Огребенцы

Глава 10: Сдаться или умереть. (R)

 

Глава, в которой Юра просыпается.

 

«Нет, это идиотизм полный, как такое вообще может быть?!»
Юра лежал на кровати и размышлял. Он попытался было выбросить из головы взволновавший его разговор, но это не вышло: услышанное во время встречи с Эритой никак не хотело покидать сознание.
«Да нет, не может такого быть, бред какой-то!» - повторился молодой человек в немом восклицании.
С момента примечательного ужина прошла почти неделя. И Юра действительно узнал, чем увлекается дочка местного лорда. Вот только в вопросе сближения полученные знания помогли мало, так как слабоват был бывший геймер в магии, фехтовании и верховой езде.
«Может она что-то напутала?!»
Но ответить на этот вопрос было некому, и Юра решил переключить мысли на менее будоражащие разум темы.
«Нет, ну это всё равно уму непостижимо!» - сорвался на новое восклицание внутренний монолог.
Да, ему было семнадцать лет - тот возраст, когда серьёзные темы в голове не задерживаются, да и всё в жизни кажется правильным. Это пусть старпёры вздыхают, что раньше было лучше и как надо. У молодых всё как надо здесь и сейчас, так как сравнивать не с чем и главное некогда. Но одна мысль о том, что на пятидесятом уровне в этом мире могут выдать квест, по которому надо закадрить красавца - мужчину и родить от него ребёнка, то есть её - Эриту, отбивала сон целиком и полностью.
«Это ##### какой-то...» - подытожил Юра.
Невозмутимый Женя на такое спокойно заявил:
- Вероятно в этом мире нас заставляют добирать опыт, который мы не получили при жизни из-за отвлечения на всякую ерунду. А какой опыт недополучил ты? - подмигнул Юре философ.
Пока из происходящего следовало, что недополучил Юра трандюлей. Состава так три... И вон, ещё на тележке следом везут немного, не поместилось.
Ещё обидно было то, что он - Юра, в той беседе в основном помалкивал. Говорил в основном Женя и, как ни странно, Коля. Гопник недвусмысленно намекнул, что он - гопник с секретом, или «Гопник редкий - сильно развитый». Оказалось, что он знает наизусть массу стихов Пушкина. То есть выходило, что сельские гопники Пушкина знают, а суровые геймеры нет. И декламируя эти стихи, Коля умудрился выдавить слезу у Артура и Эриты, так как Русский язык «в руках» Пушкина оказывается невероятно хорош.
«Ладно, - вздохнул Юра, - всё равно мне с Эритой не по пути и надо с этими вздохами завязывать».
На этом, довольно мудром решении, он заснул крепким, почти беспробудным местным сном.

 

**

 

- Юра-а-а! Юра! Да просыпайся ты наконец! - чуть ли не плакала Марина, тряся и расталкивая спящего. - На город напали!
- А-м-м-м, У-м-м-м, - бормотал молодой человек, не желая выныривать из упоительного спокойствия.
Но вернуться в спальню общежития всё-таки пришлось.
- М-м-м?
- Не м-у-у-у, а собирайся давай!
Молодой человек зевнул, сдёрнул с себя одеяло и сел на кровати. Девушка на это возмущённо пискнула и быстро отвернулась.
Пребывающий в сонной контузии Юра начал оглядываться и обнаружил себя сидящим на матрасе в голом виде. Рядом, спиной к нему, стояла насупившаяся Марина и что-то недовольно ворчала.
- Что стряслось? - попаданец осмотрел полумрак комнаты и принялся натягивать на себя балахон.
Койка Жени, что обычно спал у окна, оказалась пуста. И дабы придать вес Марининому ответу, со стороны моря донеслось непонятное бухтение. Что-то вроде громких, но далёких выстрелов.
- На город напали с моря, я не знаю подробностей. Меня разбудила Туен, она ждёт нас у выхода из здания.
Стоило девушке закончить фразу, как в открытую дверь спальни вбежал взволнованный жрец и, яростно жестикулируя, начал указывать руками в сторону выхода.
- Напали? - растерянно переспросил Юра. - А нам это, защищаться не надо?
Данный вопрос ввёл Марину в ступор. Действительно, вроде бы попаданцам, как лицам гражданским, необходимо спрятаться, и надеятся на действия лиц военных. С другой стороны, из обрывков информации следовало, что лица они вроде уже не гражданские, а какие-то третьи - непонятные. Прикинув свои боевые возможности, девушка яростно замотала головой и ответила:
- Прятаться надо Юра, что мы сделаем...
Здесь молодой человек понял, что действительно влюбился, ну или как минимум крепко запал, так как подсознание мгновенно достало с полки образ Эриты и подняло вопрос о необходимости озаботиться её судьбой. Здравый смысл подобные глупости немедленно пресёк, резонно заявив, что желающие озаботиться судьбой дочери лорда найдутся и возможностей свою заботу реализовать, у них будет поболее чем у него. Как минимум для этой роли существовали родители и вооружённая до зубов охрана резиденции. Однако бежать спасать «принцессу» всё-таки пришлось.
- Надо посмотреть, что пишут Наблюдатели, - чуть подумав, произнёс Юра и закрыл глаза.
Наблюдатели озадачили. Нехорошо озадачили...

 

**
Чёрный наблюдатель: - Сегодня умрёшь либо ты, либо Эрита...
Белый наблюдатель: - Отсиживаться не стоит.
**

 

Какое-то время Юра тупил. Наконец «шестерни закрутились».
«Я ведь здесь не умру насовсем, да?» - растерянно подумал он.
- Идём уже! - поторопила его взволнованная Марина.
- Что пишут твои наблюдатели? - натягивая ботинки, спросил её молодой человек.
Девушка от этого вопроса подвисла, но после закрыла глаза.
- Пишут:

 

**
Чёрный наблюдатель: - Колю бы поддержать и не только морально...
Белый наблюдатель: - На улице опасно.
**

 

Юра, победив ботинки, принялся чесать голову, после обратился к Марине:
- Это, помнишь мы обсуждали за ужином, что при смерти временные бонусы скорее всего сгорят. Как у тебя дела со сном?
- Ты же знаешь, хорошо.
Товарищи, обсудив недавно вопрос местного сна, с удивлением обнаружили, что Марина по ночам практически не «мучается». Когда она начинала бездельничать, тьма внизу становится более пугающей и враждебной, но не более. Обычно же, девушка просто поднималась повыше от неприятной во всех отношениях бездны и в блаженстве отсыпалась до утра. А о вызывающих ледяной ужас щупальцах она вообще узнала исключительно от товарищей.
- Женя с Колей также говорили, что спят нормально, - подытожил Юра, - а вот у Туен, похоже, всё плохо. Ты наверно это, передай свой бонус Коле, а я свой передам Туен. Заодно выясним, как оно работает.
Марина кивнула и закрыла глаза. То же сделал и Юра. Внезапно табличка статуса ярко мигнула и в ней появилась новая строка.

 

**
Ваша удача увеличена на 1. Время действия бонуса - одни астрономические сутки.
**

 

И действительно, показатель удачи увеличился до четырёх.
- Коля только что передал мне свой бонус! - выпалил молодой человек, оторвав девушку от процесса созерцания статуса.
Марина на это захлопала глазами.
- Значит всё серьёзно, - чуть подумав, подытожила она. - И ты правильно говоришь, надо перечислять.
Молодые люди опять закрыли глаза и принялись осваивать возможности местного «интерфейса». Всё оказалось просто, однако Юра пыхтел над передачей бонуса минут пять, правда, исключительно из-за страха что-то напутать. Наконец, после сосредоточения на надписи и представления симпатичного личика кореянки, табличка подмигнула вспышкой и его бонус исчез. Марина давно управилась со своим и с нетерпением ждала товарища.
Закончив, Юра вскочил с кровати и принялся собираться. Впрочем, сборы заключались в том, что он одел на плечо сумку, взял фиал, вынул из-под матраса «золото партии», точнее совместные запасы карцибела, закинул всё это в сумку, после взял Арбалет и два десятка болтов к нему. Пошаманив над крышкой приклада, попаданец закинул в артефакт четыре шарика карцибела добытых с портовых «крыс», чего по его расчёту должно было хватить на шесть - семь выстрелов.
- Ты что? - охнула девушка, наблюдая акт боевой подготовки.
- Марин, - серьёзно, но неуверенно, начал Юра, - у меня что-то вроде одиночного квеста от Наблюдателей. Я это, сбегаю кое-куда, а потом к вам вернусь. Но ты со жрецом иди, ладно...
Ничего более не слушая, молодой человек бросился к двери, столкнувшись в ней с Туен, которая посмотрела на него удивлёнными и слегка испуганными глазами.
На происходящее глядел удивлённый жрец, который дожидался их сборов. Как-либо задерживать Юру он не стал. Марина на такое поведение товарища недовольно сжала кулаки и ринулась в женскую спальню одевать кольчугу, которую ей, в смеси гордости и мук жадности, недавно передал во временное владение Юра.

 

***

 

«Нет, ну это надо такое выкинуть! «Квестик» ему, видите ли, выдали...» - кипятилась про себя Марина, спеша на северо-запад города. Туда, где богатой отделкой красовались особняки состоятельных граждан.
Девушка она была не глупая и прекрасно понимала, куда отправился «герой - любовник».
Корень её возмущений крылся не в положенной закону жанра неразделённой любви. Не было её и всё тут. Просто Марина была очень доброй и отзывчивой девушкой и откровенно переживала за товарища. Заодно, начинающая целительница не осознавала всю серьёзность происходящей ситуации: ну бухает что-то в порту и бухает, пусть местные разбираются, а она лишь сбегает в район знати, убедиться что с Юрой всё в порядке и только.
По упомянутой выше причине, лишь только Юра ушёл, девушка поднялась в женскую спальню и надела на себя кольчугу, отчего немедленно превратилась в блестящую свечку. Дабы нежелательный блеск скрыть, поверх кольчуги была накинута тонкая шерстяная накидка. После она схватила обломок посоха или точнее просто короткий посох, который Женя в мастерской чуть обрезал, устранив место грубого слома, и слегка придал окончанию округлую форму, после чего артефакт частично вернул свои свойства. Смысл в посохе имелся, ведь стоило взять его в руки, как расход маны снижался, время применения магии сокращалось и ко всему уменьшалось требование к концентрации. Да и на край можно было врага по лбу треснуть, что в случае Марины, с её метр шестьдесят роста и сорока килограммами веса, тот ещё фокус.
И сейчас, поглощённая смесью возмущения, нетерпения и страха попаданка летела к поместью. Пушки то грохочут. И знать бы ей, что ещё до первого залпа к берегу пристали два отряда нападающих, из которых один, человек в триста, высадился западнее порта, там, где высокая набережная заканчивалась, и начинался пологий берег моря. Задача данного отряда заключалась в блокировании квартала богатых граждан и взятии заложников. Ведь квартал знати связи с подземными коммуникациями не имел, и требовалось перехватить добычу до того, как «птичка упорхнёт из клетки». Вторая группа, около двухсот пятидесяти человек, получив сигнал от отряда ассасинов, которые безжалостно вырезали гарнизон форта, высадилась на территорию порта.
И ладно бы на этом всё, но чуть позже, с началом обстрела, третья группа из двух сотен пиратов высадились на восточной окраине города. Быстро приведя в техническую негодность пушки восточного вспомогательного форта, они, быстрым маршем через город, достигли ратуши, дабы заняться транспортировкой её архива в порт, который, к тому времени, должен основательно перетряхнуть занявший его ранее отряд. Город в целом пиратов не интересовал совершенно: зачем лить ненужную кровь, да и лишний раз рисковать собой. Основными целями значились ратуша, порт и район знати.
В общем, Юре «досталось разбираться» примерно с тремя сотнями нападающих, а Марина уверенно двигалась навстречу тем двум сотням, задача которых заключалась в быстром и по возможности тихом, захвате Ратуши и подготовке к выносу массы важных государственных документов. По этим, вроде бы посредственным хозяйственным бумажкам, имелась возможность весьма чётко понять положение дел в королевстве. И за морем кое-кто сильно хотел с этим положением ознакомиться. Да и много всего прочего в ратуше имелось, например, отделение королевского банка и городское казначейство. Но Марина всего этого не знала, поэтому бежала прямиком навстречу опасности, так как удобная дорога, что вела к цели, проходила как раз через главную площадь, у которой, собственно, и стояла ратуша.
«Как там Женя с Колей, надеюсь, ни во что опасное не влезли?» - волновалась девушка, быстро двигаясь в нужном направлении.
Улица была безлюдна, яркие фонари стояли лишь по одну сторону дороги, разделяя тротуар и мостовую. Хотя светило городское освещение достойно, но через каждые метров двадцать имелся пятачок тени, куда свет не доставал. И почти перед самой площадью, в одном из таких тёмных пятачков с девушкой приключилась большая неприятность.
Из темноты возник силуэт, и не успела Марина охнуть, как её шею ловко перехватила крепкая мужская рука, сильно пережав предплечьем горло. Вторая рука напавшего схватила и сжала тоненькую ручку девушки, в которой находился посох. Сжимающий явно перестарался: надави он чуть сильнее и тонкие кости однозначно бы сломались. Но и этого хватило, чтобы попаданка раскрыла рот в немом крике боли и выронила посох на землю.
Всё произошло столь стремительно, что бегунья не сразу поняла, что оказалась схваченной.
- Оторос им? - приглушённо рявкнул мужчина что-то непонятное и чуть ослабил хватку, давая лёгким хоть какой-то доступ к кислороду.
В ту же секунду перед Мариной возник второй мужчина в чёрной кожаной броне с множеством воронёных металлических накладок на уязвимых местах. На одном боку у мужчины висел длинный палаш, а на другом, в специальном чехле, дубинка, разительно напоминающая инструмент земных полицейских.
Этот - второй, быстро и ловко подхватил упавший посох, а первый тем временем оттащил девушку поближе к стене дома, туда, где тень была значительно гуще. Пират презрительно осмотрел обломок магического артефакта и не найдя его ценным, осторожно положил на землю, а после оттолкнул ногой к стене дома.
- Зингерис остама... - кивком указал он первому на Марину, видимо имея в виду какие-то подробности.
Держащий пленницу за шею, грубо отдёрнул ворот её накидки, оголив поверхность блестящей кольчуги из мелких звеньев. На что второй кивнул, вытащил из-за пояса дубинку и незамедлительно направился к Марине.
Имелись среди пиратов всякие, да и все они являлись бывалыми головорезами. Однако сейчас никакого похотливого насилия не предвиделось. Пират лишь хотел оглушить девушку ударом дубинки по голове, дабы спокойно снять ценную броню, а после оставить оглушённое тело дожидаться рассвета в ближайшем тёмном переулке. Пусть это и звучит не особо страшно, ничем хорошим, конечно же, не является. Вот только Марина таких подробностей не знала, и в голове её замелькали всякие ужасные сцены, от которых невольно захотелось вскрикнуть. Намерение это держащий её мужчина почувствовал и мгновенно сжал шею пленницы сверх меры.
Страх, ужас, паника - перечисленные эмоции мгновенно сплелись в Марине в один клубок. Сжимающим детонатором в этот сгусток вошло чувство глубокого бессилия. А после возникло острое желание, чтобы эти страшные люди немедленно убрались прочь, подальше, с глаз долой! И желание это активировало запал бессилия.
От маленького тельца девушки ринулась ударная волна. Руку сжимающего её шею пирата отбросило, а следом отбросило и его тело. Одновременно с этим вверх отлетела рука с дубинкой, что уже приближалась к голове схваченной. Пиратов отшвырнуло на несколько метров, и они покатились по брусчатке мостовой.
Марина слабо понимала, что произошло, под грузом шока и сильного ментального опустошения, она опустилась на поверхность дороги, сжала руками колени и жалобно завсхлипывала.
Из тени следующего к площади дома, выскочили трое мужчин и бросились к месту происшествия, намереваясь помочь отброшенным. Однако напавшие на девушку пираты даже не были ранены, их просто отбросило в сторону и не более. Тот из них, который собирался ударить Марину по голове, ловко вскочил, подхватил дубинку и, моментально оценив ситуацию, подал жест приближающейся от площади подмоге. Ведь двое из бегущих к нему пиратов держали в руках взведённые арбалеты и уже собирались всадить в Марину пару арбалетных болтов.
Надо заметить, что данный жест спас мужчинам жизнь, пусть они об этом пока не догадывались.
Пират с дубинкой направился к девушке, собираясь наконец оглушить её и закончить этот, пошедший не по сценарию, инцидент.
Тук, тук, тук... - громко процокали по поверхности камня удары чего-то твёрдого. Внимание пиратов мгновенно переключилось на высокую женщину восточной внешности. Новая участница событий возникла буквально из ниоткуда и сейчас стояла немного позади мужчин и шокированной Марины.
Адьяа была красива. Она имела вытянутое лицо, резкие скулы, а правильные нос и рот венчала тонкая параллельная линия глаз. Внешность её располагала к строгости, но часто эта высокая стройная женщина банально капризничала. Имелась у неё такая плохая черта. Капризы эти не шли ей совершенно, да и, признаться, почти всегда были сильно наигранны. Но когда она была серьёзна, лицо её усиливало эту серьёзность многократно. И сейчас Адьяа была очень серьёзна. Пираты в этом не сомневались. Вот только выводы сделали неверные.
Стукнула тетива двух арбалетов. Дистанция стороны разделяла скромная, метров двадцать. Да и тренировались арбалетчики побольше Юриного. Один болт летел женщине в голову, второй в сердце и оба болта Адьяа отбила брезгливым движением посоха, банально выставив его на пути полёта стрел. Блок оказался столь выверенным, что стрелы, стукнувшись о посох, отскочили и безвольно упали у ног женщины, что явилось для бандитов нехорошим звоночком, так как инерция арбалетного болта дело серьёзное и посохами такие болты обычно не отбивают.
Но долго раздумывать над увиденным пираты не смогли: Адьяа дала волю гневу. Посох поднялся и коротко ударил о камень мостовой. Один раз, легонько. И в этот раз женщина вложила в удар нечто кроме физического воздействия.
Мгновение и круг метров тридцати в диаметре наполнился внутренним движением. Граница эффекта начиналась у ног монголки, а заканчивалась за спинами стрелявших в неё пиратов. Пыль, камушки, всякий сор и тела пятерых бандитов заодно, подбросило в воздух. Дома, что попали в зону действия магии, выплюнули на мостовую стекло своих окон. Магическая атака никак не коснулось Адьяу и Марину. Попавшие под действие магии разбойники попадали на землю и безвольно застыли, словно куклы с обрезанными нитями.
Марину, впрочем, происходящее трогало мало: сжавшись калачиком, она тихо поскуливала от сковавшего её страха.
Адьяа подошла к Марине и с глубокой заботой и нежностью погладила девушку по голове. Отчего та немного пришла в себя и завсхлипывала более осмысленно. Она взглянула на монголку с немой надеждой, разительно напоминая беспомощного дрожащего котёнка.
Женщина ненадолго оставила Марину и подобрала её посох. Внимательно осмотрев его, она вздохнула и выбросила «обрубок» обратно на тротуар. После вернулась к девушке, приподняла её за плечи и чуть потрясла.
- Ну всё, всё, не плачь милая, всё закончилось. Зачем ты сюда вообще полезла?
- Юра, надо помочь Юре, - пуская сопли, пробулькала Марина.
Адьяа внимательно оглядела девушку и ещё раз вздохнула, не забыв, кстати, кинуть внимательный взгляд в сторону площади, где в нерешительности толпилась внушительная группа пиратов. Да, женщина не расслаблялась ни на секунду. Впрочем, тех, у кого имелся хоть мизерный шанс застать её врасплох, в толпе разбойников не наблюдалось.
Откинув полу маскировочного плаща, под которой оказалась небольшая сумка, монголка засунула в неё руку. При этом впечатление создавалась такое, словно женщина роется в необъятном чемодане. Наконец, нащупав что-то, она вытащила из сумки полутораметровый посох. Что намекнуло - сумка на её боку не последний магический артефакт.
Посох был прекрасен. Он состоял из трёх белоснежных жердей сантиметров трёх в толщину, что сплетались межу собой в изящном узоре. Ближе к навершию, в жерди вплетался крупный кристалл. Грубый и угловатый, он походил на кусок необработанного горного хрусталя. Но в то же время кристалл выглядел столь прозрачным, искрящимся и наполненным силой, что одна попытка назвать его недрагоценным вызывала душевный протест.
Марина, что на фэнтези съела собаку, лошадь и бегемота - того самого, что пропал из столичного зоопарка, всхлипывать моментально перестала и впилась глазами в артефакт.
- Когда всё закончится, будет много раненых и им понадобится помощь, - словно деревенскому дурачку, начала втолковывать Марине Адьяа.
Женщина достала из-под накидки сверкающий голубой камень с мизинец размером и приложила его к искрившемуся в свете фонарей кристаллу посоха. Камень ментальной силы мгновенно впитался в поверхность артефакта.
После монголка буквально всучила посох Марине, и та растерянно обняла его словно плюшевого медвежонка.
- Надо помочь Юре, - ещё раз всхлипнула девушка.
- Юре никто, кроме него самого, сейчас не поможет, - серьёзно произнесла женщина и повела Марину в сторону храма.
За всем этим наблюдала группа пиратов человек из пятнадцати. Они взволнованно держали наготове хищные палаши и направленные в землю взведённые арбалеты. Направить арбалеты «в пол» приказал десятник, что стоял чуть впереди группы и стучал зубами от страха. Имелась у этого закалённого мужчины одна способность - умел он определять силу противника достаточно точно. И сейчас эта способность зашкаливала, загоняя душу десятника в пятки.

 

***

 

- О-о-о! Чингиз, ты не поверишь, - ухмыляясь, обратился к капитану белорус, - Адьяа только что подарила «Звезду севера» пигалице первого уровня. Хотя, судя по динамическому удару, который выкинул «воробушек», потенциал у неё есть.
Вероятно, говорящий обладал неким особым навыком, что позволял знать много чего, не видя это «чего» глазами.
- Не нахожу ничего странного и расточительного, - почесал короткую бородку ассасин. - Мы вышли на финишную прямую: всё снаряжение, что не требуется для последнего задания, не более чем материальный балласт. Из этого мира мы заберём с собой лишь знания и опыт. Да и её нынешний «Восход пламени» на порядок сильнее. Хотя нет, не сильнее, скорее он больше подходит её характеру. А «Звезду севера» она таскала из-за ностальгии по старым денькам. Если подумать, «Звезда» первый высокоуровневый артефакт, который мы добыли в этом мире. Уверен, она сделала хороший выбор, Хранители одобрят владение.
- М-да, - вздохнул Дитрих, так звали немца, - я как вспомню, как мы рвали мягкие места, добывая высококлассное магическое снаряжение, так не могу решить, плакать или смеяться. А до 50 вообще ходили как бомжи! - скривил лицо ариец.
- В принципе не редкость, когда высокоуровневые команды помогают снаряжением новичкам. Редкость поймать обстоятельства, делающие такую передачу возможной, - усмехнулся белорус и взял в руки прислонённый к стене башенки изящный составной лук.
- Ага, кто бы нам что передал, - поморщился Чингисхан. - Кстати, как там наш «Донжуан»? - обратился Чингиз к Павлу (а то белорус и белорус, у белоруса имя есть, между прочим).
Павел прищурил глаза в темноту, а после довольно безразлично произнёс:
- Да живой пока, только пару рёбер сломано...

 

***

 

- Эрита проснись!
- А!? - девушка моментально отрыла глаза.
Рядом с её кроватью стоял Артур. Наставник держал в руках магический светильник, не особо яркий, но его света хватило, чтобы Эрита уловила на лице обычно невозмутимого дворецкого волнение и тревогу.
- Одевайся и очень быстро! Творится что-то неладное, до выяснения ситуации ты с родными спустишься в подземный город. Как соберёшься, иди в холл и жди там братьев с матерью.
Закончив, Артур бесцеремонно развернулся и выскочил из комнаты. Следующая его цель находилось совсем рядом, и уже через полминуты он строго оглядывал троих мальчишек, на двоих из которых служанки торопливо натягивали рубашки.
- Саньятора, Элиса, - строго повелел служанкам дворецкий, - берите оставшуюся одежду и ведите мальчиков в холл, закончите с одеванием там.
Женщины кивнули, набросили маленькие камзолы на запястья и принялись торопливо выводить детей из комнаты, ведя к лестнице вниз.
Далее Артур не стал изображать из себя солидного парня и, сорвавшись на бег, помчался в западное крыло резиденции. В конце коридора, после поворота налево, имелась изящная винтовая лестница, которая приглашала спуститься в гостиную или же подняться выше, туда, где находились рабочий кабинет лорда, оранжерея и обсерватория. Но мужчина проигнорировал поворот и остановился у стены в конце коридора. Как и весь второй этаж, стена эта была обшита деревянными панелями разного оттенка и формы, что создавали простой, но очень приятный глазу узор.
Любоваться стеной Артур не стал, вдавив одну из панелей и уведя её вбок, он получил доступ к замочной скважине, куда немедленно был вставлен большой ключ хитрой формы. На поворот ключа, прямоугольник стены отделился от поверхности едва заметной щелью, а после, потайная дверь легко отворилась внутрь.
Обычно охрана поднималась в помещение дозорного поста с территории сада. Там - сбоку здания, имелась небольшая дверь, скрытая от чужих глаз хитро посаженной растительностью. Пользуясь этой дверью, стражники могли попасть в удобное помещение караульной и дозорного поста наверху, не беспокоя обитателей резиденции. Потайной дверью пользовались лишь в самом крайнем случае, который, похоже, настал.
Артур проскользнул в узкую потайную дверь и попал на ещё одну винтовую лестницу, которая соединяла караульное помещение внизу и дозорный пост наверху. Торопливо поднявшись, он вошёл в полумрак поста, что находился в одной из двух башенок, венчавших резиденцию лорда. Со стороны башни казались исключительно декоративными. Подобному впечатлению немало способствовали окна из яркого разноцветного стекла. На практике же, декоративной являлась лишь одна из них.
- Что там? - коротко спросил Артур у дозорного, крепкого мужчины средних лет.
- Всё то же: огни западного дозорного поста погасли двадцать минут назад. Я отправил двоих, но доклад будет минут через десять, возможно быстрее, - доложил старший караула.
Увы, дожидаться доклада не пришлось. Со стороны моря донёсся раскатистый залп и внимание мужчин моментально приковал большой корабль с чёрными парусами. Отсюда он казался почти игрушечным и абсолютно неопасным. Да и выпустив облако дыма, судно растворилось во тьме, словно и не было его никогда.
- Действуйте по регламенту, - рявкнул дворецкий и немедленно помчался обратно, в основное здание резиденции. Выскочив из потайной двери, он воспользовался широкой лестницей наверх и уже через четверть минуты находился в рабочем кабинете Лорда.
- Ортис, быстрее, мы в полной заднице! - без всяких церемоний, обратился Артур к статному беловолосому мужчине.
- Да, я слышал, - кивнул лорд и сунул в сумку очередную стопку писем и бумаг. - Каковы силы нападающих?
- Силы нападающих ровно такие, чтобы испортить нам жизнь. Бросай эту макулатуру, сейчас на неё нет времени!
Лорд вздохнул, оставил шкаф с документами и двое мужчин направились к выходу из кабинета. Отец Эриты прикрыл за собой дверь, которая точно повторяла цвет и фактуру стены. Стоило двери закрыться, как она слилась со стеной единой поверхностью. Незнакомым с резиденцией людям придётся серьёзно поломать голову, прежде чем они найдут вход в рабочий кабинет правителя Митунга.
Далее этим двоим понадобилось совсем немного времени, чтобы оказаться в просторном холле резиденции. Здесь уже собрались Эрита, жена лорда с сыновьями, двое мужчин из ночной смены охраны и несколько женщин прислуги. Остальные работники на ночь резиденцию покидали, так что народу, за исключением охраны, набралось немного.
Лорд кивнул жене, и собравшиеся направились к массивным деревянным дверям, собираясь покинуть здание.
Артур напрягся. Его уши уловили едва различимый звук. Тот неприятный стук, с каким арбалет выплёвывает свои болты. Дворецкий бегло огляделся, его разум холодно проанализировал ситуацию, после чего выдал несколько наиболее приемлемых вариантов действий.
Холл представлял собой просторное помещение метров двадцать на двадцать, треть которого занимала широкая лестница на второй этаж. В боковых стенах находились двери ведущие в гостиную, кухню и небольшой тренировочный зал. Во двор вела массивная двустворчатая дверь, по сторонам от которой шли большие светлые окна. Сейчас их закрывали плотные шторы, не позволявшие яркому магическому свету, заполнившему холл, просачиваться в просторный двор перед резиденцией.
Оглядевшись, дворецкий выкинул нечто странное. Он развернулся, скрыл своё присутствие и быстрым шагом направился к неприметной двери, находившейся под лестницей на второй этаж. Его друг и работодатель, коим являлся Лорд, с ужасом взглянул вслед уходящему товарищу, после торопливо схватил жену и увлёк её за собой, уводя подальше от двери. Дети, что сейчас стояли возле матери, потянулись следом.
- Эрита, - повелел дочери отец, - отойди от окон! Дорогая, - обратился он к жене, - примени на меня и охрану увеличение физических способностей, быстрее! (Эртелла владела магией усиления на голову лучше Эриты, именно она дала приёмной дочери азы этого искусства).
Но было поздно: окна со звоном разбились, шторы взвились и свернувшиеся клубками люди влетели в помещение. Четверо мужчин, словно мячи, прокатились по полу и, развернувшись, вскочили на ноги, ощетинившись оружием. Следом за ними в окна устремилась следующая партия пиратов, но эти не катились, а просто запрыгивали внутрь через разбитые окна. Тут же от чудовищного удара створки дверей затрещали и неестественно распахнулись внутрь. На пороге стоял высокий мужчина с грубым лицом и окаймляющей это лицо чёрной бородой. Он щеголял стянутым в талии кожаным плащом, а на его широком поясе висела изящная шпага, чаруя взгляд блестящей тёмной рукоятью.
- Отставить! - громко прокричал Лорд, обращаясь к двоим охранникам, которые выхватили сабли и полные решимости и отчаянья, переводили оружие от врага к врагу, что уже успели плотным кольцом окружить домочадцев.
Чернобородый развёл руки и громким, неожиданно приятным голосом, произнёс:
- Как замечательно иметь дело с разумными людьми. Послушайте своего лорда господа. Мы не гнушаемся крови, но и водой её не считаем. Пару витков верёвки, хороший удар по голове и уже через пару дней вы вернётесь в объятия своих ласковых жён...
Телохранители - одетые в лёгкую кожаную броню мужчины, вопросительно посмотрели на хозяина резиденции. Тот кивнул. После охранники медленно положили своё оружие на пол. Лишь только движение это было закончено, каждого схватили по двое пиратов, до хруста вывернули руки и принялись вязать конечности специально заготовленными ремнями.
За чернобородым в помещение холла заскочило ещё с десяток человек.
- Первая группа, остаётесь с пленными, остальным разбиться на тройки и обыскать поместье. Всех кого найдёте - сюда! - коротко приказал капитан.
Артур внимательно и спокойно наблюдал за происходящим из-за приоткрытой двери под лестницей. Пираты не видели его, так как мужчина, предвидя нападение, в последний момент задействовал навык невидимости.
*Сокрытие присутствия и невидимость, разные навыки. Первый убирает ощущение присутствия исходящее от живого существа, а второй делает тело невидимым для глаз. Против высокоуровневых противников одной невидимости обычно мало.
Регламент предписывал Артуру ходить по поместью без оружия. А в суете сборов он даже не успел взять свою шпагу, что сейчас находилась в его спальне. Новость о странном поведении западного дозорного поста застала мужчину в тренировочном зале, где пожилой джентльмен приводил в тонус своё немолодое тело. На что днём времени не хватало совершенно.
Неслышно затворив дверь, дворецкий спустился на хозяйственный этаж, развеял невидимость, прошёл пустующую кухню и, пройдя короткий переход, попал в котельную. Здесь Артур подошёл к гладкой стене и вставил вынутый из кармана ключ в едва заметную замочную скважину. Поместье ещё раз показало предусмотрительность своих обитателей, распахнув перед ним очередную потайную дверь. Артур зашёл в неё и поднялся по тесной лестнице наверх, попав в небольшую каморку. Из этой каморки в его спальню и кабинет вела ещё одна потайная дверь, но к ней он пока спешить не стал. Достав из кармана светильник, мужчина зажёг его и поставил на стол.
Убранство комнатушки выглядело скромным. Пара шкафов, стол с какими-то склянками и баночками, деревянный манекен с надетой на него бронёй и стойка с оружием.
Попав в потайной кабинет, Артур действовал быстро и сноровисто, пусть интуиция и подсказывала старику, что немного времени в запасе ещё есть. Торопливо сняв пиджак и брюки, он натянул плотные кожаные штаны с прошитым между слоями кожи особым, необычайно стойким к разрезанию, материалом. После надел такую же кожаную куртку, в дополнение усиленную нашивками из кольчужного волокна. Далее была надета шлем-шапка из хитро сшитых кожаными ремешками металлических пластин и пояс с двумя ятаганами. Подойдя к шкафу, Артур достал из него иллюзорную мантию и, надев ценный артефакт, накинул капюшон мантии на голову. А вот завершающий штрих он носил с собой. Из под брони мужчина достал небольшой бутылёк, посмотрел на него, поморщился и, откупорив, залпом выпил.
«Если я переживу приём этой гадости, надо будет подумать о пенсии...» - вздохнул он, тихонько отворил дверь каморки и перебрался в свою спальню.
Не успел дворецкий переступить порог, как мощный удар потряс дверь в его апартаменты. Артур на это даже не вздрогнул, а лишь тихонько затворил потайную дверцу, что тут же слилась с обоями. После он применил невидимость и сокрытие присутствия и, применив, встал с краю от дверного проёма.
Третьего удара замок не выдержал, и дверь распахнулась. В помещение ввалился пират в тёмной пластинчатой броне и с палашом наизготовку. За ним следом заскочили ещё двое. Бандиты сноровисто осмотрели спальню, один из них вышел на центр комнаты, а двое других занялись обыском шкафов и ящиков у стены. Однако дворецкого мародёры волновали мало. Да и как упоминалось, сейчас мужчина был скрыт невидимостью. Не обращая внимания на активный разгром своей спальни, он спокойно вышел из помещения и направился по коридору второго этажа к лестнице вниз. Дойдя до арки прохода, Артур осторожно заглянул в холл резиденции и нашёл глазами бородача.
«Плохо, очень плохо...» - пронеслось в его голове.
Рядом с чернобородым стояла рыжеволосая женщина и что-то докладывала капитану, и женщина эта не понравилась дворецкому совершенно. И дело заключалось вовсе не во внешности, внешностью рыжеволосая обладала приятной. Проблема крылась в том ощущении силы, какое исходит от людей имеющих боевую специализацию. Очень опасных людей. Из-за чего одно её присутствие можно было смело положить на полку «день сегодня не задался». Новая участница событий была одета в лёгкую стёганую броню и на пример Артура вооружена двумя Кукри хитрой формы.
«Чернобородый явно «Монах» или «Штурмовик», - рассуждал дворецкий, - а вот женщина наверняка «Ассасин» или «Танцор смерти». Если я подойду поближе, она меня наверняка заметит. Плохо, надо ждать удобного момента».
Заложники сидели на полу в общей куче. Ранги и происхождение потеряли силу, и сейчас жена лорда тихо утешала молоденькую служанку - девушку лет семнадцати.
«Эрита и Ортис не связаны, - подметил невидимка. - Надеюсь Эрите хватит ума не наделать глупостей, по крайней мере пока. Ох, она надела пояс, который я подарил ей на пятнадцатилетие, в нём же два стилета из осториса!..»
*Осторис - метал, что при нагреве «забывает форму» и ведёт себя словно резина. Но стоит ему «распрямиться» и вернуться в заданную при отливке форму, как он моментально твердеет. Редкий и дорогой материал, используемый для всяких опасных штучек.
Возжелай Артур убить два десятка пиратов, что хозяйничали сейчас в резиденции, ему бы потребовалось на это удивительно мало времени. Но подобный вариант пришлось сдать в утиль, так как рыжая с чернобородым находились в другой весовой категории. Пусть женщина и выглядела лет на тридцать, однако Артур её возрастом не обманывался. Внутреннее ощущение чётко говорило ему: она тот тип людей, что развили свою духовную и физическую силу настолько, что процесс старения начал частично подчинятся воле человека. Ведь и самому Артуру уже давно за сто, хотя на вид дворецкому редко дают больше шестидесяти.
Пираты тем временем занимались одним из аспектов пиратского дела, а именно, неприкрытым грабежом. В общем, тащили всё, что «не прикручено». Даже бархатные шторы из гостиной и те умудрились снять и приспособить в роли мешков для небольших предметов.
Артур наблюдал за действиями врага стоя в широком проходе, который вёл из коридора в вестибюль. Мужчина прижался спиной к стене и лишь изредка осторожно пропускал пиратов тащивших очередной трофей, вроде большого позолоченного зеркала из спальни Эриты или мешки со всякой всячиной, что через несколько месяцев заполнит магазины и рынки соседнего материка.
Наблюдая, он внимательно прислушивался к внутренним ощущениям, чутко контролируя время оставшийся невидимости. Магия свойственная местным жителям значительно отличалась от магии доступной попаданцам. Местным не помогала загадочная и могущественная Система, и в отсутствии упомянутой помощи крылся как большой недостаток, так и огромное преимущество. Ведь Система не только помогала заблудшим - она и ограничивала их, верша баланс и устраняя перекосы. С точки зрения Системы Артур являлся читерром. Дворецкий обладал способностью поддерживать высококачественную невидимость около двадцати минут, а с помощью специализированного артефакта в виде иллюзорной накидки данное время увеличивалось до одного часа. Притом, что для заблудших даже сотого уровня, длительность навыка невидимости не могло превышать тридцати минут.
В ожидании прошло около сорока минут и дворецкий уже собрался отступить, дабы пробраться в сад перед резиденцией и там сменить невидимость на покров плотных кустов, как после очередного доклада десятника, ситуация изменилась.
Чернобородый подошёл к пленникам, улыбнулся неприятной улыбкой, после чего заговорил, обращаясь в основном к лорду:
- Не благодарите меня, но я собираюсь организовать для ваших детей замечательную экскурсию на соседний материк. А так как детям не пристало путешествовать без взрослых, то, пожалуй, и вашу Жену мы пригласим с собой, надеюсь, она не откажется? - улыбнулся-ухмыльнулся пират Эртелле. - Мы бы и вас прихватили, но, признаться, неудобно оставлять город без правителя. Да и кто ещё соберёт кругленькую сумму для оплаты упомянутого путешествия. Кстати, как передать оплату вам объяснит любой маломальский торговец с Вилларии или Дризена. Ладно, не будем задерживаться, подробности я расскажу вам по пути. Надеюсь, вы не откажетесь сопроводить свою жену до берега?.. - обратился чернобородый к Лорду.
Отец Эрмиты был человеком умным и понимал, что сопротивляться, угрожать и устраивать истерики не только бесполезно, но и крайне опасно. Да и ждал он путешествия на берег, так как именно это путешествие должно предоставить столь ожидаемый Артуром шанс.
- Не откажусь, - выдавил лорд улыбку человека жующего лимон.
- Тогда в путь. Нам, как видите, придётся воспользоваться шлюпками не один раз, а хотелось бы успеть до утра... - кивнул пират на растущую в холле кучу ценностей.
Один из пиратов схватил за локоть Эриту, двое других взяли под руки Лорда, четвёртый сопровождал Эртеллу, а братья Эриты послушно шли рядом с матерью, младшие при этом всхлипывали от страха. Чернобородый шёл впереди процессии, а рыжеволосая женщина замыкала её.
Артур сосредоточился, до предела обострив навык сокрытия присутствия и осторожно двинулся за процессией. Группа вышла во двор освещённый спокойным светом нескольких фонарей, к которому сейчас добавлялся свет лившийся из разбитых окон резиденции. Ступив на мощёную дорожку, что вела к воротам, дворецкий увидел сложенные в стороне трупы караульных - весьма хороших ребят, которых мужчина знал не один год.
Процессия отошла от поместья метров на десять, но здесь случилась заминка. К чернобородому подбежал пират - посыльный и начал что-то взволнованно докладывать, махая руками в сторону ратуши. Не требовалось великой наблюдательности, дабы понять, что настроение капитана от этого доклада начало стремительно портиться. Внезапно произошло нечто. Тренированное восприятие Артура различило силуэт, который отделился от опоры ворот и проскочил на территорию резиденции. Силуэт выглядел как некий сгусток, тень, какая бывает, когда используют низкоуровневую невидимость. Обычные люди и слабые монстры подобного, конечно, не заметят, но вот подготовленные...
Кроме Артура странную тень моментально заметили чернобородый и рыжеволосая. Женщина выхватила кукри и рванулась вперёд, капитан же решил не отдаляться от пленников. Пират впился глазами в незваного гостя, ожидая развития событий, и готовясь в случае надобности защититься и контратаковать.
«Шанс», - пронеслось в голове у Артура.
Старик сорвался от арки двери и, на ходу оголяя ятаганы, словно порыв ветра понёсся мимо пленных и конвоя, готовясь вогнать клинки в спину главаря пиратов. Ну а после разобраться с рыжей.
Однако план дворецкому пришлось скорректировать, если не сказать, что план этот провалился полностью. Рыжеволосая мгновенно развернулась и бросилась ему навстречу. Артур сосредоточился на ней, и здесь невидимость рассеялась, так как подобные навыки требуют постоянной подкачки вниманием и с активными действиями совместимы слабо. Убить из невидимости возможно, но вот вести активный бой затруднительно крайне. Да и судя по тому, насколько быстро среагировали на его приближение, преимущества дарованные сокрытием закончились.
Клинки сошлись в симфонии звона, связка ударов дворецкого была отражена, он отскочил и бросился в новое нападение. В этот раз ставка была сделана на броню, так как Артур, готовясь к серии размашистых ударов, опасно открыл корпус. Рыжая скорее инстинктами, нежели разумом поняла, что противник сделал ставку на отсутствие у её оружия выраженной колющей способности, а на той умопомрачительной скорости, с которой идёт сейчас бой, задействовать боевые навыки она не сможет. Отчего женщина ушла в оборону, завертевшись в серии слившихся в неразличимый танец блоков.
От замеченной ранее тени раздался щелчок. Тут же, в воздухе что-то просвистело и ударилось в стену поместья. Но Артура это волновало мало, ведь он сбил ритм рыжей и бросился в новую, завершающую атаку. Сейчас его ятаган рассечёт шею противника, а сам он получит серьёзное ранение в грудь. Тем не менее, тело усиленное мощным зельем увеличения способностей, будет функционировать ещё минут пять, за это время он убьёт чернобородого и вырежет всех пиратов поблизости.
Совсем близко раздался оглушительный грохот. Тело дворецкого, что сейчас стрелой летело в столь необходимом направлении, направление сменило и мужчина, под действием сильнейшего удара, отлетел спиной в сторону поместья. Дикая боль мгновенно прорезала грудь.
«Какого...?»
Артур взглянул на чернобородого, в руке того дымился непонятный предмет. Пират надменно ухмыльнулся и начал разворачиваться в сторону тени, что превратилась в невысокого коренастого паренька держащего арбалет. Падая, дворецкий поймал глаза рыжей, в них, наравне с яростью, страхом и упоением боем, виднелось неподдельное возмущение произошедшим.
«Из чего меня так? - подумал он в завершение. - А, не важно...»
Уже приближаясь к земле, он взглянул на Эриту. Но чувство и мысль не успели родиться, так как мужчина умер.

 

***

 

Чем дальше Юра удалялся от общежития, тем более сомнительными казались ему его действия. Во-первых, не ясно было от кого предстоит спасать «принцессу» и надо ли её спасать вообще. Во-вторых, отсутствовала ясность о том, что сейчас происходит в городе. И в-третьих - не придётся ли в конечном итоге спасать его...
Несмотря на то, что некоторая его часть упорно намекала, что он олух и творит непонятно что, определённую стратегию и смекалку попаданец проявил. Он не бросился к поместью лорда напрямую, а решил двигаться полукругом, вдоль городской стены, на максимальном удалении от моря и, как итог, Маринину ошибку не повторил.
Изредка ему на встречу попадались прохожие, в основном мужчины с оружием, которые бежали по своим непонятным делам. Хотя почему непонятным, на защиту города они бежали, не иначе. У городских ворот, мимо которых проходила дорога, Юру задержали стражники и начали что-то выпытывать на местной тарабарщине, на что он, пыхтя от сбитого дыхания, махнул сначала в сторону моря, произнеся:
- Там это, стреляют...
А после указал на запад города:
- Мне туда, надо, быстро!
Его, конечно, не понимали, но так как он, первое - попадал под определение «свой», а второе - в дела попаданцев здесь старались не вмешиваться, Юру отпустили. Да и кроме него забот у городской стражи сейчас хватало.
В пыхтении пролетели ещё километра полтора, за которые стало понятно, что от прежнего Юры в нём осталось не так уж и много, по крайне мере телесно. Прежний он больше километра пробежать не мог, да и «пробежать» слово не совсем верное, «пропыхтеть» подходило больше. Однако и нынешний Юра был далёк от кондиции супер героя, отчего запыхался неимоверно.
Внезапно «декорации сменились» и молодой человек попал в район шикарных особняков зажиточных граждан. Особняки располагались ровными рядами, которые отделяли от дороги невысокие решётки. Саму дорогу освещали частые, но не особо яркие газовые фонари. Этакий дачный посёлок экстра-класса. И сейчас, от начала района знати, до резиденции лорда попаданца отделяло всего метров двести. Всего-то пробежать немного вперёд, повернуть налево и выйти к большим витиеватым воротам обители местного правителя. Чем Юра немедленно решил заняться. И чуть не угодил в ту же, глупую, в общем-то, западню, в какую попала Марина.
Но в происходящее вмешалась удача, в прочем, для кого как: впереди, метров за сто, из калитки сада на дорогу с криком выбежал мужчина и кинулся в сторону попаданца. Из темноты, преграждая бегущему путь, выскочили двое, один из них поднял арбалет и выстрелил. Беглеца буквально откинуло назад, он безвольно мотнул конечностями и упал, замерев на камнях дороги. Тут же, следом, за беглецом выскочили ещё двое, схватили тело за руки и быстро оттащили в темноту, которой вокруг имелось предостаточно.
«Они меня наверняка заметили!» - пронзила Юру неприятная мысль.
Мысль вполне логичная, ведь стоял молодой человек ровно под фонарём городского освящения, разве что транспаранта с надписью «берите меня тёпленьким» в руках не хватало.
Корил себя Юра не долго, зайцем сорвавшись налево, он бросился в сторону невысокого металлического забора. Перебросив на территорию чужого сада тяжёлый арбалет, попаданец перевалился следом, поднял оружие и рысцой понёсся по тёмному переплетению кустарников и плодовых деревьев. Обежав задание небольшого поместья, он сделал крюк и стараясь не шуметь, что удавалась плохо, начал пробираться к цели «огородами», а точнее обширными садами богатых особняков.
Территории двух из них «спаситель принцесс» минул без приключений, скрываемый пеленой ночной темноты, а вот в третьем дворе сердце и кое-что ещё нехорошо сжалось. Окна первого этажа поместья светились светом, в котором улавливалось нехорошее движение. Уменьшив пыхтение до минимально возможного, Юра, прячась от света за большой беседкой, перебежал к заборчику разделявшему участки и принялся перелазить через него. Благо заборы между поместьями были добрососедскими - метра полтора в высоту и без несовместимых с жизнью элементов.
Осторожно бросив арбалет на траву за забором, молодой человек перебрался следом, поднял оружие и тут-то «трандец» и схватил его за задницу. Впрочем, сделал он это «планово», так как пираты, что ожидали в засаде ночных пешеходов, просчитали примерную траекторию его движения и терпеливо ожидали «в гости».
Перед попаданцем возникла серая тень, мгновение и над головой сверкнуло лезвие палаша.
Увы, но три недели отработки моторики простейших комбинаций не сделали из молодого человека ниндзя, пусть тело и запоминало вбиваемые в него боевые приёмы с неким остервенением. Единственное в чём Юра действительно ощутимо преуспел, так это стрельба из арбалета. Метров с тридцати он попадал в цель размером с яблоко, при условии, что яблоко это никуда не спешило и дожидалось «смерти» в покое. Но сейчас упражнения «Усатого йоды» жизнь ему спасли.
Руки, позабыв о своей «дружбе» с головным мозгом, резко подняли арбалет, выставив оружие над головой, блокируя лезвие палаша. Раздался громкий лязг металла об металл, а после Юрино тело отправилось в полёт, но не от удара холодного оружия. Приподняв руки, молодой человек открыл грудную клетку, только таблички «пни меня сюда» не хватало. И пират пнул! И хорошо так пнул, силы в высоком мужчине хватало с излишком.
Боль от груди моментально ударила в голову и настойчиво сообщила, что пинок пережили не все рёбра. Но на этом злоключения не закончились, так как отправленное в полёт тело очень неласково встретил металлический забор. Удар. Голова мотнулась и ударилась о прутья, и от всех этих «радостей жизни», сознание попаданца ненадолго покинуло.
Мужчина внимательно оглядел свою жертву, было темно, но пираты-дозорные использовали зелье ночного видения, посему темнотой стеснены небыли. Пират поднял Юрин арбалет и принялся бегло изучать его. Оружие взведено не было. Направив арбалет в землю, он попытался понажимать на курки, однако ничего не произошло. К пирату подошёл подельник, что страховал товарища и также уставился на лежащего в отключке нарушителя.
Стоит отметить один важный момент: местные имели способность отличать попаданцев, это было что-то вроде ощущения некой инородной энергии. Однако требовалось некоторое сосредоточение, спокойствие. То есть, если перед местным с криком «банзай» выскочит попаданец, то вряд ли он поймёт, что перед ним заблудший. Так местные попаданцев называют. А вот если кто-то вроде Юры спокойно идёт по улице и наблюдатель на несколько секунд задержит на нём взгляд, то, скорее всего, «ёкнет». И сейчас у обоих пиратов именно «ёкнуло».
Мужчины перекинулись парой фраз. Второй пират покачал головой и прокомментировал Юрино оружие. На что его товарищ кивнул и положил арбалет рядом с молодым человеком. Местная религия, традиции и слухи сделали своё дело - пираты не горели желанием связываться с попаданцем и его имуществом.
Здесь Юре опять повезло и повезло крупно. Со стороны дороги раздались крики и звон оружия. Пираты чертыхнулись, один проверил пульс лежащего и найдя тот откровенно слабым, что-то сказал другому. После мужчины рванули к дороге, на которой начался бой с отрядом местных гвардейцев, усиленным членами городского ополчения. Бой, из которого этим двоим вернуться было не суждено.

 

***

 

Юра очнулся, глубоко вздохнул и чуть снова не отключился из-за прорезавшей грудь острой боли. Вопреки ожиданиям пиратов, он провалялся в отключке минут десять, не более. Простонав, молодой человек заплакал от боли. Заплакал скромно, не навзрыд, слёзы сами брызнули из глаз, ведь каждый вздох вызывал острую боль в грудной клетке.
Мучительно хотелось лежать и не двигаться, ещё больше тянуло вернуться в город в поисках облегчения текущего состояния. Но здесь произошло чудо. Нет, небеса не разверзлись, и не вышло ангельское воинство, дабы сказать, что он лох и ничему кроме как дротить у компа в жизни не научился. Большее! Случилось куда большее! Некая часть Юры безапелляционно заявила, что пусть болит сильно, но двигаться он может прекрасно и валяться под забором времени у него нет совершенно. И на это заявление Юра застонал, поднялся, взял арбалет и поковылял дальше, ведь резиденция, вон она - тёмной глыбой высится на фоне особняков.
С дороги доносились крики и звон оружия, звук боя начал постепенно смещаться в сторону, откуда Юра пришёл. Но уделять внимание удаляющейся битве он не стал, а двинулся тёмными дворами дальше. Из-за полученного удара заборы на его пути превратились в импровизированные пыточные. Если раньше он опирался на них руками, подпрыгивал и переваливался животом, то теперь приходилось делать подобное, но только спиной, охая в процессе и белея от боли. Да и резвости в нём поубавилось, наткнись он на новую засаду, шанс удачно выпутаться был бы близок к нулю. Впрочем, пока молодому человеку везло: у нападающих не было сил и средств контролировать каждый закоулок, а произошедшая недавно стычка смешала систему дозора. Несмотря на то, что некоторых поместьях горел свет и слышался шум, минут через десять попаданец вполне удачно вышел к своей цели.
Мысленно восхваляя хозяина, который не удовлетворился кованной решёткой, а в довесок отделил свой участок от дороги рядом плотного кустарника, Юра смотрел на распахнутые ворота резиденции. Кусты, забор, дорога и ещё где-то сорок метров до входа в здание, не так уж и много отделяло его от цели. Жаль только на дороге, которую необходимо было преодолеть, бурлило нехорошее движение, которое наводило на мысль, что средний пират - это не только ловкий головорез, но и умелый грузчик на полставки. Так как на перекрёсток, чуть правее от того места где сейчас сидел молодой человек, стаскивали мешки и различные награбленные вещи.
«Ну, собственно, они за этим сюда и приплыли...» - подытожил он.
Обдумывая план действий, Юра приуныл. Причина уныния, как это часто бывает, крылась в мелочах. Первое, текущий забор оказался довольно высок, примерно с человеческий рост и поверху этого забора торчали металлические шпили, не очень острые, но кусок балахона можно оставить запросто. Второе, дорога между резиденцией и территорией сада, в котором засел «партизан - разведчик», была весьма неплохо освещена. И сейчас, осторожно раздвигая ветки кустарника, молодой человек ясно видел суету вооружённых мужчин во дворе необходимого ему строения.
«Какого я вообще сюда полез! Хотя нет, какого полез ясно: вполне вероятно, что у Эриты действительно проблемы. Вопрос, как мне - дурню эти проблемы решать...» - про себя простонал попаданец и начал обдумывать, как если не решить проблемы, то хотя бы не наплодить новых.
Увы, думалка ничего путного не генерировала. Разум, перебрав способы мучительной и не очень смерти от рук пиратов, намекнул глянуть комментарии наблюдателей, что и было немедленно сделано.

 

**
Чёрный наблюдатель: - Чернобородый главарь...
Белый наблюдатель: - Используй невидимость!
**

 

Невидимость у Юры вроде бы имелась, вот только использовал он её лишь один раз, в том злополучном подземелье за городом. А после, как не выдавливал он из себя эту невидимость, ничего не выходило совершенно. Однако, кроме невидимости, имелось ещё несколько интересных навыков. А именно, когда молодой человек пребывал в состоянии волнения, то его, не то что совсем переставали замечать, но шум и возможно запахи, им издаваемые, замечали меньше. Об этом ясно свидетельствовала охота на крыс, которые разбегались от его товарищей как ошпаренные, а вот он мог подобраться к ним куда ближе. Но невидимость...
«Как же она, чёрт возьми, включается! Да и какой мне от неё здесь толк, если я после десяти секунд этой невидимости с ног валюсь!?»
Ещё хранители сообщили о некоем главаре. Главарей, вообще-то, принято убивать. Убиваешь главаря, и миньоны сами разбегаются. Вот только разбегутся ли пираты?
«Ага, исчезнут, только монетки золотые останутся...» - прыснул про себя Юра.
Известная пословица гласит: «Тяжело в учении, легко в бою». Врёт пословица, так как «в бою» в данный момент оказалось трандец как тяжело. Двери резиденции распахнулись и на улицу начала выходить группа людей. Расстояние до группы составляло метров пятьдесят, но молодой человек моментально различил стройную фигуру Эриты. И впереди всех, без всяких сомнений шествовал он - Финальный босс! А дальше... Дальше мозг головной передал управление мозгу спинному.
Простонав разок для порядка, Юра очень тихо принялся разгребать кусты и пробираться к решётке. Благо конкретно сейчас пиратов рядом не ошивалось. Осторожно просунув арбалет между прутьев, он сжал зубы и со всей своей «пролетарской ненавистью» возжелал стать невидимым и стал! Руки внезапно исчезли из виду, превратившись в некое марево. Помня, что состояние это не длительное, молодой человек собрался с духом, ухватился руками за верх решётки и потянул себя вверх. И здесь произошло новое чудо, похлеще любой невидимости! Он подтянулся! Что за одиннадцать лет обучения в школе не выходило у него ни разу! За чудом первым последовало чудо второе, что затмило собой и невидимость, и волшебный арбалет и эльфийку с грудью четвёртого размера... Юра сделал выход силы!
Стараясь не опираться на грудь, он перевалился через забор и полу-шмякнулся на землю, впрочем, довольно тихо. Подхватив с земли арбалет, что растворился в воздухе, стоило только взять его в руки, «диверсант» перебежал через освещённую дорогу, прижался спиной к стойке ворот и заглянул во двор.
Пленников было шестеро - Эрита, высокий беловолосый мужчина с красивой женщиной и трое детей, вероятно сводные братья девушки. Мужчину держали двое пиратов, Эриту один, но не особо грубо. Чернобородый разговаривал с подчинённым в тёмной броне, остальные пираты, всего пятеро, терпеливо ожидали рядом. Позади всех стояла довольно красивая рыжеволосая женщина и внимательно оглядывалась по сторонам.
До кучи в чудеса можно записать и то, что, хотя Юра сохранял невидимость уже секунд двадцать, от истощения он пока не валился. Но усталость ощущалась и некое, новое чувство безошибочно подсказывало ему, что в запасе минута, не более, а после сил поддерживать навык не останется.
«Надеюсь умирать здесь не очень больно», - всхлипнул про себя молодой человек, взвёл тетиву нажатием первого курка, вынул из сумки на боку болт, вложил его в арбалет и рванул навстречу смерти, так как в победу свою не верил, а отступить по неясной для себя причине уже не мог.
Далее события потекли в каком-то полуаффекте, когда вроде действуешь сам, а с другой стороны как-то оно всё само происходит. Боль, страх, сомнения, желание помочь, муки совести, что придётся стрелять в человека, да и много чего ещё, слились в один клубок. Попаданец заскочил в ворота, пробежал метров десять и, вскинув арбалет, направил оружие в голову бородача. То, что «босс» и рыжеволосая женщина его заметили, Юра понял сразу. Бородач впился в него взглядом и от взгляда этого, душа стрелка ушла в пятки. Рыжеволосая сорвалась с места и бросилась к Юре. Он не мог сказать, что с этими двумя не так, однако от ярости пиратки, что нахлынула и накрыла его, молодой человек чуть не выронил арбалет из рук.
Внезапно рыжая перекрутилась, сменила направление атаки и со звоном стали сошлась в серии ударов с новым участником событий. Но Юру мало волновали подробности внезапного боя, он преодолел себя и нажал на спуск. Наивно было полагаться на удачу. Тетива стукнула, отправив металлический гвоздь в полёт. Чернобородый без труда просчитал направление выстрела и ещё до спуска выверено отвёл корпус в сторону, пропустив снаряд мимо своего левого уха, а после выхватил из-за пояса нечто.
«Какого!» - крикнул про себя молодой человек, поражённый с одной стороны скоростью реакции противника, а с другой тем, что из-под полы плаща пират выхватил большой тёмный револьвер.
Однако стрелять в Юру «босс» не стал, сочтя более приоритетной цель за своей спиной.
Казалось оружие парализовало Юрину волю, захватило внимание и приковало его взгляд к себе. Бородач молниеносно выкинул руку с пистолетом в сторону боя и оглушительно выстрелил. Внимание попаданца, что направлялось сейчас пистолетом, выцепило падающего на землю Артура. Но зрелище это владело им недолго, так как глаза магнитом притянула чёрная точка дула, что уже смотрело на голову арбалетчика.
«Так нечестно», - всхлипнул бывший геймер и осознал, что невидимость уже какое-то время как спала. Вся его сущность начала сжиматься в комок от страха и обиды, руки безвольно направили арбалет в землю. А после... После мир остановился, вспыхнул ослепительной вспышкой и перестал существовать.

 

***

 

- Привет, я - твой арбалет. Я - чёрная дыра. Ты уж извини за странность этого места, но не так просто изолировать нас от внимания Хранителей. Дотошные парни, я тебе скажу.
- А? - поражённо смотрел Юра на невысокого широкоплечего мужчину. Мужчину, которого он видел на фотографиях рядом с молодой улыбающейся матерью.
- Папа?
- Мама, блин, - передразнил его мужчина. - М-да, образ неподходящий, ладно, попробуем это.
Вмиг мужчина исчез и на его месте его возник популярный западный актёр, фильмы с которым молодому человеку очень нравились.
«Том Кукуруз», - без труда опознал он главного героя увлекательных боевиков.
- Я где? - выпалил Юра, поражённо глядя на метаморфозу.
- Нет, ну ты однозначно вынуждаешь меня над тобой стебаться. Что мне даже как-то и не к лицу, - произнёс актёр, и окинул собеседника тем взглядом, каким психиатр определяет степень шизофрении у пациента.
Молодой человек принялся панически оглядываться по сторонам. Казалось, он стоял на внутренней грани куба, стены которого светились собственным светом. Том Кукуруз насмешливым столбом застыл метрах в семи от него. Но здесь панику и удивление прервала мысль о происходящем во дворе резиденции.
- Там, это? - забормотал Юра весьма непонятный вопрос.
- Там всё как прежде, - безразлично ответил собеседник. - Артур медленно падает с простреленной грудью; Эрита переживает одно из самых ярких и заодно самых отвратных впечатлений своей жизни; курок револьвера оттягивается для нового удара по капсюлю, дабы породить выстрел, что снесёт тебе голову, ведь калибр весьма серьёзный.
- Но, я... Эрита, что будет с ней?!
- Хороший вопрос, нехороший ответ. Твоя разлетевшаяся в клочья голова спровоцирует её на атаку чернобородого. Она выхватит хитрый стилет, что спрятан у неё в поясе и попытается вогнать двадцать сантиметров смерти под лопатку предводителя пиратов. Но, увы, весовые категории слишком различны: короткий удар, а после третья за сегодня пуля. Банально, печально, но факт.
- Я могу что-то сделать?!
«Актёр» задумчиво прикоснулся рукой к подбородку, а после выдал:
- А зачем, может лучше домой, за компьютер...
- Как это, домой? - не понял Юра.
- Да очень просто. Вот ты здесь, а вот ты дома, празднуешь удачу от выбитого с босса лука, лениво отмахиваясь от предложений продать его, или же вступить в новое, более достойное тебя сообщество игроков. Как же оно называется, «стая» кажется, а нет, по другому - «клан». Ну и бардак в твоей голове «Шарапов», - и Кукуруз смерил попаданца взглядом, словно собираясь сшить тому рубашку или же сколотить гроб.
- Это невозможно!?
- Хм, а что тогда возможно? Может то, что ты сейчас в другом мире, отрабатываешь некое наказание. А в данный момент, так вообще спишь.
- Как сплю? - не понял молодой человек.
- Да так и спишь: я воспользовался своими скромными возможностями и ввёл тебя в состояние сновидения, а дальше использовал некоторые аспекты фазы быстрого сна и свои полномочия по управлению материей. Вуаля и мы можем разговаривать здесь час, а «снаружи» пройдёт тысячная доля секунды.
Юра не то что бы не верил говорящему, просто слишком много всего на него навалилось. Он стоит посреди белой комнаты, разговаривает непонятно с кем, а здесь ещё такие подробности и предложения.
- Э... это, так кто вы?
- Ты намекаешь, что теперь из мышц состоит не только твоё тело, но и твой мозг? Ну ладно, давай медленно, как для идиотов. Я - чёрная дыра. Я курирую комплект предметов под названием «Четыре сокровища тьмы». На этом моя скромная роль в Системе заканчивается. Даже то, что мы сейчас разговариваем, возможно лишь из-за связи, которую установили Хранители между тобой и артефактом. Почему я «курирую» эти предметы? Ну, как сказать - взял небольшую занимательную халтуру.
- И вы можете вернуть меня домой? - засомневался в крайнем волнении Юра.
- Не буду кривить душой, придётся слегка задолжать Веге. А в остальном, велика задача, - развёл мужчина руками, - берём сгусток энергии из одного места вселенной и закидываем его в другое. Необходимо лишь твоё согласие. Как и всегда.
- Что значит, как и всегда?
- М-м-м, так мы уйдём в очень глубокие теософские сферы. Просто прими то, что необходимо лишь сказать: «Я хочу домой» и вот, ты сидишь у компьютера, предположим за тридцать секунд до смерти Рейдового босса. Так и быть, я даже кое-что подправлю, и ты не будешь как последний идиот прыгать до сердечного приступа.
- А Эрита, Коля, Женя, Марина?
- О... О них ты даже не вспомнишь, это придётся убрать, по-другому нельзя.
- Но, я... а после... я не умру?
- Хм. Физическое тело обречёно на смерть, это лишь вопрос времени. Но по твоему вопросу... Конкретно ты последние лет пять гробил своё здоровье стахановскими темпами. Да, да, да, в отсутствии матери стоило налегать на салат в школьной столовой, а не делать ставку на бодрящие напитки и сеть быстрого питания. В общем, на момент смерти у тебя общее дегенеративное изменение тканей организма. Если не умрёшь в день «Х», протянешь ещё с десяток лет, а после загнёшься от «всего хорошего». Могу даже назвать медицинское учреждение и номер палаты, в потолок которой ты будешь пялиться наполненными сожаления и злобы глазами. Ай, да не смотри на меня так, я не дьявол. Просчитать варианты судьбы человека совсем не сложно, особенно когда он не хочет, да и не умеет выбирать. Или умеет?
- Но, я, как...
- Нет, ты, конечно, можешь бросить игру, начать вести здоровый образ жизни и прожить полную, соразмеренную предназначению жизнь, но ведь без опыта полученного здесь, ты такими «глупостями» заниматься не будешь, верно? А опыт и память в нашем случае оставить никак нельзя. Лук, думай о выбитом с босса луке! - совместив издевательскую улыбку с серьёзным тоном, подытожил собеседник.
Молодой человек начал всхлипывать.
- Эй, эй, а вот реветь времени у тебя нет совершенно!..
- А если я останусь? - просипел попаданец сквозь слёзы.
- Пуля в лоб, весьма неприятные впечатления, воскрешение и вперёд, к 100 уровню.
- А Эрита? - всхлипнул Юра.
- Сдалась тебе эта Эрита, - загримасничал Кукуруз, - ведь, если подумать, ты её даже не знаешь... - тут он замолк и многозначительно посмотрел на Юру.
На это замечание возразить было нечего, но и соглашаться почему-то мучительно не хотелось.
- Ладно, ладно, я шучу, не бери в голову, - замахал перед собой руками «актёр», - вижу, вижу и в твоём заплывшем жирком и маразмом сердце нашлось место для этого прекрасного чувства. И возгорит оно и растопит оставшийся жир, но как-нибудь в другой раз, с какой-нибудь другой женщиной.
- Я не хочу с другой женщиной! - внезапно выпалил Юра то, чего не ожидал от себя совершенно.
Внезапно «Кукуруз» превратился в известного комика и загримасничал:
- Вы слышали, он не хочет с другой женщиной?! А с другой рукой ты не хочешь?..
Это было обидно. Даже очень. В молодом человеке вспыхнул гнев и он, сжав кулаки, с ненавистью посмотрел на «Ваганыча». Но того уже и след простыл, на месте комика стоял Юрин школьный учитель физкультуры - молодой суховатый мужчина, что вечно подкалывал его перед всем классом на уроках физической подготовки. Вот кого кого, а его бывший геймер недолюбливал крайне.
- Вот это правильный взгляд, - скривился «физрук» в издевательской улыбке, чем вызвал ещё больше гнева. - Но неужели ты не понимаешь? Тебя привели к этой резиденции лишь за этим! Чтобы ты увидел смерть девушки, что зажгла твоё сердце. Чтобы после, преисполненный чувством глубокой ненависти к собственной слабости, ты отбросил своё старое «Я». Выбросил в утиль того безвольного подростка, который не смог стать человеком при жизни, но которому придётся стать им после «смерти». Тебя привели сюда «умереть» вместе с ней... «Наслаждайся!»
- Но она же не воскреснет!? - взревел Юра. - Это всё подстроено, это всё они!
- О, иметь виноватых в своих бедах так удобно. Но нет, её смерть здесь и сейчас лишь одна из возможных линий судьбы этой девушки. И линия весьма вероятная, как укатанная колея, из которой очень трудно вырулить. И тебя лишь привели поглазеть на эту «колею»... Не более и не менее.
Мужчина сделал паузу, давая молодому человеку время переварить услышанное, а после продолжил:
- Ну так что? Страдать здесь или догнивать там? Выбирай.
Юра заметался между желанием расплакаться и зарычать от боли.
- Я хочу что-то изменить! Помоги мне! - заскулил он сквозь зубы.
- Да запросто. Вот сейчас ты возвращаешься во двор резиденции, в тебе просыпается суперсила, а после, как герой любого приличного аниме, ты побеждаешь всех злодеев! Устраивает?
- Издеваешься?!
- Ага... - залыбился «Физрук» и принялся прогуливаться. - Посмотри вокруг.
Молодой человек начал оглядывать белые стены. Казалось до них метров десять, но тут же другая часть его восприятия говорила, что все сто.
- Да не сюда дурень, во двор резиденции посмотри.
Юра не сильно понял, чего от него хотят, однако внезапно стал «знать», что происходит «снаружи». Да собственно всё то же. Картина застыла в немой сцене. Дуло пистолета Чернобородого смотрит в его голову, Артур падает на землю, лица окружающих искажены немым ужасом. Даже пираты и те поражены произошедшим.
- Арбалет, куда направлен арбалет? - раздался требовательный голос.
Арбалет смотрел в землю...
- Ты уже всё решил для себя, не так ли. «Я проиграл, я промахнулся, я не успею», - сообщило тебе нечто. Та часть тебя, что привыкла сдаваться. Но если ты попробуешь, что ты потеряешь? «Но зачем пробовать, ведь ничего не выйдет, всё уже решено...» Так ты думаешь? Или нет? Если нет, то почему арбалет направлен в землю? Почему ты не цепляешься за шанс? Пусть даже шанс этот с минусовой вероятностью. Или эта девушка не стоит того, чтобы за него цепляться? Ну так куда? На Землю или цепляться за иллюзорные шансы? Действовать, даже когда ясно, что проиграешь?
Как ни странно, но ярость, что испытывал сейчас Юра, заставила собраться и немного прояснила голову.
- Почему вы мне помогаете?
- Хм...
«Физрук» исчез. На его месте появился другой, уже немолодой актёр из фильма про утончённого людоеда, что закусывал другими актёрами и особенно любил желатиновые мозги. И этого актёра Юра побаивался.
- А почему бы и нет? Задача Финального комплекта помочь пройти путь до конца, дать силу недоступную на текущем уровне развития. Не обошлось в нашей встрече и без судьбы, но если тебя она тащит, то мне лишь даёт настоятельные советы, так что не зазнавайся. Нашлось место и общности: смешно - мы с тобой похожи некоторым набором эманаций, как похожи лев и котёнок. И последнее из весомых - мне отчего-то захотелось поиграть на нервах Веги и Зегеро. Вега - это тот бородач, что дал добро на твоё владение Четвёртым сокровищем тьмы. Он и Зегеро заправляют здесь. Вега - ни много ни мало, галактика, но не та, о которой думаешь ты. Зегеро же самая большая чёрная дыра в пределах обозримого космоса. И редкая дыра, скажу я тебе. Весьма неприятный парень. Но об этом говорить излишне, совершенно не то, о чём тебе стоит волноваться на текущем витке эволюции.
Здесь «людоед» превратился в маленькую девочку лет шести, с огромными щенячьими глазами.
- А я - маленькая чёрная дырочка, - всхлипнула девочка, - что ошивается по окраине галактики и ищет чем бы утолить голод. Ну, ты как, выбрал?
Юра заколебался. Почему-то очень захотелось увидеть мать, но при этом возникла уверенность, что там - далеко, всё уже закончилось и надо идти дальше.
- Сердцем, - внезапно суровым мужским голосом произнесла девочка.
- Что сердцем? - не понял Юра.
- Голова бесполезна, такие решения надо принимать «сердцем».
Молодой человек не мог сказать, что в нём переменилось, но он взглянул в глаза девочки каким-то новым, решительным взглядом.
- Стань сильным не в побеге от слабости, стань сильным ради самой силы, - каким-то потусторонним голосом сообщила ему девочка, приковав его взгляд к своим глазам. После глаза эти превратились в два туннеля в бездну. Далее туннели расширились и поглотили свет вокруг, а может просто Юру затянуло во тьму абсолютной гравитации, во тьме которой находят свою погибель целые звёздные системы.

 

***

 

- А-а-а-а-а-а-а! - взревел не своим голосом Юра, вскинул арбалет и, вдавив первый спусковой крючок что есть силы, ошпарено потянулся в сумку за болтом.
Чернобородый на это даже успел самодовольно ухмыльнуться, барабан прокрутился и курок опустился на капсюль.
ЩЁЛК!..
Оружие выдало осечку. Пират удивлённо взглянул на пистолет, он явно был поражён случившимся, что не удивительно, ведь местные патроны весьма надёжны и это была первая осечка в его жизни. Тут же, почти сразу, он догадался, что всего-то и надо, ещё раз нажать на курок и перекрутить барабан до нового патрона, но было поздно.
Арбалетный болт попал в револьвер, но не в ствол, как полагается по известным законам жанра, «гвоздь» прошёл вдоль ствола, попал в барабан, вывернул запястье с пистолетом до хруста и после, развернувшись, плашмя впечатался в грудь чернобородого. От удара того сорвало с места и отшвырнуло на землю, причинив телу серьёзные повреждения.
Пираты, из тех которые имели при себе арбалеты, вскинули своё оружие и уже готовились нашпиговать Юру болтами, как рыжеволосая женщина яростно взревела:
- Хортонес! (отставить)
Юру почему-то не сильно волновало, что он умрёт, сейчас он видел лишь живые и взволнованные глаза Эриты, что до этого тянулась к поясу, но теперь раздумала и панически рвалась к Артуру, который упал на землю недалеко от неё. Лорд и его жена, в ноги которой в страхе вцепились трое мальчишек, стояли в окружении пиратов и ошеломлённо переводили взгляд между главными участниками событий.
Чернобородый упал на землю и замер, револьвер вывалился из его искалеченной руки и остался лежать на мелком гравии двора резиденции. Женщина с рыжими волосами начала что-то яростно втолковывать пиратам вокруг, указывая пальцем сначала на попаданца, а после, зачем-то, на лежащий рядом с поверженным подельником пистолет.
Юра ясно различил слово «симитар» - заблудший, что уже входило в его скромный багаж познания местного языка.
Он вложил в арбалет новый болт и взволнованно направил оружие на врагов, не понимая, почему те ещё не прикончили его.
Как ни странно, но разбойники очень быстро пришли к некоему общему соглашению, причём внезапно единодушному. Рыжая что-то прокричала лорду и прочим пленникам. Эрита, что умудрилась окончательно вырваться из хватки растерявшегося пирата, с набухающими от слёз глазами, склонилась над Артуром.
- Юра, опусти арбалет, они отпускают нас всех и уходят! - пробулькала девушка, залившись слезами.
От такого поворота молодой человек впал в ступор. Да, он сделал нечто невозможное - повернул поезд событий на новые рельсы, уверенный, что заплатить за перевод стрелок придётся жизнью. Ведь не исчезла страшная женщина, которая смогла блокировать яростную атаку Артура. Никуда не делись пираты, а Эрита, пусть и живая, всё ещё пленница. И тут выясняется, что враг бросает всё и уходит...
Попаданец ещё не знал, что происходящее логично донельзя. На момент Вознесения большая часть мира людей долгое время находилась в состоянии очень похожем на начало земного XX века. Материки опутывали ленты железных дорог, воздушные просторы рассекали громады дирижаблей, спиртовые и газовые двигатели сердцами бились в корпусах различных машин. С территории материка «богов» - Эдема, стартовали ракеты, выводящие на орбиту спутники столь необходимые для контроля над остальной территорией планеты. Но вот, примерно триста лет назад, Боги сменились...
Новых Богов перечисленное не устраивало, кроме магии конечно. Магию они ещё и подкрутили, серьёзно облегчив её доступность для местных. Имелась у них такая возможность, ибо Боги были истинными, а не превознесёнными.
Далее начался Проект, в рамках которого на биополе планеты была установлена Система. А после на планете появились первые попаданцы, которые по задумке новых хозяев должны были работать руками и головой, а не стрелять из ружей с безопасного расстояния. Посему местный прогресс серьёзно «причесали». Но осталось немало чертежей и формул, которыми, порой, пытались воспользоваться, утешая себя тем, что Боги в дела местных особо не вмешивались.
Вот только когда вмешивались, делали это со своим - божественным размахом. И порой размахом весьма жестоким. И «Рыжая» с подельниками это прекрасно знали. С того момента, когда в лоб попаданца был направлен револьвер, всё изменилось, ведь именно глазами заблудших смотрели на мир Хранители. И вопрос доплывут ли они живыми до родных берегов стаял на повестке дня сразу за вопросом, доберутся ли они живыми до корабля. Под давлением, этих, не очень философских вопросов, решено было операцию спешно свернуть и, сверкая пятками, валить отсюда.
Внезапно Эрита взревела. Она выхватила из-за пояса хитрую полоску «стали», которая, распрямившись, превратилась в тонкий стилет, замахнулась ею и бросилась к чернобородому. Тяжелораненый пират лежал без движения, лишь грудь его поднималась в прерывистом дыхании.
- Не прощу! - разбрызгивая слезы, набросилась она на распластавшегося на земле разбойника.
Руку её успел перехватить отец, конвой которого беспрепятственно позволил это сделать. Лорд схватил руку дочери и, развернув её, уткнул плачущую девушку себе в грудь, крепко сжимая запястье со стилетом. Эрита всхлипнула, дрогнула, выронила оружие, и с плачем уткнулась в грудь отца. Гнев её куда-то провалился, уступив место пустоте и горю.
Пираты созерцали всё это мрачно и отстранённо: у них явно не было ни времени, ни желания вмешиваться в происходящее. Во дворе появились десятники и координаторы пиратов, вместе с ними Рыжая быстро привела массу нападающих в движение и те, побросав тяжёлые трофеи и оставив заложников, спешно, но достаточно организованно, начали отступать к морю. На прощание пиратка, явно ставшая главной, бросила на поверженного капитана презрительный взгляд. Заодно никто из пиратов не предпринял и намёка на попытку забрать его тело. Раздав последние команды, женщина спешно направилась к воротам поместья.
Здесь рыжая поймала Юрин взгляд. Наверно почудилось, но молодому человеку показалось, что женщина, пусть незаметно, улыбнулась. Однако обдумать эту улыбку сил у Юры не нашлось. Поняв окончательно, что опасность отступила, он перестал обращать внимание на пиратов, которые опасливо обходили его стороной, и, простонав, шлёпнулся лицом на землю двора резиденции. На этом его сегодняшние приключение закончились, так как сознание молодого человека покинуло.

 

***

 

Павел удивлённо обратился к Чингисхану:
- Чингиз, нам выдали квест на зачистку!
- Ого, каков уровень дозволенного вмешательства?
- Максимальный! - восхищённо и поражённо одновременно, выпалил лучник.
На это капитан команды присвистнул.
- Даже не хочу гадать, чем они так облажались...
- Будем резать, будем бить, корабли с добром топить! - с акцентом недобитого гестаповца, протянул Дитрих и ухмыльнулся.
На ухмылку эту, со стороны берега, раздался оглушительный взрыв. Пальни из пушек все три фрегата одновременно, не выдать им и трети силы грохота, что сотряс воздух.
- Что там? - спросил у Павла немец.
- Слишком далеко, - ответил товарищ. - Но я сомневаюсь, что кораблей у нападающих стало больше...
- Чем занята Адьяа? - спросил Чингисхан.
- Ждёт пока всё закончится, чтобы помочь раненым.
- Ладно, - подытожил капитан, - Дитрих отправляйся в порт, действуй на своё усмотрение, уровень вмешательства позволяет залить всё кровью, но по возможности оставь правосудие местным. Павел, найди Адьяу и скажи, что руки развязаны, а после «заткни» фрегат, который обстреливает восточную окраину.
- Оу! Пираты на западе спешно сворачиваются и направляются к морю, - прервал Павел капитана. - Даже заложников побросали!
Чингиз кивнул и продолжил:
- Вероятно там первопричина нашего задания. В общем, я на запад, «подмочу порох» второму фрегату и пообщаюсь с нападающими: попрошу подождать нас денёк километрах в ста западнее и прослежу, чтобы не увезли лишнего.
- А они согласятся на такое? Может лучше дождёмся «торговца», - засомневался Дитрих.
- Разве мне откажешь?.. - улыбнулся Чингисхан. И улыбка эта была очень недоброй.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий