Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 38
Дальше: Глава 40

Глава 39

Круглые двери укатились в свои пазы, и под барабанный бой гоблины вывели рабов на арену, распределив по периметру. Чет, Тренер и Эдо стояли рядом, изучая обстановку. Чет прикинул, что осталось, должно быть, около шестидесяти душ, примерно половина от того, что было вчера.
– Сегодня игра пойдет по-другому, – сказал Эдо. – И нам нужна другая стратегия. В этот раз нам нужно избегать больших групп, потому что они будут только привлекать внимание чемпионов. – Он еще раз оглядел поле. – Дым гуще… вон там, у ворот. Когда протрубит рог, мы отправимся прямо туда. Ямы, дым, камни – используйте любое укрытие, чтобы не попадаться на глаза чемпионам.
Чет кивнул, заметив, что большинство из тех, кто остался, держатся настороже и сжимают в руках оружие, явно собираясь его применить.
Открылись высокие красные двери, и вышли чемпионы. Как и вчера, они торжественно обошли арену, приветствуя зрителей и богов, а потом заняли свои места в середине, под флагами. Сегодня их было девять – на троих меньше, чем вчера.
Чет потуже затянул ремешок шлема. В этот раз у них был выбор получше, и ему удалось завладеть неплохим мечом.
На арену вступили трое Наблюдателей и заняли свои места на каменной платформе.
Эдо вдохнул полной грудью.
– Чувствуешь?
– Что?
– Жизнь. Она витает в воздухе. Дар богов. – Казалось, Эдо получает удовольствие от происходящего. На его лице был написан не ужас, как у других, а жажда жизни. – Наслаждайся этим чувством; ближе к жизни ты в этом мире не найдешь ничего.
Чет потряс головой. Он был бы не прочь разделить энтузиазм своего друга, но насладиться этим моментом у него как-то не получалось.
– Посмотри вот на этого, – сказал Эдо, кивая в сторону высокого, массивного чемпиона с синеватой кожей, сплошь покрытой шипами и костяными пластинами. Из угрюмого рта торчали вверх толстые клыки. Чет узнал в нем вчерашнего победителя.
– Его зовут Мортем. Он чемпион царицы Хель, участвовал в последних двенадцати состязаниях и каждый раз становился Главным победителем. Говорят, он непобедим. Еще говорят, что Хель кормит его божьим молоком из собственной груди. Как бы то ни было, он – это сила, с которой нельзя не считаться. Его боятся даже другие чемпионы. Его метод – кромсать и крушить, уничтожая все на своем пути, а потом подбирать, что осталось. А вон там, рядом с ним, Кван – чемпион Велеса.
В общих чертах Кван сохранил человеческий облик, и Чету показалось, что он был когда-то азиатом, может, китайцем – высокие скулы и цепкий, ястребиный взгляд. Спина у него была покрыта коричневой чешуей, а ниже локтя из рук торчали острые костяные шипы. Казалось, он был полон кипучей энергии; даже сейчас он стоял, покачиваясь на пятках, будто сжатая пружина.
– Маленький и неутомимый, – сказал Эдо. – Но дело даже не в размере. Кто-то делает ставку на скорость, а кто-то – на силу. Каждый бог создает чемпиона, придает ему форму, имея в виду определенную стратегию. Это все часть игры. Мортем играет на жестокости, на чужом страхе – настоящий берсерк. – В голосе Эдо звучало чуть ли не восхищение.
Троу поспешно убрались с поля, и вновь грохнули, закрываясь, красные двери.
Чет сделал глубокий вдох.
– Ну, поехали.
Тренер стоял рядом, внимательно наблюдая за происходящим; на его лице была написана решимость.
– Чемпионы, вы готовы? – прокричали Наблюдатели, поднимая руки.
Монстры кивнули.
Кольценосцы начали рассыпаться, а некоторые, напротив, – собираться в группы и отряды, держа наготове мечи и щиты. Эдо начал потихоньку отступать к воротам, где дым был гуще всего; Чет и Тренер последовали за ним.
– Да одержат победу храбрейшие и сильнейшие! – прокричали Наблюдатели и опустили руки. Протрубил рог; как и накануне, в ямах на поле взвилось пламя, зарокотали барабаны и зрители вскочили на ноги.
Чемпионы устремились на кольценосцев.
Эдо, Чет и Тренер бросились под укрытие дыма, и на какой-то момент им показалось, что стратегия Эдо сработала; все трое остались незамеченными, а чемпионы накинулись на более многочисленные группы.
Мортем взревел и, обнажив клыки, врезался в один из отрядов. Сломав строй, души бросились бежать; Мортем крушил отстающих топором, буквально кромсая их на куски. Удары отдавались эхом по всей арене, будто выстрелы: топор с одинаковой легкостью рубил плоть, кость и металл.
Со всех сторон неслись крики и вопли; по арене гуляло эхо.
Мимо них пробежали несколько душ. Чет заметил, что один из монстров гонит в их сторону двоих. Чудовище передвигалось, опираясь на костяшки пальцев, как горилла или шимпанзе; пальцы оканчивались острыми саблевидными когтями.
Эдо, Чет и Тренер бросились на другую сторону ямы, так, чтобы пламя заслоняло их от монстра. Тот пронесся мимо и схватил одну из душ за лодыжку, та упала. Он подцепил когтем ее браслет и дернул, оторвав руку. Подняв кольцо над головой, торжествующе заухал, но тут из дыма выплыла огромная тень. Это был Мортем. Одним махом он перескочил через яму, пронесшись сквозь пламя, и приземлился прямо на монстра-обезьяну, сокрушив ее своим весом, и вогнал сопернику топор прямо в затылок.
Толпа взревела.
Мортем схватил кольцо, но обезьяна держалась за кольцо мертвой – буквально – хваткой. Чет не стал ждать, что произойдет дальше. Все трое бросились прочь, скрывшись в густом дыму.
Спрятавшись за одним из стоячих камней, они оглядели поле, пытаясь оценить обстановку. И тут у Чета появилась возможность увидеть Квана, чемпиона Велеса, в действии. Преодолев одним прыжком более тридцати футов, он настиг раба, свалил его точным, аккуратным движением меча, обрубил запястье и забрал кольцо, немедленно устремившись за следующей жертвой – изящным прыжком, точно газель.
Ветер поменял направление; Чет, Эдо, Тренер и еще две души оказались на виду.
– Твою мать, – сказал Чет, заметив Мортема меньше чем в пятидесяти футах от них. Монстр смотрел прямо на них.
Чет рванулся прочь, но Эдо поймал его за руку:
– Нам от него не убежать. Надо встать и стоять. Вместе. Обведем его вокруг пальца.
Буквально все внутри Чета вопило, что надо бежать, но он кивнул. Тренер встал рядом. Лицо у него было мрачное и решительное; в расширившихся зрачках светилась ярость.
– Теки, как вода, – сказал Эдо.
И тут Мортем бросился к ним. Один из рабов ударился в бегство; Мортем нагнал его в три шага и широким взмахом топора перерубил едва ли не пополам, вместе с рукой. Подхватил кольцо. Теперь у него их было пять – не хватало одного. Его взгляд обратился к Чету.
– На позиции! – крикнул Эдо, и они заняли свои места в защитной комбинации, которой он их научил ночью.
Монстр взревел, фыркнул, поднял топор и помчался на них.
– Стоим! – бросил Эдо, принимая стойку, и отвел меч назад, будто теннисную ракетку. Чет и Тренер последовали его примеру, прикинувшись, будто собираются принять атаку в лоб. Чет внутренне подобрался, а Тренер завыл так, будто был зверем сам.
Мортем прыгнул; его топор описал широкую дугу и обрушился на них с неимоверной силой. Чет с Тренером в последний момент одновременно отступили – в разные стороны, в точности, как им показывал Эдо, и на какое-то мгновение монстр заколебался, выбирая, куда направить удар. Эдо сделал ложный выпад, отвлекая внимание на себя, и пригнулся. Лезвие топора просвистело в воздухе, и гигант, потеряв равновесие, пронесся мимо, споткнулся и упал.
На трибунах взревела толпа.
Монстр, перекатившись, сел, мотая башкой, будто пытаясь понять, что с ним только что произошло.
Толпа была уже на ногах, когда Чет, Тренер и Эдо бросились бежать.
Краем глаза Чет увидел, как что-то летит в его направлении. Топор Мортема врезался ему в бок, опрокидывая наземь, сокрушая ребра. Чет, несмотря на боль, попытался встать, чтобы бежать. Но Мортем вдруг оказался рядом и, наступив ему на спину своей огромной ногой, пришпилил к земле. Когда он, как следует упершись, выдернул топор, у Чета вырвался крик. Мортем занес топор над головой.
Пригнувшись, Эдо быстро скользнул ему за спину и со всей силы, с разворота, ударил Мортема мечом, угодив в левую лодыжку. Лезвие глубоко погрузилось в плоть, почти перерубив монстру ногу.
Мортем испустил вой и прыгнул на Эдо. Не успел он сделать и шага, как раненая лодыжка переломилась под его весом, и он рухнул на землю. Он взвыл опять, скорее от ярости, чем от боли, и попытался схватить Эдо, но тот был уже далеко.
С дальней стороны арены донеслись приветственные крики. К центру поля бежала фигура. Это был Кван с шестью кольцами в руке.
– Нет! – взревел Мортем. Он опять попытался подняться на ноги – и упал.
Один из чемпионов, огромный, похожий на медведя зверь, попытался перехватить Квана. Чемпион Велеса прянул в сторону, легко увернувшись, прыгнул к ларцу и с грохотом швырнул туда кольца.
Протрубил рог, и трибуны взорвались восторженными криками; зрители повскакали на ноги, топоча, хлопая в ладоши, скандируя.
Мортем, не мигая, смотрел на все это с недоуменным выражением лица, будто никак не мог взять в толк, что происходит. Потом он испустил сдавленный стон и тяжело осел на землю.
Тренер опустился на колени рядом с Четом, помог ему сесть и снять шлем.
– У нас получилось, Чет. У нас, на хрен, получилось!
Чет, превозмогая боль, ухмыльнулся.
– У нас получилось.
К ним подошел Эдо.
– Эдо! – закричал Тренер. – У нас получилось!
Эдо был мрачен.
– Может быть.
– Может быть?
Эдо смотрел, как Мортем пытается встать, и толпа тоже смотрела – все ждали, замерев, наблюдая за раненым гигантом.
– Они хотят знать, вернется ли он завтра, чтобы отстоять свою честь.
Гигант с трудом поднялся на одно колено.
– Чемпионы должны уходить с арены самостоятельно, – сказал Эдо. – Или они не смогут вернуться.
Мортем встал, опершись на одну ногу, пытаясь удержать равновесие, пытаясь не переносить вес на сломанную лодыжку. Он прыгнул, но потерял баланс, пошатнулся и упал, сильно ударившись о землю.
Улюлюканье, смех.
Мортем встал на четвереньки и застыл, уставившись в землю. Чет подумал уже было, что гигант сдался.
Кто-то с трибун заорал: «Ползи, ползи, как червяк». Еще несколько голосов подхватили этот крик, скандируя хором:
– Пол-зи, чер-вяк, пол-зи!
Губы Мортема сжались, облепив клыки. Он поднял голову, посмотрел на толпу яростным, гордым взглядом и встал. Встал на обе ноги, его лицо исказилось от боли, но он даже не вскрикнул. В этот раз он не стал прыгать. Он шагнул, опираясь на сломанную лодыжку с вывернутой вбок ступней. Смотреть на это было практически невыносимо. Один шаг, другой. Еще один.
Толпа умолкла, наблюдая, как гигант шаг за шагом продвигается все ближе к дверям гротескной, невозможной походкой. Страшно было даже представить себе, какую он испытывает боль, но он шел, и толпа начала кричать в такт его шагам, поддерживая его. И когда, сделав последние несколько шагов, он упал вперед, ухватившись за дверь, толпа взорвалась торжествующими криками.
Мортем повис на двери, дрожа всем телом. Он оглянулся на Эдо, – просто посмотрел, – но было совершенно ясно, что означает этот взгляд.
– Боюсь, завтрашний день будет для меня последним, – сказал Эдо.
Назад: Глава 38
Дальше: Глава 40
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий