Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 33
Дальше: Глава 35

Глава 34

Чет бросил взгляд на опухшую физиономию Тренера, на его новый ошейник. С тех пор как Сит сковал их вместе, Тренер не произнес ни единого слова.
Прозвучал свисток, и их окутало паром. Чет и большинство остальных пригнулись. Тренер остался неподвижно стоять под дождем из горящих углей, которые выплюнула из трубы Присцилла.
Караван вновь двинулся вперед под барабанную дробь тяжелых шагов голема. Они прошли мимо груды обломков, что остались от телеги, держась подальше от опасного края.
Чет опять глянул на Тренера. Тот повесил голову, не отрывая взгляда от своих шаркающих ног. Чету показалось, что он плачет, но шел дождь, и уверенности у него не было.
– Я не хотел тебя убивать, – сказал Чет.
Тренер ничего не ответил, продолжая пялиться в грязь.
– Это вышло случайно. Клянусь. Просто… Просто все вышло из-под контроля. Может, если…
– Пошел в задницу, – сказал Тренер безо всякого выражения – только холодные, мертвые слова.
– Ладно, – вздохнул Чет. – Конечно. Почему бы и нет? Я уже в заднице, глубже, пожалуй, и некуда.
Его взгляд упал на цепь, качавшуюся взад-вперед перед его носом. Он взял ее в руки, хорошенько дернул. Эта цепь была совершенно целой. Не вырвешься.
Они все шли и шли вперед в полном молчании. Чет старался не думать о том, что ждало его впереди, представляя себе вместо этого Триш, ее милую, теплую улыбку. Какую-то кошмарную секунду он не мог вспомнить, как она выглядит; казалось, будто она была слишком далеко, чтобы существовать в реальности, будто она вообще никогда не существовала. Он закрыл глаза, и шум дождя вдруг вернул ему Триш. Теплая летняя ночь, и он помогает ей выбраться из спальни после того, как отец в очередной раз запретил ей видеться с ним. И вот они уже летят в «Мустанге» по пустому шоссе под басовитое мурлыканье триста второго, и она подпевает «Лед Зеппелин», а ее длинные кудрявые волосы струятся по ветру, и такое ощущение, будто в мире никого нет, кроме них двоих. Тогда пошел дождик, и они остановились, съехав на обочину, и просто сидели в машине, взявшись за руки, зачарованные дальними зарницами, а дождь барабанил по лобовому стеклу. Ему вспомнилось, что в тот момент ему больше не нужно было никого и ничего в целом мире.
Раздался глубокий, резонирующий звук, и Чет открыл глаза. Дождь прекратился, и где-то впереди зазвонил колокол.
Из тумана выплыла высокая арка, увенчанная факелами, и по каравану прокатились радостные крики. Когда они подошли поближе, Чет разглядел сотни глаз, вырезанных в фасаде арки. Глаза провожали караван пристальными взглядами, пока они не миновали арку. Чет вздрогнул – на секунду ему показалось, все взгляды следят только за ним – за ним одним.
За аркой был огромный двор, на котором отдельными группами стояли фургоны и повозки; над каждым лагерем развевался свой флаг. Вокруг фургонов стояли часовые, каждый в цветах своего лагеря; одни – в роскошных доспехах, другие – в потертых дорожных кожанках. В воздухе плыла музыка: барабаны, флейты, гитара. Мимо сновали туда-сюда души в самых немыслимых нарядах, а также – Чет с трудом мог поверить своим глазам – циклопы, мужчины и женщины с рогами и черными оперенными крыльями.
Стайка девушек в воздушных одеждах – кожа у них была такая белая, что, казалось, светилась – поспешно отбежала, уступив дорогу четырем тяжеловооруженным кентаврам, которые галопом пронеслись мимо: пугающего вида создания с гигантскими шипастыми палицами. И тут Чет почувствовал запах и чуть не застыл на месте – цветы, огромная золотая ваза, полная крупных белых цветов. Чет сделал глубокий вдох. «Жизнь, – подумал он. – Они пахнут жизнью». Тоска по жизни захлестнула его с головой – не по его собственной, а по жизни вообще.
Караван развернулся, сомкнувшись в круг. Присцилла замедлила шаг, остановилась и, испустив громкий стон, села на землю. Работники и рабы принялись разгружать повозки и фургоны.
– Где они? – закричала какая-то женщина, подбегая к Ситу. – Где ваши кольценосцы?
– Здесь они, – оборвал ее Сит.
– Ну, так поспешите. Они не пропустят Велеса без подношения.
Сит заорал на стражников:
– Давайте сюда рабов! Шестнадцать нужно! Быстро, быстро!
– Нет, только двенадцать. В этом году только двенадцать богов.
– Двенадцать? – Сит нахмурился. – С каждым годом все меньше и меньше.
Покачав головой, он заорал, чтобы привели двенадцать рабов.
Стражники принялись отцеплять рабов, собирая их в кучу.
Сит подошел к ряду, в котором были Чет, Тренер, Ана и Эдо. Устремил свои холодные глазки на Чета.
– Желаю позабавиться, конеубийца. – Он отомкнул цепь. Кивнул стражнику. – Веди их.
Стражник погнал их через двор, под еще одну арку. Над ними громоздились зубчатые стены и обвитые лестницами башни, гигантские валуны служили опорой для сложных, причудливых сооружений, сплошь покрытых резьбой – суровыми демонами и танцующими зверями. Многие здания стояли, покосившись, под странным, немыслимым углом, будто весь город, кренясь, медленно уходил под землю.
Прямо впереди в скальной стене было вырезано гигантское, искаженное страданием лицо. Его разинутый в муке рот служил воротами. По сторонам стояли два минотавра – мощные, широкогрудые создания, вооруженные топорами. Они посмотрели на рабов темными, ничего не выражающими глазами.
– Подношение Господина Велеса, – сказал стражник.
Один из минотавров кивнул и повел рабов внутрь, вниз по короткой лестнице и дальше, по сырому подземному коридору. В туннеле эхом отдавалась барабанная дробь – все громче по мере их приближения. Коридор привел их в просторное подземное помещение с множеством железных клетей и вырубленных в стенах темниц.
Как они вошли, к ним сразу бросилось несколько десятков низкорослых созданий – даже самый высокий из них не доставал Чету до пояса. Их кожу цвета ржавчины покрывали темные пятна; крошечные глазки прятались за длинными прядями сальных волос; из-под туник, сделанных из шкур и чего-то вроде человеческих волос, выглядывали короткие толстые хвостики. В остальном они очень сильно отличались друг от друга: у кого-то вместо лица было нечто, сильно смахивающее на рыло, с множеством мелких, острых зубов; у других были клювы; у третьих – когти вместо пальцев. Чету они чем-то напомнили Сита, вот только ростом поменьше и без рогов. И все же в этих созданиях было что-то отчетливо женственное, и до Чета дошло, что, должно быть, это были гоблины-дамы. Или горгульи? Он попытался вспомнить, как называл их Эдо. Троу.
Женщины-троу выстроили рабов в шеренгу, болтая между собой на языке, который, скорее, напоминал лай, чем членораздельную речь. Они быстро сорвали – в буквальном смысле – с рабов одежду. Другие женщины-троу внесли корзины с комковатым жиром, пахнувшим горелым мясом, и окатили их с ног до головы. Потом обсыпали их каким-то коричневым порошком, который, прилипнув к телам, приобрел ярко-красный оттенок.
Чет кашлял и отплевывался, вытирая жирную массу c лица, пытаясь очистить нос, глаза. Кто-то схватил его за руку узловатыми, как корни, очень сильными пальцами. На запястье защелкнулось железное кольцо, которое тут же намертво заклепали с помощью огромных железных клещей.
Все те же минотавры погнали Чета и остальных дальше, в другой конец помещения и под арку – в длинный, вытянутый зал, вдоль одной из стен которого шли загоны.
Там их ждали другие троу, – эти были крупнее, вроде Сита, и у большинства из черепа рос один, два, или даже три рога. На троу были шипастые кожаные жилеты, а в руках – вилы. Рабов выстроили вдоль загонов. В первом грудой лежали помятые, видавшие виды щиты и шлемы. Рабов погнали мимо по одному, и каждому выдавали шлем, а иногда и щит. Чету в руки сунули шлем с торчащими рогами.
Троу гнали их вперед по залу, распределяя по загонам в случайном порядке. В толчее Чет вскоре потерял Ану и Эдо из виду. Его затолкали в загон в самом конце зала, где уже было с десяток душ, встретивших его испуганными взглядами. Их выстроили перед круглой, обшитой стальными пластинами дверью, какие были в каждом загоне. Многие души явно были в панике; некоторых буквально трясло от ужаса.
Барабанная дробь набрала темп. Откуда-то сверху раздался топот, все сильнее, все громче, так, что пыль посыпалась с потолка.
Рабы молча стояли, уставившись на дверь с таким видом, будто на них вот-вот свалится бомба.
Где-то снаружи протрубил рог, и гигантские шестерни, дребезжа, пробудились к жизни: круглые двери одновременно поползли вверх.
Снаружи их встретил свет костров.
– Вон! – заорали гоблины, тыча их в спины вилами.
Рабы выбежали из загонов на арену размером примерно с футбольное поле. В нескольких огромных ямах на поле пылали костры; вокруг каждой ямы торчали десятки стоячих камней. Поле было окружено двадцатифутовой стеной, которая вся была утыкана торчащими в сторону арены лезвиями. Выше бесконечной спиралью уходили вверх, теряясь в тумане, балконы со зрителями.
Увидев игроков, зрители разразились издевательскими воплями.
Троу разогнали рабов по периметру, расставив между ямами; в каждой группе оказалось примерно по десять человек.
Чет принялся оглядываться в поисках Аны и Эдо, но их нигде не было видно. Зато позади себя он заметил Тренера. Тот молча пялился в землю у себя под ногами, и вид у него был совершенно потерянный.
Мимо прошли троу, которые толкали перед собой тачки с оружием – по большей части это были ржавые, погнутые мечи и копья – раздавая рабам явно в случайном порядке. Души справа и слева от Чета получили оружие, но ему не досталось ничего.
– Надеть шлемы! – закричали гоблины, тыча вилами в каждого, кто, по их мнению, двигался недостаточно быстро.
Чет надел шлем, подтянув ремешком так, чтобы тот держался у него на голове. Все шлемы были с лицевыми пластинами, и, учитывая их голые, одинаково покрытые краской тела, теперь Чет вряд ли мог надеяться узнать Ану или Эдо.
Костры в ямах вспыхнули, потом пламя опало. Затихли барабаны. Трибуны тоже умолкли; в конце арены распахнулись высокие красные двери. Зрители подались вперед, многие даже встали, впиваясь взглядами в темный проем дверей.
Чет сглотнул, пытаясь сосредоточиться на дыхании, на том, чтобы оставаться спокойным, стараясь не думать о том, какие ужасы ждут их впереди.
Движение во мраке, а потом – монстры.
Восторженно загудела толпа, и монстры вышли на арену.
Чет отшатнулся.
Двенадцать чудовищных созданий совершали круг по арене. Все они шагали на двух ногах, и во всех было что-то человеческое, но на этом их сходство с людьми заканчивалось. Звериные и человеческие черты мешались в самых чудовищных комбинациях. Но, наблюдая за ними, Чет начал понимать, что за кажущимся безумием стоит определенная логика. Некоторые их черты выглядели скорее преувеличенными, чем искаженными, будто чья-то рука вылепила их так, чтобы сделать как можно более смертоносными.
Многие были даже красивы на свой, пугающий лад: лоснящиеся шкуры, яркие краски; некоторые напоминали глыбы бугрящихся, перевитых венами мышц; другие казались жилистыми и гибкими, опасно быстрыми. У одного создания было даже четыре руки. Чет заметил острые как бритвы кости, торчавшие из локтей, коленей, плеч; смертоносные рога, копыта, клешни и клювы. Доспехов ни на ком не было, но у многих были толстые шкуры, густые перья, мех или чешуя. Оружие тоже было самое разное: мечи, топоры, трезубцы и палицы.
Сделав круг, чудовища застыли напротив ряда пышно украшенных балконов. На балконах, под яркими балдахинами, в креслах с высокими спинками сидели фигуры, окруженные слугами и стражей. Чет подумал, что это, должно быть, хозяева этого места, может быть, даже сами боги. Он насчитал двенадцать фигур. Заметил флаг Велеса, а потом узнал и самого бога в окружении приближенных.
Одна из фигур – на центральном балконе – встала. Это была женщина, высокая и очень худая, с белой, как кость, кожей. Ее черные одеяния были такими тонкими и невесомыми, что, казалось, плыли вокруг нее в воздухе, точно облако. Из диадемы у нее на голове веером расходились бронзовые пластины и кости, а ее длинные, заплетенные в косы волосы вились по плечам, подобно змеям. Ее черты скрывала вуаль, но Чет сумел все же различить серебряные точки зрачков.
Она шагнула к перилам, сжимая в руках скипетр из меди и кости, и чуть склонила голову.
Вперед выступил слуга с большим бронзовым колоколом и, ударив в него, провозгласил:
– Говорит царица Хель.
Толпа затихла.
– Приветствую, чемпионы, – сказала царица Хель; ее голос разнесся по арене странным эхо. Она обратила взор на монстров и начала выкликать имена. С каждым новым именем один из монстров выступал вперед, салютуя ей оружием. Когда она назвала имя Велеса, настала очередь гибкого, подвижного создания, сложением напоминавшего гимнаста. Внешность у него была почти человеческая, за исключением рогов и чешуи. Существо поклонилось, и тут Чет вдруг понял, что каждый монстр был представителем одного бога.
Она подняла скипетр.
– Наблюдатели могут войти.
Три фигуры в плащах и капюшонах деловым шагом прошли к многоярусной каменной платформе в центре поля. У подножия платформы стоял огромный бронзовый ларец. Положив руки на ларец, они стукнули себя кулаками в грудь, над сердцем, а затем поднялись по ступеням на самый верхний камень и встали там, развернувшись в противоположных направлениях. Один за другим они скинули капюшоны, обнажив бритые головы и сплошь покрытые шрамами лица. На месте глаз у них бугрилась какая-то черная масса. Из капюшонов они достали небольшие мешочки и развязали их, выпустив наружу какие-то белые шарики, немедленно повисшие у них над головами. Чет увидел, что шарики эти были глазами – по три глаза на каждого Наблюдателя.
– Да услышат все законы ристалища, – заговорили они в один голос, и слова их разнеслись далеко над толпой. – Первый участник, который соберет шесть колец и положит их в ларец, выигрывает состязание. Кольца дозволяется добывать любыми средствами.
Кольца? Чет глянул вокруг в поисках колец, заметил, что несколько рабов смотрят на кольца у себя на запястье, и к нему вдруг пришло кошмарное понимание.
– …твою мать.
– Состоится три состязания, – продолжали Наблюдатели. – Победитель в первом состязании получит в награду одно медное кольцо. Победитель во втором состязании получит в награду два медных кольца. Победитель в третьем состязании будет провозглашен Главным Победителем, и получит в награду шесть медных колец.
Их летучие глаза обратились на богов.
– Понятны ли поименованные здесь правила и почести всем господам?
Каждый из богов кивнул.
– Понятны ли поименованные здесь правила и почести всем чемпионам?
Монстры кивнули.
– Чемпионы, по местам.
Монстры прошли в центр поля и встали каждый под флагом своего господина. Все они изучающе разглядывали рабов.
«И даже меча гребаного нет», – подумал Чет.
– Кольценосцы, – продолжали Наблюдатели, – те из вас, кто сохранит кольцо до конца одного состязания, смогут участвовать в следующем. Те же, кто выдержит все три состязания, сохранив кольцо, получат в награду свободу.
Свобода? Чет стиснул кольцо у себя на запястье. Ему стало интересно, удавалось ли когда-нибудь хоть одному рабу добраться до конца состязаний.
С громким стуком закрылись огромные красные двери. По арене загуляло эхо.
– Чемпионы, – воскликнули трое Наблюдателей в один голос. – Приготовьтесь!
Чемпионы взяли оружие на изготовку. У одного из них – поджарой, мускулистой женщины, оружия не было вовсе – только длинные, мощные когти и зазубренные, как у акулы, зубы. Ее маленькие бледные глазки были устремлены на группу Чета.
Троу спешно убрались с арены, крепко закрыв за собой двери. Кольценосцы начали пятиться, разрушая строй. Мужчина рядом с Четом упал на колени, подняв в мольбе руки. Кто-то, всхлипывая, плакал навзрыд. Еще один человек принялся рубить мечом собственное запястье, чтобы избавиться от кольца.
Чет начал было отступать, но тут заметил, что Тренер сидит на земле, держа меч и шлем на коленях, и просто пялится в землю.
– Вставай! – прошипел Чет. – Давай, поднимай задницу.
Тренер не пошевелился, даже глаз не поднял.
– Чемпионы, вы готовы? – прокричали Наблюдатели, подняв руки. Монстры кивнули, потрясая оружием. Души начали разбегаться, некоторые даже побросали оружие.
Чет пнул Тренера в бок так, что тот упал.
– Давай, двигай, придурок.
– Отгребись! – заорал Тренер.
– Вставай! – заорал в ответ Чет. – Ты точно не хочешь умирать здесь, внизу. Слышишь? А теперь вставай!
В глаза Тренера вернулось осмысленное выражение. Он с ненавистью посмотрел на Чета.
– Я уже мертв, – огрызнулся он. – Потому что меня убил один говнюк. Помнишь? Помнишь?! – Тренер схватился за оружие и бросился на Чета, неистово размахивая мечом. Чет еле успел отпрыгнуть, чуть не лишившись ноги, споткнулся и упал на одно колено.
– Да одержат победу храбрейшие и сильнейшие! – прокричали Наблюдатели и разом опустили руки.
Рог выдул долгую, громкую ноту; ярко вспыхнули огненные ямы, выбросив вверх столбы яростного пламени. Загрохотали барабаны, и с трибун раздался многоголосый рев: чемпионы, сорвавшись с места, бросились на рабов.
Тренер в ужасе смотрел на чудовищ, будто видел их в первый раз. Чет побежал к стене, туда, где были остальные кольценосцы. Женщина, бежавшая впереди, споткнулась и упала. Не удержавшись на ногах, он тоже покатился на землю. Приземлились они совсем рядом с огненной ямой. Не успел он подняться на ноги, в них врезалось еще несколько душ, и тоже упали прямо на него, придавив к земле. Взревело пламя, и ногу Чета пронзило невыносимым жаром. Он вскрикнул, изо всех сил отбиваясь руками и ногами, пытаясь освободиться.
Дикий вопль. Это была женщина-демон, та, с черной чешуей. Она была уже сверху, терзая своими длинными когтями рабов, которые упали на Чета. Они тоже кричали: демонесса буквально разрывала их на куски, чтобы добраться до колец.
Неистово брыкаясь, Чет сумел, наконец, выбраться из-под груды тел и убежал, скрывшись в густом дыму.
Крики. Дым. Повсюду мечутся души, сталкиваясь друг с другом, врезаясь в Чета. Чет заметил валяющийся на земле меч и подхватил его. Кончик был отломан, но Чет был рад, что у него в руке хоть что-то есть.
– Держимся вместе! – закричал кто-то. – Держитесь, или погибнете!
Чет не мог не узнать этот голос. Это был Эдо. Чет заметил его жилистую, гибкую фигуру среди стоячих камней; он и еще пять душ стояли там, ощетинившись мечами. Чет бросился к ним.
– Эдо, это я!
Улыбку Эдо было видно даже сквозь решетку забрала.
– Чувствуешь жизнь, Чет?
– Что?
– Сохраняйте спокойствие! – крикнул Эдо душам, которые стояли за ним. – Не отступайте. Это наш единственный шанс.
Среди клубов дыма иногда можно было различить монстров, гоняющихся за душами, а иногда – изувеченные тела, извивающиеся на земле. Чет заметил еще одну группу рабов, которые, как и они, держались вместе, приготовившись защищаться. Монстры обходили их вниманием, преследуя вместо этого одиночек или тех, кто не делал попыток дать отпор. Только тут Чет понял, что делает Эдо – его цель была не в том, чтобы победить этих монстров, а в том, чтобы не выглядеть жертвой, легкой добычей.
Из дыма к ним выбежал человек без шлема. Это был Тренер. Он бежал с выпученными от ужаса глазами, на груди – три глубоких пореза. Позади него раздался визг, и из дыма выскочила демонесса, сжимая в одной руке несколько колец. Заметив Тренера, она бросилась за ним.
– Сюда! – закричал Тренеру Чет. Тренер рванулся к ним, под защиту столбов.
– Покажите суке сталь! – закричал Эдо. – Покажите ей зубы! Рычите на нее!
И все принялись кричать, рычать, размахивать оружием. Чет тоже завыл, кромсая воздух мечом. Тренер орал на монстра, будто умалишенный.
Демонесса остановилась с неуверенным видом, рявкнула на них, но атаковать не стала. Из дыма выбежал человек, оглядываясь на что-то позади него, и чуть не врезался в тварь. Она прыгнула на него и одним ударом отхватила несчастному руку. Подняла оторванную кисть, стянула кольцо. Позади нее в дыму вдруг выросла огромная тень, бросилась на нее, сшибая с ног.
Размерами этот новый монстр был с медведя гризли. Он наступил на демонессу своей огромной лапой, придавив к земле. Она, визжа, извивалась, потом вцепилась ему в ногу своими страшными когтями. Монстр, крутанув в воздухе топор, ударил ее в спину, и визг оборвался. Он вырвал кольца у нее из рук и поднес к глазам. Колец было пять; ему не хватало еще одного. Он оглянулся, заметил Чета, Эдо, Тренера и остальных. Взрыкнув, он бросился на них. Их представление явно не оказало на него большого впечатления.
Один из них сорвался с места и бросился бежать, потом второй.
Монстр врезался в их ряды.
– Стоять! – закричал Эдо, делая шаг вперед, чтобы отразить нападение. Чудовище налетело на них, широким взмахом топора отбросив Эдо в сторону вместе с мечом. Чет пригнулся, стараясь увернуться. Топор врезался ему в руку так, что он взлетел в воздух. Чет даже понять не мог, где верх, где низ, пока не шлепнулся лицом в грязь. Монстр наступил ему на ногу. Раздался кошмарный треск, за которым последовала ослепляющая боль.
Чет закричал.
Монстр поднял над головой топор, и тут над ареной разнесся звук рога. Монстр застыл, забыв опустить топор, и завертел башкой, пытаясь рассмотреть, что творится в центре арены.
Там стоял огромный, весь в перекатывающихся мышцах монстр с синеватой кожей, сплошь покрытой шипами. С торжествующим видом подняв над головой меч, он ухмылялся так, что клыки торчали во все стороны.
Стоявшее над Четом чудовище медленно опустило топор, сплюнуло, и с размаху бросило кольца в грязь. Потом оно просто пошло прочь.
Боль нахлынула на Чета, захлестнув с головой. Он заорал сквозь стиснутые зубы.
Кто-то схватил его за руку.
– Чет!
Даже сквозь боль Чет без труда узнал эту улыбку.
– Чет, у тебя получилось! – сказал Эдо. – Кольцо до сих пор при тебе!
Назад: Глава 33
Дальше: Глава 35
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий