никакое задротство не компенсирует последнее. Но что-то мне подсказывает, в этом мире подобное не пройдёт.
- Ну почему, - хлопнул по броне Коля, намекая на мешочек с элисом, - некое количество «реала» мы в снаряжение уже вбросили, и, чувствую, ещё вбросим.
- Приведи хоть один недочёт баланса? - с интересом попросил молодого человека Женя.
Юра ненадолго задумался, погрузившись в воспоминания, а после выдал:
- Ну, например, помню такое, обновили как-то в моей игре рыбную ловлю, ставишь персонажа на ночь тягать рыбку, самому при этом сидеть не обязательно, если аккаунт улучшенный, перс сам ловит. А с утра идёшь и меняешь эту рыбку на рецепты и кусочки модных головных уборов, чтобы с шансом в пол процента из всего этого хлама крафтануть себе модную шапочку.
- Крафтить - это создавать, - пояснил гопник непонимающему философу.
Юра сделал паузу.
- И в чём дисбаланс? - понял намёк Женя.
- В том, что никто эти шапочки не крафтил, все меняли рыбу исключительно на рецепты, а рецепты сдавали в магазин, так как не выспавшийся корейский программист выставил на них весьма солидную цену. За три месяца, пока это не поправили, оконщики подняли лютые деньги. Оконщики - это которые играют за нескольких персонажей сразу.
- М-да, - протянул Женя, - в этом мире в рыбе в основном мясо и кости, а меняют её исключительно на деньги и то если свежая.
Юра, то ли от большой задумчивости, то ли от ещё большей усталости, споткнулся и растянулся животом на земле. Время шло к вечеру, за разговорами дорога пролетела незаметно и устали все неимоверно. Пройденные за день пятьдесят километров оказались для неподготовленного отряда суровым испытанием.
Под беззлобные Колины улюлюканья, Юра начал вставать и отряхиваться. Эрита указала рукой вперёд, там, километрах в трёх, поля заканчивались, и начинался массив плотного тёмного леса.
- «Лес золотых дубов» - пояснила девушка, - заночуем у его опушки. До темноты ещё часа три, но нам необходимо разбить лагерь и приготовить еду.
- А там правда есть золотые дубы? - спросила у Эриты Марина.
- Вряд ли, но по рассказам в этом лесу много исполинских деревьев старше тысячи лет. С другой его стороны есть поселения монстров, а чуть дальше, в километрах пяти от леса, лежит небольшая деревня, в которой можно будет денёк отдохнуть. Деревня Сейм, если точнее. Лес нам желательно пройти за один день, он небольшой, но протяжённый. Пересекает наш путь длинной полосой, ширина её километров двадцать, не более. Думаю, завтра, ещё до обеда, выйдем с другой его стороны.
- Нечего себе небольшой, - пробубнил Юра.
- А зачем нам после леса целый день отдыхать? - уточнила Марина. - Может переночуем и в путь?
На это Женя заметил:
- Нам бы после сегодняшнего перехода завтра встать нормально, боюсь, болеть будет всё.
На финальном отрезке пути отряд сильно замедлился и добрался до дубравы лишь через час с лишним. В названии леса дубы упоминались не зря, по крайней мере, опушка действительно состояла из относительно молодых раскидистых дубов, но не золотых, а самых что ни на есть обычных - зелёных. Деревья на опушке не выглядели исполинскими, но и назвать их маленькими язык не поворачивался. А дальше, вглубь леса, чаща темнела и набирала силу, отталкивая и настораживая.
Место для ночлега выбрали быстро: на самой опушке Эрита уверенно свернула на хорошо заметную тропу, и спустя минуту товарищи вышли на утоптанную поляну под огромным дубом. Росшее здесь большое раскидистое дерево надёжно защищало путников от слабеющего вечернего зноя. Место стоянки выглядело уютным и обжитым, отсюда отлично просматривалась дорога и окружающее пространство. Но в обжитости имелся и недостаток: весь сухой валежник вокруг основательно вымели, а рубить или пилить что-то представлялось делом сомнительным.
Эрита, которая без какого-либо назначения взяла на себя роль походного капитана, критично оглядела товарищей. Юра пошатывался от усталости и из последних сил изображал бодрячка, Марина стояла на ногах твёрдо, но также устало опиралась на посох. Женя и Коля выглядели утомлёнными, но не сломленными. То ли от усталости, то ли подкошенный внимательным взглядом Эриты, Юра пошатнулся и опустился на землю. На его лице было ясно написано: «Режьте меня, но я не встану!»
Эрита вздохнула:
- Марина займись ужином, Коля, Женя, мы за дровами, - девушка вздохнула опять и добавила, - дров надо много...
- Это не опасно? - уточнил Женя и кивнул в сторону леса.
- Не особо: далеко отходить мы не будем, поселений монстров с этой стороны леса вроде бы нет. Конечно, в лесу хватает всяких тварей, но на опушке вблизи дороги должно быть безопасно.
Юра повернул голову в сторону Эриты:
- А откуда ты знаешь про поселения монстров, они же вроде периодически возникают и местность меняется?
Девушка пояснила:
- Не так уж и часто это происходит. А откуда знаю? В Озоторге есть представительство Богов, или как вы их называете - Администраторов. Через определённые промежутки времени оно предоставляет королевской канцелярии информацию по новым поселениям монстров и прочим изменениям. Ещё всякие рекомендации и пожелания озвучивают, они обычно не обязательны, но к ним относятся очень серьёзно. После уже королевская канцелярия рассылает необходимую информацию по городам королевства.
- И что можно вот так поглазеть на Админа? - удивился Коля.
- Да в них ничего особого с виду и нет: выглядят Администраторы как обычные люди и своей силой никогда не злоупотребляют, из-за чего смотреть наверно и не на что, - пожала плечами Эрита. - Точнее в Озоторге можно пообщаться лишь с одним, как же его зовут? М-м-м... - задумалась она, - а, не помню. Ладно, скоро стемнеет, действуем.
Юра лежал на спине и прижимал к груди арбалет, оружие ощущалось холодным и давило на тело успокаивающей тяжестью. Лежать на траве было хорошо, листва многовекового дуба шуршала, переливалась светотенью, убаюкивала и успокаивала.
- Ай! - с громким криком подскочил молодой человек с травы.
Марина отпрянула от рюкзака, в котором дотошно перебирала мешочки и свёртки с припасами, схватила посох и испуганно уставилась на товарища. Но тревога оказалась ложной.
- Клоп укусил или кто у них здесь, - виновато сообщил молодой человек целительнице, потирая укушенное место.
Девушка укоризненно вздохнула и принялась разбирать припасы дальше.
Местные являлись народом прозорливым, да и в походы здесь ходили не ради нетленного удовольствия покормить комаров и попить чая у костра, а исключительно по житейским нуждам. И сейчас Марина перебирала самые настоящие фэнтезийные «бомж пакеты». Этакие мешочки, где уже собрано всё для весьма питательного и аппетитного супа. Конечно, просто залить кипятком такой суп было недостаточно, требовалось поварить минут десять - пятнадцать.
- М-да, я всё забыла, - вздохнула Марина, - придётся ждать Эриту.
Юра до поесть был не дурак, да и голова в этом мире у него работала отлично.
- Тебе надо два жёлтых брикета на котелок и столовую ложку приправы из коричневого мешочка, - дал он указание девушке и, перекинув арбалет за спину, завёл оружие в специальные держатели, что имелись на броне. Они захватили плечи арбалета, удобно зафиксировав тяжёлый агрегат. После, молодой человек оглядел поляну на предмет положенного трандеца, но трандец отдыхал и набирался сил, так что арбалетчик успокоился и принялся помогать Марине с ужином.
Целительница старательно раскрошила два брикета во вместительный котелок, добавила воды и перемешала питательную основу в однородную массу, здорово напоминавшую кабачковую икру. Юра от безделья принялся поправлять камни кострища, не забывая поглядывать по сторонам. Вскоре вернулись остальные члены отряда, загруженные увесистыми охапками сухих ветвей, после чего Коля сноровисто развёл костёр, не забыв покрасоваться своим новым кинжалом.
- Фокус - покус, - просиял гопник, погрузил тонкое лезвие в охапку ветвей и применил зачарование кинжала. Полыхнуло пламенем, и дерево уверенно занялось огнём.
Со злополучного пиратского корабля было конфисковано несколько весьма занятных и полезных вещиц. Первое, это воровской пояс с комплектом предметов для выноса сокровищницы среднестатистического лорда. В поясе имелось много всего и даже новый владелец всё ещё не до конца разобрался в свойствах содержавшихся в нём артефактов.
Далее кинжалы. Оставленный себе кинжал гопник ласково называл «джедайская зажигалка». И это был опасный предмет. Так как по мысленной команде владельца нагревал материю вокруг лезвия на пару тысяч градусов. Жаль только перезаряжался эффект почти минуту. Но и без магического эффекта получить таким оружием под лопатку было весьма вредно для здоровья.
Второй кинжал, тот, что был подарен Юре, или скорее распределён как партийный лут, обладал более заковыристым свойством. Оружие с широким чёрным лезвием и изящной рукоятью, было зачаровано магией иллюзии и казалось внешнему наблюдателю на двадцать сантиметров короче. Однако обман зрения пропадал при первом касании, будь то касание о тело врага или о его оружие. Несмотря на это, при грамотном использовании подобное свойство давало огромное преимущество. Коля долго думал какой из кинжалов оставить себе: таскать оба было тяжеловато и, в конце концов, остановился на первом. Клинок второго был довольно широк, практически короткий меч, отчего слабо подходил для эффективных ударов по уязвимым точкам.
Имелась ещё шпага, что висела сейчас на поясе гопника. Она не обладала магическими эффектами, но, как и кинжалы, была выполнена из невероятно прочного металла. По шпаге этой периодически вздыхала Эрита, оружие которой, даже при её высоком социальном статусе, было выковано из материала попроще. Но вздохи эти были риторическими: шпага на её вкус была слишком тонкой и лёгкой.
Наконец еда приготовилась, товарищи разобрали миски, расселись у костра и принялись за еду. Марина отправила в рот ложку похлёбки и задумчиво произнесла:
- Это всё неправильно...
- Что неправильно? - не понял Юра.
Остальные также вопросительно уставились на девушку.
- Ну, знаете, вот живёте вы в холодном северном городе, а на лето вас отправляют в санаторий в Пятигорск.
- Почему именно в Пятигорск? - улыбнулся Женя.
- Я пока ходить могла, с матерью летом ездила в Пятигорск, лет до девятнадцати наверно. У меня там дядя, за жильё платить не надо было, - пояснила Марина. - Так вот, приезжаете вы после севера на Кавказ и как будто попадаете в другой мир, но при этом мир этот конечно не другой, а самый что ни на есть тот, только всё по-другому.
Целительница захлопала глазами пытаясь понять, ясна ли её мысль товарищам, а после продолжила:
- Так вот, этот мир также другой, но настоящий, не фентезийный. То есть фентезийный, но настоящий, - запутала Марина сама себя. - В общем, магические штуки есть, монстры есть, а ощущения сказки нет, - наконец выразила она свою мысль более ясно.
- Хрю.
Нет, хрюкнул не Юра, и не Коля с Женей и уж точно не Эрита. Ей, как будущему руководителю среднего звена хрюкать не полагается. Хрюкнули со стороны леса. Трандец отдохнул, поужинал и время его настало.
На товарищей смотрел здоровенный, покрытый бурой шерстью свин, с острой поросячьей мордой, двумя внушительными серпообразными клыками и маленькими красными глазками. И разума в этих поблёскивающих злобой бусинах имелось явно больше чем положено обычному кабану. Попаданцы моментально почувствовали к зверюге глубокую ненависть и лютое желание немедленно прикончить гадину. По горящим же глазам монстра быстро стало ясно, что чувства эти взаимны. Но при этом, нападать незваный гость не спешил, и более того, с виду не сильно то и хотел.
Попаданцы замерли и уставились на кабана, что застыл метрах в двадцати пяти от ужинающей компании. Юра очень медленно вынул из-за спины арбалет, взвёл первым курком тетиву, вытащил из набедренного чехла болт, вложил его в ложе и направил оружие борову между глаз. Кабан смотрел на товарищей с ненавистью, принюхивался и вожделенно поглядывал на котелок с похлёбкой. Из чего все сделали вывод, что привела его сюда не природная злоба к попаданцам, а аппетитные запахи. Эрита переводила взгляд между кабаном и Юриным арбалетом, не решаясь останавливать стрелка, но сомневаясь и мучительно пытаясь что-то вспомнить.
- Не стреляй! - вдруг закричала девушка, нарушая всякую шумомаскировку.
Но было поздно.
Шёлк!
Четвёртое сокровище тьмы выплюнуло стальной стержень, снаряд попал точно в лоб монстра, пробил в нём аккуратную дырочку и вышел из загривка.
Стройные ноги кабана, а перед товарищами была не перекормленная свинья, а очень даже бодрая зверюга, подломились, и туша начала оседать на землю. И здесь произошло странное: из пасти погибающего зверя вырвался громкий посмертный хрип. Словно пробило тугой шар со сжатым воздухом и тот сдулся с неописуемым гулким звуком.
Эрита в крайнем волнении вскочила на ноги.
- Быстро на дерево! - закричала она, и бросилось к дубу, под которым устроилась компания.
Но броситься одно, а забраться на него совсем другое. Ветви начинались на высоте более двух метров, а ниже ствол был неприлично ровным и гладким.
Эрита выхватила скьявону и плашмя вогнала её в ствол на высоте чуть более метра.
- Юра, кинжал, - скомандовала она.
Молодой человек без лишних вопросов вынул оружие из ножен на поясе и протянул Эрите, которая, приняв его, ловко вскочила на эфес своего меча и вогнала кинжал в дуб на высоте около двух метров. Тонкое и невероятно острое лезвие утонуло в крепчайшей древесине более чем наполовину. Использовав кинжал как опору, девушка одним махом забросила себя в гущу ветвей. Товарищи наблюдали за процессом с открытыми ртами, переводя взгляд между мечницей и поверженной зверюгой.
- Х-р-р-р-р, - раздался яростный протяжный вой со стороны леса. Он был наполнен столь большой обидой, яростью и злобой, что мышцы пятой точки непроизвольно начали терять напряжение.
- Скорее, подавайте мне вещи и карабкайтесь на дерево! - вывела товарищей из оцепенения Эрита, - скоро здесь будет всё стадо!
- Что это за твари? - на ходу уточнил Женя, подавая наверх рюкзаки и помогая Марине подняться.
- «Длинношерстный секач», они обычно нейтральны заблудшим, но если убить одного, то всё стадо впадает в ярость. Чем больше голов в стаде, тем больше необходимо убить монстров прежде чем остальные успокоятся.
- И по сколько голов эти свинтусы обычно ходят? - уточнил сверху Коля, кряхтя и затягивая на дерево Юру.
- Двадцать - тридцать, изредка больше, - разъяснила Эрита, забираясь повыше и устраиваясь на крупную ветвь.
Не успел Женя подать наверх котелок с остатками похлёбки и забраться следом (грудью ляжем, но провиант врагу не сдадим), как земля со стороны леса почернела.
- Да их там до###, а не тридцать штук! - с точностью до единицы посчитал размер стада гопник.
Кабанов было не двадцать и не тридцать, их было больше сотни. Эрита застонала, все побледнели. Зверюги моментально заполонили поляну. Они хрюкали, принюхивались, повизгивали, изучая в процессе поверженного товарища, что очень скоро впитался в землю. Стоило «утилизации» произойти, как две сотни красных, налитых злобой глаз засверлили пятерых сидящих на дереве попаданцев.
- В-и-и-и! - взревела самая здоровенная зверюга и ринулась к стволу дерева.
Монстр впечатал свои серпоподобные бивни в двухметровый ствол дуба и здесь товарищи поняли насколько шатко их положение и что монстры внизу напоминают обычных кабанов лишь внешне. Бивни вырвали из ствола солидный кусок древесины, в разные стороны полетели щепки. Вожак что-то отрывисто хрюкнул, после чего с десяток монстров отделились от беснующейся массы и бросились к стволу дерева.
- Юра стреляй по ним! - выпалил Коля, наблюдая за процессом медленного, но уверенного «спиливания» дуба.
Молодой человек устроился поудобнее между двух больших ветвей, вскинул арбалет и всадил болт в кабана покрупнее. Снаряд попал монстру в плечо, прошил корпус и ушёл в землю. Однако кабан показал солидную живучесть и редкое упорство. Взвыв, он начал терзать древесину бивнями с удвоенным остервенением.
- У этих «лесорубов - любителей» сердце примерно по центру туловища, - сообщил гопник арбалетчику.
Спустя минуту стало ясно, что желаемого результата стрельба не принесёт. При всей плёвости дистанции, Юра откровенно мазал, оно и ясно, монстры беспорядочно метались, затрудняя попадание в критические точки.
Женя, наблюдающий за процессом с соседних ветвей, предложил:
- Юра, я буду захватывать этих зверюг тёмным болотом по одной, а ты стреляй, когда цель перестанет дёргаться!
Философ указал на кабана и сосредоточился, тут же под передними ногами монстра возникла чёрная колышущаяся клякса метр на метр, в которой немедленно завязли его передние конечности. Монстр взвыл и принялся метаться, пытаясь вырваться. Молодой человек поймал момент и впечатал болт в позвоночник зверя, туда, где по Колиному заверению, должно было находиться сердце. Впечатал удачно, кабан конвульсивно дёрнулся и упал замертво.
Процесс пошёл, Женя хватал монстров «болотом», после чего Юра отправлял их на местную карусель сансары. Внезапно процесс прервался из-за того, что арбалет отказался взводить тетиву. Юра вопросительно посмотрел на товарищей.
- Засыпай всё что есть, - поняла суть немого вопроса Эрита, что панически наблюдала за процессом терзания дерева.
«Кабаны» находились в боевом безумии и на понесённые потери внимания не обращали совершенно.
Юра торопясь вытащил из-за шиворота специальный ключ на тонкой цепочке и начал судорожно отпирать крышку приклада. После достал небольшой мешочек и засыпал в арбалет весь имеющийся у отряда карцибел, благо перед уходом из города он предпринял пару охотничьих рейдов на портовых «крыс».
Хватит выстрелов на тридцать, не больше, - обречённо заявил он товарищам.
Марина, решив, наконец, что трястись от страха непрактично, устроилась поудобнее, вскинула посох в направлении группы зверюг и выпалила:
- Удар!
Кабанов словно придавило невидимым прессом, ноги их подкосились, туши впечатались в землю. Увы, повреждения не были фатальными, монстры быстро оправились и, повизгивая, захромали прочь от дерева, на смену помятым бойцам стадо немедленно выставило новых.
Процесс утончения дуба тем временем шёл полным ходом, монстры основательно сняли кору по кругу ствола и уже успели «сточить» сантиметров десять древесины. Стало ясно, что если процесс не прекратить, примерно через час попаданцы будут на земле.
- Готово, - сообщил Юра Жене, закончив ковыряться с арбалетом, тот кивнул.
Марина ещё раз ударила по монстрам барьером и расстроенно сообщила:
- Тяжело, надо отдохнуть.
Здесь в происходящее командным голосом вмешалась Эрита:
- Стойте, дайте мне минуту, надо продумать стратегию, - остановила она товарищей и принялась что-то сосредоточенно обдумывать.
На землю уверенно наваливались сумерки, лес наполнился темнотой, хотя поля за опушкой всё ещё удерживали свет. Вокруг дуба, словно взбесившийся селевой поток, бесновалось кабанье стадо, убитые Юрой монстры исчезли, оставив после себя кристаллы карцибела и камни ментальной силы, которые тут же втаптывали в землю другие монстры. Ко всему создавалось нехорошее впечатление, что количество супостатов не только не убывает, а, наоборот, из леса им на помощь постоянно подтягивается подкрепление.
- Я пока не владею ускорением восстановления ментальных сил, - что-то прикинув в уме, виновато обратилась Эрита к Жене и Марине - магической части отряда, - так что не увлекайтесь магией. Вы, подозреваю, ещё ни разу не сливали ману на полную, когда почувствуете лёгкую усталость прекращайте. Примерно через полчаса мана восстановится процентов на тридцать, но для полного восстановления требуется около суток. Заработаете ментальное истощение, свалитесь без сил на неделю.
Далее девушка обернулась к Коле:
- Я не знаю, как долго Женя сможет использовать свою магию, но, когда у него закончиться мана, Юра начнёт промахиваться. Нам стоит присоединиться к битве и по очереди колоть их шпагой, - здесь она глянула вниз, на воткнутую в ствол дерева скьявону. - Когда устанешь, поменяемся местами. Я наложу на нас с Юрой «Обострение восприятия» и «Увеличение физических способностей», они даются мне весьма прилично, пусть это всего процентов тридцать прибавки от ваших базовых способностей. Начнём!
Эрита пристально посмотрела на Юру, словно стараясь разглядеть какие-то мелкие, но важные детали. Молодой человек вздрогнул и принялся удивлённо разглядывать происходящее вокруг. Пелена сумерек внезапно стала менее густой, следом в теле появилась некая лёгкость. В уши ударили неразличимые ранее звуки, а кожа начала улавливать незаметные до этого движения воздуха. Жаль времени на анализ нового состояния особо не имелось.
Юра кивнул Жене, философ схватил болотом очередного кабана, после чего монстр получил болт в сердце. Процесс пошёл и пошёл бодро. Дела у Коли, который также получил порцию усиливающей магии, обстояли более эпично, хотя куда менее результативно. Он попытался было дотянуться до терзающий ствол зверюги, свесившись с нижних ветвей, держась одной рукой за ветку, а другой, размахивая шпагой, но не доставал оружием до целей. Поэтому ему пришлось зацепиться за одну из толстых нижних ветвей ногами, свесится вниз головой и махать шпагой в этом, не в самом геройском положении. Марина ударила магией по куче кабанов ещё два раза, после тяжело задышала и обессиленно облокотилась на ветви. На лбу её проступили капельки пота.
- Это не фарм, это трандец какой-то! - яростно стенал Коля, которого Эрита взялась страховать, удерживая за ноги и солидно уязвляя мужскую гордость.
Если Юра с Женей уничтожали монстров слаженно и эффективно, то Коля делал это шумно и почти вхолостую:
- Что, лизнул стали «бифштекс - переросток»! - орал он, входя в раж и украшая шрамами очередную мохнатую морду.
- Марина достань из сумки связку болтов, - обратился к целительнице Юра, - та кивнула и принялась копаться в котомке.
Как у тебя дела с маной? - спросила Эрита у Жени.
- Всё в порядке, когда я хватаю их болотом, то вытягиваю жизненную силу, часть её трансформируется в ману, - ответил мужчина.
Прошло около десяти минут противостояния. Философ в тандеме с Юрой упокоили около двух десятков кабанов, но монстры и не думали отступать. Вокруг стояли визг, треск и рычание, на смену поверженным врагам моментально приходили новые. Колины потуги, казалось, только злили монстров, хотя остриё его шпаги наградило титулом «одноглазый» не одного и не двух супостатов.
Стемнело, однако, события лишь набирали оборот. Коля и Юра открыли свои фиалы и закрепили их на ветвях дерева (на поясе гопника также имелся один), и теперь действо происходило в ослепительном двадцатиметровом шаре света.
Щёлк! Арбалет отправил в цель очередной болт, но взводиться снова не пожелал. Запасов карцибела хватило на четыре десятка выстрелов. «Топливо» закончилось. И это при том, что поляна внизу буквально искрила заветными кристаллами.
- Коля, коли того, которого я держу болотом, - закричал гопнику Женя. Но Коля, который от затраченных усилий и прилившей к голове крови, напоминал варёного рака, откровенно выбился из сил, отчего лишь матерился и неуверенно махал шпагой. Эрита затащила его в ветви, забрала оружие и, свесившись, принялась ловко колоть врагов.
- Я чувствую, надо ещё парочку, оно почти накопилось, - волнуясь, сообщил Женя товарищам.
То, что убить ещё парочку монстров не помешает было понятно всем, но вот что за таинственное «оно» почти готовое к использованию, товарищи философа не знали. Женя вообще был парнем скрытным и, если информация не касалась текущих дел и общего благополучия, мог молчать как партизан.
Очередной кабан скованный магическим захватом отправился на своё кабанье перерождение. Женя замер и сосредоточил внимание на ближайших к стволу монстрах.
Из земли вырвалось множество тёмных шипов. Монстров вокруг дерева нанизывало и подбрасывало в воздух, пространство наполнилось жалобным визгом. Завершив свой «рост», шипы растворились облачками чёрного тумана. Доли секунды и туши поверженных врагов попадали на землю. Однако Жене новая магия далась не просто: простонав, он начал терять сознание. Марина вскрикнула и попыталась схватить падающего философа и наверняка бы упала с дерева вместе с ним, но на помощь успел прийти Юра, который схватил и удержал обоих.
После такой шикарной магии всё бы должно было закончиться, но не закончилось. Кабаны, что кружили вокруг, периодически подменяя раненых или павших товарищей, окончательно обезумели. Одной синхронной лавиной они ринулись к дереву, Эрита, которая восхищённо наблюдала последствия действия тёмной магии, чудом успела подтянуться и забраться повыше.
Дерево буквально захлестнуло живой волной. Монстры сгрудились вокруг ствола и верхние, используя тела нижних, начали карабкаться наверх. Форма занимаемого товарищами дуба превратилась из преимущества в недостаток, ведь служившее убежищем дерево было раскидистым, но не высоким. И выше определённой высоты подняться по утончающимся ветвям оказалось сложно. Прошло совсем немного времени, как живая масса кабанов преодолела отметку в два метра и верхние, ведомые безумной злобой, оказались весьма недалеко от попаданцев.
- Это не кабаны, это тараканы какие-то! - простонал Коля.
Эрита начала остервенело колоть ближайших зверюг. Пока спасало то, что с помощью копыт по деревьям особо не полазаешь, но монстры подвижной живой массой уверенно двигались вверх.
- Выше, быстрее выше! - кричала Эрита остальным, вонзая шпагу в очередного кабана и карабкаясь вверх по ветвям.
- Гранату бы этим недобиткам, - простонал Коля, помогая Юре затаскивать обессиленного Женю повыше.
[Удар]! - Марина шарахнула по живой массе гравитационным ударом, смяв верхушку живой пирамиды и это весьма помогло, но лишь минуты на пол.
- Да чтобы вам провалиться! - отчаянно вскричала Эрита.
Внезапно пленники Золотого леса поняли, что из чащи в массу кабанов вливается подкрепление, и жить им осталось весьма недолго.
Неизвестно сколько прошло времени, наверно минуты три, но для товарищей каждая минута происходящей вакханалии казалась часом. Монстры дыбились живой массой и поднимались наверх, а попаданцы карабкались по ветвям подальше от наступающей угрозы.
И здесь произошло чудо. Чудо простое и непостижимое. Нападающие твари отхлынули. Товарищи встретили внезапное спасение ошарашенным молчанием, даже у Коли не хватило сил вставить свои обычные «пять копеек».
- Наверно мы убили нужное количество? - предположила Эрита.
- Не мы, они... - указал Коля взглядом под ствол дерева.
Туда, где в землю по очереди впитывались трупы не менее трёх десятков кабанов. Монстры в безумной горячке передавили сами себя, достигнув, наконец, той необходимой цифры, когда коллективный разум обезумевшего стада остывал от понесённых потерь.
Но последующие десять минут показали, что, хотя повод для радости имеется - трандец понизил свою температуру градусов на двести, однако праздновать победу рано. Оставшиеся кабаны, на глаз около сотни, рассредоточились по округе и начали рыскать вокруг, недовольно похрюкивая. Монстров словно подменили: обезумевшие твари превратились в осторожных стратегов, что плотным кольцом кружили вокруг дуба, не рискуя подходить ближе тридцати метров. Изредка некоторые из них останавливались и внимательно поглядывали на недругов маленькими красными глазками.
- Я вниз, - обречённо и без положенного геройского пафоса, прошептал Юра, указывая рукой на россыпь заветных кристаллов, что поблёскивали в свете магических светильников на утоптанной в однородную массу земле.
Товарищи лишь напряжённо кивнули, пожелав про себя удачи и расторопности, ведь пока Юриной невидимости хватало примерно на минуту, благо имелся ещё пассивный навык незаметности. А набрать карцибела не помешает, ведь ночь предстояла ох какая длинная.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий