Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 93
Дальше: Глава 95

Глава 94

Чет обошел «универсал», в одной руке – нож, в другой – револьвер. Бросив быстрый взгляд сквозь лобовое стекло, он увидел, что машина набита упакованными вещами и полностью готова к путешествию. Он посмотрел вверх, на окна второго этажа. В щели между занавесками мелькало колеблющееся пламя свечи, но на первом этаже было совершенно темно. Он крадучись пошел к дому, и вдруг понял, что никакого конкретного плана у него нет – кроме как войти, найти Триш и ребенка, а потом сделать все, что необходимо, для того, чтобы их спасти.
У лестницы, перед ниткой с колокольцами, он остановился, гадая, сможет ли он пересечь барьер в нынешней своей форме или ему придется воспользоваться ключом. Он медленно занес ногу над колокольцами. Ни звука, и никакого сопротивления. Неужели я и вправду во плоти?
Он перешагнул через колокольчики, поднялся на крыльцо, подошел к двери. Та была не заперта. Толкнув дверь, он ступил внутрь.
В длинном коридоре было темно; лишь немного света просачивалось сверху, с лестницы. Там, наверху, играла музыка – старый скрипучий фонограф бренчал какой-то блюз.
Чет направился было к лестнице, но остановился, заметив тусклый свет, пробивавшийся из-под двери в конце коридора. Он тихо двинулся в ту сторону, не забывая по дороге заглядывать в другие комнаты, пытаясь разобрать в темноте очертания того, что было внутри.
Кто-то принялся подпевать фонографу. Это была Ламия – она была наверху, – и голос, лившийся сверху, нежным эхом гулял по всему дому. Чета поразило, насколько прекрасно было это пение, и – всего на мгновение – он почувствовал тягу, тоску по ней. «НЕТ!» – прокричал голос внутри него. Это был голос Гэвина. Будто пощечина.
Он заставил себя идти дальше, и вдруг ему показалось, что он услышал всхлип. Он прижался к двери ухом – еще один всхлип. Сунув револьвер обратно в котомку, он попытался повернуть ручку. Дверь была заперта. Плач прекратился. Чет вынул из кармана ключ, прикоснулся к скважине и услышал щелчок.
Держа нож наготове, он открыл дверь.
Триш сидела на кровати в ночной рубашке. Она была очень бледной, вокруг глаз – темные круги. Сначала у нее на лице вспыхнул страх, который сменило крайнее удивление. Она явно не могла поверить собственным глазам.
– Чет? – еле выговорила она.
Он кивнул, отложил ключ и шагнул к ней.
Они обнялись.
– Чет, – прошептала она. – О, Господи, Чет… Как? – Она отодвинула его от себя, вглядываясь в лицо, потом схватила его за руки. Чет увидел, как она вздрогнула. – Чет… Ты такой холодный. – Она прижала руку к его щеке. – Господи, что-то не так?
– Не сейчас. Нужно вытащить тебя отсюда. – Он потянул ее за руку с кровати и повел к двери. Она уперлась.
– Я видела тело, – сказала Триш. – Ты был мертв. Чет… Я не понимаю.
– Я умер. – Он заглянул ей в глаза. – Но я вернулся… Это все, что тебе нужно знать прямо сейчас. Я вернулся… за тобой… за нашим ребенком. – Он протянул ей руку.
Еще секунду она смотрела ему в глаза, потом взяла его за руку, и они вместе вышли в коридор.
Они быстро шли в направлении входной двери. Ламия до сих пор распевала у себя наверху. Триш дернула Чета за руку, указала в сторону закрытой двери.
– Она здесь, – прошептала она. – Наша малышка.
Дверь не была заперта, и они вошли.
На стенах висели пучками сухие цветы. По стенам, по потолку плыли светящиеся звезды: под потолком вращался ночничок-проектор. В углу, под белыми кружевными занавесками, стояла колыбелька. Триш подбежала к ней, раздвинула кружева и взяла на руки ребенка с темными курчавыми волосами.
Поднесла Чету.
– Красавица, да?
Он кивнул.
– Да. – Ее глазки были открыты, и она смотрела прямо на него. – Похожа на мать.
Триш просияла.
– Как ее зовут?
– Эми. Как мою бабушку.
Чету хотелось взять ее на руки, прижать к себе, обнять их обеих, купаясь в их любви, в их тепле. Они были его семьей, его плотью и кровью, всем, за что он так неистово боролся.
– Нам надо спешить, – сказал Чет, обнимая Триш за плечи, и повел ее к выходу.
Музыка все еще играла, но пения больше не было слышно. Чет перекинул нож в левую руку, а правой вытащил из ранца револьвер. Они быстро шли по коридору, к выходу на улицу. Вот они уже на крыльце, спускаются по ступенькам. Чет все время оглядывался, стараясь не упускать из виду входную дверь.
Триш пронзительно вскрикнула, и Чет резко развернулся.
На крыльце стояла Ламия и глядела прямо на них.
Назад: Глава 93
Дальше: Глава 95
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий