Огребенцы

Глава 11: Судьба, что решила за нас. (R)

 

Глава, в которой всё должно было закончиться, но вместо этого, взяло и началось.

 

Пояснение к миру: в этом мире существует телепортация, но в целом Администраторы занесли её в раздел «для личного пользования». Тем не мене не редкость «короткие» стационарные порталы, телепортирующие ловушки и монстры способные к небольшим «прыжкам». Кое-что даётся попаданцам на высоких уровнях. В общем, в рамках баланса наложенного Системой, артефакт которым обладает Чингисхан - эпическая по своей читерности вещь. Однако 100 уровень та ступень, после которой становится доступно очень многое, но даже с доступным, «финальный квест» может затянуться на годы.

 

***

 

Чингисхан стремительно приближался к западному побережью. Расставшись с товарищами, он так и не пожелал спуститься на землю и сейчас двигался к цели пользуясь исключительно городскими крышами. На практике, прыгание по черепице имело две тонкости: первая - необходимо было не угробить крышу при отталкивании, и вторая - не угробить её же при приземлении. Упомянутое выходило плохо. И мужчина тешил себя надеждой, что ради большого дела, гору побитой черепицы ему простят. Сократив таким образом путь и заодно оценив обстановку в городе, он очень скоро оказался на побережье.
Здесь, стоя у набережной, Чингисхан оттянул рукав с запястья, показав ночи изящный серебряный браслет, покрытый плотными рядами красноватых рун. Отдав артефакту мысленную команду, он начал терпеливо вглядываться в темноту моря. Наконец пиратский корабль огрызнулся новым залпом, открыв взгляду своё местоположение. Стоило ассасину увидеть цель, как руны на браслете пробежали цепочками алого сияния и мужчина исчез, в то же мгновение появившись на борту пиратского корабля. Но на верхней палубе он задержался недолго. Лишь обретя опору под ногами, Чингиз мысленно задал новую цель для телепортации и оказался на первой орудийной палубе.
- А ну ##### от орудий! - взревел он.
Пираты просьбе не вняли, пришлось «объяснять на пальцах».
На вышедшего из телепортации человека немедленно набросился пират из службы безопасности корабля, занося палаш для размашистого удара в шею.
Ассасин, быстрым и одновременно плавным движением, встретил нападающего ударом раскрытой ладони в грудь. Пират словно попал во встречный поток сжатого воздуха, отчего его тело сменило направление, отлетело и с леденящим душу хрустом, ударилось в опору палубного перекрытия.
Расправившись с нападающим, Чингиз воспользовался ментальной атакой, породив ужасающую ауру силы, от которой вся палуба охнула и застонала.
- Я не ясно выразился? Прекратить огонь! - рявкнул он ещё раз.
Убедившись, что его скромную просьбу приняли к рассмотрению, ассасин, уже без помощи браслета, отправился на вторую орудийную палубу. Применив один из своих боевых навыков, он ударил кулаком в доски перекрытия. Корабль тряхнуло, пол вокруг места удара превратился в труху и перестал существовать.
На второй орудийной палубе собрались ребята более сообразительные и никто кидаться на внезапно упавшего с потолка человека не стал, а лишь полторы сотни испуганных глаз засверлили гостя в белом плаще.
- Ваш кретин - капитан прогневал Богов, - закричал попаданец, обращаясь к присутствующим, что замерли у орудий, - очень советую вознести им хвалу за то, что они не взялись за вас лично. Кто старший?
По палубе прокатилась волна перешёптываний: пираты поняли, что перед ними заблудший, после помножили понятое на сказанное и увиденное, отчего мгновенно смекнули, что дела их плохи.
«Яйца» у старшего имелись, от дверей арсенала навстречу Чингисхану выскочил немолодой мужчина с истерзанным шрамами лицом и, волнуясь, выпалил:
- Я сэр! Вы заблудшая душа, да?
- В данный момент я очень недовольная душа! Кто сейчас на корабле главный?
- Да, конечно, минуту сэр, - волновался пират, - прошу за мной на верхнюю палубу, старший помощник Граг вас выслушает.
После, уже этот человек, громко продублировал сказанное ассасином ранее:
- Прекратить огонь!
Не прошло и двух минут, как Чингисхан, поумерив свою ужасающую ауру, стоя на досках полуюта, где коротко и строго вёл диалог с представительным усатым мужчиной.
И если Чингисхан, по сути, соблюдал максимальный нейтралитет, предпочитая оставаться в стороне от вопросов добра и зла, то его друзья оказались более пристрастны.
Паша по крышам не прыгал, а вполне себе бежал по дороге. Лучник уже повидался с Адьяа и коротко сообщив женщине суть их задания, направился к берегу. На всё про всё ему потребовалось минуты три, не более. Ещё Паше абсолютно не мешала темнота, так как старший следователь Иванов Павел Васильевич при жизни был человеком необычайно прозорливым, что не мешало ему иметь лёгкий и даже озорной характер. И в этом мире, его способность получать верную информацию буквально из воздуха, трансформировалась в очень хитрый магический навык. Ещё Паша очень не любил бандитов, особенно расстреливающих из пушек не в чём неповинные прибрежные города.
Добежав до набережной, он выхватил из заплечного чехла длинный составной лук и сделал странное. А именно, натянул в направлении пиратского корабля совершенно пустую тетиву. Однако отсутствие стрелы пиратов не спасло. Между рукоятью лука и рукой, что натянула тугую нить, возникла ослепительная полоска света и стоило лишь мужчине тетиву отпустить, как полоска эта, оставляя на водной глади световой шлейф, рванулась к кораблю.
На первой орудийной палубе группа из шести пиратов уже подкатила пушку к бойнице, готовясь синхронно выдать очередной залп по терзаемому ядрами городу. Но не успели. Орудие взбесилось, сорвалось с лафета и устремилось прочь от бойницы, крутясь, разрывая канаты и давя людей. Полёт оказался недолгим: пушка разнесла палубную опору и вломилась в противоположный борт. Прошло совсем немного времени, как подобная участь постигла второе орудие, что принесло немалые жертвы и разрушения. Очень скоро гнев попаданца сотого уровня ощутила на себе и вторая орудийная палуба, надо ли говорить, что пиратам на ней стало совершенно не до обстрела города.
Павел сделал шесть выстрелов, удовлетворённо оценил результат и решил было заканчивать, как на лице его отразилась некая мысль. Лучник достал разгрузки на груди большой сияющий кристалл карцибела, «вплавил» его в лук и на этот раз направил оружие в небо.
Карцибела высшего порядка у команды Чингисхана на данный момент хватало, чем до недавнего времени они похвастаться не могли. Хоть какая-то компенсация за потраченные расходные предметы и то сверхнапряжение, которое потребовалось для выцарапывания из лап чудовищных монстров предмета из финального комплекта. Да и кроме расходников в недавнем сражении потребовались весь их слаженность, сила и опыт и даже при этом, казалось, лишь удача позволила им победить.
На подготовку самого мощного из арсенала лучника умения понадобилось семьдесят две секунды. Но оно того стоило. В небо вырвался ослепительный поток длинных огненных полос. Полосы эти, взлетев на высоту около двухсот метров, осветили город и восхитительными дугами обрушились на корабль. Раздалась серия глухих ударов слившихся в единый треск, паруса судна вспыхнули, палубу залило ярким пламенем, которое озарило водную гладь ослепительной, но скоротечной вспышкой.
- Упс... - подытожил Павел.
Корабль начал тонуть...
В целом, ситуация в городе обстояла следующим образом: пираты, задача которых заключалась в разгроме вспомогательного форта на востоке города, свершили задуманное, после чего присоединились к своим коллегам на площади. Объединённые силы нападающих быстро закончили свои тёмные делишки в центре города, после чего соединились с отрядом удерживающим порт и прилегающую территорию. Здесь одна часть бандитов шерстила склады и суда у причалов, другая, самая большая, занималась сдерживанием защитников города, которые постепенно организовывались и подтягивались в район порта. А третья группа грузила добычу на лодки и уже готовилась переправить первую партию награбленного на ближайший из кораблей.
Вот только фрегат, чьи вместительные трюмы должна была заполнить первая часть добычи, с оглушительным грохотом перестал существовать.
Нападающих охватила паника. Пусть суда, приплывшие к берегам Митунга, были по местным меркам огромны, пираты прибыли сюда в некоторой тесноте. Плыть обратно предстояло буквально «на добыче», хоть пушки за борт выбрасывай. И здесь «жилплощадь» внезапно сократилась на треть! Несмотря на потери, бывалые и дисциплинированные головорезы быстро восстановили присутствие духа и принялись поспешно готовить к отплытию пузатый торговый галеон и небольшой корвет береговой охраны. За этим занятием в «прощальную свечу» превратился второй пиратский корабль, а третий тем временем подозрительно смолк.
Ситуации хуже в практике нападающих не случалось ни разу, однако, как оказалось, их неприятности лишь набирали обороты.
Дитрих, проанализировав свою часть работы, откровенно приуныл. Так как Павлу с Чингисханом цели достались грозные, но, по сути, одиночные, а его противники «расползлись» по весьма большой площади. Благо площадь эту постоянно ужимала городская гвардия, но она же добавляла новый геморрой - как бы не пришибить кого постороннего и не попортить ценное имущество.
Беспрепятственно минув место дислокации защитников города, немец торопливой походкой вышел к сооружениям порта. Остановившись посреди тёмной портовой улицы, он оценил обстановку. На текущий момент «линия фронта» между пиратами и защитниками города проходила в месте, где плотно примыкающие друг к другу ангары и склады заканчивались и начинались жилые строения. Порт являлся полузакрытой территорией, в которую вели несколько широких улиц, но, при этом, напрочь отсутствовали разные мелкие улочки и переулки. На ночь на выходах из порта становились караульные, что обеспечивало определённый контроль территории. Надо ли говорить, что подобная планировка играла сейчас нападающим на руку. Перекрыв упомянутые улицы баррикадами, пираты редкими арбалетными выстрелами отбивали желание их штурмовать.
Арбалетный болт, пущенный в Дитриха, можно бы было считать предупредительным, не попытайся он выбить немцу левый глаз. Но мужчина, смазавшись в воздухе, мгновенно сместился на метр в сторону.
- Эй, «Бармалеи», не стреляйте, поговорить надо! - громко прокричал он в сторону баррикады.
Вместо резонного вопроса, кто эти «бармалеи» такие и с чем их едят, от баррикады прилетел новый болт. Он пробил броню и поразил кричащего в сердце. Чудо, но на поленившегося увернуться немца меткий выстрел особого впечатления не произвёл, путь и показал, что броня того не последний магический артефакт. Прошли секунды, и снаряд упал на камни мостовой, выдавленный из темной поверхности доспехов необъяснимой силой.
[Эзедерис хортенас] - произнёс мужчина заклинание и провёл рукой перед собой, сотворив чуть колышущееся защитное поле, что тут же начало «отпружинивать» полетевшие в него арбалетные болты.
А после он выдал нечто, что никак не вязалось с магией, пусть и показывало, что с юмором у Дитриха всё в порядке.
[Инопланетные коты - переростки...]
Вообще произносить заклинание было необязательно, но словесная формула работала как некий рычаг, который позволял лучше сконцентрировать намерение на результате.
Тут же, после фразы этой, из поверхности дороги возникли две сотканные из мрака пантеры.
- Девочки, ваш «китикет» там, - указал Дитрих на баррикаду.
Призванные создания сорвались с места и метнулись в сторону пиратов. Прошли секунды и со стороны баррикады донеслись крики ужаса и боли. На что немец, явно игнорируя важность происходящего, уселся в позу лотоса прямо посреди дороги, достал из сумки на боку яблоко и принялся с аппетитом жевать его.
На середине процесса за спиной немца возник Паша.
- Эээ, а ты это, что такое делаешь? - осмотрев происходящее, подозрительно спросил лучник.
- Веду пассивные переговоры... - хрустнул яблоком Дитрих.
- Хм-м...
- Да ладно Паш, их там шестьсот человек! Не резать же их всех на самом деле...
- А чем, позволь спросить, твои пантеры сейчас занимаются?! Подозрительно смахивает на массовое истребление людей путём призыва магических тварей...
- Ну, они же не дети в конце концов, должны понимать, что когда идёшь резать других, есть солидный шанс что зарежут тебя, в общем карма и всё такое... Да ты не переживай, больше чем на пятьдесят человек за один призыв, пантер всё равно не хватит...
Паша вздохнул и выдал:
- Дай яблочко.
Со стороны порта доносились звуки нарастающей паники, из чего следовало, что магические создания направились в стан разбойников вовсе не за кошачьим кормом. Хотя смотря что под этим кормом сейчас понимать. Прошло около трёх минут и шум резни начал смолкать, а минутой после на землю навалилась давящая тишина.
Весьма скоро со стороны завала показался высокий сухой человек с блестящими непоседливыми глазами, от которого так и веяло страхом и безысходностью. Он оставил свою широкую шпагу у баррикады и, размахивая белой тряпкой, направился к попаданцам. По мере приближения к товарищам, которые расслабленно устроились посреди дороги, глаза его наполнялись какой-то непонятной дрожью и отчаянием.
- А этот не плох, завалил одну пантеру... - кивнул Дитрих на худосочного мужчину обращаясь к Паше, что стоял посреди дороги и подбородком упирался в плечо лука.
Волнуясь, пират подошёл к ним метров на десять.
- Это, я случайно утопил их вторую посудину... - виновато шепнул лучник Дитриху. - Не думал, что карцибел высшего порядка настолько усиливает навыки, ты с ним поосторожнее, ладно.
«Ганс» многозначительно посмотрел на Пашу.
- Что вы хотите!? - громко спросил пират.
- А что мы хотим? - почесал затылок Дитрих.
- Чтобы они бросили награбленное, загрузили свои задницы на баркасы и свалили отсюда к родным берегам, - шёпотом подсказал товарищу Паша.
- Вы живы только потому, что нам лень бегать за вами по всему порту! - громовым голосом возвестил «ганс». - Бросайте награбленное, грузите свои жопы на баркасы и чтобы через час вас здесь не было. Заодно вознесите хвалу Создателям, что они подрядили разбираться нас, а не принялись за дело лично. И больше никакого разбоя у этих берегов!
*Попаданцы называют Администраторов по-разному - Создатели, Боги, ГМы (Игровые мастера). В общем, в меру прижизненной испорченности. А местные обычно называют их Богами.
В подтверждение серьёзности сказанного, рядом с немцем из земли возникла новая пара яростно ощетинившихся Теневых пантер.
Пират, увидев их, стал белым как снег, а со стороны баррикады раздались стоны и крики ужаса.
Паша взглянул на пирата и добавил:
- Если вопросов нет, работай «Буратино», через час начало отопительного сезона.
Кто такой «Буратино» пират уточнять не стал.

 

***

 

Эрита открыла глаза. Сон принёс облегчение, о пережитом ночью напоминала лишь ноющая «заноза» в правом виске. В приоткрытое окно лился яркий полуденный свет, пели птицы, с берега доносилась приятная морская свежесть. И словно не было ночного кошмара, не было смерти человека, который был ей вторым отцом, и не погибли от рук пиратов более сотни жителей Митунга. Не было всего этого, а был лишь страшный и неприлично реальный сон.
Разум и воля не позволили найти облегчение в малодушном самообмане и безжалостно сообщили, что произошедшее реально и что с этой реальностью придётся жить дальше. От чего моментально стало очень тяжело. Не спасли от этой тяжести даже приятные размышления о «квадратном принце» в относительном хеппи-энде. И конечно же, по закону жанра, после всего пережитого Эрита должна была броситься в Юрины объятия и согласиться идти с ним на край света или, на худой конец, в интимный полумрак ближайшего сеновала. Но между законами жанра и местной реальностью лежала пропасть, и не в какие объятия дочка лорда бросаться не собиралась.
Нет, она действительно планировала поход вглубь материка, дабы узнать судьбу матери и по возможности встретиться с ней. При этом, будучи девушкой не глупой, не возлагала на эту встречу каких-либо высоких надежд и ожиданий. Скорее это был некий пункт в списке «жизнь без сожалений». Вот только впереди этого пункта стояло совершеннолетие, которое наступало в Виринтеле в двадцать три года. К тому же совместное приключение с попаданцами было невозможно по «техническим причинам», так как они буквально притягивали к себе всевозможные опасности и неприятности. Ведь Эрита, в отличие от них, не отправится после смерти в прохладу точки воскрешения. Для неё смерть означает бездну неизведанного и вовсе не обязательно хорошего.
Однако, как Юре за день до этого пришлось бежать в резиденцию лорда навстречу своей судьбе, так и Эрите пришлось отправиться в путь с четырьмя попаданцами из далёкой и загадочной России. Ведь, пусть выбор есть всегда, но иногда он настолько очевиден, что и нет его вовсе, этого иллюзорного и ускользающего из рук выбора.
Свет перед глазами Эриты запульсировал яркими вспышками. От пульсации этой она растерялась и прямо как Юра месяц назад, решила, что сходит с ума. Но от мотания головой шуршали только волосы, а не «осыпающийся с крыши шифер» и наконец, в процессе изучения этого странного явления, девушка закрыла глаза. Перед внутренним взором сразу же возникла светящаяся табличка, на которой прожилками яркого света были выведен весьма любопытный текст:

 

**
Время твоей матери в этом мире подходит к концу.
Хранители предлагают тебе задание:
Достигни Озаторга в компании заблудших, что покинут город в ближайшее время и мы - Хранители, обеспечим твою встречу с матерью.
Сопутствующее принятию задания следствие - получение особого статуса, временное включение в систему заблудших душ.
1) Принять задание.
2) Отклонить задание.
**

 

Конечно же следовало посоветоваться с отцом, но Эрита немедленно поняла, что всё это лишнее, так как выбор она сделала в тот момент, когда дочитала текст до конца. Чуть поэкспериментировав, она выбрала нужный пункт «меню»:

 

 

**
1) Принять задание.
**

 

Напрасно девушка думала, что её злоключения закончились, событие произошедшее спустя мгновение разделило всю её жизнь на до и после. И пусть Хранители приложили все доступные им усилия, чтобы облегчить процесс преобразования, паршивость пережитого оказалась далеко за гранью описуемого.
Эрита «распалась». Разделилось всё - душа и тело, чувства и разум, восприятие и «Я». Вся она разбилась на тысячу кусочков, каждый из которых мгновенно начал испытывать глубокую «боль» своей отдельности. Состояние распада оказалось столь неприятным, что захотелось закричать, заплакать, рвануть волосы, сделать хоть что-то в попытке отвлечься от невыносимой муки. А после её - «разобранную» начало протягивать через «иголочное ушко», сжимать, скручивать и «переделывать». Боль острее физической, страх глубже животного, тоска, что способна растворить душу, всё это слилось в едино и длилось одну короткую «вечность». А после Эрита собралась на холодном камне подземного склепа, и от пережитого у неё не осталось сил даже заплакать.

 

***

 

Марина была счастлива. Кое-кто наивно полагает, что счастье не совместимо с трудностями и неприятными переживаниями. За прошедшие сутки девушка нагляделась такого, от чего её маленький желудок не один раз выворачивало. Встреча с пиратами, что чуть не лишили её сознания и ценной кольчуги, оказалась лишь началом неприятных переживаний.
Строго говоря, нападение на Митунг оказалось довольно скоротечным. Пусть спланированность и слаженность пиратов оказалась на высоте, но сначала потеря одного корабля в результате Колиной авантюры и недвусмысленный намёк от команды Чингисхана после, заставили нападающих спешно убираться от берегов Митунга на оставшемся фрегате и пузатых весельных баркасах. Снарядить и вывести из порта более серьёзные суда пираты за отпущенный им час времени банально не успели. И ещё неизвестно, чем теперь закончится их путешествие до Орингела, на этих слабо приспособленных для дальнего плавания судёнышках.
А после было множество тяжелораненых и в том числе потерявших конечности людей. И Марина, что пришла в себя после нападения, мужественно таскалась за Адьяа хвостиком. Монголка просто и недвусмысленно объяснила ей, как быстро и эффективно поднять целительную магию на новый уровень. Способ был прост - смотреть, помогать и искренне желать помочь. С последним у Марины дела обстояли в порядке, а вот первое и второе далось с трудом. Жуткого вида раны, отрубленные конечности, переломы, умирающие от ран люди. В прочем, когда Адьяа спустилась в подземный лазарет, со смертями было оперативно покончено. Будущая целительница бледнела от страха и восхищения, наблюдая как женщина возвращает к жизни смертельно раненых. Вот только утраченные конечности местная магия восстанавливать не могла, да и вообще выглядело исцеление совсем не волшебно, без всяких там вспышек, искр и прочих фэнтезийных атрибутов.
Далее, под руководством уставшей монголки, Марина оказывала помощь людям получившим лёгкие ранения, что с новым посохом удавалось на удивление хорошо, так как со «Звездой севера», заряженной камнем ментальной силы высшего порядка, собственной маны тратилось всего ничего, а сила магии увеличивалась многократно.
Итого, ночью поспать не удалось. Не удалось поспать и днём, ведь с утра в местный госпиталь доставили Юру с чудовищным кровоподтёком на груди и довольного до нельзя Колю с посечённым лицом. Отчего волновалась Марина крайне. В результате заснула девушка лишь на следующий вечер, а проснулась почему-то невероятно счастливым человеком. И сейчас, обнимая свой новый посох и сияя невидимым свечением, она шла по улице, привлекая внимание прохожих тем, что периодически останавливалась, закрывала глаза и в сотый раз за сегодня перечитывала свой статус.

 

**
Уровень 1.
Ментальная сила - новичок. Сосредоточение - новичок.
Сила: - 1 (+1)
Ловкость: - 1 (+1)
Телосложение: - 2 (+2)
Интеллект: - 1
Удача: - 0
Обаяние: - 2
Поддержка богов: - 5
Навыки: - целитель - начинающий(повышение); мастер душевной гармонии - новичок(новое); магия барьеров - новичок(новое).
**
Чёрный наблюдатель: - Теперь все парни твои...
Белый наблюдатель: - Молодец, так держать!
**

 

Конечно ещё предстояло выяснить, что означает навык «мастер душевной гармонии - новичок», но Марина чувствовала себя настоящим героем фэнтези, с положенными такому герою магическими способностями.
И сейчас, пройдя очередную сотню метров от общежития до храма, девушка подпрыгнула от счастья, остановилась и ещё раз перечитала свой статус.
После она запрыгала на тротуаре, буквально распыляя вокруг себя нечто радостное, отчего прохожие вынуждены были искренне заулыбаться. Пройдя ещё метров двести, Марина опять остановилась, решив в очередной раз проверить, не пропали ли заветные навыки, но кроме навыков добавилось кое-что ещё и это кое-что явно выглядело весьма важным.

 

 

**
Внимание!
Хранители объявляют вашу группу постоянной и переводят её в статус команды.
Число членов команды: постоянных - 4, временных - 1.
Внимание!
Хранители предлагают вам задание:
В течение трёх месяцев достигните Озоторга самостоятельно.
Награда за выполнение задания: опыт и доступ к боевым навыкам.
Бонус за принятие задания - малая сумка иного измерения.
**

 

От увиденного Марина охнула, подпрыгнула и кинулась к зданию храма, в огромном подвале которого сейчас находился временный госпиталь. Добежав до цели, девушка ураганом залетела в здание, юркнула в проход ведущий в подвал и, петляя между монахами и родственниками пострадавших, спустилась в основной подземный зал, который ещё вчера был заполнен ранеными под завязку, а сегодня пострадавших осталось человек пятнадцать, не более.
Проскочив между койками, она забежала в небольшой проход, поднялась по короткой лесенке и оказалась в длинном, залитом магическим светом коридоре, в стенах которого через равные промежутки имелись деревянные двери. Найдя нужную, Марина оказалась в помещении похожем на больничную палату. Палата эта была персональная - Юрина. Здесь, за исключением главного пациента, сидел ухмыляющийся перебинтованным лицом Коля, а на стуле у стены покачивался Женя. На ещё одной кровати сидела счастливая Туен. Кореянка также поработала сестрой милосердия на полставки, но счастлива была вовсе не из-за этого. Девушка успела пообщаться с неким Пашей, пришедшим вчера проведать Адьяа. И Паша этот, как оказалось, прекрасно говорил по-корейски и успел Туен многое рассказать и объяснить.
- Кве-е-ест! - закричала Марина, задействовав «вторую громкость».
Будь сейчас в комнате стёкла, вылетели бы они к известной матери.
Женя яростно зашикал на крикунью, но было поздно, Юра проснулся и как положено после полноценного приключения - застонал.
Философ вздохнул и укоризненным взглядом посмотрел на принявшую виноватый вид Марину.
- Да ладно, - протянул Коля, - наш «Квадроид» уже вторые сутки спит, как бы не упархал от нас раньше времени.
- Мде йяя? - прогундел, коверкая слова, молодой человек.
- Где, где, - взялся уточнять гопник, - в подземном пункте скорой помощи. Из морга тебя уже выписали, говорят слишком тёплый, морозилка не справляется...
- Ребята, посмотрите статус, у вас квест есть? - зачем-то шёпотом спросила Марина.
От услышанного Коля с Женей забыли про Юру и немедленно закрыли глаза.
- А кто временный? - с любопытством спросил Коля и посмотрел на Туен.
Женя на этот взгляд отрицательно покачал головой.
- Нет, временный член группы - там, - кивнул он куда-то верх. - Вы разве не чувствуете? - вопросительно оглядел он присутствующих.
Марина замотала головой, гопник на несколько секунд превратился в одну большую чуйку, но по виду, безрезультатно.
- Ладно, я вас потом научу, - пообещал философ. - В общем, «ощущение» члена группы - это некое знание о направлении и расстоянии до товарища. Я чувствовал нечто подобное и ранее, но сейчас оно стало на порядок отчётливее.
- Это всё прекрасно, - поморщился сквозь бинты Коля, - вот только принимать ли нам этот квест или нет?
- Принимайте, - внезапно послышался позади стоящей в проходе Марины незнакомый голос.
Вслед за голосом из невидимости вышел высокий человек в белом кожаном плаще. Капюшон, что так любил носить Чингисхан, сейчас был снят, открывая его красивое кавказское лицо с небольшой бородкой и короткими тёмными волосами.
Коля ещё раз доказал, что наравне с деревенским мыслителем знающим Пушкина, он, тем не менее, самый натуральный гопник, так как побледнел даже сквозь бинты и на каких-то дремавших ранее автоматизмах психики выдал:
- Жека, чеченцы в городе! Собирай братву!
Правда при чём здесь философ и где упомянутую братву брать, гопник не уточнил.
Чингисхан вздохнул, отщёлкнул от пояса хитрый арбалет, положил оружие на кровать рядом с Туен, а сам взял свободный стул, коих в помещении имелось несколько, поставил его рядом с кроватью, сел и, подняв руку, махнул всем:
- Привет.
Коля тем временем краснел как рак, понимая, что слегка отморозился.
- Ценный совет «на дорожку», - продолжил Чингисхан, - если Хранители что-то предлагают, лучше соглашаться. Но не спешите делать предложенное по их сценарию: эти ребята обязательно постараются затащить вас в самую задницу. Старайтесь работать своей головой и идти к поставленной цели собственным путём. Что, конечно, будет удаваться далеко не всегда.
- Что за боевые навыки? - с ходу уточнил Женя информацию по награде за квест.
Чингисхан, не вставая, ловко наклонился и подтянул к себе свободный стул. После выбросил из закреплённого на левой руке устройства клинок сантиметров сорока. Этим клинком, с самого скромного размаха, он ударил по спинке стула. Лезвие оказалось не только довольно тонким, но и невероятно острым, так как от самого лёгкого усилия, погрузилось в дерево почти на сантиметр.
- Это обычный удар, - пояснил ассасин, - а это...
Он отвёл лезвие и плавным движением, без всякого усилия, укоротил спинку стула на несколько сантиметров, срезав «стружку» словно снимая слой масла раскалённым ножом.
- Боевой навык, - закончил демонстрацию мужчина. - В моём случае, что дерево, что средняя сталь, разницы не будет, разрежет как масло. Хотя на 30 уровне, когда появляется доступ к боевым навыкам, они выглядят куда скромнее.
- А вы можете сказать, сколько требуется времени, чтобы добраться до 30 уровня? - вкрадчиво спросил Женя.
- Можно на ты, - произнёс Чингиз и задумался. - По-разному, от пяти до пятнадцати лет, - наконец ответил он и продолжил: - Сложность не только в том, чтобы взять уровень, но и в том, чтобы его удержать. Ведь при смерти теряется ровно один уровень независимо от текущего.
Все в комнате охнули, а Юра так просто застонал. Пусть его кости и срастили магией, это не значило, что они не болели и охать было откровенно больно.
- Ладно, я здесь не за этим, - коротко прервал расспросы Чингисхан. - Да и в этом мире лучше во всём разбираться самим или совместно с людьми близкими по уровню, планка следующая... - мужчина задумался, словно боясь ошибиться.
- Мы знаем, - вставил Женя, - плюс - минус пять уровней, нам Владимир с Майком рассказывали.
- Белобрысый мечник и негр - ассасин? - уточнил Чингисхан.
Философ кивнул.
- Ооо! - восхитился Чингисхан, - и что этот черножопый с «электровеником» здесь забыли?
- Кто тут ещё черножопый, - пробурчал Коля.
Женя на это шикнул, а Чингисхан бросил на гопника такой взгляд, что тот чуть не расплавился. Но после Чингиз вздохнул:
- Вообще да, не хорошо так Майкла называть, но я по-дружески, мы давно знакомы. Эти двое, и Кристофер с Наташей, очень серьёзные ребята. Если моя команда собирает «Четыре сокровища воли», то их текущее задание: «Битва за замок». Это некая альтернатива сбора Финальных сетов, довольно сложная альтернатива, и, тем не менее, я уверен, они с ней справятся. Не просите подробностей.
- Что за «Четыре сокровища»? - «проснулся» Юра.
- За этим я к вам и пришёл. Вы, ребята, в такой жопе, даже слова подобрать трудно.
Ассасин обвёл взглядом притихших попаданцев и продолжил:
- Выбраться из этого мира можно двумя способами. Первый - просто подняться к свету и для многих это, спустя годы здесь, не проблема. Например, Адьяа и Паша из моей группы могут сделать это в любой момент. Но они твёрдо решили помогать мне и Дитриху до последнего. Второй способ - это полететь «дальше» от ускоряющего пинка Хранителя, который можно получить, выполнив весьма сложное задание. Одна из разновидностей заданий - сборка четырёх могущественных артефактов, что дают силу бросить вызов хозяевам этого мира и в сражении с ними выцарапать «заветный билет». И в вашей команде один такой артефакт имеется... - многозначительно произнёс Чингисхан и посмотрел на Юру.
Юра от услышанного побледнел и заволновался.
- А может его, это, выкинуть?.. - нерешительно предложил молодой человек.
- Выкинуть его не так просто, да и зачем, - продолжил Чингиз, - ведь это... Кстати, а что вам досталось? - уточнил мужчина.
- Арбалет, - оживился Юра и принялся оглядываться по сторонам, что-то настойчиво ища.
- Он в ящике, в общежитии, - успокоил его Женя. - А как вообще могло получиться, что Юра стал обладателем подобного?
- Я думал об этом, - поморщил лоб Чингиз, - скорее всего случайность. Три из четырёх предметов комплекта обычно находятся в подземных или воздушных храмах, а один необходимо просто найти, имея лишь самые общие знания о его местоположении. А-ля тест на поисковые навыки, которые порой приходится срочно развивать. Артефакты в храмах обычно очень хорошо охраняются. Я бы сказал не ху...
Ассасин запнулся и покосился на Марину, не став уточнять насколько хорошо они охраняются, дабы не травмировать слух девушки.
- Так вот, - продолжил он, - сбор «Четырёх сокровищ» обычно осложняется тем, что до привязки комплекта к участнику или группе, возможна внутренняя конкуренция среди заблудших. То есть, пока артефакт не привязан Хранителями к вашей группе, его может перехватить другая группа. Обычно в такой ситуации, Хранители дают пару месяцев на «мордобой» служащий целью отобрать предмет у конкурентов.
- Мне казалось, что в этом мире недопустимы всякие гадости по отношению друг к другу, - удивился Женя.
- Правильно казалось, - кивнул Чингиз. - Но с чего ты взял, что стремление к силе и соревновательная конкуренция - это то же, что подлость и нож в спину. Запомните, слово толерантность в этом мире синоним ругательству. Станьте лучше, быстрее, сильнее других, но не ради превосходства над ближним, а ради превосходства над собой вчерашним. В общем, здоровая конкуренция допускается и приветствуется, а вот откровенное подсиралово карается. Но мы отвлекаемся. Да и вам подобное уже не грозит, вы перешли сразу ко второй части неприятностей. Когда комплект привязан к заблудшим, Хранители выдают задание на тот же комплект команде высокоуровневых демонов. И тут начинается такая «жара», что хоть сам себе могилу копай.
- Кто такие эти демоны? - с интересом спросил Коля.
- Они вроде нас - людей, но из других миров, вероятно более развитых в нравственном и духовном плане. Могу предположить, что у них в обществе нет того дерьма, в котором мы с поросячьим визгом барахтаемся, искренне считая, что всё так и должно быть. Если нас отправляют сюда «отмываться» и нарабатывать опыт положительный, то их засылают в этот мир добирать опыт отрицательный. Смешно, но выходит, что жизнь можно просрать не только впяливаясь в монитор, но и проведя её в благостных медитациях, а может и не так всё, кто знает. Но не обманывайтесь их прижизненной «хорошестью», упомянутый отрицательный опыт они добирают с огоньком. Уж не знаю, как их мотивируют на всякие гадости, но эти ребята в них соображают. Сами всё узнаете в своё время, не так всё просто с этими демонами. Просто держите в уме, что с этого момента они могут заявиться за арбалетом в любой момент. И я очень надеюсь, что Хранители подберут вам равных противников, но, зная Хранителей, надежда моя блекнет и тает.
- А если просто отдать арбалет? - пролепетал Юра.
- С одной стороны владение этим арбалетом действительно большой геморрой, - кивнул Чингисхан, - а с другой, невероятная удача и шанс выбраться из этого мира лет так на двадцать раньше. Вот только чтобы этим шансом воспользоваться, вам надо не «ждать у моря погоды», а брать «руки в ноги» и идти, как там говорят эти олухи - качаться.
- Но здесь вроде не так уж и плохо, - задумчиво произнёс Женя. - По крайней мере, пока упомянутые Хранители тобой довольны.
Чингисхан покачал головой.
- Знаете, я вам немного завидую: первый десяток лет в этом мире во многом счастливое время, пусть и полное суровых испытаний. Но человек сложное создание, не только боль и страдания двигают нас вперёд. С каждым годом проведённым в этом месте, в вас будет крепнуть неописуемая ностальгия, тяга, тоска по месту, лежащему там, впереди. Я не хочу сказать, что каждый день со временем превратится во что-то плохое, нет. Но зов этот будет очень силён, словно какая-то часть вас самих ждёт где-то там - дальше. Часть, без которой полнота недостижима. Бесполезно это описывать, - вдохнул ассасин, - сами поймёте, когда придёт время.
После, словно прощаясь, мужчина оглядел собравшихся, кивнул и, оттянув рукав правой руки, оголил удивительной красоты и изящества браслет.
- Вы уж извините, никогда не был сторонником долгих прощаний, - улыбнулся он.
Руны на браслете вспыхнули и Чингисхан с тихим хлопком исчез, заставив товарищей охнуть от неожиданности. Что интересно, вместе с ассасином исчез и лежащий рядом с Туен арбалет.
- М-да, - протянул Коля, - ну так что, принимаем «Квест»?
Словно сговорившись, попаданцы погрузились в молчание.
- Я за, я обещал! - наконец необычайно серьёзно произнёс Юра, не разъяснив правда кому и что он обещал.
- Коля встал со стула, подошёл к кровати, на которой сидела Туен, вынул из-под подушки большой широкий кинжал в красивых ножнах и, подойдя к Юре, бросил оружие молодому человеку на грудь. Бросок, явно рассчитанный, выдавил из лежащего стон боли.
- Держи - ништяк. Магический, между прочим. Я тебе ещё свой комплект супер вора покажу, закачаешься. Ну и это, я типа тоже за квест.
- И я, - запрыгала Марина.
- Ох, пустые ваши головы, - скривился Женя, - вы хоть представляете с какими опасностями это связанно?! К тому же нам ещё необходимо посоветоваться с пятым членом отряда.
- Я согласна, - раздался от входа немного взволнованный голос.
На пороге стояла Эрита. Она сжимала в руках небольшую наплечную сумку и застенчиво улыбалась.
- И что мне с вами делать, - вздохнул Женя.
Философ, в отличие от остальных, не удивился Эрите совершенно.
- Вперёд к приключениям, чтоб их, - подытожил он.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий