Закон молодильного яблочка

Глава 10

Не успела я выехать на шоссе, как мне позвонил Степан.
— Чего поделываешь?
— Пытаюсь добраться до Эммы к шести вечера, — пояснила я, — опаздывать неприлично.
— Эмма? — повторил Дмитриев. — Впервые слышу от тебя это имя.
— Сама его узнала не так давно, — вздохнула я и рассказала Степе про звонок Вали.
— Ну молоток Федякина, — крякнул Степан, — надо же, уломала тебя. Просто мастер переговоров. Значит, она открыла агентство по найму персонала? А почему в свой офис не позвонила, не велела сотрудникам найти домработницу? Тебе следовало сказать ей: «Валентина, я не занимаюсь поденной работой. При всем уважении к тебе, не готова на черный труд. И у тебя есть фирма. Почему мне трезвонишь?»
— Не сообразила как-то, — грустно призналась я, — сразу не пришло в голову.
— Тухлый ты кролик, — разозлился Степа. — Хм, согласилась не пойми у кого полы мыть… Забыла, что ты известная личность, Арина Виолова? Черт-те что прямо! Ну, Валентина, ну, погоди, я вернусь, услышишь ты тогда ласковое слово…
— Сама могу с человеком сурово побеседовать, разберусь с Федякиной! — воскликнула я.
— Ага, уже разобралась, — не успокаивался Степа. — Швабру с собой везешь или на месте выдадут?
— Лечу на ней, — хихикнула я.
— О! Удобно, пробок нет, — процедил Дмитриев. — Вот как тебя одну оставить? Мигом глупостей натворишь!
— Эмма инвалид, — остановила я Степана, — прикована к креслу. У нее есть компаньонка с необычным именем Франция Германовна, которая ухаживает за госпожой Крамовой, но с шести до десяти вечера сиделки нет. Поэтому на это время ей требуется домработница — чай подать, например, что-то купить сбегать. Я решительно отказывалась от роли, которую навязывала мне Федякина, но когда Валя сказала, что парализованная Крамова останется одна, а вдруг пожар…
— Дальше можешь не продолжать, — остановил меня Степа.
— Это всего будет пару раз, — забубнила я. — А еще мне сегодня пришлось дважды давать показания полицейским. Один оказался полным идиотом, второй произвел хорошее впечатление.
— Ты украла в трамвае кошелек, а когда тебя высадили, спустилась в метро, начала стрелять в окружающих чернилами из водяного пистолета и была задержана? — предположил Степан.
— Хорошая идея. И почему она мне раньше в голову не пришла? — парировала я. — Нет, повод был другой. Я зашла в кафе, за соседним столиком мужчина пил эспрессо, потом он вышел на улицу и умер. Похоже, у него инсульт.
— М-да, — долетело из трубки.
Я продолжила:
— А еще женщины в архиве решили полакомиться конфетами. Сотруднице Елене внезапно стало плохо, и ее увезли в больницу. Когда я вернулась из кафе, у заведующей библиотекой начался отек Квинке. К ней тоже приехал доктор. Я вышла в коридор, беседовала с Валентиной, а Вера Васильевна за это время умерла. Лена тоже не выжила.
— Надеюсь, ты конфеты не пробовала? — забеспокоился Степан.
Я повернула направо и притормозила у шлагбаума, который закрывал въезд во двор.
— Не сочти меня снобкой, но я не ем конфеты, в составе которых есть пальмовое масло, соевый лецитин и еще куча всяких удивительных составляющих. Мне нравится шоколад, в котором какао-масло, какао-бобы и больше никаких других ингредиентов. Ну еще, может, немного сахара. Ой, а заведующий архивом, Андрей Николаевич Шлыков! Это просто нечто!
Охрана во дворе дома Крамовой оказалась на редкость нерасторопной, шлагбаум долго не поднимали, и я успела подробно рассказать Степе о том, как странно ведет себя Шлыков.
— Похоже, у него и впрямь с мозгами беда, — сказал мой будущий муж, — на шизофрению похоже. Опасно около такого больного находиться, ведь неизвестно, что ему в следующий момент в голову взбредет. А если у человека еще есть и коллекция стрелкового оружия, то это совсем стремно. Сейчас позвоню Игорю, пусть он узнает, не лечится ли где сей тип. Вилка, если выяснится, что он псих, ты немедленно покинешь архив. Хорошо? Не хочу, чтобы моя жена от сумасшедшего пострадала. Ты мне дорога как память о детстве. И не смей со мной спорить!
— Собственно, я даже не собиралась, — вздохнула я, — самой некомфортно рядом с неадекватным дядькой. Но сейчас можно посещать психиатра в дорогой клинике анонимно. Хотя Шлыков не похож на человека с деньгами.
— Даже если он ходит на сеансы анонимно, Игорь все раскопает, — пообещал Степа.
Наконец красно-белый шлагбаум медленно поднялся.
— Приехала, — доложила я жениху, — давай попозже созвонимся.
— Напряженный, однако, у тебя сегодня денек выдался, — заметил Степан, — надеюсь, вечер будет не столь хлопотным. Звякну в пол-одиннадцатого по Москве. Думаю, ты как раз закончишь полы мыть.
Я положила трубку в сумочку и вылезла из своей малолитражки. Сама понимаю, что совершила глупость, согласившись на эту авантюру, но Валентина может уговорить кого угодно и на что угодно.
Я повертела головой, осматриваясь. Хм, а госпожа Крамова явно не испытывает финансовых затруднений — дама живет в доме, где совсем не дешевые квартиры.
— Вы к кому? — спросил секьюрити.
— В сто пятую квартиру, — ответила я.
Охранник показал на маленький коридор.
— Лифт там.
— Вроде подъемники справа, я прекрасно их вижу, — улыбнулась я.
— Вам в пентхаус, — объяснил секьюрити, — там своя кабина. Код знаете?
Из сумки послышался тихий звон — прилетела эсэмэска. Я вынула трубку и прочитала: «Нажми 5614. Пароль. Лифт». Федякина очень вовремя прислала код.
— Пять, шесть, один, четыре, — озвучила я цифры и поспешила в указанном направлении.
Кабина доставила меня к двери, которая открылась, едва я решила нажать на звонок.
— Вы домработница от Федякиной? — спросила худенькая, похожая на воробья пожилая дама, сидевшая в инвалидном кресле.
— Здравствуйте, меня зовут Виола, — представилась я.
— Эмма, — назвалась старушка. — Без отчества. Терпеть его не могу. Мне срочно нужен арбутус. Сию секунду. Глаза ломит. Можете купить?
— Арбутус? — переспросила я.
— Глаза ломит, — повторила хозяйка, — прямо жжет. Арбутус вы найдете в аптеке в супермаркете. Доступно вам объяснила?
Я улыбнулась. Понятно, Эмме необходим альбуцид, хорошие, давно придуманные глазные капли. К сожалению, они сильно щиплются, но прекрасно борются с инфекцией.
— Да, я все поняла.
— Пожалуйста, дорогая, не стойте, — поторопила меня хозяйка, — вот.
Я взяла протянутую кредитку.
— Код четыре единицы, — пояснила Эмма. — Не задерживайтесь! Ох, чуть не забыла… Дайте ваш номер телефона, сброшу на ватсап сообщение, получите мой контакт.
Я написала Эмме номер и ушла в глубокой задумчивости. Хозяйка впервые увидела домработницу, не проверила у нее паспорт, не задала каких-либо вопросов, вручила незнакомой тетке платежный документ, сообщила код доступа к нему и отправила в аптеку. Это редкостная беспечность или безграничное доверие людям? Если верно второе, то госпожа Крамова достойна восхищения.
Сама-то я поняла, что далеко не каждый человек честен, в семь лет, когда меня отправили за молоком.
— Смотри не потеряй деньги, — строго велела тетка Раиса, — купюра крупная, внимательно проверь сдачу.
Я побежала в магазин, крепко сжимая кошелек, и вернулась домой в слезах. У кассирши не нашлось сдачи, она ласково сказала мне:
— Девочка, погуляй минут десять, я наберу денег и отдам.
Наивная семилетка вышла на улицу и ровно в указанное время вернулась. В кассе сидела другая работница. На мои робкие слова:
«Тетенька, а где другая тетенька? Она мне сдачу не отдала», — последовал ответ:
— Хватит врать. Смена закончилась, кассирша деньги сдала, все ровно совпало. Ах ты, маленькая пакостница, решила, что тебе поверят? Шагай отсюда, пока по заднице не получила!
Раиса тоже заподозрила меня во лжи, решила, что я потеряла сдачу, и от души наподдавала мне тумаков.
Воспоминания заставили меня поежиться, я вошла в торговый центр, потом в аптеку и приблизилась к прилавку.
— Добрый вечер. Мне нужен альбуцид.
— Для наружного или внутреннего применения? — лениво спросила фармацевт.
Я растерялась. Ну, во-первых, я не знала, что капли можно пить. А во-вторых, как правильно ответить? Глаз находится снаружи, значит, он определенно не внутренний орган. Но, когда капаешь, лекарство оказывается внутри того, что снаружи.
— Ау! — окликнула меня девушка в белом халате. — Как доктор прописал использовать медикамент? Глотать, жевать, растираться им, колоть его?
Маловероятно, что аптекарша никогда не слышала про альбуцид. Она что, смеется надо мной? Я посмотрела на щекастое лицо девушки, поняла, что та недавно закончила училище, и решила быть снисходительной.
— Мне нужны капли в глаза.
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Олег
    Исписалась Донцова, где те старые добрые детективы именно иронические, понапридумывала все вплела, читать противно