Огребенцы

Глава 2: Перекрёсток. (R)

 

Глава, в которой игра заканчивается, а прокачка начинается.

 

Темно, холодно, сыро, очень хотелось блевать. Хотя почему хотелось...
- Б-в-е-е-е-е-е. «Воняет... И как же ##### плохо».
Юра попытался встать, но тело, что сначала подчинилось, предательски внезапно потеряло силы и подвело. Голова резко закружилась, и он упал на холодный пол, растянувшись в луже собственной блевотины.
«Мерзость! Липко, я что голый? И почему здесь темно?»
Он попытался подняться ещё раз, но сил в теле не осталось совершенно. И как бы ни было противно лежать в вонючей луже на холодных камнях, сделать с этим молодой человек ничего не мог. А делать, тем временем, что-то да следовало.
«Постойте, где я? Это морг? Почему темно? - замелькали в голове страшные мысли. - Ах да, мне было плохо, сердце заболело. Увезли в больницу, а там что-то напутали. Но мать должна вернуться только в пятницу... Нет, чушь, я сплю наверно».
Правда подобные сны Юре никогда не снились. И вообще, сны он видел редко, а виденные всегда были беззвучны словно немое кино. Иногда цветные, но всегда беззвучные.
«Всё такое реальное и блин, во сне не может быть так плохо», - простонал он про себя он.
- Б-в-е-е-е-е-е, - новая порция блевотины возникла перед носом и, что плохо, покидать носоглотку полностью не пожелала. Отчего лежащий на каменном полу молодой человек начал немедленно задыхаться, так как сил вытряхнуть из себя остатки не имелось даже в перспективе.
Стало страшно, очень страшно. Так, как не было никогда в жизни, даже тогда, в шестом классе, когда он поздним вечером упал в открытый канализационный люк на отшибе, сломал ногу и просидел в темноте два часа, истошно вопя от боли. Юра начал посапывать, побулькивать, дёргаться и неумолимо задыхаться.
- Fresh? - раздался из темноты голос. Звучал голос совсем не по-русски.
Кто-то подошёл к лежащему и носком ботинка отодвинул ему нижнюю челюсть, а после довольно сильно пнул ногой в живот.
- Б-в-е-е-е-е-е, - продолжил традицию Юра. Но, как ни странно, после столь грубой «терапии» дыхание восстановилось.
- Ничего себе поросёночек! - раздался другой, на этот раз чисто русский голос.
После голос соотечественника добавил что-то непонятное по-английски. На что первый голос посмеиваясь ответил. Сказанного Юра не понял. Впрочем, жалеть о том, что в школе он изучал немецкий и французский сил не было совершенно.
Оба голоса засмеялись, и, что почему-то поразило страдальца, смеялись не злобно, скорее как-то сочувственно что ли.
- Как там узкоглазая леди? - на понятном родном языке спросил второй голос.
- В норме, но без сознанЕя, - с некоторым акцентом, выдающим заокеанского жителя, но вполне понятно, ответил первый голос. - Тоже НЕВенькая.
- НОВенькая Майк, НОВенькая.
- Ок, кеп, - подтвердил голос. - Володя, а толстячок походу ещё и обделался, - сообщил голос англосакса, который, как оказалось, весьма ловко владел великим и могучим, хотя периодически перевирал ударения и окончания слов.
- Да нет, что ты, - задушевно протянул на это замечание упомянутый Володя, - как он мог!? Посмотри на это мускулистое поджарое тело... Наверно это я не удержался, когда Пустынный рвач добрался до моего бренного тела.
- М-м-м, - словно терпя зубную боль, простонал некий Майк, - надеюсь с Кристофером и Наташей всё хорошо, к этому дерьму никогда не привыкнешь. Кстати, что ты потерял на этот раз?
В темноте послышались шорохи и похлопывания.
- Да как обычно, выронил карцибел и камни ментальной силы, - довольно безразлично ответил Владимир. - Чтоб меня! - внезапно помрачнел его голос. - Расходник на ментальное сопротивление уплыл из наших запасов.
- Факен... езаменерис товангерс семеркус, экседес... Ест Володя, геменес тавас мартаганас, - перешёл предполагаемый янки на какой-то лично свой вариант английского языка. - Я говорил, надо было брать пластинчатый доспех!
- Да нет, всё верно делали, с этими тварями лучше делать ставку на скорость. Кто мог подумать, что он будет такой здоровый, озондорос озентес...
Далее упомянутый Володя принялся что-то бодро рассказывать янки на вполне благозвучной тарабарщине.
- Б-в-е-е-е-е-е, - тело вновь напомнило Юре насколько ему плохо и что не стоит отвлекаться на чужие разговоры, а стоит озаботиться собой - любимым. Где бы только силы на эту заботу найти. Хотя нет, напитанный сырым воздухом организм сообщил, что может слегка двигать конечностями.
Голум, голум, - попытался попросить помощи Юра, однако смог лишь спародировать небезызвестного героя.
Тарабарщина ненадолго прекратилась.
- Моя прелесть... - протянул голос соотечественника и ехидно хмыкнул.
- Фмолочи! - к своему удивлению, сумел выпалить раздавленный обстоятельствами геймер.
Дикий смех явился ему ответом.
- Лежи карапуз, минут через десять чуть отпустит и лучше не двигайся, а то вырубишься. Можешь пока поглядеть свой статус, - посоветовал ему янки.
- Хряк 80 левела... - съехидничал Владимир.
Далее невидимые в темноте собеседники потеряли к Юре всякий интерес и начали обсуждать что-то на незнакомом ему языке.
- Фто?
- Глаза закрой и представь рамку перед глазами, она не сразу появляется, - разъяснил земляк.
- Эсгеменис озгер артарис - добавил янки.
- Да не, нормально, я думаю жрецы уже в курсе. Ты же знаешь, пока работяг подтянут, пока то, пока сё, минут через десять - двадцать откроют. О! О! Смотри, ещё один голозадый появляется! Эй поросёнок, вы там на земле не ядерную войну устроили? То вас по полгода ни одного не увидишь, то трое за раз...!
«Так... - пронеслось в голове у Юры. - Да нет, бред. Не иначе мамка договорилась со своим новым хахалем. Кто там её последний? Прораб вроде. Вот и устроили мне цирк в каком-нибудь подвале, чтобы я от компа отлип».
Какое-то время молодой человек обдумывал насколько подобное возможно.
«Да нет же, я помню, как сердце схватило после фарма. Мля-я-я, мне же лук упал! Ай, какой нафиг сейчас лук! И о чём я думаю, лёжа голым в непонятном подвале с незнакомыми людьми... А они случаем «не того» пока я в отключке был? Хотя, я такой симпатяга, что точно «не того». И блин, что за бред у меня в голове?!»
Внезапно на Юру накатила волна столь острого страха и тоски, какую семнадцатилетнему подростку испытывать ранее не приходилось. От чего он завсхлипывал, забулькал и заплакал. До него внезапно дошёл весь ужас и безысходность, пусть и неясной до конца ситуации. Чтобы хоть как-то уйти от нахлынувших чувств, молодой человек закрыл глаза и крепко зажмурился. Глаза было закрывать не обязательно: вокруг и так висела кромешная тьма, разбавляемая лишь его сопением и непонятными голосами. Но закрыл и ладно, жалеть себя с закрытыми глазами как-то проще.
Данное простое действие принесло внезапные результаты. Настолько внезапные, что раскисание пришлось временно отложить, так как вместо положенной темноты, перед внутренним взором назойливо выскочила светящаяся прямоугольная рамка. На ней, словно на экране удобного планшета, имелся странный, но такой понятный одновременно текст:

 

**
«Сила - 0
Ловкость - 0
Телосложение - 0
Интеллект - 3
Удача - 3
Обаяние - 1
Поддержка богов - 0»
«Навыки: стрельба из лука - новичок.
Особое умение: - пожиратель плоти.
Особый бонус: - при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет».
**
Список завершали две примыкающие друг к другу таблички. Левая - совершенно чёрная, а правая, в противоположность ей, светилась ярким белым светом. На чёрной табличке крупными кремовыми буквами, было выведено - «Жирный неудачник!». А в правой - белой «графе», ослепительными, на порядок ярче фона буквами светилось - «Сожалею, но он прав».
«Что за ерунда?» - панически подумал Юра.
От резкой мысли сосредоточение на тексте рассеялось, и табличка исчезла.
Откуда-то сбоку жалобно застонали.
- Э, ладно, не люблю я это ночное зрение, - проворчал Владимир.
Послышалось шуршание и, секундами позже, пространство вокруг залило ярким слепящим светом. Свет этот болезненно резанул Юре глаза, он зажмурился и в который раз за сегодня застонал. Увы, простонать от души опять не удалось: глаза быстро адаптировались и уже спустя секунд тридцать, взгляду стало доступно много нового, интересного и, мать вашу, весьма неожиданного.
Первое на чём невольно заострилось внимание, были те двое, что до этого, пользуясь бессилием недавно окочурившегося геймера, подкалывали его всевозможным образом - мужчины лет тридцати, может чуть старше. Один обладал красивым славянским лицом, второй также имел лицо приятное, но негр. Нет, Юра ничего не имел против негров, просто красоту последних оценивал слабо. Нормальный негр, приветливый такой.
Из увиденного следовал досадный факт: будь лежащий на холодном камне пола молодой человек в своей лучшей физической форме, отомстить за обиды не вышло бы совершенно. Так как одетые в плотные кожаные жилетки мужчины демонстрировали весьма атлетическое телосложение. От одного взгляда на них возникало серьёзное подозрение, что атлеты, качки и прочие неравнодушные к спорту личности, впали бы в приступ святого благоговения имей возможность оценить мускулатуру этих двоих. И поражала, кстати, не столько масса мышц, которых, к слову, было не очень-то и много, сколько жилистость и ощущение исходящей от их тел мощи.
На поясе Владимира висел широкий меч, а поверх удобного рюкзака на спине крепился небольшой шит. Майк же являлся обладателем множества метательных ножей, закреплённых на бёдрах, а по бокам туловища, рукоятями вниз смотрели два больших хищных кинжала.
Стон сбоку повторился. Юра с трудом повернул голову и скользя щекой по блевотине, уткнулся взглядом в голого мужчину лет тридцати пяти. Разглядывать голых мужиков молодому человеку удовольствия не доставляло. Он отметил лишь, что роста и телосложения лежащий был среднего, темноволосый и выглядел менее плачевно чем бывший лучник 100 уровня. По крайней мере содержимым желудка стонущий пол не заливал.
Немного в стороне от мужчины, у стены, сидела женщина или скорее девушка лет восемнадцати. Юра повидал в своей жизни немало обнажённых женщин, правда только на экране монитора. И если сравнивать с увиденным, а изображения некрасивых дам в сеть обычно не выбрасывают, девушка выглядела весьма ничего. Формы пусть не пышные, но крайне привлекательные и как было упомянуто ранее - внешность восточная, наверное и правда кореянка.
В голове всплыли обрывки какой-то давней беседы, какие часто ведутся во время монотонного фарма мобов. Что-то про то, что длинные прямые ноги и кореянки есть вещи принципиально несовместимые. А может и не про кореянок шла речь, а про китаянок, а то и про пучеглазых дальневосточных крабов. Но факт оставался фактом - восточная женщина обладала неприличной красотой, от созерцания которой Юра на время забыл в какой заднице он сейчас находится.
- Ты там слюнями не захлебнись, кабанчик - осеменитель, - продолжил коротать время за издевательствами над поверженным геймером Владимир.
- До осеменителя ему ещё худеть и худеть, - проявляя акцент, подытожил Майк.
- Кто знает, может он сейчас соберётся, упрётся «рычагом» в пол, подползёт поближе...
- И-и-и... - весело подхватил чернокожий товарищ Владимира.
Далее оба раскатисто заржали.
Юра ещё раз оглядел обстановку и людей вокруг. То ли от света, то ли от созерцания обнажённой женщины, ему слегка полегчало. Присутствующие находились в каменной коробке с гладкими серыми стенами. Двери и окна отсутствовали, само помещение заполнял яркий свет, что исходил от лежащего на полу цилиндра или чего-то такого, не разглядеть, уж больно ярко. Потолок серой плитой нависал в метрах двух над полом. Молодой человек ещё раз оглядел жилистых мужчин и девушку, лежащую у стены. Хотя заботливо прислонили кореянку к стене явно присутствующие, но что-то подсказывало непутёвому лучнику, что ничего неприличного здесь не происходило. Ну, за исключением двух растёкшихся по полу полуживых лиц мужского пола без одежды и одной обнажённой девушки без сознания.
- Сколь много нам открытий чудных сей мир жестокий принесёт, сколь много даст и отберёт, - просвистел Владимир, явно понимая ход мыслей молодого человека. - Хотя возможность тыкать членом в этом мире не отобрали, тыкнуть им куда попало не выйдет, даже при отсутствии нравственных тормозов. Если ты, конечно, планируешь выбраться отсюда, - прокомментировал он как-то грустно и весьма непонятно, попутно разглядывая Юру.
От потолка раздались приглушённые голоса людей, звуки ударов и скрип каменных плит. Со скрежетом на потолке образовался прямоугольник, а после часть каменного перекрытия уползла вверх. В образовавшийся проём немедленно хлынул свет. Не такой резкий, как излучал кристалл на полу, а другой, обычный - дневной.
Сверху опустилась массивная деревянная лестница и по ней сноровисто спустился облачённый в просторную серую мантию лысый мужчина в годах. Он внимательно оглядел присутствующих и задержал взгляд почему-то на Юре. Впрочем, интерес явно был не «гастрономический», так как от увиденного мужчина брезгливо поморщился. Закончив осмотр, он вопросительно выдал непонятное:
- Оторгентор?
На этот короткий, но всё равно весьма неясный вопрос, Владимир вздохнул:
- Поможем, что ж не помочь то. Эх, ну почему соотечественники сегодня такие неприглядные, но это ведь не повод не помочь своим, правда? - подмигнул он Юре, - Не лебёдкой же тебя отсюда поднимать, - ехидно добавил он.
После вздохнул, подошёл к молодому человеку, грубо откатил его ногой от кучи блевотины и легко подхватил необъятное тело задрота под мышку. Что намекало - мышцы у Владимира действительно стальные. Майк, абсолютно без всяких стеснений, как мешок с сеном, взвалил на плечо мужчину, что постанывал рядом. А жрец в серой мантии по-отечески заботливо взял на руки девушку. Дальнейшие подробности Юра не увидел, так как от подобной переноски сознание его тело покинуло.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий