Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 59
Дальше: Глава 61

Глава 60

В кольцо руин въехали трусцой двое демонов. Кивнув Карлосу, они разъехались, огибая гигантскую статую с двух сторон и внимательно осматривая окружавшие ее разрушенные здания. Когда они вновь съехались в том же месте, откуда начали, один из них помахал копьем кому-то на тропе, ведущей из каньона. От теней отделились фигуры всадников и поскакали к ним, поднимая тучи красноватой пыли.
Карлос обменялся взглядами с Хьюго.
– Готов? – спросил Хьюго.
Затянувшись в последний раз сигаретой, Карлос бросил окурок в пыль.
– Как никогда.
Раньше ему не доводилось встречаться с князем Кашаолом лицом к лицу; он не знал никого, кто видел хотя бы одного из падших ангелов. Ходили слухи о могуществе и коварстве этих существ – существ, которые сражались с самим Богом. Он сглотнул и выпрямился в седле, полный решимости не выдать своего страха.
– А ты никогда не боялся, что, когда Алой Леди не станет, кто-то из этих адских князьков решит воспользоваться случаем? – спросил Хьюго.
– Что, демоны, открыто распоряжающиеся в приречных землях? – фыркнул Карлос. – Единобоги никогда этого не допустят. Как я понимаю, существует своего рода соглашение, ну, знаешь, между всеми этими Единственными богами – христианскими, индийскими, буддийскими и тому подобными, что ни один из них не должен владеть приречными землями. А теперь представь, что один из князей Люцифера попытается провернуть подобное дерьмо. Да сама Кали явится сюда и раздавит его в лепешку. Понимаешь, в том-то и вся прелесть нашей ситуации. Мы нужны князю Кашаолу не меньше, чем он – нам. Может, даже больше. Если он хочет заполучить побольше душ, ему придется иметь дело с нами.
Карлос насчитал семь фигур: шесть – верхами, а седьмая – на кóзлах черного фургона. До него дошло, что это и есть княжеская свита. Он был поражен, насколько она была малочисленной, особенно учитывая, как далеко они были от границ Ада. Когда они подъехали ближе, Карлос заметил, что оружие у них было старое, доспехи разрозненные. Они были больше похожи на шайку бандитов, чем на элитную стражу. И ни флажков, ни знаков отличия. Это озадачило Карлоса. Конечно, он не ожидал увидеть золотого и черного – цветов Люцифера, но это были демоны низших каст, чуть повыше рангом, чем заурядные грешные души. Карлосу доводилось слышать, что Ад не был единым царством, а скорее конгломератом княжеств, вроде средневековой Европы, где князья боролись между собой за милости Люцифера. Ясного представления о положении Кашаола у Карлоса не было, но, судя по его разношерстной страже, оно было не слишком высоким.
Процессия добралась до руин, и стражники Кашаола рассыпались, впиваясь подозрительными взглядами в окружающий ландшафт. Подъехал Гар и улыбнулся Карлосу понимающей улыбкой. Потом, спешившись, он подбежал к сгорбленной фигуре, сидевшей верхом на бледной, похожей на труп, лошади. У той были длинные, состоявшие, казалось, из одних костей ноги – это явно был не боевой конь, а создание, основным предназначением которого был бег.
Фигура была завернута в темно-пурпурный покров, украшенный золотыми кистями и сложной орнаментальной вышивкой. Но, хотя ткань и была роскошной, выглядела она довольно потрепанной, потертой на сгибах и побуревшей от времени. И не только она. Демоны обычно были жадны до золота и меди, а этот не носил ни того, ни другого – на нем была только пара ожерелий из бисера, костей и бледных голубых цветов, чьи заостренные лепестки извивались, подобно щупальцам. Карлос продолжал гадать, каким же был настоящий ранг этого князя Ада.
Гар принял поводья, и фигура соскользнула с лошади. Гар сделал жест в сторону Карлоса, прошептав несколько слов. Фигура шаркающей походкой направилась к нему, волоча по пыли подол своего одеяния. Остановившись в нескольких шагах от Карлоса, существо откинуло капюшон, под которым оказался изрытый оспинами бронзовый шлем; сплошное забрало закрывало все лицо, кроме рта и костистого подбородка. На бледной коже проступали темные вены и какие-то пятна. Поведя плечами, существо стряхнуло покров, тут же подхваченный Гаром.
Карлос кивнул – почти поклон. Он слыхал, что Господь лишил падших ангелов былой красоты и величия, но тот факт, что искореженное создание, стоявшее перед ним, когда-то разгуливало по небесным чертогам, принять было нелегко.
Князь Ада склонил голову налево, потом направо, будто прислушиваясь к чему-то.
– Где она? – прохрипел Кашаол. Голос у него был такой же изломанный, как и тело.
– Она? – переспросил Карлос, и тут до него дошло. – Алая Леди?
Князь кивнул; между обломанными зубами метнулся язык, обмахнув черные, сморщенные губы.
– По последним донесениям она была в Стиге, собирала детей. Это было примерно два дня назад. Сейчас ее караван должен быть на пути в Лету. По крайней мере, в дне езды отсюда. Иначе бы мы об этом услышали.
Демон прохрипел что-то неразборчивое себе под нос и принялся внимательно оглядывать высившиеся над ними скальные стены. На дальней стене Карлос заметил часового. Тот поднял копье, опустил, и это, казалось, успокоило его собеседника. Его внимание опять переключилось на Карлоса.
– Я пошел на огромный риск, переступив границу приречных земель, – сказал князь Кашаол. – Но мне важно было встретиться с человеком, чья судьба теперь переплетена с моей. – Он прикоснулся к забралу, и из шлема вверх и в стороны проросли шипы, образовав неровную звезду. Шипы, в свою очередь, брызнули колючими отростками, которые, отделившись, начали вращаться вокруг них. – Что ты за человек, Карлос?
Карлос сдвинул густые брови. Он и понятия не имел, как ответить на этот вопрос.
Внутри трех меньших шипов, венчавших шлем Кашаола, сформировались три глаза, и каждый смотрел прямо на Карлоса, внутрь него.
– Знаешь ли ты, чего хочешь? Связан ли ты чувствами или сам пишешь себе заветы? Преклоняешь ли ты колена с мучениками – или сетуешь с филистимлянами? Несешь ли ты на плечах вес тысячи крестов? Может, ты садист, кровожадный ублюдок? Кто ты, Карлос? – Существо склонилось к нему, и Карлос встретился глазами с собственным отражением в тусклом зеркале забрала. И эти глаза – его собственные – зажили отдельной жизнью, впиваясь в него яростным, пробирающим до печенок взглядом. Сперва Карлос увидел себя еще мальчиком, вот он еле сдерживает слезы, а сестра Филлис все хлещет и хлещет по его пальцам своей острой линейкой, брызжет кровь. Вот слезы все-таки полились, он всхлипывает, рыдает взахлеб, и весь класс смеется над ним – не громко, а потихоньку, у него за спиной. А вот он – рядовой-первогодок в армии, и сержант Джонсон, этот зверь в образе человека, вновь и вновь цепляется к нему, только к нему, на потеху остальным. Вот он стоит всю ночь напролет по стойке «смирно», в одном нижнем белье, пока другие упражняются в остроумии за его счет, сыплют шуточками. Потом тюрьма, и Педро, толстяк Педро и его шайка, пользующие его по очереди, и вкус вазелина во рту. Но Педро он убил. Решил, что с него хватит. Решил, что никогда, никогда больше не позволит себя иметь – ни монашкам, ни копам, ни гребаным уркам в тюряге. И когда отморозки Педро явились за ним, перерезали ему горло и оставили истекать кровью на полу камеры, он подумал о Педро, о его мозгах, брызгами застывших на гантели, и улыбнулся, да, улыбнулся. И сейчас Карлос видел в отражении ту маниакальную улыбку, то дикое лицо, и окровавленные пальцы, тщетно зажимающие шею, и, когда он уже думал, что больше не вынесет, его глаза – те, что в отражении – закрылись, отпуская его.
Карлос отшатнулся, моргая и протирая глаза. Они горели так, будто он смотрел на солнце. Он заметил на губах демона тонкую улыбочку; создание, казалось, получало удовольствие от его дискомфорта.
Три глаза на шлеме князя Кашаола закрылись.
– У тебя что-то есть для меня?
– Что?.. – На секунду Карлос забыл, зачем он вообще сюда приехал. – О… Да, – сказал он неуверенно, стараясь собраться с мыслями и выкинуть из головы видение собственной смерти. – Да, есть. – Карлос помахал Джиму и Хьюго, и те вручную подкатили к ним маленькую тележку. Карлос отбросил парусину, под которой лежало обвязанное веревками, искалеченное тело Велеса.
Князь Кашаол подошел, глядя сверху вниз на поверженного бога.
Карлос сорвал с головы Велеса мешок.
Велес сморгнул, увидел князя Кашаола, и его глаза широко распахнулись, задрожали уголки изуродованного рта.
Князь Кашаол улыбнулся.
– Два бога за два дня. – Он протянул руку и ущипнул Велеса за морду. – Ну и как оно тебе, Велес, знать, что никто никогда больше не услышит твой голос? – Он опять обратился к Карлосу: – Скажи мне, как прошла битва? Какие потери? Надеюсь, твоя армия не сильно пострадала?
– Да это была просто прогулка. Мы застали их врасплох. Велес был повержен прежде, чем понял, что вообще происходит.
Князь Кашаол кивнул; казалось, он был доволен.
Приободрившись, Карлос продолжил:
– Теперь, когда Господин Хоркос и Велес больше нам не мешают, Стига и Лета, считайте, наши. Остальные боги все слишком обособлены, и в любом случае гордыня помешает им объединить силы. Даже царица Хель не сможет продержаться долго сама по себе. Как только я захвачу контроль над портовыми городами, что ж, игра будет окончена. Беглецам из Ада прятаться будет негде. Мы будем вам головы телегами возить. – Карлос разгладил себе усы. – Осталась только одна проблема. Старая добрая Алая Леди.
– Пойдем, – сказал князь Кашаол. – Я кое-что тебе покажу. – Он подвел Карлоса к черному фургону и кивнул Гару. Тот прыгнул внутрь фургона и поднял крышку длинного ящика; внутри лежало нечто среднее между небольшой пушкой и мушкетоном – короткий ствол с раструбом, костяной приклад и спусковой механизм в форме дракона.
– Только посмотрите на это, – сказал Карлос. Не удержавшись, он провел рукой по черному металлу. На ощупь он казался гладким, как стекло: ни трещины, ни оспины, ни малейшего изъяна. – Божественно, просто божественно.
– Да, божественно. Выковано в адском пламени великим чародеем Джараолом. Когда-то – кузнецом Небес. Мы сражались вместе, Джараол и я. В великой войне против Бога. А теперь мы снова объединили силы ради общего дела. Ему тоже с лихвой досталось от князей Люцифера.
Карлос поднял на него глаза. В первый раз он услышал хоть какой-то намек, что Кашаол был у Люцифера не в фаворе.
Князь Кашаол, порывшись, достал откуда-то у себя из одежд сверток размером с кулак и положил рядом с мушкетоном. Карлос вдруг понял, что это и был заряд – осколки металла, тщательно завернутые в промасленные тряпки.
– То золото, что находится здесь, – сказал князь Кашаол, указывая на сверток, – и то, из которого выковано копье – оно родом из самого Рая. Оно упало вместе с ангелами… Это их мечи и копья. Среди князей оно считается величайшей ценностью, и добыть его крайне непросто. Мне пришлось пойти на экстраординарные меры, чтобы достать это. Но только благодаря алхимии Джараола нам удалось создать сплав, годный для подобного выстрела. И… Я покажу тебе кое-что еще. – Демон откинул плащ, открыв висящий у него на поясе большой револьвер, сделанный из того же черного сплава, что и пушка. Он вытащил оружие из кобуры. – Пули для этого пистолета покрыты тем же самым золотом.
– Это шутка? – восхищенно сказал Карлос.
– Когда мне удастся раздобыть еще Божьего золота, Джараол обещал выковать еще один. Быть может, однажды такой будет и у тебя.
Карлос был не в силах отвести глаза от пистолета. «Пистолет, из которого можно убить бога, – думал он. – Ну, вскоре убийство этих хренососов станет практически спортом».
– Наши планы близятся к воплощению, – сказал князь и улыбнулся. Он погладил оружие своими длинными скрюченными пальцами, будто любимое животное. – Победа над Велесом еще больше укрепит мои позиции. Вскоре я смогу вернуть себе все, что было у меня украдено… А потом и кое-что добавить. – Его голос теперь напоминал рычание.
Демон бросил пистолет обратно в кобуру и поднял забрало. К удивлению Карлоса, на него глядели не какие-нибудь красные буркала, полные ненависти и огня, а ясные, светящиеся живым умом глаза. А еще в этих глазах была грусть – глубокая, страшная грусть того, кто потерял все.
– Карлос, я использовал все мои связи, дернул за все нити, чтобы создать это оружие, отдал все, что у меня было, мои кольца, мой собственный небесный клинок. Я украл у самого Люцифера. Если меня постигнет неудача, моя участь будет куда горше, чем судьба Хоркоса и Велеса. Так что я не буду играть с тобой в игры. Я не буду оскорблять тебя речами о лояльности и преданности, о каких-то возвышенных идеалах. Потому что я вижу в твоем сердце, что ты – человек, который служит лишь самому себе, и именно такую душу я искал. Потому что такой, как ты, поймет, что своих целей мы сможем добиться лишь сообща, а нет союза крепче, чем тот, что основан на необходимости. – Он немного помолчал, вглядываясь в нависающие над ними скалы. – Армии у меня нет, и потому риск пойти на монстра, подобного Алой Леди, был бы для меня слишком велик. Но, что более важно, мы оба знаем – мое участие не должно быть раскрыто, иначе на меня обрушится кара как Люцифера, так и каждого из Единобогов. Но ты – душа. Ты ничем не связан, и у тебя есть армия. Уже доказавшая свою силу. Карлос, ты сможешь выполнить свою часть уговора. Ты сможешь сразить Алую Леди, а затем все портовые города станут твоими. Ты сможешь стать императором. Подумай об этом. Пока ты будешь отсылать мне души, я продолжу снабжать тебя оружием, способным защитить твое королевство. Мое собственное королевство тоже будет расти, а вместе с ним – и влияние при дворе Люцифера. Поверь, неплохо иметь союзника при дворе Люцифера. Старые боги слабеют. Кто знает, быть может, однажды, с моей помощью, ты завоюешь себе Елисейские поля.
Карлос поймал себя на том, что согласно кивает. «Как же это просто – поддаться на сладкие речи», – подумал он. И все же не мог не признать, что для него убеждения этого демона гораздо ближе, чем Полковник со всеми его идеалами. Не надо притворяться, не надо прятаться за всей этой героической риторикой. Он опять взглянул на пушку: «Я смогу выстроить свое собственное королевство, свою собственную империю. Когда Полковник не будет больше путаться под ногами, кто сможет меня остановить? Только подумать… От торговца плотью до императора. А почему бы и нет?»
Назад: Глава 59
Дальше: Глава 61
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий