Потерянные боги

Глава 43

– Клянусь… богами, – зарычал Мортем, – ты заплатишь за это оскорбление. – Он сделал движение к Чету, но тот отпрыгнул, держа наготове меч.
– Прекратить, – зазвучали три голоса в унисон. Наблюдатели подняли руки.
Мортем обратил на них тяжелый взгляд.
– Прекратить?
– Он положил кольца в ларец.
– Он – кольценосец. Кольценосец не может собирать кольца.
– Он положил кольца в ларец.
– Я этого не допущу! – вскричал Мортем. Прошагав мимо платформы, он встал перед богами.
– Хель, моя царица. Что ты скажешь на это безумие?
Хель, как и все прочие боги, давно уже стояла, вскочив с трона, у перил: вуаль отброшена в сторону, на лице – выражение крайнего удивления. Она помрачнела; резко бросила что-то двум стражникам, стоявшим за ее спиной, и рассерженно указала им на Чета. Стражники бросились вон, через дверь в дальней стене ложи. Хель еще раз мрачно взглянула на Чета и последовала за ними.
«Господи, – подумал он, медленно поднимаясь на ноги. – И что же они теперь со мной сделают?» Бежать было некуда, так что он ждал – все ждали.
Отворились высокие красные двери, и на поле появилась Хель в сопровождении двух минотавров. Все оставшиеся чемпионы преклонили колено, положив оружие на землю перед собой. Один из минотавров, шедший впереди богини, выбил меч из руки Чета и швырнул его самого на землю.
– Не вставать с колен.
Хель подошла и остановилась в нескольких шагах от Чета с мрачным выражением на худом, похожим на череп, лице.
– Сними шлем, раб.
Чет повиновался.
Она окинула его взглядом, даже не пытаясь скрыть свое отвращение.
– Ты прервал мои Игры. – Не оглядываясь, она протянула руку одному из минотавров. Он вытащил свой меч – короткий, широкий клинок – и вложил в руку богине. Меч явно был тяжелым, но она держала его легко, безо всяких усилий. Она шагнула к Чету.
– Опусти голову, раб.
Чет взглянул на меч, потом на богиню и покачал головой.
– Нет. Ни за что. Это неправильно. Я положил кольца в ларец. Значит, я победитель.
Глаза богини вспыхнули, толпа ахнула как один человек.
Минотавр ударил Чета, и тот опять упал.
Но поднялся снова.
– Их спроси! – крикнул он, стоя на коленях, и ткнул большим пальцем в сторону Наблюдателей. – Они так сказали. Сказали, я положил кольца в ларец. И в соответствии с правилами – с вашими правилами – это делает меня гребаным победителем!
Минотавр опять сбил Чета на землю.
По толпе пронесся шепот, многие начали возмущенно орать.
Чет поднялся – уже в который раз – и посмотрел Хель прямо в глаза.
Она сжала губы. Подняла меч, шагнула вперед.
– ПОГОДИ! – раздался глубокий, низкий голос. Все повернулись. К ним приближался великан с оленьей головой. Велес посмотрел на Наблюдателей.
– Что вы скажете на заявление этой души? Может ли кольценосец стать победителем Игр?
– Нет! – прервал его Мортем. – Это безумие. Он – раб. Он оскорбил…
– Молчать, – сказал Велес, обращая на гиганта тяжелый взгляд.
Мортем отступил на шаг.
– Велес, – сказала Хель, бросив на него уничтожающий взгляд, – да как ты смеешь?!
Велес кивнул Наблюдателям:
– Отвечайте.
– Свод правил был утвержден с согласия всех богов. Первый участник, который соберет шесть колец и положит их в ларец, выигрывает состязание. Кольца дозволяется добывать любыми средствами.
– Участник? – переспросил Велес, глядя на Чета. – Может ли кольценосец также считаться участником?
– Прецедентов не было, – ответили в один голос Наблюдатели. – Никогда раньше кольценосец не клал кольца в ларец. Правила ничего не говорят о том, что кольценосец может быть участником.
– Вот! – закричал Мортем. – Раб не может…
Велес всадил кулак Мортему в лицо, гигант рухнул на колени; потом бог-олень вновь посмотрел на Наблюдателей.
– Пожалуйста, продолжайте.
– Правила также ничего не говорят о том, что кольценосец не может быть участником.
– Вот! – вскричал Велес, обводя взглядом трибуны. Он поднял руки, и толпа замолкла. – Что скажете? – Его мощный голос эхом прокатился до самых верхних трибун. – Эта душа – участник? Доказал ли он, что равен доблестью чемпионам? Чего он заслуживает – победы или смерти? Победа или смерть? Что это будет?
Все руки взметнулись, устремив большие пальцы вверх. Толпа вскочила на ноги, напирая на перила трибун, крича: «Победа! Победа!», пока, наконец, не начала скандировать хором.
Хель наблюдала за беснующейся толпой; на ее мрачном лице медленно появилась тонкая улыбка. Воздев меч вверх, к хмурым тучам, клубящимся над их головами, она прокричала:
– Победа!
Толпа взревела с новой силой и затопала ногами. Казалось, вся арена сотрясается от этого грохота.
Хель отдала меч минотавру и дала знак двум стражникам, замершим в ожидании у красных дверей. Последовала заминка, но спустя несколько мгновений на поле выбежали двое троу в сопровождении юной женщины, которая несла поднос.
Хель наклонилась к Велесу:
– Ты неплохо разыграл свои карты.
Олень-великан улыбнулся.
– А теперь скажи мне… Тебе-то какая выгода? Что ты задумал, старый пес?
– Дух Игр важен для меня. Это все. Мои мотивы чисты.
– Да, чистый эгоизм, – ответила она.
Велес пожал плечами.
– Я ведь бог.
Она рассмеялась, наблюдая своими холодными глазами за Четом, с которого в этот момент как раз снимали ошейник и кольцо.
– Как твое имя? – спросила Хель.
– Чет.
– Полное имя.
– Чет Моран.
– Встань, Чет Моран. Ты свободен.
Чет колебался. Свободен? В это трудно было поверить.
– Встань. Победа – твоя.
Чет встал.
Подошла юная женщина с подносом. На зеленом бархате лежал сплетенный из свежих еловых веток венок. Хель подняла венок и надела его на шею Чету. Он глубоко вдохнул и замер – ель была настоящей.
Толпа принялась скандировать его имя.
– Чувствуешь, Чет Моран? – сказала Хель. – Ты пробудил их дух и, по крайней мере, в это мгновение, они живы. Тот, кто способен на такое, заслуживает зваться Главным Победителем.
Хель подняла с подноса зеленый бархат; под тканью лежал короткий меч полированной стали, ножны и перевязь. А еще – кожаный, расшитый золотом кошель. Она взяла в руки меч, который казался очень острым: оружие для боя, не для парада. Она подняла меч над головой; толпа притихла.
– Да будет известно, что я, Хель, царица смерти, сим объявляю Чета Морана Главным Победителем нынешних состязаний. – Она прикоснулась мечом к одному плечу Чета, потом к другому, и вручила ему оружие и перевязь.
Толпа опять взревела.
Хель взяла с подноса кошель и повесила Чету на шею. Кошель был неожиданно тяжелым. Хель положила руки Чету на плечи и, притянув к себе, сказала ему на ухо:
– Будь у нас побольше таких, как ты, Нижний мир цвел бы на зависть Верхнему.
Ее дыхание отдавало прелыми осенними листьями.
И в этот момент, купаясь в окружавшем ее невидимом сиянии, Чет чувствовал себя – почти – живым.
Хель повернулась и пошла к красным дверям, и Чет к своему удивлению обнаружил, что какой-то его части хотелось последовать за ней.
Велес шагнул к Чету и встал рядом, задрав голову, наблюдая за беснующейся от восторга толпой.
– Сладкий нектар победы. Насладись им сполна, – сказал он и последовал за Хель к выходу с арены.
Начала играть музыка – громкий, бравурный марш, – и один за другим оставшиеся чемпионы – те, кто мог еще передвигаться – покинули арену.
Мортем медленно поднялся на ноги, держась за щеку. Один из его клыков был сломан. Он в последний раз мрачно взглянул на Чета и пошел к дверям следом за остальными чемпионами.
На поле вышли троу и принялись подбирать оружие и расчищать арену от прочих последствий резни, в то время как зрители начали покидать трибуны. Боги уже ушли со своих балконов, и слуги начали снимать флаги, паковать в корзины меха, кубки и прочие предметы божественного обихода.
Барабаны смолкли, и вместо них вступили колокола – далекий, глубокий звон. Чет медленно брел по полю, пока не нашел тело Эдо. Он опустился на колени рядом с мертвым другом и просто сидел так посреди медленно пустеющего стадиона. Наконец, Чет снял с себя венок и положил на грудь Эдо.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий