Закон молодильного яблочка

Глава 3

— Вам нужен второй листочек, — подобострастно подсказала Ирина, — он, похоже, к первому случайно приклеился.
— Вижу, — сердито буркнул шеф. — Внимание! Кха-кха… Итак, пожар. При первых признаках задымления библиотеки архива коллектив должен сделать следующее. Первое: собрать документы и вынести их в безопасное место. Начальнице нужно взять огнетушитель и огнетушить им очаги возгорания. Второе: замзав надо с помощью лопаты создать вокруг библиотеки заградительный ров, чтобы пламя не перекинулось на помещение особой важности, а именно на личный кабинет начальника.
Перед моими глазами развернулась картина необыкновенной силы: дама по имени Наталья Владимировна яростно ковыряет заступом паркет в коридоре, создавая заградительный ров… Библиотека-то расположена в городском здании, это вовсе не сарай в поле. Ох и нелегко придется заместительнице Веры Васильевны! Я невольно хихикнула, но тут же закашлялась, чтобы скрыть смех.
— Третье, — нудил Шлыков, — сотрудницы низшей квалификации с помощью ведра воды (одна) и мешка с песком (вторая) перекрывают доступ кислорода к огню, одновременно вызывая в архив пожарную бригаду, «Скорую помощь», МЧС, аварийные Мосгаза, Мостелефона, Мосводопровода и Мосэнерго, сообщают о происшествии начальнику архива А. Н. Шлыкову, не отвлекаясь при этом от заливания водой и опесочивания территории, пораженной огнем.
Босс повернулся к Вере Васильевне.
— А что мы имеем сейчас? Никто из вас, кроме новенькой, даже не подумал спасти документы. Кстати, почему у сотрудницы пустое детское пластмассовое ведро?
— А какое надо? — еле слышно прошептала глава библиотеки.
— Цинковое! Двадцатилитровое! Полное воды! — заорал шеф архива. — В чем прок от пустого ведра? Отвечайте, Никитина!
— Э… э… э… — забормотала зав библиотекой, — ну… э… э…
А начальник уже налетел на Наталью Владимировну:
— Зачем у вас складная лопата в руке? Говорите!
— Ну… вроде…
— А какая требуется? — решилась задать уточняющий вопрос Вера Васильевна.
— Пожарная! Установленного по ГОСТу образца! — завопил руководитель архива. — Правильного размера! Вида! Формы! Цвета! И какого дьявола вы все, кроме новенькой, в домашних тапках?
— Ноги в туфлях устают, — призналась Лена.
— Вон оно что… — неожиданно залучился улыбкой начальник. И тут же взорвался воплем: — А у новенькой кроссовки на шнурках! Джинсы, кофта! Побежит с бумагами, папки не потеряет, документы спасет. Правильная одежда и обувь. К тому же она сообразила документы схватить. У вас же шлепки со ступней сваливаются… Все! Вера Васильевна, вы теперь сотрудник категории два. А она заведующая.
Увидев направленный в мою сторону указательный палец, я попятилась. Никитина скорчила гримасу.
— Тараканова не в штате архива…
— Она теперь заведующая! — рявкнул Шлыков. — Остальным молчать. Не нравится решение начальства? Дверь открыта. Шагом марш в сад!
Андрей Николаевич повернулся и был таков. Вера Васильевна зарыдала и убежала. Наталья Владимировна взглянула на меня.
— Очень вас уважаю и ценю.
Потом тоже унеслась.
— Вам чайку заварить? — поинтересовалась Лена. — Могу сбегать на улицу за шаурмой.
— Спасибо, — ответила я, — не старайтесь. Сейчас пойду к Андрею Николаевичу и объясню ему, что я писательница, не нанималась в его архив сотрудницей. Вера Васильевна опять возьмет бразды правления в свои руки.
— Да, да, я сношусь за лепешкой с курицей, — словно не слыша меня, решила Лена, — заодно куплю водички в бутылочке для чая. Верке-то всегда из-под крана наливала в сортире, а для вас хочется что-то хорошее сделать.
Девушка испарилась. Ирина рассмеялась и тоже ушла. Я осталась в библиотеке одна. Ну, Вилка, ты мастер художественных неприятностей!
Наверное, настала пора объяснить, почему я очутилась в столь странном месте? Что ж, приступаю.
Мой жених Степан Дмитриев улетел в Америку. Свадьбу мы сыграем в декабре, на календаре сейчас сентябрь, самое начало первого месяца осени. Я проводила будущего мужа в аэропорт, и не успел Степа помахать мне рукой, уйти в зону дьюти-фри, как я заскучала по нему. А через день после отлета Степы у меня случился творческий кризис — мне никак не удавалось начать новую книгу. Обычно из состояния коллапса меня выводит Степан. Но сейчас-то он находится далеко! Конечно, можно было позвонить в Нью-Йорк, но мне не хотелось отвлекать жениха от дел.
Неделю я маялась у письменного стола, пытаясь придумать первую фразу нового романа. С трудом родилось несколько вариантов — «Наступила осень», «Наступил сентябрь», «Наступило лето», «Наступила весна». На том моя фантазия иссякла. Стало понятно: времена года здесь совершенно ни при чем, наступили вовсе не они. Просто у меня наступило творческое бессилие, в связи с чем я впала в полнейшее уныние.
В тот момент, когда из моих глаз на лист бумаги, где толпились зачеркнутые фразы, каждая из которых начиналась со слова «наступить», закапали слезы, позвонила Ксения Зеленкина, начальница одного из отделов издательства «Элефант», и нежным голосом спросила:
— Вилочка, как ты относишься к деньгам?
— По-разному, — честно ответила я, — в зависимости от того, что с ними предстоит делать: получать или отдавать. В первом случае я радуюсь, во втором — восторга не испытываю.
— Ко мне обратился бизнесмен Александр Ферин, — продолжала Ксюша, — он просит написать для него книгу и предлагает шикарную оплату. Ему нужен детектив с сюжетом, который он сам придумал, — историческое убийство, случившееся четыреста лет назад.
— Давненько, — вздохнула я, — свидетелей в живых уже нет. И улик не найти.
— Верно, — хихикнула моя собеседница.
— Ты же в курсе, что я не могу похвастаться буйной фантазией, — продолжала я, — могу лишь описать то, что случилось в действительности.
— Так убийство произошло в реальности, просто очень давно, — возразила Зеленкина.
— Исторический детектив — не мой конек, — продолжала отбиваться я.
— Я отправила тебе на ватсап цифру аванса, который Ферин заплатит, как только ты согласишься работать, — прожурчала Ксюша. — А основная часть денег будет мигом вручена тебе в момент сдачи рукописи в «Элефант». Кстати! На обложке будет твоя фамилия, не Александра.
— Слышала про богатых людей, у которых жены хотят стать писательницами, — засмеялась я. — Красавицы мечтают на презентации раздавать автографы и чтобы журналисты под их снимками писали не «светская дама», а «писательница».
— Всем же понятно, что «светская дама» — красивое название бездельницы, которая живет за счет мужа-папы-брата, бегает по тусовкам, чья жизнь протекает по маршруту: салон красоты — магазины — ресторан — ночной клуб, — перебила Ксюша. — А «писательница» — это престижно и модно. Раньше считалось хорошим тоном открывать цветочный магазин, потом настала очередь кафе, затем все супруги и дочки запели, превратились в звезд эстрады или ходили по подиуму и снимались в телесериалах. А в этом году новая фишка — светские дамы становятся писательницами. Мужья нанимают…
— Тех, кто может состряпать повесть, — перебила я, — и та выходит под фамилией жены. Мадам гордо презентует свою «стряпню», оставляет автограф на книгах, и все довольны. Ух ты…
— Увидела сумму аванса? — предположила причину моего удивленного возгласа Ксюша.
— Да, — откликнулась я. — Однако странно, цифра уж очень большая.
— Денег много не бывает, — заметила Зеленкина.
— Верно, — согласилась я. — Но зачем бизнесмену столько денег платить? И за в десять раз меньшую сумму какой-нибудь журналист легко ему сагу сочинит. Все равно сей опус никто читать не станет, книга-то нужна лишь «светской даме» в качестве аксессуара, чтобы показывать ее и говорить: «Это я написала».
— То-то и оно! — засмеялась Ксения. — Александру не нужно из супруги детективщицу делать, он вообще не женат, живет с мамой. Та астролог, вполне успешный, ведет колонку в гламурном журнале и телепрограмму. То есть ей не надо зарабатывать популярность за счет чужого труда. Ты не поняла: Ферину нужна книга именно Арины Виоловой на его сюжет. Он надеется, что твое имя привлечет читателей, об истории узнает широкий круг людей.
— Один раз я пробовала написать роман по заказу, — пробормотала я.
— И что? — полюбопытствовала Ксюша. — Получился?
— Ну да, — протянула я, — только совсем не тот, на который рассчитывала заказчица. Бизнесвумен задумала пропиарить свою гостиницу, а у меня получился детектив под названием «Кошмар в отеле». Короче, я раскопала кучу такого, что трогать не следовало, целая армада хозяйских и чужих семейных секретов на свет божий из-под камней змеями выползла.
— Включи ум! — потребовала моя собеседница. — Если один опыт оказался неудачным, это еще не повод не брать другой заказ. Писать просят не о современности, а о событиях, которые четыреста лет назад происходили. В живых-то никого не осталось! Какие бы там истории ни открылись, кому они повредят? Тебя сильно взволнует, если твой предок в тысяча четыреста девяносто девятом году убил своего соседа, чтобы заполучить его жену? Только честно!
Я призадумалась.
— Ну если честно, то, конечно, не особенно приятно знать, что во мне есть гены, которые позволили прапрапрадедушке стать убийцей. Но…
— Честно говори! — потребовала Зеленкина. — Ты очень испереживаешься, услышав о стародавнем преступлении?
— Да в общем-то нет, — призналась я. — Оно уже как легенда.
— Вот и ответ! — обрадовалась Ксю. — Короче, номер мобильного Александра Ферина я тебе отправила. Звякни ему, и поговорите. Деньги ну очень приличные! Тебе же они нужны?
— Ты знаешь человека, который на такой вопрос ответит: «нет»? — засмеялась я.
— Да есть один, способный на это, — усмехнулась Зеленкина. — Сейчас он живет в Индии, ходит босиком, ест горсть риса в неделю и совершенно счастлив. А среди моих московских знакомых аскетов нет. Ты в данный момент над чем-то работаешь? Новую книгу пишешь?
— Нет, — призналась я.
— Очередной сюжетец обмозговываешь? — не утихала Ксения.
Мне пришлось снова ответить:
— Нет. Ничего интересного пока в голову не пришло.
— А тут предлагают идею романа и отличные деньги за его написание, причем на обложке поставят не чужую, а твою фамилию. Что еще надо? — рассердилась Ксюша. — Не имею права тебе говорить, но скажу. Небось ты в курсе, чем я в «Элефанте» занимаюсь?
— Продакт плейсментом, — ответила я. — То есть соединяешь компанию, решившую прорекламировать свой товар, и писателя, который за некую сумму готов упомянуть про, допустим, ночной горшок производства данной фирмы в своем произведении. Но я таким бизнесом не занимаюсь.
— А зря! — отрезала Ксения. — Ночные вазы, между прочим, нужны, платят за них нормально.
— Не знала, что кто-то из писателей эти изделия рекламирует, — смутилась я, — просто пошутила сейчас.
— А еще ты не знаешь, что многим за продакт совсем крошечные денежки в лапки падают, и люди бывают счастливы, — затараторила Зеленкина, — тебе же повезло получить шикарное предложение: и сюжет, и деньги. Все, хватит болтать, звони Ферину, договаривайся о встрече. Не тормози! Вдруг он передумает?
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Олег
    Исписалась Донцова, где те старые добрые детективы именно иронические, понапридумывала все вплела, читать противно