Тетушка с угрозой для жизни

Глава 8

К немалому Сашиному удивлению, его нового приятеля в машине не было. Барон сидел в салоне один-одинешенек и очень обрадовался появлению своего хозяина за стеклом. Пес прыгал на стекло, повизгивал и всячески выражал свою радость и желание присоединиться к хозяину, но открыть дверцу своими лапами он, конечно, не мог. И Саша не мог. Уходя, Витя по всем правилам заблокировал машину от воров.
Саша набрал его номер, и когда Витя ответил, спросил:
– Ты где?
– Вернулся уже?
– Я-то вернулся. Ты где?
– Тут я. Рядом. Сейчас приду.
Витя и впрямь появился через минуту. Он открыл дверь машины и выпустил ликующего Барона.
– Сиденье мне своими лапами испачкал. И дверь поцарапал. Ты ему когти стрижешь или как?
Но Саша не обращал внимания на ворчание Виктора.
– Ты куда уходил?
– Сейчас объясняю.
И пока Барон прыгал, кружил и бешено вилял хвостом возле своего хозяина, Витя вкратце объяснил Саше причину своего отсутствия.
– Ты не поверишь, но нам с тобой ехать никуда не надо. Я его нашел тут!
– Кого?
– Забыл? Мы к Пашке Морозову собирались с тобой ехать.
– Да, я помню. И что? Где ты его нашел?
– Тут!
– Прямо тут?
– Ну да!
И Витя кивнул в сторону торгового центра.
– Там он работает. Точка у него в аренду взята. Торговля дисками, вот чем Морозов нынче промышляет.
Какое-то нехорошее предчувствие шевельнулось в душе у Саши.
– Какими дисками? – пробормотал он, чувствуя, как его пробирает дрожь. – Компьютерными? С играми и фильмами?
И сердце у него окончательно замерло, когда Витя кивнул.
– Ну да, – сказал он. – С играми, с киношками, с мультиками. Всякая лабуда, одним словом. А ты чего так на меня смотришь?
Саша и впрямь таращился на Витю, словно впервые его видел.
– Я его знаю.
– Кого знаешь?
– Морозова Пашу. Только я не знал, что он Морозов.
Но тут же Саша вспомнил приклепанную табличку, висевшую прямо над лавкой с дисками. И фамилия там значилась «ИП Морозов». Да, точно! Значит, продавец дисков из этого торгового павильона и есть тот самый Морозов, которого они с Витей собираются допросить? Но как он тут очутился? Совпадение? Случайность? Или за этим стоит что-то большее? Вопросов было слишком много, а ответить на них Саша не мог.
От переизбытка новой информации он даже почувствовал слабость в коленях.
У Вити уже был готов новый план:
– Предлагаю никуда не ехать, а вместо этого дождаться конца рабочего дня и проследить за Павлушей.
Саша молча кивнул. Появление Морозова возле торгового центра, в котором Саше всучили поддельные медикаменты, вызывало у него большие подозрения. Ведь если Морозов работал в «Пеликане», а потом перебрался сюда, то не перекочевали ли следом за ним и лекарственные «крябряшмыги»?
И еще одна мысль не давала Саше покоя. Если Морозов был причастен к первоначальному согласованному с родителями или законными опекунами изъятию ребенка из семьи, а дети продолжают пропадать, то не может ли он быть причастен и к повторным их исчезновениям?
И пока они ждали появления Павла Морозова, у Саши было время, чтобы обсудить свои догадки с Витей.
Тот все подозрения целиком и полностью одобрил.
– Я так и думал, что Павел еще чего-нибудь учудит. Небось увидел, как можно зарабатывать на детях, решил сам попробовать. И торговлю фальшивыми медикаментами сто пудов тоже он освоил!
– Но Яна – девчонка из аптеки – говорит, что в коробках, которые ей принесли, изначально были электронные платы.
– И ты ей веришь?
– Зачем ей врать?
– Да незачем, а просто так! Как Портос из «Трех мушкетеров» говорил? Я дерусь просто потому, что я дерусь! Вот он дрался, а встречаются такие люди, которые врут просто потому, что они врут. Из любви к искусству. И не надо им, и пользы никакой, а все равно не могут так, чтобы где-нибудь да не соврать. Встречались мне такие, и не один раз. И Яна эта, похоже, из их числа.
Саша кивнул. И ему встречались. А если предположить, что Яна соврала насчет электроники в коробках, то все получалось очень даже гладко. Морозов организовал поставку поддельных медикаментов, назвал которые за неимением собственной фантазии теми же названиями, которыми оперировали в «Пеликане». А потом с помощью Яны мошенник реализовывал эти лекарства через аптеку. И не было никакого незнакомого мужчины с военной выправкой, который якобы навязал Яне эти три коробки. И про электронику, и про бывшего военного она тоже наврала!
– Хотя Морозов в прошлом служил. По идее под описание Яны он подходит.
– Но Яна работает с ним в одном месте, если бы это был он, она бы так прямо и сказала. Приходил продавец дисков, упросил передать эти коробки, я из сочувствия к нему согласилась. Какие проблемы?
– А если он запретил упоминать его имя? Вот ей и пришлось выкручиваться. Ручаюсь, они в сговоре!
Саша колебался, не зная, что еще добавить. Но с тем, что оба эти персонажа в высшей степени подозрительны, он тоже был согласен. За разговорами время пролетело незаметно. Вот уже и торговый центр погасил свои огни. Один за другим сотрудники различных торговых точек, арендованных в нем, стали выходить на улицу. Тут они прощались, жали друг другу руки или просто расходились в разные стороны.
Одним из последних появился Павел Морозов. Приглядевшись к нему, Саша был поражен, как он раньше не увидел в этом человеке преступника?! Какое хитрое у него лицо! Как преступно он потирает свои большие волосатые руки! А уж глаза! Такого коварного взгляда просто не может быть у честного человека! Теперь даже походка продавца дисков казалась Саше подозрительной и зловещей.
Закончив рабочий день, Павел направился к своей машине, при виде которой Саша насторожился еще сильнее.
«Форд»! Черного цвета! Уж не та ли это машина, на которой неизвестный увез Толю – маленького сына Тамары? А что? Почему бы и нет? Марка и цвет совпадали! Правда, модель и регистрационные номера машины похитителя Тамара назвать не сумела. Но Саша практически не сомневался: они напали на след похитителя. А все дальнейшие действия Морозова лишь утвердили его в правильности этой догадки.

 

Сначала Морозов поехал в «Детский мир», где приобрел сразу две вещи – джинсы на некрупного мальчика 10 лет и синий в клетку свитер для мальчика примерно того же возраста, но ростом покрупней. Услышав это требование Морозова, обращенное к продавцу, Саша чуть в обморок от волнения не грохнулся. Он с трудом удержался на ногах, уцепившись руками за какую-то вешалку с мальчишечьими трениками, за которой прятался.
В целях маскировки, войдя в магазин, Саша нацепил на нос темные очки, опустил на глаза кепку и в таком виде прокрался следом за Морозовым. Вертясь поблизости от прилавка, за которым отоваривался Морозов, сыщик отлично слышал весь их диалог. И он понял, что джинсы и свитер требовались двум разным мальчикам. А ведь пропавшие Толя с Димой как раз и были такими мальчиками, каких описывал продавщице Морозов. Разница в возрасте у них была минимальной, но один был худенький и миниатюрный, а второй ребенок уродился более крупным и рослым.
Получается, Морозов мог покупать одежду для Толи с Димой. Но зачем похитителю покупать вещи для похищенных им детей? Он собирается куда-то с ними ехать и для этого хочет одеть их поприличней? Нет, глупость какая-то. Или это часть какого-то его злодейского плана? Или не злодейского?
Если учесть, что Толя добровольно уехал со своим похитителем, значит, он ему доверял. Получается, что и Дима мог поехать с похитителем тоже по доброй воле? Так не может ли быть такое, что оба мальчика сейчас находятся там, где они находятся, по своему желанию? Но если им ничего не угрожает и если они могут передвигаться свободно, почему бы Морозову не привезти пацанов в магазин? Дети в этом возрасте уже любят сами принимать участие в выборе одежды. Да и с примеркой как-то надежнее получится. Значит, Дима с Толей все же в передвижении по городу ограничены?
Сашины мысли метались туда-сюда, и он метался вместе с ними, не приходя к какому-нибудь определенному выводу.
А между тем Морозов уже перешел в следующий отдел. Тут продавались игрушки. И, к удивлению Саши, направился Морозов к стенду, где были выставлены целлулоидные игрушки – уточки, собачки, кошечки и забавные слонята. Морозов остановил свой выбор на потешном зайчонке с вделанной в лапку пищалкой, чем окончательно вогнал в ступор Сашу.
Если такую игрушку подаришь десятилетнему пацану, пожалуй, он ее тебе в глаз зафитилит.
А Морозов был доволен. Попросил упаковать покупку понарядней, а затем бережно спрятал ее к себе в нагрудный карман куртки. Но кому он купил зайчика? Такие легко моющиеся игрушки обычно покупают малышам, у которых режутся первые зубки, чтобы они могли не просто играть с игрушкой, но еще и кусать ее и удивляться тому, что она пищит.
Но чудеса продолжались. Вдобавок к этому зайчику Морозов приобрел еще и уточку на колесиках. Сзади у уточки была приделана длинная рукоятка, за которую игрушку можно было катить перед собой. Уточка при этом смешно переваливалась с боку на бок и потешно крякала. Но такой игрушкой мог забавляться ребенок, который уже умеет вполне прилично ходить. Лет двух с половиной или даже трех. Никак не тот, у которого еще режутся первые зубки.
Одним словом, Саша совершенно запутался. Скольких же детей похитил Морозов? Четырех? И в их числе двух совсем малышей, одного трех лет и второго почти грудного?
Оставив Морозова расплачиваться у кассы, Саша поспешно запрыгнул в машину к Вите.
– Ну что там?
– Жуткое дело! Все гораздо хуже, чем мы с тобой предполагали.
И Саша, не таясь, рассказал о своих наблюдениях. Витя побледнел.
– Ничего себе он детский сад развел!
– Если всех этих детей он похитил у их матерей, то это какой-то кошмар получается.
– Не будем думать о Пашке слишком плохо. Все-таки он покупает этим детям и одежду, и игрушки. Значит, заботится о них.
Дальше Морозов поехал в аптеку, из чего сыщики сделали вывод, что как минимум один из похищенных детей заболел, и снова ударились в панику. Купит ли Морозов нужные лекарства? Имеет ли он для их покупки рецепт? Или действует на свой страх и риск, покупая совсем не то. Затем Морозов поехал в супермаркет, где затарился на 3 тысячи, набрав всякой всячины, включая фрукты и соки. Кроме этого, он зашел в парфюмерный отдел, где приобрел гель для укладки волос и лак для ногтей.
– С ним в паре работает баба.
– Не факт. Сейчас и мужики ногти красят, сам видел.
Но когда Морозов приобрел упаковку прокладок, стало ясно, что без женщины тут все же не обошлось. Какими бы женственными ни стали в последнее время мужчины, прокладки им пока что не требуются.
После супермаркета Морозов наконец поехал домой. Жил он за городом, это Саше сообщил Витя. И когда они миновали городскую многоэтажную застройку и оказались среди частных домиков, спрятавшихся в глубине засаженных фруктовыми деревьями участков, Витя с пониманием хмыкнул.
– Так я и думал, что у него частный дом.
– Почему?
– Собственный отдельно стоящий на участке дом – это для похитителя детей первое дело. В городской квартире от соседей не утаишься, через картонные стены каждый звук слышен. А тут до ближайших соседей десятки метров. Кричи не кричи, никто тебя не услышит. И подвал в собственном доме обязательно есть. А там в случае особого желания можно и звуконепроницаемую камеру оборудовать.
– Думаешь, он держит детей в подвале?!
Во дворе дома у Морозова жил пес – крупная породистая восточноевропейская овчарка. Собака так радостно приветствовала Павла, так прыгала, что сразу стало ясно, явился любимый хозяин. Морозов загнал машину в гараж, приласкал пса и с покупками двинулся к калитке в заборе. Дверь открылась, на мгновение в проеме мелькнуло лицо молодой женщины, а потом оба они исчезли.
– Надо идти за ним.
– Куда? Там же пес.
Действительно, оставленный хозяевами во дворе пес проявлял бдительность. Стоило Саше подойти поближе, как он разразился оглушительным злобным лаем, а потом начал кидаться на забор. Профнастил отнюдь не выглядел таким уж надежным, он трясся и вибрировал под тяжестью тела собаки, и Саша поспешил отступить.
– Нет уж! – решительно заявил он. – К такому сторожу сунешься, без портков останешься. И хорошо, если только без них.
Витя выглядел недовольным.
– Как же ты детей станешь из плена выручать, если перед псом спасовал.
– Да ты на него посмотри сам!
Сторожевой пес как чувствовал, что угроза хозяйскому имуществу все еще рядом. Он буквально исходил злобным лаем.
– Как у него глотка не лопнет! Ведь ни на минуту не заткнется!
– И как соседи такой шум терпят?
– Слушай, а это идея.
И Саша, выйдя из машины, начал прогуливаться вдоль забора. Он то приближался, то удалялся, тем самым доводя пса буквально до умопомрачения. Пес кидался на забор, тот дрожал, Саша отбегал, и пес торжествовал победу. Но напрасно, стоило ему замолчать и чуть-чуть успокоиться, как враг снова появлялся у границы. И верный своему долгу пес вновь кидался в атаку.
– Р-рав! Р-р-р! Р-р-разорву!
Собака лаяла уже битых двадцать минут. Как только пес затихал на несколько секунд, Саша тихонько стучал по забору, и пес срывался на грозный лай. Саша надеялся, что хозяевам надоест собачий лай, и они заберут собаку в дом. Но у них, похоже, были железные нервы.
Наконец в соседнем доме хлопнула дверь, и раздался крик:
– Вера! Пашка! Уймите уже своего пса!
Этот возглас разгневанной женщины послужил сигналом к общему выступлению жильцов окрестных домов. Как по мановению волшебной палочки во дворы выскочили люди, и окрестности огласились их гневными криками:
– Развели пустобрехов!
– Ни сна, ни отдыха! Как будто бы не понимает!
– У самих дети дома! Не мешает им, что ли!
– Я сейчас башку ихнему кобелю проломлю, если он не заткнется.
На крики соседей хозяйке пса пришлось отреагировать. Она выскочила во двор и закричала:
– Трезор! Сюда! Ко мне!
Пес повиновался крайне неохотно. Он-то знал, что уходить нельзя. Что враг рядом. И что, лая, он поступает совершенно правильно, выполняет свой собачий долг. Но глупая хозяйка не желала этого понимать и возмущенно тянула собаку за ошейник к дому.
– Иди сюда, скотина! – ругалась она на него. – Чего разлаялся? Кому мы нужны? Никого тут нет! Брехун ты несчастный!
Ни за что ни про что обозванный брехуном Трезор покладисто молчал и лишь коротко взлаивал, пока его затаскивали по ступеням на крыльцо. Дальше хлопнула входная дверь и во всей округе наступила долгожданная тишина.
Саша вернулся в машину и сообщил:
– Путь свободен!
– Молодец! – одобрил Витя и тут же скомандовал: – Иди!
– Как? Один? А ты?
– Я должен оставаться за рулем. Если тебя спалят, то я сразу по газам и ходу!
– Сразу? Или меня хоть дождешься?
– Обижаешь! Ради тебя и стараюсь.
Вообще-то Саша бы предпочел, чтобы Витя старался где-нибудь рядом с ним, но спорить не стал. Витя человек опытный, ему видней, как лучше поступить в данном случае. Прошмыгнув к забору, Саша начал красться вдоль него, надеясь найти лазейку и пробраться внутрь. Нет, нечего и пытаться. Забор был новенький, дырок в нем не имелось. Но парень не терял надежды. Он знал, что частенько люди огораживают лишь какую-то одну или две стороны, а остальные оставляют без должного внимания. Так получилось и здесь.
Очень скоро Саша добрался до границы с соседним участком, который был огорожен лишь дощатым забором, да еще поставленным тут при царе Горохе. Дырок в нем было хоть отбавляй. Так что Саша пролез сперва на соседский участок, а затем, миновав низенькую сетку рабицу, которая разграничивала два участка, оказался на нужном ему участке и огляделся.
Ничто не указывало на то, что тут проживают похитители детей. Участок был чистенький, тщательно ухоженный, вдоль дорожек вовсю цвели первоцветы. На газоне стояли детские качельки, была устроена песочница и даже горка тут имелась. Она выглядывала из-за склонившихся ветвей старых яблонь, густо осыпанных бело-розовым цветом. Прелесть, а не участок.
Как-то даже не верилось, что в такой красоте и покое проживали отъявленные преступники, занимающиеся киднеппингом – самым гнусным из всех видов преступной деятельности.
Прокравшись к дому, Саша убедился, что первый этаж находится слишком высоко, чтобы можно было просто так встать на цыпочки и заглянуть в окна. Надо было срочно что-то придумать. Парень обвел взглядом двор. Тут и впрямь жили на редкость аккуратные люди. Весь садовый инвентарь был ими убран в сарай. Ни приставной лестницы, ни стремянки, ни даже колуна для колки дров. Скамейка и та оказалась прочно вкопана в землю.
И тут Сашин взгляд упал на батут, стоящий на детской площадке.
– Идея!
В мгновение ока парень подтянул батут к одному из окон и забрался на него.
Прыг-прыг! Вверх-вниз!
Но комната, перед которой прыгал Саша, оказалась пуста. В ней горел свет, работал телевизор, но никого из жильцов дома не наблюдалось. Не теряя бодрости духа, парень подтянул батут к следующему окну. Но и тут промах. Детские кроватки в комнате стояли, но в самих кроватках никого не наблюдалось.
– Третий раз самый счастливый!
И точно. В окне третьей комнаты Саша увидел человеческие фигуры. Чтобы их рассмотреть, ему пришлось сделать несколько прыжков.
Прыг-прыг! Прыг-прыг!
Не рассчитанный на вес взрослого человека батут жалобно поскрипывал и вибрировал. Саша даже опасался, как бы он не развалился прямо под ним. Но игра стоила свеч. Уже после третьего прыжка парень представлял себе находящихся в комнате. Двое взрослых и четверо детей. Взрослые – мужчина и женщина. Мужчина – тот самый Морозов, женщина – та самая хозяйка Трезора. Что касается детей, то двое из них были совсем крохи – одному годика три, второй вообще грудной, сидел на руках у женщины. А вот двое других детей были мальчики, на вид лет 10. И они заинтересовали Сашу несказанно.
Те ли это пропавшие Толя с Димой, вот так с налету сказать ему было трудно. Мальчишки стояли к окну спинами. Их внимание было приковано к чему-то, что им показывал Морозов. Никто из присутствующих в комнате и не думал обращать внимания на Сашу, то и дело появляющегося за окном. Заинтересовался им лишь трехлетний карапуз. Он быстро заковылял к окну, забрался на подоконник и прижал нос к стеклу, сосредоточенно наблюдая за Сашиными выкрутасами. Внезапно ребенок широко улыбнулся Саше и помахал пухлой ручкой. Кажется, ему прыгающий на их батуте дядя понравился.
Но Саше было не до восторгов этого малыша. Ему позарез нужно было узнать, те это мальчики или нет. Диму он помнил хорошо. Да и фотографии пропавшего Толи тоже успел изучить, благо Тамара прислала несколько больших папок со снимками, на которых была запечатлена она с мальчиком или один Толя.
Так что Саша не сомневался, что сумеет узнать мальчишек. Только бы они повернулись в его сторону! Только бы увидеть их лица!
– Эй! – крикнул Саша и помахал малышу рукой. – Привет!
От оказанного ему чужим дядей знака внимания карапуз пришел в еще больший восторг. Он взмахнул руками, счастливо засмеялся и в порыве чувств начал колотить кулачком по стеклу. Разумеется, такое поведение ребенка привлекло внимание матери. Она подбежала, встала у окна и какое-то время в полном оцепенении наблюдала за тем, как незнакомый парень скачет у них во дворе на их же собственном батуте. Вытаращив глаза, она следила за тем, как Саша то взлетает вверх, проносясь мимо ее лица, то вновь несется вниз. Видимо, какое-то время женщина считала все увиденное галлюцинацией. Ей понадобилась почти минута, чтобы прийти в себя, открыть рот и поднять тревогу.
Следующим к окну подскочил сам Морозов. Он сориентировался быстро. Повернулся и исчез. А следом за ним у окна оказались и мальчишки, забывшие про свою забаву. Увы, их лица были Саше незнакомы. Это были совсем другие дети, имевшие с похищенными мальчиками мало общего. Да, возраст у всех четверых совпадал. И телосложением они тоже были похожи на пропавших Толю с Димой. Но все равно это были не они.
Саша уже приготовился спрыгнуть с батута, как вдруг увидел мчащегося к нему со всех лап Трезора. Вид у пса был кровожадный. С оскаленных клыков собаки капала слюна, а в глазах горел такой торжествующий огонь, что Саша мигом передумал спускаться на землю. Нет уж! Ему еще жить хочется! И он продолжал прыгать, прикидывая, сможет ли Трезор перепрыгнуть сетку, которой был огорожен батут.
Следом за Трезором появился и сам Морозов. Ему понадобилось раза в три больше времени, чтобы преодолеть то же самое расстояние, что и собаке. Толстое пузо мешало Морозову двигаться быстро. Наконец он подбежал к батуту и замер, глядя на Сашу.
– Привет! – крикнул ему Саша, одним глазом поглядывая на беснующегося Трезора и каждой клеточкой тела чувствуя, что в такой ситуации очень важно наладить взаимопонимание с хозяевами собаки. – Как дела? Отличный вечер, не правда ли?
Морозов его узнал. Саша был готов в этом поклясться.
– Ты что тут делаешь?
– Не возражаете, если я тут у вас немного попрыгаю?
– Возражаю.
К этому времени подоспела и женщина, которая тоже возмутилась Сашиным поведением:
– Молодой человек, убирайтесь! Это что вы себе позволяете! Это детский батут. Вы же его сломаете!
– Извините. Я спущусь, конечно. Но не могли бы вы придержать свою собачку?
Женщина вопросительно взглянула на Морозова. Тот ей кивнул:
– Убери пса.
Пока хозяйка утаскивала собаку обратно в дом, Саша прекратил свои прыжки и спустился с батута. Голова у него немного кружилась. Ноги дрожали.
Но вернувшийся Морозов крепко взял его за плечо и заглянул ему в глаза:
– Ты откуда тут взялся?
– Зашел в гости.
– А как адрес узнал?
– Сказали.
– Кто?
– Люди.
Морозов окинул Сашу подозрительным взглядом и предупредил:
– Сейчас Трезора снова кликну.
– Не надо! – испугался Саша. – Я так скажу. Я за тобой следил.
Как ни странно, Морозов не разозлился. Он вроде как даже обрадовался. И лишь коротко уточнил:
– Зачем?
– Я думал, что ты имеешь отношение к похищенным детям.
– К кому?
– Тому соседскому мальчишке Диме, чьими фотографиями оклеены все дома и столбы.
– Но ты сказал, детям. Их много пропало?
– Двое. Дима и Толя.
– И все?
– Я знаю про двоих.
Морозов насупился, размышляя о чем-то своем.
– Понимаешь, – принялся объяснять ему Саша, – пропали двое мальчишек. И когда я увидел, что ты сегодня в магазине покупаешь подходящую мальчишкам одежду, ну… я невольно задумался. А потом еще вспомнил, как ты злился, когда Дима хамил у тебя на глазах своей матери… И… и…
И договаривать про работу самого Морозова в «Пеликане» Саша не стал. Это должно было стать его козырем. А козыри такая вещь, которой не разбрасываются.
Поэтому он лишь добавил:
– И я должен был проверить свою догадку. Должен был понять, ты или не ты похититель мальчишек.
Морозов неожиданно ухмыльнулся и хлопнул Сашу по плечу.
– Ну и как? – добродушно спросил он. – Понял?
– Да. В доме живут совсем другие мальчишки. По возрасту подходят, но на лицо совсем другие. Это твои сыновья?
– Приемные. Дети моего товарища. А Вера – его вдова. Ну, а младшие ребятишки, те, верно, у нее уже от меня родились. – Морозов совсем недолго помолчал, а потом предложил: – Ладно, пойдем в дом. Чувствую, что нам с тобой надо серьезно поговорить.
И, видя, что Саша колеблется, Павел добавил:
– Не бойся, я зла на тебя не держу. Наоборот, ты правильно сделал. Я бы и сам на твоем месте поступил так же. Это же не шуточки, если уже два пацана за такое короткое время пропали. Пошли в дом и все там с тобой хорошенько обсудим.
И пошел первым. А Саша внезапно вспомнил про Витю. Раз ему так чудесно удалось войти в контакт с Морозовым, то надо Вите позвонить и порадовать его. Но когда Саша позвонил, Витя ответил не сразу, а когда ответил, голос его звучал озабоченно.
– Слушай, я прямо сейчас должен отъехать.
– Какие-то проблемы?
– Будем надеяться, что нет. У тебя как?
– Порядок. Дети в доме есть, но это не наши похищенные.
– Уверен?
Саше показалось, что он слышит шум двигателя. И он встревожился:
– Слушай, а ты что, уже уехал?
– Да. Доберешься домой один?
Вот это фокус!
– А где моя собака?
– Барон ждет тебя у ворот.
Когда через минуту Саша выглянул за ворота, Барон и впрямь был там. Он был привязан за поводок и маялся в тоске и полном одиночестве. Похоже, он счел себя всеми брошенным, так что при виде возникшего из-за чужого забора хозяина бедный пес пришел в бурное ликование. Саша ласкал его и одновременно поглядывал по сторонам. Нет, ему не показалось. От машины Виктора не осталось и следа.
Зато позади раздался голос Морозова:
– Парень, ты идешь или как?
Больше Саша не колебался. Терять ему было нечего. Он взял Барона и пошел в гости к Морозову. Если человек открыто предлагает свою помощь, грех ему отказывать. Где-то на краю сознания мелькнула мысль об остающемся без участия в этом деле Вите, но Саша тут же переключился на другие мысли. Ну его, этого Витю. Не станет Саша ему навязываться и его специально зазывать и приглашать. Если бы Витя хотел участвовать в расследовании, он должен был пойти с ним, а не отсиживаться в теплой и безопасной машине.
И уж конечно, он не должен был уезжать вот так, оставив чужую собаку одну-одинешеньку. Нельзя сказать, что Саша был очень уж сердит, но осадок все же остался.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий