Тетушка с угрозой для жизни

Глава 9

Внутри дома оказалось очень уютно и славно. Даже удивительно, как хозяйке этого дома удавалось поддерживать чистоту и порядок, имея на руках двух не вполне взрослых детей и двух совсем маленьких ребятишек. Наверное, причина заключалась в постоянном движении этой женщины, движении осмысленном и упорядоченном. За все время, пока Саша был в гостях у Морозова, он не заметил, чтобы она присела хоть на минутку для того, чтобы просто передохнуть. Даже когда она устроилась на полу, чтобы поиграть с младшими детьми, в руках у нее тут же оказалась какая-то детская одежка, нуждавшаяся в том, чтобы ее привели в порядок.
К Сашиному удивлению, первым делом Морозов рассказал ему о своем сотрудничестве с «Пеликаном». Сделал он это по причине того, что тоже узнал в Диме бывшего крябряшмыга. Названия своего бывшего места работы Морозов не упоминал, но то, чем занималась эта организация, не позволяло думать о какой-то иной. Не может быть, чтобы две аналогичные фирмы занимались перевоспитанием трудных подростков, действуя таким оригинальным способом. Да еще чтобы в обеих этих фирмах трудился сам Морозов!
Так что Саша эту часть рассказа Морозова выслушал без особого интереса. Многое он уже знал и сам. Единственное, что стало для него сюрпризом, это трактовка Морозова своего ухода. По его версии получалось, что он стал жертвой чьих-то интриг.
– А верней, одного-единственного конкретного гада!
– Ты знаешь его имя?
– Знаю. И еще я знаю, чем он занимается. И он знает, что я знаю. И чтобы я не болтал, он подстроил так, чтобы меня уволили. Но честно и прямо мне в глаза сказать, чтобы я убирался, этот гад не мог. Понимал, что у остальных обязательно возникнут вопросы о том, по какой причине он хочет меня уволить. Вот гад и подстроил дело так, будто я последняя мразь, вымогаю деньги у несчастных родителей.
– А ты этого не делал?
– Нет, конечно! Разве я похож на такого?
И кому верить? Саша был в растерянности. Витя был уверен, что Морозов негодяй, и уверил в этом Сашу, потому как в его словах чувствовалось искреннее возмущение. А теперь Морозов клянется, что его подставили. И выглядит при этом опять же искренним. И кому из них двоих нужно верить?
– Гад этот высоко сидит, поэтому до него так трудно добраться. Я даже думаю, что он всю эту катавасию с детишками затеял с одной-единственной целью.
– Я знаю – благотворительность.
Морозов от Сашиных слов даже зажмурился, словно бы ему на больной зуб капнули горячим.
– Чего? Какая благотворительность! Совсем нет! Все закручено для того, чтобы гад невозбранно мог присматриваться к самым симпатичным ребятишкам. Нравится ему, понимаешь ли, наблюдать за детишками. И как я думаю, теперь уже и не только наблюдать.
– А что еще он с ними делает?
Вместо ответа Морозов уставился на него.
– Слушай, парень, не знаю почему, но ты мне сразу понравился. Есть в тебе что-то такое… что-то искреннее. Одним словом, у тебя сегодня есть время?
– Да. Немного есть.
– Тогда съездим к одному человеку.
– К тому гаду?
– К нему еще рано. Сначала поедем к человеку, который лучше моего тебе про него все объяснит.
Вера, которая присутствовала при этом разговоре, внимательно посмотрела на Морозова.
– Повезешь его к Сергеевым? Не рано ли?
– Надо, чтобы человек все сам из первых уст услышал.
Что же, Саша был не против очередной поездки – теперь уже к неизвестным ему Сергеевым. Назвался груздем, полезай в кузов. Коли ухватился за кончик ниточки, надо продолжать разматывать клубочек.
– У меня пес не кормлен.
Стоило ему заикнуться, как Барон мигом получил миску супа, чтобы совсем уж не оголодать, участвуя в приключениях хозяина. А пока пес утолял голод, Морозов собрался в дорогу. Но когда они уже стояли в дверях, прибежали старшие мальчишки. Откуда-то узнав, что отец с гостем едут к Сергеевым, они потребовали взять их с собой.
– Мы сто лет Костю не видели. Пожалуйста!
– Возьми их.
– Да у нас с Сашкой серьезный разговор к Сергееву.
– А мальчишки пусть в это время поиграют с Костей. И им хорошо, и тому полезно будет.
Было видно, что Морозову не слишком хочется брать их с собой, но спорить с женой ему хотелось еще меньше. Так что старшие мальчики забрались на заднее сиденье машины. И под явно завистливыми взглядами младших детей, которым выпало оставаться дома с матерью, старшие отправились в гости.
Сергеевы жили неподалеку. А по меркам большого города Морозовы и Сергеевы жили вообще рядом. Уже через полчаса машина Морозова притормозила у крайнего подъезда многоквартирного дома. Они поднялись на четырнадцатый этаж и были встречены всей дружной семьей Сергеевых. Кроме старшего мальчика – Кости, который выглядел лет на 14 и к которому сыновья Морозова кинулись в первую очередь, в этой семье было еще двое ребят помладше, а также дедушка с бабушкой. Хорошая, веселая семья, казалось невозможным поверить в то, что у этих людей могут возникнуть какие-то трудности с воспитанием ребенка.
Что же случилось с Костей, что этим людям пришлось прибегнуть к услугам сотрудников «Пеликана»? Саша задал этот вопрос и получил исчерпывающий ответ.
– Мы люди служивые, куда родина отправит, туда и поедем. И довольно продолжительное время мы кочевали по всей стране. Жаловаться не стану, всякие места повидали. Но детям, конечно, тяжело. Смена школ, смена друзей. Ко всему привыкаешь, но все-таки мы с женой решили, что для ребенка лучше оседлый образ жизни. Младших мы оставили при себе, а Костя – наш старший – способности проявлял и учился он тут в Питере в физико-математической школе, получал очень качественное образование. Предоставить такого уровня педагогов в других местах мы не могли.
Поэтому на семейном совете было решено оставить будущего ученого в Питере с бабушкой и дедушкой, под их чутким присмотром и контролем.
– Костя с ними отлично ладил. Проблем не должно было возникнуть. К тому же сначала мы должны были отсутствовать всего год. Ну, подумаешь, один год. Что может случиться с ребенком за год такого? Но затем планы изменились. Мы задержались на долгих три года. И за это время Костя успел подрасти и нахвататься дерзких замашек.
– Когда мы вернулись, то узнали о своем старшем пугающие подробности. Деда с бабкой, как выяснилось, он ни в грош не ставил. Не слушался их совершенно на том лишь основании, что у них обоих, видите ли, не было за спиной высшего образования.
– Педагоги в его «умной» школе придавали слишком большое значение развитию интеллектуальных способностей своих учеников в ущерб, на мой взгляд, морально-этическим.
– В общем, Костя наш за эти годы, пока мы им не занимались, успел зазнаться и испортиться.
Но бабушка с дедушкой внука обожали. И опасаясь, как бы родители его у них не забрали, всячески внука выгораживали.
– Ни единой жалобы на его поведение мы от них не услышали за все эти годы! А ведь рассказать там было что!
Во время коротких визитов своих родителей Костя старался вести себя прилично. И хотя что-то в его поведении отца настораживало, он, поддаваясь на уговоры жены и ее родителей, сына оставлял учиться дальше и жить с бабушкой и дедушкой.
– Ну, и доучился наш Костя. Начал бабку с дедкой гонять, словно ровесников. Откуда уж они узнали про этот «Пеликан», я понятия не имею. Но было решено обратиться туда за помощью.
– И что? Помогли?
– Костя изменился, – нехотя признался Сергеев-отец. – Но что тому стало причиной, другой вопрос.
– Мальчика обижали?
– Мне трудно говорить об этом, все-таки речь идет о моем ребенке. Но я подозреваю, что Костя попал в лапы сексуального извращенца из тех, что предпочитают вступать в отношения не с женщинами и даже не с мужчинами, а с молоденькими мальчиками.
Саша похолодел.
– Вашего Костю, что…
– Нет, физического насилия над ребенком совершено не было. Но, как я подозреваю, все шло к тому. И я очень благодарен Павлу за его помощь. Если бы не он, то было бы уже поздно что-то предпринимать. А так он сумел до меня дозвониться и объяснил, в какой опасности находится Костя. Разумеется, я все бросил и тут же примчался на выручку парню. Совместными усилиями нам с Пашей удалось Костю разыскать. Мы хорошенько поговорили с тем типом, который его «пригрел», и вернули ребенка в семью. После чего я попросил о переводе из части, и хотя и с потерей в должности, перевод этот был мною осуществлен. И я не жалею. Пусть тут в Питере я пока что получаю меньшее жалованье, но главное, что мой сын находится под моим непосредственным присмотром.
Саша взглянул на Морозова. Что скажет тот?
Морозов кивнул:
– Это ты еще видишь пример счастливо завершившейся истории. Но, к сожалению, не все родители так рьяно кидаются на защиту своих детей. Очень многим так называемым родителям из числа тех, что обращались в «Пеликан», на своих детей, извините за выражение, попросту плевать.
– Не преувеличивай, – возразил Сергеев. – Родители обращаются к тем, кого считают специалистами в своем деле.
Но Морозов не сдавался:
– Они отдают детей в руки сотрудников «Пеликана» и совсем не заботятся о том, что эти сотрудники предпримут, чтобы вернуть им кроткого и послушного ребенка взамен колючей злючки. Что это, как не наплевательство на своего ребенка?
– Но как же так? В «Пеликане» ведется постоянный мониторинг происходящего с детьми. Я видел, мне показывали видеозаписи. И объяснили, что любой родитель в любой момент может проверить, что происходит с его ребенком. Хоть постоянно у экрана сиди.
– Это услуга по желанию. Далеко не все родители отслеживают происходящее с их детьми. Им достаточно того, что договор подписан и по этому договору будут оказаны услуги, которые в результате гарантируют им послушание сына или дочери. А уж какими методами будет это послушание достигнуто, их не интересует совершенно.
– По большей части эти люди очень занятые. Они либо строят карьеру, либо занимаются серьезным бизнесом, на детей у них просто не остается свободного времени.
Слышать такое было дико, но в то же время Саша понимал, что ему говорят правду.
И он начал осознавать размер беды. Ведь если в число сотрудников «Пеликана» затешется какой-нибудь негодяй, такое безразличие родителей полностью развяжет ему руки! А это, судя по всему, и произошло.
– Как я уже сказал, Костя легко и счастливо отделался. Да, он прожил в компании педофила почти неделю, но физического контакта с ним совершено не было. Ребенок вернулся в семью, так сказать, физически неповрежденным. А вот другим детям повезло меньше. Я знаю, по крайней мере, о двух случаях, когда под предлогом психологической помощи этот гад фактически открыто сожительствовал с несовершеннолетним. И все это происходило на глазах и с попустительства родителей ребенка. Те упорно считали, что этот человек покровительствует их мальчикам и все просто прекрасно.
– Что же вы ничего не предпринимали?
– А что я мог? Открыто вмешаться и забрать ребенка я не мог. Это же не мой ребенок. Это могли сделать только сами родители. Я звонил им, разговаривал, объяснял. Кто-то меня услышал, например Сергеевы. Кто-то посылал подальше. А кто-то и донес на меня в «Пеликан», после чего я был с позором оттуда уволен по явно надуманному обвинению.
– Кто же этот человек? Кто вытворяет подобное с детьми?
– Лучше всех его знает милейшая Елена Валентиновна, начальствующая в «Пеликане». Но это только для посторонних она там главная. На самом деле все дело крышует совсем другой человек. Зовут его Игорь, он приходится Елене родным братом.
– Только поэтому Игорю все и сходит с рук?
– И еще один момент, Игорь занимает большую должность. В чиновничьей среде авторитет этого человека необычайно высок. Это и помогает ему так ловко дурачить простым людям головы. Какие только комитеты он не возглавляет! К самим министрам вхож! Вот родители детей и думают, если такой важный человек взял на себя труд поработать с нашим ребенком, значит, польза гарантирована! А некоторые думают еще и так. Не важно, что там этот человек делает с мальчишкой, в будущем покровительство такого человека в любом случае будет полезно. Люди ведь бывают очень разные. И мотивы, которыми они руководствуются, тоже. Многим богатство и власть чиновного негодяя так застилают глаза, что они уже не видят и не хотят видеть его недостатков.
– А вы решились выступить против него?
– Ну как выступить, – смутился Морозов. – Выступлением это вряд ли назовешь. Так, вякнул что-то пару раз и тут же моментально вылетел с теплого местечка. Вреда от моих выступлений самому Игорю не было никакого. Никто моим обвинениям и не поверил. Он как жировал, так и продолжает жировать в окружении своих восхищенных почитателей. А вот я с тех пор вынужден торговать дисками. На приличную работу к себе меня никто брать больше не хочет, отдельное спасибо за это Игорю.
Саша слушал и ужасался. До чего мерзко устроен этот мир! И как хорошо, что есть в нем люди, которые борются против несправедливости. Такие как Морозов, например.
Но при всем при этом Саша не забывал о своей цели визита к Сергеевым. Ведь Паша Морозов обещал, что этот визит поможет напасть на след пропавших мальчиков – Толи и Димы. А пока что Саша не мог понять, как одно связано с другим.
Но когда он задал этот вопрос Морозову, тот сказал:
– Я считаю, что связь тут есть, и самая прямая. Как только ты мне показал фотки пропавших мальчишек, меня как стукнуло. Тот же типаж! Худенькие, десяти-двенадцати лет, подвижные, с быстрыми ясными глазками. Именно таких мальчишек этот гад для своих утех и предпочитает. Не говорю, что он сразу же накидывается на них. Нет! Это было бы слишком примитивно для него. Игорь предпочитает более утонченные наслаждения. Ему важно растлить не столько тело, сколько душу попавшего в его руки юноши.
– Хотите сказать, что Толя с Димой сейчас находятся у этого типа? Сразу оба?
– А что? Время идет, аппетиты растут. Одного мальчишки для пользования этому типу уже недостаточно. Хочется кого-то еще.
– Но матери ищут этих детей!
– И пусть ищут. Дети надежно спрятаны.
– Но это уже самое настоящее уголовное преступление!
– На то и расчет. Игра забирает все круче. Просто взять мальчика к себе уже не торкает, надо все больше и больше увеличивать ставки. Игорь как подсевший наркоман: чтобы получать прежний кайф, ему нужно все больше увеличивать дозу. Опасность добавляет остроты его игре. Думаю, что в этом причина фактически открытого похищения детей.
– И потом… если все раскроется… его же посадят!
– При хороших адвокатах совсем не обязательно. Мальчишки скажут, что поехали добровольно. А доверенности, выписанные женщинами в прошлый раз, наверняка у Игоря имеются до сих пор. Срок их действия еще не истек. Суд учтет оба обстоятельства, и Игорь снова выйдет сухим из воды.
– Что же делать? Как его остановить?
– Законными методами никак.
– А как можно?
– Можно насовать ему в морду, – сказал Морозов. – Как это мы с Сергеевым уже сделали в прошлый раз. Пришли, вырубили охранников, накостыляли этому гаду, забрали Костю и ушли.
– И после этого тебя уволили.
– Поплатился за правду, – кивнул Морозов, – но ни о чем не жалею! Готов повторить! Как вы? Согласны?
Сергеев взглянул на Сашу. Тот – на Сергеева.
– Если мальчишки и впрямь в руках Игоря, я готов! – заявил Сергеев. – Своего сына выручил, а эти чем хуже? Такие же дети, как и мой Костик. Если их отцы не могут заняться мальчишками, что же пацанам, совсем пропадать?
Саша кивнул.
– Я тоже готов пойти с вами.
И стоило ему произнести эти слова, как внутренности у него наполнило какое-то волнительное ощущение. В животе в один миг стало и пусто, и прохладно. И еще там что-то завибрировало и забулькало. Кажется, это была трусость. Несмотря на уверенность, что он поступает правильно, умом Саша понимал, что сейчас они трое отправятся на дело, которое может плохо для них закончиться. Да, тут было от чего затрепыхаться.

 

Всю дорогу у Саши из головы не шли слова Сергеева об отцах похищенных ребят. Что он там сказал? Если отцы не могут заняться своими мальчишками? А ведь тут и правда, есть о чем подумать. Почему родные папаши пацанов ничем не помогли Тамаре и Лиде в этой ситуации? Как-никак, а пропали их родные сыновья. Даже если отцы в разводе с женщинами, если не занимаются воспитанием сыновей, все равно в такой чрезвычайной ситуации папаши должны были активизироваться. Ведь речь-то идет об их родных детях!
Или женщины просто не сообщили бывшим мужьям о том, что случилось? Скорей всего так и есть. Иначе папаши хоть как-то, но прореагировали бы. И Саша принял решение во что бы то ни стало переговорить с Тамарой и Лидой о неправильности такого подхода.
От этих благих мыслей его оторвал оклик Морозова:
– Приехали! Вылезайте!
Саша выглянул в окно машины. Конечно, перед ними Крестовский остров. И кто бы сомневался? Тут и только тут могли жить подлинные нувориши и сливки общества. Элитный квартал фактически в парковой зоне, в нескольких минутах берег залива, в нескольких минутах центр города. Все удобства жизни в центре плюс прелести загородного особняка. Да еще зеленые парки вокруг. Даже страшно было себе представить примерную стоимость этих домиков. Снаружи на них никакой вызывающей роскоши, но каждому понятно, что земля тут на вес золота, а значит, и квадратные метры стоят столько, что у простого человека в голове не укладывается.
И уж конечно, в таких местах, как это, от охраны самых разных уровней и мастей было буквально не протолкнуться. Выбираясь из машины, Саша искоса глянул на своих товарищей. Сергеев с Морозовым держались не в пример лучше его самого. По ним не было заметно, что они хоть сколько-нибудь волнуются. Ну да, понятно, для них-то такое было уже не в новинку. А вот Саша очковал. И чем дальше, тем сильней.
Он даже позавидовал слегка Барону, оставшемуся с детьми в квартире Сергеева. Барону-то сейчас хорошо, играет там себе, резвится, еще и покормят попозже. И главное, никакой опасности Барону не предвидится. Максимум, что грозит собаке, так это в игре ухватят за длинное ухо или попытаются поймать за хвост. Но Барон умеет постоять за себя. Да и ребята уже взрослые, если Барон на них огрызнется, сумеют понять и сделать выводы.
А вот самому хозяину Барона, похоже, предстоят испытания посерьезней. И чем он думал, когда вписывался в это предприятие?
– Но как мы подберемся к этому гаду? Нас же охрана не пустит.
– А мы у них и спрашивать не станем.
У Морозова уже была разработана целая стратегия по проникновению на вражескую территорию. И он невозмутимо объяснил своему молодому другу, как они будут действовать.
– Этот гад уборщицу не держит, а чистоту очень любит. Так что раз в неделю к нему приезжают сотрудники из клининговой компании и разгребают там все, что он за неделю наворотил. Вот мы с вами под видом этих работяг к нему в гости и пожалуем.
С этими словами Морозов извлек из багажника три комбинезона с нашитыми на них логотипами компании «Чистота и порядок». Точно такой же надписью украсилась и машина Морозова. Да еще на крыше откуда-то появились картонные совок и швабра, явно долженствующие изображать занятие владельца машины.
Морозов протянул спецовки своим друзьям:
– Надевайте!
– Фу! – сморщился Сергеев. – А ничего, что уборкой обычно бабы занимаются, а мы с вами три мужика?
– Ошибаешься насчет баб. В условиях договора у Игоря четко прописано: уборщиков присылать только мужского пола, моложе сорока лет, славянской внешности и по возможности симпатичных.
– Ну, допустим, с внешностью тут мы попадаем. Но моложе сорока… тоже ладно, сойдем за молоденьких, не в паспорт же они к нам полезут дату рождения проверять. Но симпатичных… Тут уж, прости, но симпатичный из нас один – Сашка.
– Ну, последний пункт – это на любителя. Кому-то нравится арбуз, кому-то – свиной хрящик. Тут придраться вообще невозможно. Все отлично прокатит, я вам гарантирую.
С этими словами Морозов первым облачился в рабочий комбинезон, подав пример своим друзьям. Потом он вытащил ведра, швабры, тряпки и целый ящик со всевозможными баночками, бутылочками, тюбиками и прочими емкостями, в которых переливалось и булькало зеленое, синее, белое или вовсе разноцветное.
Сергеев долго рассматривал содержимое этой коробки, а потом спросил с явным недоумением:
– И все это нужно для наведения чистоты?
– Все!
– А моя бабка пользовалась водой с нашатырем и больше ничем. Ну, еще содой иногда пол посыпала, если сильное загрязнение наблюдалось.
– Прошлый век! – заверил его Морозов. – Вот этот тюбик с пастой годится для полировки металлических поверхностей. Вот это чудо-тряпка, стоит ее намочить, она до блеска оттирает любое зеркало. Эта пшикалка для стекол в помещении, эта жидкость – для наружных. А этот порошок годится для стеклянных полочек, он обладает свойством заполнять микроповреждения, потом разбрызгиваешь вот из этой бутылочки, проводишь гладким шпателем и через пять минут полируешь до блеска. И все, ни царапин, ни сколов на полочке уже не разглядеть. Порошок превратился в пасту, паста заполнила трещинки, застыла, и идеально ровная стеклянная поверхность восстановлена.
– Разве нельзя обойтись одним средством? Или той же тряпкой?
– Ни в коем случае! Смотрите и запоминайте. Тут у меня есть средства для удаления ржавчины, удаления накипи, удаления извести, удаления темных пятен и светлых пятен. Для чистки ковров и промывания гардин.
– А для промывания мозгов ничего нету? – с тоской спросил Сергеев. – Я всего этого ни в жизнь не запомню.
– Тебе и не надо. Ты же не уборкой туда едешь заниматься, ты едешь по-мужски разговаривать с этим типом. Просто на всякий случай говорю.
Вспомнив, что уборка ему не грозит, Сергеев воспрянул духом.
– Если поговорить, так это я могу! А ты уверен, что этот тип сейчас дома?
– Уверен.
– Откуда?
– Зашел к нему, пока ехали, со странички его приятеля. Спросил, что поделываешь? Он мне ответил, что сибаритствует у себя дома и никуда сегодня выбираться не собирается. Как видишь, ничего сложного. При желании о каждом можно такое выяснить.
У современного человека остается все меньше и меньше личного пространства. Если еще 10 лет назад ревнивые жены терзали самих себя, придумывая всевозможные причины для задержки супруга, то сейчас причин для неоправданных приступов ревности у них просто не остается. К услугам ревнивых дам и не только их одних всегда имеется самая подробная информация, где и когда человек был, что делал и с кем виделся.
– После этого я влез в компьютер охраны и сделал там пометку о том, что от нашего Игоря поступил заказ в клининговую фирму, услугами которой он всегда пользуется. Так что они в курсе, что мы приедем. И надеюсь, что проблем не возникнет.
Их и не возникло. Охранники уже были предупреждены. Они лишь поинтересовались, почему на этот раз бригада рабочих прибыла так поздно.
– Обычно вы всегда днем приезжаете.
– Видать, приспичило. Для нас желание клиента – закон. Работаем круглосуточно.
Но один из охранников внезапно вспомнил:
– Вчера у вашего клиента вечеринка была. После уже приезжали от вас. Убирались.
– И чего? Значит, остались недоработки. Или заново бардак развел. Долго ли умеючи!
– Другие в прошлый раз приезжали.
– Дневная смена. А мы вечерняя. Еще ночная есть. Надо будет, и их позовем.
И для установления более товарищеских взаимоотношений с охранниками Морозов произнес:
– Эти богатые вечно с жиру бесятся. Есть у нас один клиент, скучно ему, так он в оранжерее грунт из цветочных горшков раскидает по полу, а потом нам звонит и требует, чтобы мы отдельно для каждого цветка этот грунт собрали.
– Это как?
– Торф для пасленовых собираем. Кусочки коры и сфагнум для орхидей выковыриваем. А грунт с песком – это для фиалок. Его мы через сито просеиваем.
– Ничего себе!
– Баба у него цветы любит, а он над ней изгаляется. Ну и над нами заодно. Сначала все растения из горшков выкинет, а потом заставляет землю обратно в горшки пихать.
– Были бы у меня такие же бабки, я бы тоже чего-нибудь в этом роде отчебучил, – сказал самый молоденький из охранников.
Остальные закивали. Они тоже были готовы дурить на полную катушку, были бы на это средства! Один лишь начальник охраны задумался над тем, как бы он поступил, будь у него столько денег. И пока он раздумывал над этой проблемой, троих уборщиков пропустили внутрь элитной островной застройки. Крестовский остров был окружен водой, а квартал элитных коттеджей был окружен кольцом охраны. Получался своеобразный остров на острове.
Остановив машину возле нужного дома, Морозов сказал:
– Внутри дома охраны уже не будет, не считая одной-единственной ленивой дубины на входе. Но для него у меня припасен сюрприз.
– Какой?
– В свое время увидите. Вы вдвоем идите сейчас вперед, а я немного задержусь и подойду позже.
Сергееву с Сашей не оставалось ничего другого, кроме как выполнить это указание. Интерьер коттеджа, в который они попали, был предельно простым, но сразу становилось понятно, что стоит он дороже всяких денег. Белые стены, циновки, отгороженные бумажными ширмами плоские скамеечки. Из украшений вдоль стены тянется корявая черная ветка, наверное, потенциально цветущая сакура.
В отличие от небольших коттеджей и таунхаусов, разбросанных поблизости, это был домик из трех этажей. Как объяснили Саше, на каждом этаже находились принадлежащие одному владельцу апартаменты. Никаких тебе докучливых соседей. Поднялся к себе на этаж и, считай, ты уже у себя дома. Если где жильцы и их посетители и встречались, так это в холле. И пока что компания фальшивых уборщиков как раз в холле и находилась.
Но разглядывать убранство этого холла у друзей времени не было. Им сразу же перегородил дорогу здоровенный детина. Морозов в разговоре давече назвал его ленивой дубиной, но охранник проявил редкостную прыть.
– Стоять! Куда претесь?
– Уборка помещений.
– Куда, я спрашиваю?
– Фирма «Чистота и порядок».
– Нет, вы реально тупые! Куда идете? К Игорю Михайловичу, что ли, опять прикатили?
– Вот-вот, к нему.
– А он вроде как заявки о вашем визите не оставлял, – озадачился охранник.
– Он нас вызвал. Уборка ему нужна.
– Ничего, я сейчас ему позвоню. Хоть и не любит, когда его тревожат, но вдруг и впрямь ошибка какая вкралась.
И охранник начал звонить по внутреннему телефону.
– Игорь Михайлович, тут к вам какие-то двое приехали. Вроде как уборщики, но я никогда раньше их не видел.
– Почему он звонит какому-то Михайловичу? – прошептал Саша. – Наш же Валентинович должен быть?
– Потом объясню.
Охранник докладывал по телефону ситуацию долго и обстоятельно. Саша весь сжался и начал поглядывать на дверь. В случае чего успеют они с Сергеевым рвануть к ней? Сейчас этот Игорь Михайлович скажет, что никого он не ждет, и в лучшем случае им укажут на выход. А в худшем задержат, начнут разбираться и выяснится, что никакие они не уборщики.
Саше уже чудились арест, тюремная камера и судебное разбирательство, когда охранник внезапно произнес:
– Да, Игорь Михайлович, я все понял. Значит, можно их пропустить?
И, получив утвердительный ответ, повернулся к друзьям:
– Где третий? Игорь Михайлович сказал, что прислать должны были троих.
– А… Это… Он сейчас подойдет.
И в ту же минуту в дверь вбежал запыхавшийся Морозов.
– Простите, чуток задержался.
При виде третьего уборщика охранник окончательно успокоился. Он занялся другим посетителем, который уже покидал здание. Это был невысокий полноватый мужчина с чемоданчиком в руках. В таких чемоданчиках носят всякие свои принадлежности стилисты и парикмахеры. Нарядный цветной галстук и приталенная бархатная курточка говорили о том, что этот человек и впрямь является представителем одной из этих профессий.
– До свидания, – дружелюбно кивнул он охраннику. – Я закончил и ухожу.
Но тот не позволил ему пройти.
– Задержитесь на минутку! Я на ваш счет еще не получал пока что никаких инструкций.
И почти сразу раздался звонок по внутренней связи. Охранник взял трубку.
– Да, да, хорошо, я все понял.
И, повернувшись к толстячку, сказал:
– Можете проходить. Мария Федоровна распорядилась вас пропустить.
Толстячок фыркнул:
– Скажите, какие строгости!
Но охранник не позволил ему особенно пофырчать.
– Какие люди, такие и порядки, – отрезал он, провожая толстячка таким взглядом, словно вместо глаз у него были рентгеновские аппараты, и он хотел просветить посетителя насквозь их лучами.
И пока он занимался строптивым толстячком, трое друзей смогли пройти к лестнице. Имелся тут и лифт, но охранник жестом дал им понять, что подняться следует именно по служебной лестнице, чтобы снизить риск столкновения с жильцами этого дома. Это значит, чтобы своими вульгарными плебейскими харями случайно не шокировать обитающих тут небожителей.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий