Потерянные боги

Книга: Потерянные боги
Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22

Глава 21

Он снял свою широкополую шляпу, явив миру пару кустистых бровей и черные волнистые зализанные назад волосы. Открыл Четов мешочек, вытащил оттуда нож и принялся разглядывать его при свете факелов, теребя пышный, подкрученный кверху ус.
Чет было сел – это стоило ему немалых усилий, – но один из стражников пнул его в спину ногой, опять придавив к полу. Кто-то приставил к его горлу копье.
– За это тебе придется заплатить, Карлос, – раздался голос Ивабог. Говорила она с усилием.
– Да. Платить приходится всегда, – ответил человек с загнутыми усами, не потрудившись даже на нее взглянуть. – И у меня такое ощущение, что пришла, наконец, и твоя очередь.
Стена до сих пор шипела и пузырилась в том месте, куда ударил фиал, и по восьмиугольной комнате плыл зеленоватый дым. Помимо Карлоса и стражника-здоровяка, здесь находилось шестеро стражников, и все они нервно поглядывали по сторонам.
Карлос подошел к здоровяку и показал ему нож.
– Что думаешь, Трой? Вещица из Ада?
Трой был широкоплечий крупный мужчина в зеленом смокинге с рукавами, обрезанными так, чтобы видны были его мускулистые руки. Он покачал головой.
– На вид – еще древнее. Может, еще до падения ангелов.
Карлос выдвинул лезвие из ножен, и глаза у него расширились.
– Это божье золото, – сказал Трой. – Не иначе.
Карлос взял нож и прижал к мраморному столбу. Лезвие прошло сквозь мрамор, как сквозь бумагу.
– Думаю, ты прав. Как, интересно, какая-то жалкая душонка умудрилась протащить его сюда, вниз?
Оба воззрились на Чета.
– Наверное, кто-то дал… – начал было Карлос.
– Предупреждаю честно, – прошипела Ивабог. – Уходите… Уходите прямо сейчас.
Она кашлянула, выплюнула сгусток крови. Сверху донесся стон, и все взгляды метнулись к потолку. Несколько коконов энергично извивались, будто свет факелов причинял им боль.
– Видите, – сказал Карлос, обращаясь к своим людям. – Вот поэтому-то мы и сражаемся. Чтобы положить конец подобному злу. – Карлос подошел к Ивабог, поднес нож к ее глазам. – Прошло то время, когда боги питались душами человеческими.
– Да что вы, безбожники, знаете об узах, связывающих богов и людей, – выплюнула она. – Узах любви и веры. Но скоро, совсем скоро… – Ее взгляд метнулся к остальным стражникам, – …вы узнаете, какие мучения ожидают святотатцев. – Ее глаза вспыхнули; средний глаз открылся и полыхнул зеленым. – Я прокляну каждого, из-за кого пролилась моя кровь. Их ка сгниет, их ба никогда не найдет себе пристанища!
Стражники обменялись тревожными взглядами.
Карлос, покачав головой, рассмеялся, а потом сразу, без предупреждения, полоснул ножом по одной из ее рук. Та упала на пол, пару раз подскочив.
Ивабог испустила вопль.
Карлос, наклонившись, подобрал руку и сунул ее под нос Ивабог.
– Ну и где же твои проклятия, монстр? Давай, рази. Обрати меня в прах. – Он немного подождал. – Твои чары иссякли. Я и куска дерьма за них не дам. Потому что ты, как и другие, тебе подобные, забыты. – Он отшвырнул руку в угол, будто мусор.
Ивабог застонала: утробный, исполненный отчаяния звук, будто слова Карлоса задели ее глубже, чем копье, пригвоздившее ее к трону. Уронив голову на грудь, она закрыла глаза.
Небрежно отбросив назад полу своего длинного плаща, Карлос просунул большой палец сквозь пряжку ремня (пряжка была в форме скорпиона, величиной с кулак), и уставился на Чета.
– Давай-ка начнем с чего-нибудь попроще. Твое имя.
Чет ответил только яростным взглядом.
Карлос нахмурился.
– Думаешь, это игра? – Он кивнул одному из стражников. – Давай сюда паренька.
Стражник скрылся в коридоре.
Трой наклонился, упершись Чету в спину коленом, вывернул ему запястье и посмотрел на ладонь.
– Вот хрен, да он помечен, – удивился Карлос.
– Ясен пень, – ответил Трой. – Иначе как бы ему удалось это провернуть?
– Тебе многое придется нам разъяснить, – сказал Карлос Чету. Секунду спустя из коридора появился посланный Карлосом стражник, а с ним еще один. Они волокли под руки Джонни. На щеке у того был глубокий порез, одна из рук отрублена ниже локтя.
Карлос прижал нож Сеноя к шее Джонни и посмотрел на Чета.
– Итак, я задал тебе вопрос.
– Чет. Меня зовут Чет.
– Вот теперь у нас есть прогресс. Чет, будешь отвечать на мои вопросы как следует – и у тебя с друзьями появится шанс уйти и унести свои головы с собой. Это понятно?
Чет кивнул.
– А теперь расскажи мне, как прóклятой душе удалось сбежать от псов Люцифера? Где ты раздобыл этот нож? И каким-таким образом Алая Леди и ее ведьмы появились на пристани аккурат в тот момент, как ты переправился через реку? Что ты делаешь здесь, плетешь заговоры с Евой? Что происходит, Чет? А? Скажи мне.
– Плету заговоры?.. Что? – сказал Чет. – Никаких заговоров я ни с кем не плету.
Карлос бросил на него полный горького разочарования взгляд, потом кивнул стражникам. Те швырнули Джонни плашмя на живот, уперлись ему в спину коленями и ткнули лицом в каменный пол. Карлос, опустившись на колени рядом с Джонни, приставил нож к его затылку. Джонни поймал взгляд Чета. Вид у него был страшно испуганный.
– Погодите. ПОГОДИТЕ! – заорал Чет. – Вы все напутали. Все не так, как вы думаете. Я не имею никакого отношения к Алой Леди. Я просто пытаюсь найти своего деда. Это все!
Карлос грустно покачал головой.
– Я не люблю игр, Чет. – Он медленно вонзил нож Джонни в голову. Джонни закричал и забился, пытаясь освободиться.
– Стойте! – закричал Чет, стараясь вырваться из рук стражников. – СТОЙТЕ!
Лезвие ножа глубоко вонзилось в череп Джонни. Карлос резко повернул нож. Раздался треск, и Джонни вдруг перестал кричать, глаза чуть не вылезли из орбит, челюсть отвисла.
Комната погрузилась в молчание; даже стражники, казалось, были потрясены. Чет перестал биться в руках стражников и только смотрел.
Карлос выдернул нож и щупальца серебристого тумана потянулись, извиваясь, из раны в черепе, соткавшись в колеблющуюся фигуру Джонни. Замерев, полупрозрачный Джонни уставился вниз, на собственное тело, с явным недоумением. Потом он заозирался по сторонам, и в его глазах отразился страх, будто к нему приближалось что-то совершенно ужасное.
Карлос помахал рукой, разгоняя сотканную из тумана фигуру, но, прежде чем Джонни рассыпался на дымные завитки, Чет увидел – ясно увидел, – что тот кричит.
– Твою мать, – прошептал Чет, не в силах отвести взгляда от расколотого черепа Джонни. – Твою мать!
– Теперь, Чет, когда ты понял, что у нас тут все серьезно – давай попробуем еще разок? – Карлос кивнул двум стражникам. – Приведите девчонку. – Стражники вышли из комнаты. – Знаешь, – продолжал Карлос, – никто не знает, куда девается душа после того, как потеряет свое ка. Даже боги. Верно я говорю, Ева-бог?
Та оставила его без ответа.
– Но, скажу я вам, там явно не курорт, – добавил Карлос.
Притащили Ану. Швырнули на пол.
– Джонни, – ахнула она. – О, Господи.
Долгую секунду она смотрела на его тело, потом перевела взгляд на стражников. Ее глаза наполнились слезами – и ненавистью.
Чет напрягся, и стражники навалились на него с удвоенной силой.
– Свяжите ее, – бросил Карлос, и стражники прикрутили Ану за запястья к каменному столбу.
Карлос присел на корточки рядом с ней.
– Чет, одно из чудес мира мертвых состоит в том, что твое тело, твое ка, может вынести очень многое, прежде чем отпустит своего призрака. – Карлос помахал ножом у Аны перед глазами. – Интересно, как сильно я успею попортить твоей девушке шкурку, прежде чем она выпустит своего.
Он прикоснулся кончиком ножа к лицу Аны, и небрежно крутанув запястьем, раскроил ей щеку. Ана тихонько вскрикнула.
– Это был ангел, – сказал Чет. – Ангел дал мне нож.
– Ангел? – повторил Карлос, а потом рассмеялся. – Чет, все в игрушки играешь? – Он провел ножом вдоль Аниной щеки, отхватив ей ухо.
Ана закричала.
– Ублюдок! – заорал Чет, извиваясь, пытаясь подняться с камней. Один из стражников вогнал копье ему в грудь. Чет заорал. Именно тогда он заметил, что Ивабог пытается дотянуться до своего ящичка с фиалами.
– Чет, если тебе угодно, мы можем играть в это хоть целый день. – Карлос воткнул нож Ане в грудь, повернул. Ана закричала опять. Вытащив нож, он ударил ее еще раз, и еще, и еще. Крики Аны носились по тесному помещению, отражаясь от стен, нагоняя друг друга.
Ивабог, упершись в трон тремя руками, подалась вперед, распарывая собственную плоть о копье: дюйм за дюймом, все ближе и ближе к ящику. Последний рывок; от боли с ее губ сорвался тихий вскрик.
– Берегись! – заорал Трой. Он спрыгнул с Чета, двигаясь на удивление быстро для такого крупного человека – и все же недостаточно быстро.
Пальцы Ивабог сомкнулись на большом фиале. Она швырнула его об пол перед Троем. Фиал взорвался, обдав брызгами Троя и еще двоих стражников. Жидкость немедленно занялась ярким желтым пламенем. Стражники, завывая, пытались прибить огонь ладонями, но пламя только перекинулось им на руки.
Чету обрызгало ногу – он чувствовал, как жидкое пламя впивается ему в плоть. Карлосу плеснуло на лицо и грудь. Тот заорал; нож выпал у него из рук, зазвенел, ударившись об пол: Карлос пытался смахнуть с себя липкий огонь.
Чет нырнул за ножом, схватил его, перекатился, поднявшись на ноги, и бросился на Карлоса.
Карлос сунул руку за пазуху и вытащил пистолет. Грохнул выстрел, и пуля ударила Чету в бок, так, что его развернуло и чуть не опрокинуло на пол. И все же своей цели он достиг – врезавшись в Карлоса, он ударил его ножом прежде, чем тот успел выстрелить вновь. Чет попал Карлосу в плечо, начисто отрубив ему руку. Тот истошно взвыл.
Один из стражников бросился на Чета, размахивая коротким тяжелым мечом. Чет подставил под удар нож; лезвие прошло сквозь сталь и попало нападавшему прямо в грудь, разрезав его чуть ли не пополам. Стражник, не переставая кричать, осел на пол.
Трой и еще несколько «зеленых» теперь были полностью объяты пламенем; они метались по комнате, врезаясь в мебель и в стены, поджигая все, чего касались. Краем глаза Чет углядел Карлоса – тот, спасаясь из пылающей комнаты, выскочил в коридор.
– Чет! – закричала Ана. Она все еще была привязана к столбу; вокруг плясали языки пламени. Чет бросился к ней, разрезал ножом веревки и рывком поднял ее на ноги. Они побежали было к двери, но Чет остановился – он хотел найти мешочек и медные монеты, но ему удалось нащупать только ножны. Подхватив их с пола, он зацепил взглядом Ивабог – ее трон был охвачен огнем, и пламя подкрадывалось все ближе к ней самой. Но богиня просто обмякла на копье, даже не пытаясь спастись.
– Да что ты делаешь, Чет? – проорала Ана.
Чет бросился обратно, в самую гущу дыма и, лавируя между языков пламени, добрался до трона. Сунув нож за пояс, он вцепился в копье и выдернул одним рывком. Ивабог, застонав, повалилась вперед. Чет подхватил ее и попытался стянуть с трона, но она вцепилась в него всеми оставшимися руками.
– Нет, – всхлипнула она, глядя вверх. – Нет. Я не могу бросить мужей.
Жара и дым тем временем стали нестерпимыми.
– Отпусти! – заорал Чет и, дернув как следует, оторвал паучиху от трона и потащил, спотыкаясь в дыму, в направлении, где, как он надеялся, находился выход.
И услышал, как Ана, срывая голос, зовет его по имени; вот кто-то схватил его за руку, потянул за собой – вон из комнаты по длинному коридору. Они вывалились на террасу и попадали на пол. Чет, кашляя, тер обожженные дымом глаза. Он успел выхватить нож и держал его наготове, но ни Карлоса, ни других стражников нигде было не видать – только валялось на полу изувеченное тело карлика.
– О чем ты только думал? – заорала на него Ана.
Платье и волосы Ивабог все еще горели. Чет схватил один из валявшихся повсюду промокших гобеленов и набросил на богиню, прибив пламя.
Ана смотрела на него так, будто он выжил из ума.
Чет сдернул с Ивабог мокрую ткань. Она лежала, дрожа, свернувшись комочком, будто умирающее насекомое.
– Она знает, где Гэвин.
Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий