Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 47
Дальше: Глава 49

Глава 48

Раздался грохот. В голове каравана в воздухе вырос фонтан пара, за которым последовала огненная вспышка, и ветер донес до них облако дыма. Чет поморщился, представив, каково приходится несчастным душам, прикованным к повозкам. Огромный голем шагнул вперед, и весь караван – телеги и пешеходы – двинулся следом по уже знакомой горной дороге.
Чет с Аной шагали рядом с фургоном Велеса. Хромота Аны совершенно прошла – ка сделало свое дело. Вскоре облака начали редеть, обнажив скалистые пики, тянущиеся вверх, к другим вершинам, что тянулись им навстречу из туч. У Чета закружилась голова; ему показалось, что в любой момент он может свалиться вверх. Ему впервые удалось взглянуть как следует на Око-Мать; оказалось, что это вовсе не глаз, а сочащаяся ржаво-красным светом сфера. Вокруг нее парило несколько сфер поменьше. Дорога тем временем выровнялась, стала шире; караван уверенно двигался вперед.
– Чет, – раздался чей-то голос. С ними поравнялся Мартин. – Вот ты где. Пойдем. Велес желает тебя видеть.
– Ну, лично мне класть на это с прибором, – сказала Ана.
Мартин бросил на нее укоризненный взгляд.
– Будь осторожна. Ты же видела, что бывает с теми, кто его оскорбил. Никогда не забывай… он – бог.
Прямо на ходу они забрались по лестнице на крышу фургона. Здесь, среди шелковых подушек и мягких пледов, лежал, развалившись, огромный олень и, покуривая длинную, изогнутую трубку, вглядывался вдаль, туда, куда двигался караван. Рядом в клетке сидела Ивабог, продолжая плести все ту же куклу – маленькую беловолосую девочку с пугающе реальным лицом.
Чет схватился за перила, чтобы не упасть – фургон порядочно трясло. Завидев его, Ивабог просияла; на ее маленьких губах появилась плутоватая улыбка.
– Мой Господин, – сказал Мартин, кланяясь. – Я привел вам Чета Морана.
Велес повернулся к ним:
– А, мой Великий Победитель.
Мартин толкнул Чета локтем.
– Поклонись.
Чет не поклонился.
Велес внимательно разглядывал Ану.
– И это та самая рабыня, за которую ты заплатил подобную цену? Ты уверен, что она того стоит? У меня найдутся и получше.
Ана издала странный звук, нечто среднее между рычанием и вздохом.
– Это Ана. Она не рабыня. Она свободна.
Велес пожал плечами.
– Хочешь освободить ее – пожалуйста, дело твое. А теперь, прошу, садитесь.
Они сели на подушки рядом с клеткой Ивабог.
Потянувшись между прутьями решетки, паучиха коснулась Чета рукой – почти ласково – и заглянула ему в глаза. Она явно рада была его видеть.
– Почему она в клетке? – спросил Чет.
– Известно ли тебе, Чет Моран, что это неразумно – подвергать сомнению волю богов?
– Я привык учиться на ошибках.
Улыбка мелькнула на губах Велеса.
– Ивабог в клетке потому, что иначе она будет высасывать души. Ваши, моих слуг… Даже мою. Она – дьявольское создание. К таким никогда не стоит поворачиваться спиной.
– Это, – сказала Ивабог, – бесстыдное преувеличение, Чет. Он до сих пор дуется на то, что я сожгла один из его храмов.
– Два, – сказал Велес.
– Видишь… До сих пор меня не простил… Это через три-то тысячи лет.
– Она больше демон, нежели божество, – сказал Велес, повернувшись к Чету. – Нельзя допускать, чтобы по лагерю у тебя рыскал демон. Это действует всем на нервы.
– Демон? Бог? – сказала Ивабог. – Что-то я не вижу разницы. Всем им нужно одно – твоя душа.
– Разница есть. Бог – настоящий бог – придает смысл твоему существованию… Боги дают тебе что-то взамен.
– Да очень многие демоны оказывают душам услуги, – сказала она. – За кровь, за кусочек души, иногда просто за хорошую партию в домино. Просто они честнее.
– Тебя не в клетке надо держать, нет. В дыре. В глубокой, глубокой дыре, чтобы никому не приходилось слышать твою бесконечную болтовню.
Ивабог рассмеялась.
– Ты, дорогой мой, будешь страшно скучать по моей болтовне.
Велес помахал рукой, будто отгоняя муху.
– Хватит глупостей. Я хотел бы послушать тебя, Чет Моран. Скажи мне, Чет – что это за душа, которая смеет красть лошадей у бога, потом побеждает лучших чемпионов и, наконец, бросает вызов самой царице Хель? Кто ты такой, Чет Моран?
Чет пожал плечами.
– Ну же, мне хочется услышать твою историю.
– Не тот задаешь вопрос, – сказала Ивабог. – Спроси лучше, кто его бабка.
Любопытство в глазах Велеса разгорелось еще сильнее.
– А… Звучит интригующе. Так скажи мне, Чет, что же у тебя за бабушка?
– Ламия.
– Ламия? – Сдвинув брови, бог задумался. – Неужели та лилит?
Ивабог кивнула.
– Она самая.
– В тебе есть кровь лилит? – Лицо Велеса омрачилось. – Это невозможно… Тогда она должна быть… – Он опять взглянул на Чета. – Ты хочешь сказать, Ламия до сих пор рыщет среди живых?
– Это так, – сказала Ивабог. – Я пробовала его кровь. Ошибки в его происхождении быть не может.
– Чет, ты и вправду полон сюрпризов, – восхищенно сказал Велес. Подавшись вперед, он во все глаза смотрел на Чета. – Давай, Чет. Расскажи мне, как такое случилось.
И Чет рассказал – рассказал ему все, что знал о себе. Рассказал о том, как Ламия убила его. Потом – о Сеное, о ловушке, в которую тот сам себя поймал, но ничего не сказал ни про ключ, ни про нож, ни о том, что должен найти Гэвина.
Велес слушал очень внимательно, кивая в нужных местах. Когда Чет закончил, Велес некоторое время молча смотрел на горы, посасывая трубку с сосредоточенным выражением лица. Наконец он заговорил: – Как ты думаешь, Ивабог, возможно ли, что Ламия каким-то образом заманила Сеноя в ловушку?
– Думаю, да. Сперва мне так не казалось, но чем дальше, тем больше я думала об этом.
– Ангел должен был бы сразить ее, – сказал Велес. – Отправить ее сюда, в Нижний мир. Как и всех остальных.
– Да, но то, что он этого не сделал… Что они до сих пор вместе… заставляет задуматься. Может, она каким-то образом обвела его вокруг пальца или, может, оплела чарами.
– Ты думаешь, что Ламия способна соблазнить ангела?
– Да.
– Только не Сеноя. Он же из старой Габриэлевой гвардии. Его сердце… оно как камень.
– Если кто и способен соблазнить камень, то это Ламия, – сказала Ивабог. – Подумай. Она и ее древняя магия гораздо старше любого ангела. Она умеет плести чары на крови. Если ей удалось украсть хотя бы каплю его крови – ангельской крови – подумай, что она могла натворить.
Велес ухмыльнулся, будто ему рассказали неплохую, но крайне сальную шутку.
– Даже мне не выдумать для Сеноя лучшего конца, чем попасть в ловушку того самого существа, которое он должен был уничтожить. – Он рассмеялся. – Надеюсь, она до сих пор питается им, даже сейчас. Надеюсь, он страдает. – Глаза Велеса затуманились: он явно смаковал эту мысль. Наконец, он вздохнул. – Мне греет душу сознание, что одна из нас до сих пор бродит по Земле. Слишком многие пали под мечами ангелов, слишком многие были изгнаны сюда, вниз – духи и боги Земли, древний народ, звери и чудовища, все, кому не нашлось места в их великом замысле.
– И будто недостаточно было, что нас изгнали с Матери-земли, – добавила Ивабог, – разлучили с нашими милыми звездами и луной… Теперь нас выживают из чрева самой Смерти.
– Что ты имеешь в виду?
– Будто ты не знаешь. «Зеленые», эта новая порода безбожных душ. С тех пор, как господин Нергал оставил Стигу, они захватили город. Захватили доки, все укрепления, а теперь они жгут храмы, изгоняя древних.
Лицо Велеса омрачилось.
– Есть хоть какие-нибудь известия о том, что случилось с Нергалом?
– Только слухи – что он уехал на переговоры с Кали. Больше никто о нем ничего не слышал.
Велес нахмурился еще сильнее.
– Они не остановятся, – сказала Ивабог. – Никогда. Пока мы все не исчезнем… Не будем забыты.
– Глупцы, – холодно сказал Велес. – Что, как они думают, случится, когда нас не будет? Душам придется прятаться по пещерам, чтобы спастись от демонов. Нижний мир воистину станет пристанищем смерти.
– Они сожгли мой храм, моих мужей… моих любимых, – сказала Ивабог, рассеянно поглаживая куклу. – Наше время уходит.
– Глупости, – сказал Велес, качая головой. – Миру без богов не бывать никогда.
– У них есть свои боги.
– Да, все эти Иисусы, Будды и Магометы – они такие холодные… отстраненные. Да они даже явить себя как следует не могут. Как можно поклоняться богу, которого даже увидеть нельзя? – Он встал, покачал головой и принялся расхаживать взад-вперед. – Пора напомнить этим безбожным душам, что такое истинный бог. Пора стать светочем во тьме их посмертия, маяком во мраке. – Он поднял кулак, и в воздухе затрещало; прямо над их головами вспыхнула молния. Души, шагавшие рядом с фургоном, поспешно отбежали подальше.
Ивабог зааплодировала – трескучий, сухой звук.
– О, фейерверки! Да они толпами к тебе побегут. – Ивабог оглядела вереницу потрепанных фургонов, телег, понуро тащившихся душ и покачала головой. – Мы были богами, а теперь только посмотрите на нас… Мы сбываем душам милости и благословения, как торговки на базаре, устраиваем цирковые представления и доим ищущих забвения паломников.
Велес нахмурился.
– Ну почему ты вечно напускаешь мрака? Что случилось с кровавой богиней, которую я когда-то знал? С диким, свободным духом, который испепелял каждого, кто осмеливался посягнуть на ее кланы?
Взгляд Ивабог упал на куклу у нее в руках.
– Жизнь не вечна, даже божественная.
– С такими настроениями мы и вправду все скоро обратимся в прах. – Велес осел обратно на подушки и мрачно уставился вперед, на караван. Вид у него был несчастный. Некоторое время они ехали в тишине, а потом Чет почувствовал на себе взгляд бога-оленя.
– Ивабог, – сказал Велес. – У Чета в жилах и вправду течет кровь Ламии? Ты ведь пробовала ее, да?
– Да. А что? Что ты задумал?
– Чет, мне нужен новый чемпион. Храбрая душа. Тот, кто будет достоин подобной чести.
– Честь, – фыркнула Ивабог. – Это же верная смерть. Ты потерял больше чемпионов…
– Молчать, – рявкнул Велес. – Славы без риска не существует. Чет, ты выказал великую храбрость, и на арене, и вне ее. Я вижу в тебе великого чемпиона. Может быть, даже величайшего.
Чет при всем желании не мог представить себе худшей судьбы, чем вернуться на арену.
– Ты что, не видишь? – сказала Ивабог. – Он твоей любви к славе не разделяет.
– Он пока не понял, что я ему предлагаю. Мартин, моя шкатулка.
Мартин поклонился и, раздвинув занавески, исчез наверху.
– Чет, ты никогда не задумывался, почему чемпионы такие сильные, быстрые, ловкие? Они, чемпионы, были когда-то самыми обыкновенными душами, но боги накачали их ка, придали им форму, выковали им новые тела и превратили в несравненных воинов.
Вернулся Мартин с маленькой медной коробочкой и с поклоном передал ее Велесу.
На коробочке не было никаких видимых швов, ни замка, ни защелки. Велес пробежал пальцами по поверхности, и шкатулку рассекла тонкая линия голубого света, обозначив крышку. Велес открыл ее, достал сверток синего бархата и развернул. На бархате сияли четыре серебряные звезды, каждая размером с крупную монету.
– Божья кровь. Моя кровь.
Божья кровь. Чет подумал об Эдо, который потерял все, пытаясь добыть одну из этих звезд.
Велес снял с бархата звезду.
– Для обыкновенной души это – яд. Но, Чет, ты – не обыкновенная душа. В твоих жилах течет кровь Ламии. Ты… ты сможешь принять ее. Полубог, вскормленный кровью богов… Какая это будет сила! На арене ты будешь непобедим!
– Он не полубог, – сказала Ивабог. – Всего лишь душа с примесью крови лилит. А кровь лилит еще никого не превратила в лилит. Невозможно сказать, что сделает с ним эта вещь.
– Ну, так давайте же узнаем. – Велес отломил от звезды один луч и протянул Чету.
Чет посмотрел на звезду, и ничего не сказал.
– Ну же, – сказал Велес. – Такая толика не причинит тебе вреда. Ведь я буду рядом. Попробуй.
Чет раскрыл ладонь, и бог вложил туда кусочек звезды. Величиной он был не больше ногтя, но Чет сразу ощутил его тяжесть.
– Только представь, какого я смогу выковать из тебя воина. Победа будет нашей!
– Это же будет нечестная игра, – сказала Ивабог.
– Нечестная игра? – ответил Велес. – Да они все играют нечестно. Вот только у некоторых это получается лучше, чем у других. Хель использует колдовство. Как еще ее чемпион может выигрывать год за годом?
– Ковать ка – это и есть колдовство. Просто ее колдовство лучше твоего.
– Ну, в этом-то году ее человек не выиграл, правда? – парировал Велес. – Нет, выиграл раб. Мой раб. Полагаю, это делает победителем меня.
Ивабог улыбнулась.
– Мечтатель. Ты живешь будто во сне.
Велес пожал плечами.
– Все мы живем во сне. Однажды, когда бог всех богов проснется, все мы просто исчезнем. – Он положил руку Чету на плечо. – Давай, попробуй. Узнай, каково это – быть богом.
– Не делай этого, нет. Это даст ему слишком большую власть над тобой.
– Клянусь луной, ты не знаешь, когда нужно заткнуться. – Велес подхватил с подушек мех и набросил на клетку с Ивабог. – Давай, Чет. Попробуй.
Чет потряс головой.
– Нет, я не ищу славы… Мне просто нужно кое-кого найти.
Он попытался отдать серебряный луч обратно Велесу.
На лице бога отразилась не ярость, но печаль.
– Нет нужды решать прямо сейчас, – сказал огромный олень. – Пусть это будет у тебя. Поразмысли на трезвую голову, и отведай кусочек. Когда ты поймешь, каково это – чувствовать себя богом, ты вернешься ко мне.
Чет подумал, что Велес использует ровно те же выражения, что и наркодилеры, но луч все же решил оставить – сунул его в карман куртки.
Назад: Глава 47
Дальше: Глава 49
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий