Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 70
Дальше: Глава 72

Глава 71

Перевалив через гребень, Ана увидела внизу, в долине, призрачные очертания города, подсвеченные пламенем факелов. Света еле хватало, но было видно, что размерами город не уступал Стиге.
Мэри объявила привал, чтобы дать Алой Леди возможность нагнать их. Она пыталась уговорить сфинкса остановиться хотя бы на ночь, но Леди настояла на том, чтобы они продолжали идти. Велес настолько ослаб, что им пришлось расчистить ему место на одной из тележек, и теперь многие из них тащили на руках детишек, в том числе Чет.
Девочка у Аны на руках не спала, явно завороженная открывшимся видом: к городу по дороге, следовавшей изгибам реки, текла еще одна река, река огней. Движущаяся россыпь факелов уходила к горизонту, так далеко, что огни казались звездами на ночных небесах. И тут Ана заметила, что факелы двигались лишь в одну сторону – в город. Из города уходили очень немногие. Чет и Мэри стояли рядом с Аной и тоже наблюдали за движущимися огнями.
– И все они ищут забвения? – спросила Ана, хотя уже знала ответ, знала, что все это – такие же, как она, души, жаждущие положить конец своему безотрадному существованию.
– Все они слыхали о том, что обещает река, – сказала Мэри. – Люди идут отовсюду, со всех концов Нижнего мира, сюда, в храм Леты. Они верят, что, когда они принесут храму дары – или покаются там в своих грехах, оставят там свои сожаления, река примет их и унесет прямиком в забвение.
– А ты… Ты веришь в это?
– Кто-то считает, что река отправляет их в небытие навечно… Забвение… Его многие ищут. Другие говорят, что река, очистив душу от воспоминаний о прошлом, уносит ее обратно на Землю, где она рождается заново. Не очень понимаю, чем одно отличается от другого.
– Но во что веришь ты?
Мэри посмотрела на Ану.
– Я верю, что Лета улыбается детям. Насчет остального не знаю.
Ана кивнула, а потом вдруг заметила слабое красноватое свечение далеко на горизонте, в той стороне, откуда они пришли. Оно пульсировало, будто билось гигантское сердце, но было в этом ритме что-то пугающее, голодное.
– Там, позади – это Ад?
Мэри кивнула.
– На южной границе у нас Ад, к востоку от Ока-Матери – Джаханнам, а с севера наступает Нарака. И каждый откусывает, где только может. Мне трудно это понять, при том, что места в Нижнем мире сколько угодно – зачем им нужно так упорно выдавливать старых богов. Велес говорит, это потому, что здесь встречаются пять рек. А мне кажется, дело в том, что Единобогам и их демонам всегда мало того, что у них есть. Довелось мне как-то увидеть Кали, как она шествует по северным равнинам, будто у себя дома. Высотой с башню, в каждой из шести рук – пламенеющий меч, и ожерелье из голов сотни демонов, поющих для нее песню смерти. То еще зрелище, и я надеюсь, что больше никогда не увижу такое опять. – Она вздрогнула. – Но если древние потеряют великую Сехмет, Око Ра, их защитницу… Кто встанет на пути таких, как Кали?
– Сехмет… Это Алая Леди?
– Да. У нее много имен. Давным-давно Ра и другие древние объединили силы и создали ее, чтобы охранять свои земли. Но они становятся все слабее, а с ними угасает и сила Алой Леди.
Алая Леди перевалила через гребень холма. Вид у нее был усталый, но решительный.
– Ты дошла, – сказала Мэри. – Чуть не убила себя из-за этого, но дошла.
На губах сфинкса появилась слабая улыбка, но в глазах у нее не было и тени радости, только огонь. Даже не остановившись, она продолжила свой путь вниз.
Вздохнув, Мэри двинулась за ней.
– Ка связывает плоть слабее, чем божья кровь. Со временем она исцелится, но только если перестанет так выматывать себя.
Они выбрались на приречную дорогу и влились в процессию паломников, исчезавшую в широких воротах.
Единственная стражница подпирала стену, бессмысленно пялясь в пустоту.
Алая Леди деликатно кашлянула, и та, заметив ее, чуть не выронила копье. Начала было кланяться – и замерла.
– Ой… А вы в порядке? О, Боже, что случилось? – Она посмотрела на Мэри. – Что с ней произошло?
– Демоны, – ответила Мэри. – Ты лучше скажи, где Господин Хоркос?
– Его нет в городе. Он поехал на Съезд.
– Хоркоса на Съезде не было, – вмешался Велес, садясь в тележке.
Стражница явно была в замешательстве.
– Но он должен был там быть. Уехал уже несколько дней назад.
Велес поднял глаза на Мэри.
– У меня нехорошее чувство.
– Были какие-нибудь неприятности? – спросила Мэри у стражницы.
– Неприятности? Здесь? Нет, конечно, нет. А что? Что-нибудь случилось?
– Мы пока не знаем. Слушай, приглядывай тут, нет ли у кого оружия.
– Я не понимаю.
– Не важно. Видишь что-то подозрительное – бей тревогу. Поняла?
Стражница кивнула.
– Ладно, – сказала Мэри, обращаясь к Велесу. – Предлагаю пойти прямо в храм. Найдем кого-нибудь из жрецов. Они, наверное, смогут помочь тебе и Алой Леди.
Велес кивнул, и они вошли в город.
Ана нашла, что Лета ничем не напоминает Стигу: город был тихим, каким-то торжественно-серьезным, даже грустным. Ни лавок, ни торговцев. Тусклые фонари едва давали достаточно света, чтобы они могли найти дорогу в лабиринте узких, вымощенных булыжником улочек. Они проходили мимо бесконечных домов без окон – многие были вырезаны прямо в белом камне скал, окружающих город. Краем глаза Ана уловила какое-то движение в тенях, среди груд мусора. Послышался чей-то шепот, и вдруг до нее дошло, что это был вовсе не мусор, а души, сгрудившиеся вместе в узких переулках, у сточных канав.
Потом им попалось навстречу питейное заведение. Бар, салун или что еще – трудно было сказать; вывеска представляла собой просто изображение черного напитка. У входа валялось – другого слова не подберешь – несколько десятков душ; большинство привалилось спиной к стене, но кто-то лежал прямо на мостовой. Из дверей, пошатываясь, вышла женщина. Была она полностью обнажена, без одной руки; пустыми глазами она смотрела в небо и улыбалась.
– Почему они просто не пойдут и не утопятся, чтобы со всем покончить? – спросил Чет.
– Мне кажется, – ответила Мэри, – что даже в этой недожизни какая-то их часть боится уйти. С напитком проще – он отбирает у тебя память небольшими кусочками. Самое грустное, что многие отдают черному зелью слишком много, и забывают, зачем вообще они сюда пришли. Дело кончается тем, что они забредают в каньоны, и их там съедают, или они просто тихо угасают здесь, на улицах или в пещерах.
До них долетел вдруг запах реки, влажный и свежий. Ана набрала полную грудь воздуха и ощутила, как на нее снисходит покой. И дети тоже это почувствовали. Они притихли. Будто знали – или, по крайней мере, чувствовали, – что это было за место.
Они прошли террасу, выходившую на реку. В середине был небольшой фонтан, окруженный белыми, блестящими стоячими камнями. Вокруг лежала стопками одежда, монеты, оружие. Даже пока они проходили мимо, у фонтана кто-то раздевался, аккуратно складывая одежду в общую стопку.
– Вот, – сказал Велес, даже не пытаясь скрыть раздражения. – Вот откуда у Хоркоса его богатства. Он смог убедить этих идиотов, что, если они оставят ему все свое имущество, это умилостивит речных богов.
– Не вижу, чем это отличается от всех прочих религий, – сказала Ана.
Улица, которой они шли, выровнялась, свернув к реке. Окруженные туманными ореолами факелы бросали зыбкий свет на статуи, арки, террасы.
– Храм Леты, – сказала Мэри.
Из мрака перед ними выступило увенчанное куполом здание. Оно стояло на островке белого камня; ко входу под аркой вел единственный мост. По мосту брела группка душ; многие свешивались через перила, глядя на черные воды внизу. Когда они подошли ближе, Ана заметила вокруг храма несколько бассейнов: расположенные кольцами ступени, уходившие в темную воду, на глубину. На ступенях сидели души; другие бродили по ступеням, спускаясь все ниже и ниже; они пили, зачерпывая руками черную воду, и, наконец, погружались в реку.
Ана смотрела, как какая-то женщина исчезает под водой со счастливой улыбкой на лице. Как же Ана понимала эту улыбку. «Скоро все закончится, – подумала она. – Никогда больше мне не придется слушать, как кричит мой сын… Никогда, никогда больше».
Женщина исчезла, будто ее и не было. К ней не тянулись никакие руки, не было никаких истерзанных пыткой лиц. Она просто медленно погрузилась в воду, все так же блаженно улыбаясь.
– Так, значит, это совсем не похоже на Стикс? – спросила Ана.
– Нет, тут совсем другое, – ответила Мэри. – Хотя Стикс тоже дарит конец. Вот только сначала очищает душу. Или, по крайней мере, так говорят.
Велес кивнул.
– Это правда. После столетия пыток Стикс отдает обратно то, что взял.
Ана содрогнулась.
Они покатили тележки с детьми по мосту, вошли в ротонду храма. Повсюду лежали тела; голоса детей вывели многие души из ступора, и они глазели на них с зачарованным, ничего не понимающим видом.
Сестры начали выгружать младенцев; они спускались с ними вниз по ступеням в короткую сводчатую галерею, ведущую во внешний дворик между бассейнами.
Алая Леди, пригнувшись, вступила под своды храма. Подняла голову и посмотрела на статую. Ее пошатывало, будто в любую секунду она могла упасть.
– Сехмет, – сказала Мэри. – Пойдем, время отдохнуть. – Она положила руку на плечо сфинкса и повела ее вниз по ступенькам, по коридору, ведущему к бассейнам. Велес, поддерживаемый с двух сторон сестрами, последовал за ними; Чет и Ана тоже пошли следом, и никто не заметил скрывавшегося в тенях мужчину с густыми, подкрученными кверху усами.
Назад: Глава 70
Дальше: Глава 72
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий