Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 36
Дальше: Глава 38

Глава 37

Карлос и его Защитники подъехали к подножию огромной статуи и остановились, задрав головы, глядя на гигантскую фигуру двухголовой женщины с шестью грудями, нависавшими над ее объемистым чревом, и шестью руками, каждая из которых оканчивалась копытом. Одна голова улыбалась небу вечной улыбкой, другая, нахмурившись, глядела вниз, прямо на них. Статуя целиком была отлита из железа, древнего металла, изрытого оспинами и ржавчиной.
Карлос кивнул Хьюго:
– Зажигай.
Живот статуи был огромной клетью – туда с легкостью могло поместиться несколько десятков душ. Под животом находилась гигантская топка. Люди Карлоса набрали обломков костей, набили ими топку и развели огонь. Через некоторое время над ними начал куриться зеленоватый дымок, вырываясь клубами из глаз и рта статуи.
Карлос был рад, что Око-Мать пока еще светило вовсю; даже сейчас, спустя долгие годы, он не слишком жаждал встречаться с демонами в темноте.
– Поглядывайте там, – сказал он. – Они придут с юга.
Он вынул из нагрудного кармана серебряную зажигалку, сигарету и, прикрывая ладонями пламя, закурил. Глубоко затянулся, позволяя кисловатому, прогорклому духу костяной травки проникнуть в каждый уголок легких. Закрыл глаза. Вот он, приход. Похоже на кокаин, насколько ему помнилось – этот внезапный прилив бодрости, и то, как он чувствовал себя наконец-то живым, готовым ко всему, даже ко встрече с демонами из Ада. Про себя Карлос делил души в Чистилище на две категории: те, кто пил Лету, и те, кто курил костяную травку. Те, кто пил Лету – те были ходячие мертвецы, жалкие душонки, которым нужно было одно – уйти из этого мира навсегда. Но курильщики – дело другое. Они хотели жить – добиться чего-то в этой жизни после смерти. Карлос уже пустил псу под хвост одну жизнь, и не намеревался сделать то же самое со второй.
– То еще, наверное, было зрелище, – сказал Ансель.
До Карлоса вдруг дошло, что это говорят с ним.
– Ты о чем?
– Вот эта железная леди, она принадлежала Господину Озирису. Да, наверное, так оно до сих пор и есть, но, видно, ее уже давненько не навещали. Ее звали Матерью Озириса, и в дни своей славы Озирис, бывало, сжигал у нее в животе по сотне душ за раз. И не каких-то рабов, а его собственных почитателей. Быть избранным для этого дела – это была великая честь. Они верили, что их прах вознесется наверх, на Землю, и они возродятся.
Карлос попытался вообразить себе сотню душ, втиснутых в металлическую великаншу, как они орут и извиваются, медленно поджариваясь на раскаленном железе. «И пойти на такое добровольно, – подумал он. – Господи, каково же это – обладать подобной силой? Править собственным царством, подчинять души своей воле, жарить их заживо, если такое взбредет в голову. Да, ради такого… стоит просыпаться по утрам».
– Чистилище станет гораздо лучшим местом безо всех этих богов, – сказал Ансель. – Да, сэр.
«Для некоторых, – подумал Карлос. – Для тех, у кого есть план. Чего не понимают такие дураки, как этот, – всегда будет кто-то, кто будет над ними господствовать. Если не бог, так человек». И Карлос намеревался стать именно таким человеком, потому что всю жизнь он провел, делая то, что ему говорят – сначала монашки в приюте, с их бесконечными правилами и острыми линейками, потом недолгие приключения в армии, а потом – все эти годы в тюрьме. И он был сыт этим по горло. Всегда есть кто-то, кто хочет тебя сломать. Что ж, если я чему-то и научился – это одному: не хочешь, чтобы тебя сломали, позаботься о том, чтобы плетка была в руке у тебя.
– Вон там, босс, – сказал Хьюго, указывая на фигуру на ближайшем хребте. Фигура подала какой-то сигнал, и из каньона рысью выехали семеро всадников, а за ними – черный фургон.
Карлос вглядывался в лица своих людей, своих Защитников; не слабаки – лучшие его люди. Большинство из них были с ним еще с тех дней, когда он занимался охотой за душами. И все же им всем было явно не по себе. Есть в демонах что-то такое, что делает это с тобой. Он бросил взгляд в сторону двух людей Полковника. Ансель явно нервничал, но не тот, другой, с холодными глазами – вид у него был чуть ли не скучающий.
Карлос спешился и стал ждать возле телеги. Он узнал Гара, надсмотрщика князя Кашаола, – тот ехал во главе отряда со спокойным, даже расслабленным видом. С Гаром он вел дела вот уже больше десяти лет – начинали они, торгуя помаленьку душами, но постепенно их сотрудничество достигло гораздо больших масштабов. Гар не был одним из Павших, но близко к тому. Карлос до сих пор не совсем понимал тонкости адской иерархии. Но ему было известно, что существует множество разных типов демонов – больше, чем костей в Чистилище. Что Падшие – изгнанные Богом ангелы – сидят на самом верху, властвуя над обширными княжествами Ада, образуя различные фракции и союзы. И все эти фракции так или иначе являются частью шаткого альянса, во главе которого стоит сам Люцифер.
Гар подъехал и натянул поводья. Адский скакун топнул копытом и фыркнул, разбрызгивая жидкое пламя из ноздрей и глазниц. Лошади Ада не были душами-перевертышами, это были низшие демоны, глупые и опасные. Про них было известно, что они пожирали души, когда имели такую возможность.
За Гаром ехали шестеро демонов. Они явно принадлежали к одной из низших каст – звериного облика создания с вытянутыми, как морды, лицами и пылающими желтыми глазами. Гар на их фоне казался почти человеком, и тут только Карлос заметил, что вид у него был довольно встревоженный: Гар нервно поглядывал по сторонам, будто ему было не по себе здесь, так далеко от своей территории. Раньше – когда Карлос поставлял ему души – они, бывало, назначали встречи гораздо ближе к границам Ада.
– Расслабься, Гар, – сказал Карлос. – Алой Леди поблизости нет.
– Легко тебе говорить, – ответил тот. – Она не за тобой охотится.
– Из Стиги она тебя не учует. Видел ее там не далее как вчера.
Гар, казалось, немного расслабился. Скосил глаза на накрытый парусиной предмет в телеге.
– Это то, на что я надеюсь?
Карлос небрежно отбросил парусину, под которой был Хоркос.
Гар с восхищением воззрился на поверженного бога.
– Вы сделали это? – Гар подвел своего скакуна ближе к телеге, наклонился и поднял Хоркоса за волосы, так, чтобы было видно всем. Демоны испустили ликующий вопль, от которого у Карлоса заныли зубы.
Единственный глаз Хоркоса чуть не выскочил из орбиты при виде демонов. Он явно понял, что ему предстоит. Карлос задумался, что демоны будут делать с богом. Единственное, что сообщил ему Гар – что Хоркос отправится туда, откуда еще никто не возвращался, а это вполне устраивало Карлоса, поскольку у богов имелась дурная привычка к перерождениям.
– Планы князя Кашаола начинают сбываться, – сказал Гар. В его голосе звучал энтузиазм неофита, обретшего веру.
Карлос кивнул. Это князь Кашаол когда-то спросил его – через своего посла: «Зачем быть охотником за душами, когда можно стать князем?». Это Кашаол в свое время подробно проинструктировал его, как завлечь Полковника на путь соблазна, подсовывая ему именно то, что ему хотелось больше всего; он объяснил Карлосу, что, если хочешь оставить ближнего без штанов, нужно просто сказать, что это делается ради всеобщего блага. После этого все изменилось: присоединившись к революции Полковника, он получил идеальный предлог, чтобы захватить власть, получить контроль над доками, а потом и над большей частью Стиги.
– А теперь, – сказал Гар, спешиваясь, – у меня есть кое-что для тебя. – Он подвел Карлоса к черному фургону. У дальней стенки стояли ящики. Гар поднял с одного крышку: внутри лежало несколько мушкетов. Он достал один, передал Карлосу.
Тот провел рукой вдоль ствола.
– Какая работа… Изъянов нет. Вообще.
– Закалены в адском пламени. Эти не взорвутся тебе прямо в лицо, как те, что делают в Стиге. – Он похлопал по одной из коробок поменьше. – Порох здесь, пули здесь. Достаточно, чтобы устроить войну.
– Действительно, – сказал Карлос. – Скажи мне, Гар. Есть ли новости о пушке?
– Это настоящее чудо.
– Она готова?
– Да, оружейники князя Кашаола собирают среди Павших обломки разбитого оружия с Небес, чтобы создать для нее заряды. Это непросто, но Кашаол идет на экстраординарные меры. Все будет готово через несколько дней, и князь намерен доставить ее тебе лично.
Карлос удивленно задрал свои густые брови:
– Лично?
– Да, он желает с тобой познакомиться. Получше узнать душу, которой решил настолько довериться.
До сих пор все дела с князем Кашаолом велись исключительно через Гара. Карлос не знал, радоваться ему или встревожиться. Князья Ада не появлялись в приречных землях без веской причины.
– Передай князю Кашаолу, что для меня будет честью встретиться с ним. Ах, да – у меня еще есть для него небольшой подарок. – Карлос повернулся, и его взгляд упал на двух людей Полковника, которые сидели на передке телеги. Мешок с головами лежал рядом с каменнолицым мужиком. Карлосу потребовалась пара секунд, чтобы вспомнить, как его зовут.
– Гэвин, брось-ка мне мешок.
Тот молча смотрел на него.
– Я сказал, брось мне мешок.
Мужик продолжал молча пялиться на него этими своими мертвыми глазами.
– У тебя проблемы со слухом или ты просто тупой? – Карлос знал, что Гар наблюдает за ними, и почувствовал, что у него горят щеки. – Повторять я не собираюсь.
Гэвин сплюнул на землю.
Карлос потянулся было за оружием, и тут заметил, что Гэвин уже успел вытащить свои пушки. Господи, он же даже не пошевелился.
Защитники и демоны тоже схватились за оружие.
– Эй! Эй, потише! – заорал Ансель. – Давайте-ка все сунем пушки обратно в штаны и застегнем ширинки. Вот. Вот ваши гребаные головы, вы, задницы душепродажные.
Он поднял мешок и, размахнувшись, бросил его так, что он шлепнулся перед Карлосом.
– Убери, Гэвин, – сказал Ансель. – Ладно уже тебе.
Карлос втянул воздух сквозь зубы, пытаясь обуздать свой гнев. «Попозже, – сказал он себе, – я разберусь с ним попозже». Он сунул пистолет обратно в кобуру, наклонился, подобрал мешок и подошел с ним к Гару, все еще стоявшему у фургона.
– Это человек Полковника, – сказал он Гару. – У них плохо с дисциплиной.
Демон кивнул.
– Они ненавидят тех, кто охотится за прóклятыми.
«Нда, – думал Карлос, развязывая мешок, – это уж точно». Его удивляло, как души вообще терпят прóклятых рядом с собой, не говоря уж о том, чтобы их укрывать. Они что, не понимают, что все эти люди – мужчины и женщины – совершили смертный грех, так или иначе? Карлос не видел разницы между ними и уголовниками, с которыми сидел когда-то в тюрьме.
Карлос открыл мешок и продемонстрировал Гару его содержимое.
– Примите этот пустяк в знак наших общих будущих достижений.
Гар заглянул внутрь и просиял.
– О, князь Кашаол будет доволен. – Он забрал мешок.
– Как только Алая Леди перестанет нам мешать, им негде будет больше скрываться.
Гар бросил взгляд назад, в сторону Гэвина, и тихо сказал Карлосу:
– Скажу тебе кое-что… Тот человек, он прóклятый. Я чую его метку.
Карлос не был удивлен. Среди рейнджеров была горстка прóклятых; они попадались даже среди его Защитников. Границы Ада были обширны и плохо охранялись. Карлос знал: у него самого метки не было только потому, что он никогда не был верующим. Он всегда был убежден, что религия – это для слабаков, и часто шутил, что является образцовым прихожанином Церкви Карлоса.
– Его пистолеты, – продолжал Гар, – были отлиты в кузницах Ада. И он их не купил. И не выменял. Он убил за них… Убил демона одной из высших каст. Доставь голову этого человека князю Кашаолу, и он щедро вознаградит тебя.
Карлос кивнул.
– Мне это будет только приятно.
Назад: Глава 36
Дальше: Глава 38
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий