Дуэль с собой

Книга: Дуэль с собой
Назад: ГЛАВА 08
Дальше: ГЛАВА 10

ГЛАВА 09

Не доверять друзьям позорнее,

чем быть ими обманутым.

Ф. де Ларошфуко

Володя как в воду глядел. Ему не только пришлось лететь одному, но и жить последний день в Душанбе у Родика дома. Номер в гостинице «Таджикистан» прочно оккупировал Коля. На телефонные звонки он отзывался, но из номера не выходил — то ли из-за любви, то ли опасался, что выселят из гостиницы, где проживать посторонним, а особенно женщинам, запрещалось. Как и чем влюбленные питались, оставалось тайной, но лезть в чужую жизнь Родик считал неэтичным. Да и некогда ему было — у него дома произошла совершенно детективная история, надолго выбившая всех из привычного состояния.

В четверг его сотрудницы получили в банке деньги, в том числе для выплаты зарплаты в Челябинске. Сумма была большая — пятьдесят тысяч рублей. Из этих денег Родик взял одну пачку — две тысячи пятьсот рублей на поездку, а остальные поместили в подаренный сейф.

Утром в среду, провожая Володю, Родик распорядился выдать тому необходимую сумму. Света отдала Володе, не пересчитывая, банковские упаковки. Больше по привычке, чем подозревая что-то, она попросила его пересчитать. Обнаружилось небывалое — не хватало семисот пятидесяти рублей.

— Не может быть, — удивилась Света и сама пересчитала деньги.

Результат не изменился. В банковских упаковках не хватало по несколько купюр. Позвали Родика.

— Вы считали в банке? — спросил он.

— Конечно, вместе с Оксой, — ответила перепуганная Света. — Каждую пачку распечатывали и пересчитывали. Видите, упаковочная лента порвана на всех пачках.

— Света, расскажите, пожалуйста, как везли деньги от банка до дома.

— Пачки еще в банке сложили в сумку. Сумку я из рук не выпускала. Сергей Викторович и Окса могут подтвердить. Потом, если помните, одну пачку выдали вам, а остальное положили в сейф.

— Кто и как клал в сейф?

— Мы с Оксой. Я передавала, а Окса укладывала вот на эту полку.

— Сейф после этого до сегодняшнего утра открывали?

— Да, не один раз. Нужна была печать, положили чековую книжку в верхнее отделение, но деньги не трогали.

— Почему сейф не опечатан? Я ведь перед отъездом дал команду и оставил Оксе металлическую печать. Что, трудно было купить пластилин?

— Пластилин купили, но некому было прикрепить ячейки.

— Плохо, могли бы взять пробки от минералки — опечатать без крепления ячеек.

— Мы не подумали об этом.

— В других пачках нет недостачи?

— Не проверяли, Родион Иванович.

— Так проверьте, дорогая моя Света, выньте и пересчитайте все деньги. Только не смешивайте пачки.

Пересчет дал неутешительные результаты. Почти все пачки были неполные, а одной и вовсе не хватало. Общая недостача составила шесть тысяч двести пятьдесят рублей.

— Огромная сумма, — резюмировал Родик. — Можно купить автомобиль. Такого еще у нас не случалось.

Володя уже опаздывал на самолет. Поэтому Родик распорядился выдать ему недостающую сумму и пошел ловить такси. Извинившись перед другом за то, что по понятным причинам не сможет проводить его до аэропорта, он попрощался, посадил его в такси и возвратился домой.

Света сидела за столом и плакала.

— Родион Иванович, поверьте, я не брала денег.

— Успокойтесь, Света, вас никто не обвиняет. Вспомните, где и как вы хранили ключи?

— В ящике вот этого стола. Я их кладу вот в эту коробочку, а коробочку прячу за бланки. Клянусь, их никто не мог взять. Я бы заметила.

— Когда вы в последний раз открывали сейф?

— Вчера. Я брала печать. Мы с Оксой печатали платежки.

— Ладно. Деньги дайте мне, к сейфу больше не подходите. Пожалуй, и к столу тоже. Вызывайте милицию.

Света потянулась к трубке, но тут телефон зазвонил.

— Вас, Родион Иванович, — позвала Света.

Звонил Абдулло Рахимович. Он подготовил договоры и хотел согласовать их с Родиком.

— У меня тут небольшое чэпэ, — сказал Жмакин. — Я подъеду к вам сам. Если не возражаете, то через час.

— Хоп, Родион Иванович, жду.

Родик повесил трубку и набрал номер.

— Приемная Саидова, — отозвались на другом конце.

— Соедините меня, пожалуйста, с Абдужаллолом Саидовичем, — попросил он.

— Как вас представить?

— Жмакин Родион Иванович.

— Привет, Родик, а я только что о тебе подумал. Как дела? По слухам, ты уже две недели в Душанбе, а мне не звонишь. Я даже обиделся, дорогой.

— Не обижайся. Тут дел навалилось, и еще на четыре дня уезжал с гостями за город. Только вернулся. Как у тебя дела? Как дети? Как Оля?

— Спасибо, все хорошо. Заходи в гости. Оля будет очень рада.

— Да вот хотел напроситься сегодня. Через час буду рядом с тобой в Министерстве транспорта. Там у меня дел на пару часов. Потом могу к тебе заехать. Заходить не буду, пропуск не заказывай. Я тебе снизу звякну.

— Хоп, давай попробуем, если начальство не дернет.

— До встречи, — попрощался Родик и повесил трубку. — Света, отбой. Пока милицию не вызывайте. Попробуем разобраться сами, позвоните и узнайте, приехал ли уже Сергей Викторович, если приехал, извинитесь и попросите его появиться на работе.

Оказалось, что тот добрался до Душанбе рано утром и уже успел поспать. Родик взял трубку и, извинившись, описал ситуацию.

— Конечно, конечно. Не беспокойтесь, Родион Иванович, я и сам собирался на работу. Через пятнадцать минут буду у вас.

— Очень вам благодарен, Сергей Викторович. В четверг и пятницу можете взять отгулы и еще два в любое время.

— Спасибо, обязательно воспользуюсь, но потом. Выезжаю.

В Министерстве транспорта Родик пробыл меньше, чем рассчитывал. Договор был составлен, на удивление, разумно и грамотно. Родик внес незначительные поправки и подписал договор, пообещав произвести оплату в пятницу.

— Хоп, Родион Иванович, будем надеяться, что первая наша операция станет хорошим началом не только деловым отношениям, но и дружбе, — провожая его, сказал Абдулло Рахимович.

— Буду очень рад, если так получится, — заверил Родик. — Ваш стиль работы и вы сами мне очень импонируете. Да, кстати, можно воспользоваться вашим телефоном?

— Конечно. Присаживайтесь за мой стол.

Родик набрал номер Абдужаллола и попросил секретаря соединить. Краем глаза он наблюдал за хозяином кабинета, но тот ничем не выдавал своих эмоций.

— Абдужаллол, ну я освободился. Как у тебя?

— Все отлично, я тоже. Оля нас ждет.

— Я к тебе подъеду минут через пять. Спускайся. Внутрь заходить не буду… Спасибо, — вешая трубку, поблагодарил Родик. — К сожалению, должен спешить.

— Понимаю, — протягивая руку для прощания, откликнулся Абдулло Рахимович. — Кстати, я разобрался с вашими корейцами. Завтра они будут у вас. Если не трудно, свяжитесь со мной после разговора.

— Не стоило так беспокоиться, Абдулло Рахимович. Я привык сам улаживать свои проблемы.

— Никогда не отказывайтесь от дружеской помощи. Мы вас очень уважаем. Здесь наша земля, и если можем помочь, то делаем это от сердца. Вы в Москве, наверное, поступили бы точно так же.

— Конечно, Абдулло Рахимович. Еще раз большое спасибо. Завтра перезвоню.

Когда они подъехали ко входу в большое серое здание сталинской постройки, массивная дверь открылась, и на улицу вышел высокого роста стройный мужчина в темном, застегнутом на все пуговицы костюме. Он приветливо помахал рукой. Родик выскочил из машины и заключил мужчину в объятия.

— Привет, Абдужаллол. Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть. Выглядишь очень хорошо. Не толстеешь — в отличие от меня. Садись вперед. Кстати, познакомься — Сергей Викторович.

— А мы знакомы. Я Сергея Викторовича дольше, чем тебя, знаю. Еще с тех пор, когда он был директором тридцать второго автокомбината.

— Ну и хорошо. Сергей Викторович, давайте проедем через Путовского, мне надо купить цветы и чего-нибудь сладкого.

— Родик, дома все есть.

— Не учи ученого. Я и так против обыкновения из Москвы ничего не привез. Уехал спонтанно.

— Слушай, а Окса где?

— Да у нее сегодня какие-то дела — то ли родительское собрание у сына, то ли еще что-то в этом роде.

— Неудобно. Оля спрашивала про нее.

— Ладно, доедем до Путовского и пошлем Сергея Викторовича за ней. До тебя пешком дойдем. Как дела на службе?

— Все нормально, но много всяких изменений. Думаю, что мы на пороге больших перемен. Армянский вопрос не дает покоя отдельным товарищам. Нас дергают. Начальство ищет то, не знает что… Фергана всех напугала. Как в том анекдоте: «В Москве — шестнадцать часов, в Томске — восемнадцать, во Владивостоке — полночь. Мужик слушал-слушал и говорит: "Ну и бардак в стране"».

— Ха… Ха… Понятно. В Москве еще хуже. Решил совсем уходить из института. Не вижу перспектив, да и на два фронта стало тяжело работать. Так что думаешь? Меня начали прессовать, подлянку одну подстроили — потом расскажу.

Вскоре остановились около второго по величине, но первого по благоустройству и расположению базара города.

Сергей Викторович поехал за Оксой, а Родик, увлеченно беседуя с Абдужаллолом, уверенно пришел к цветочному ряду. Он знал, что Оля любит розы, но их не оказалось. Базар уже готовился к закрытию. Пришлось купить гвоздики, да еще и не первой свежести. Чувствуя неудовлетворенность, Родик направился к рядам со сладостями, но Абдужаллол его остановил:

— Слушай, дома все есть. Такие штуки Оля сама делает. Не дури. Пойдем.

— Давай тогда какую-нибудь бутылку возьму. Магазин в соседнем с тобой доме, нам по дороге.

— Винные магазины тебе всегда по дороге. С тобой спорить дороже стоит. Идем.

В магазине Родик купил бутылку «Гули Хисор» и трехзвездочный грузинский коньяк. Абдужаллол ждал его на улице.

— Ну и видок у тебя с этими бутылками. Хоть бы завернул. Завтра половина Конторы будет обсуждать, что за пьянка у меня была, — сокрушенно заметил Абдужаллол и, расстегнув пиджак, добавил: — Давай спрячу. Пошли, Оля, наверное, заждалась.

Абдужаллол жил на третьем этаже пятиэтажного цельнобетонного дома, в просторной четырехкомнатной квартире. Дверь открыла миловидная, средних лет блондинка.

— Оля, я тебе гостя привел, узнаешь? — шутливым тоном пропел Абдужаллол.

— Родик, как я рада тебя видеть! Даже не помню, когда ты у нас в последний раз был. А где Окса?

— Оленька, ты все хорошеешь, — протягивая цветы и целуя в щечку, проговорил Родик. — За Оксой послал машину. Позвони ей и уточни, когда она появится. Думаю, что не раньше, чем часа через два.

— Абдужаллол, я зирвак сделала. Сам плов будешь готовить?

— Конечно. Мы с Родиком под зирвак по рюмочке пропустим. Потом плов сотворю. Как раз и Окса приедет.

— Пойду позвоню ей. Пусть поторопится.

Абдужаллол достал из зирвака кусок мяса, порезал его,

налил водки.

— Ну, Родик, твое здоровье! Ты, кстати, пока женщин нет, расскажи, что у тебя случилось. Ведь не только из дружбы ты мне сегодня звонил. Я по голосу почувствовал.

— Ну ты и проницательный, черт. Действительно, у меня чэпэ. Хотел с тобой, со старым Шерлоком Холмсом, посоветоваться. — Он максимально подробно описал историю с похищением денег. — Понимаешь, я не стал вызывать милицию, потому что, на первый взгляд, деньги взял кто-то свой. Во-первых, украли лишь часть. Во-вторых, сейф, кажется, не взломан. К деньгам и сейфу напрямую имели отношение Окса и Света. Теоретически еще двое — Сергей Викторович и заместитель Оксы — Рая, но она в отпуске. Противно то, что подозрения всякие в голову лезут. Однако факты… С Оксой я еще не говорил, но Света, наверное, все ей рассказала.

— Да, история странная и неприятная. Давай сегодня об этом больше не будем. Отдохнем, а завтра часиков в двенадцать я к тебе с одним пареньком подъеду. Все посмотрим. Только ничего не трогай. Хоп.

— Хоп, — подхватил Родик. — Парадом командуешь ты. Наливай.

Выпили. Абдужаллол уложил рис в казан, залил воду и начал молча священнодействовать.

— Ну вот, все готово, — наконец сказал он, закрывая казан крышкой. — Теперь можно пойти закусить и выпить. Пусть плов доходит. Выложить и женщины могут…

Окса появилась, когда на стол подали чай с райхоном, миндаль, фисташки и разнообразные сладости.

— Всем добрый вечер, — поздоровалась она. — Прошу прощения, что так долго. Родик, Сергея Викторовича я отпустила. Правильно?

— Конечно, и так он уже переработал. Надо его поощрить.

— Оля, я чак-чак принесла. Во что положить?..

За чаем и разговорами о Москве, о Токио, о Горбачеве, о планах на будущее время пролетело незаметно. Домой Родик и Окса вернулись около полуночи. Родика подмывало обсудить с ней хищение, но в такси было неудобно, и он был вынужден просто слушать ее болтовню.

— Да, Родик, совсем забыла, мне сегодня Боря звонил. Очень хотел тебя разыскать, но я не знала, как с тобой связаться. Он такой вежливый был. Тебя только по имени и отчеству величал. Просил меня зайти в бухгалтерию — компенсацию за мужа получить.

— Видишь, Окса, как хорошо, а ты волновалась. Говорила, что корейцы тебя проклянут. Подожди, ты еще у них самое почетное место займешь. А в бухгалтерию иди. Твоему мужу в Борином кооперативе большие деньги причитались. У меня вообще есть подозрения, что это Боря его на тот свет отправил. Как-то очень уж для Бори вовремя эта автомобильная авария случилась. Странно и то, что все, даже те, кто на заднем сиденье машины ехал, погибли, а Боря выжил. Ведь он сидел рядом с водителем — это место смертника. Долю твоего мужа он давно тебе должен был отдать. Думаю, что и скандал он затеял отчасти, чтобы этого не делать. Подонок и подлец он, хотя, может быть, кто-то его вынуждает все это вытворять. Раньше я был о нем хорошего мнения, а сейчас он меня просто бесит.

— Ладно, Родик, не возбуждайся. Как будет, так будет.

— Нет, дорогая, будет так, как должно быть, справедливость надо утверждать, и если нет другого способа, то силой.

Открывая дверь в квартиру, Окса сама завела разговор о краже.

— Родик, мне Света рассказала все. Она очень честный человек. Могу за нее поручиться, хотя и я теперь под подозрением.

— Да, все это неприятно. Я тебе говорил, что, когда восемь лет назад у меня в Москве обворовали квартиру, там жил Володя? Вторая крупная в моей жизни кража, и опять при нем. Тогда у милиции было две идиотские версии. Первая — что это я сам себя обокрал, а вторая — что Володя. Идиотские-то идиотские, а у меня до сих пор не развеялись подозрения на его счет. Сегодня провожаю его, а мысль эта скребет. Бросить грязь легко, а вот отмыться трудно. Скажи, а где ты держала ключи?

— У себя в сумочке. С тех пор, как ты мне их выдал, не доставала. Света своими открывала. Сумочка все время со мной. Гостей у меня дома не было, только Ленька, а ему зачем ключи? Кстати, мы со Светой считаем себя ответственными за деньги. Хочешь, мы внесем? У меня скоро будет много денег. Думаю, что компенсация составит не менее ста тысяч…

— Еще чего не хватало! Миллионерши хреновы. До чего додумались. Еще раз услышу — обижусь. Давай спать. Поживем — увидим…

Рано утром их разбудил телефонный звонок. Аппарат стоял на тумбочке около кровати, и Родик спросонья, приняв его за будильник, уронил трубку на пол. Немного придя в себя от сна, он вскочил и поднял трубку. Звонил Боря, от его нудного голоса Родик проснулся окончательно.

— Родион Иванович, извините, пожалуйста, — подчеркнуто вежливо обратился Боря. — Я, наверное, разбудил вас. Еще раз прошу прощения. Не могли бы вы уделить мне сегодня немного времени?

— До обеда у меня дела, — ответил Родик нарочито холодно. — Может быть, ближе к вечеру. Перезвоните мне около четырех часов.

— Огромное спасибо, Родион Иванович. Не прощаюсь. Еще раз извините…

Абдужаллол, как и обещал, появился около двенадцати в сопровождении молодого человека.

— Ничего не трогал? — уточнил он. — Опиши еще раз обстановку, и поразмышляем.

Родик, стараясь не упустить детали, подробно рассказал о случившемся.

— Ключи у кого-то еще, кроме вас троих, могли оказаться?

— С того момента, как они попали ко мне, — только теоретически. Практически — маловероятно. У Оксы они все время лежали в сумке, Света держит их в письменном столе в потайном месте, и надо либо об этом знать, либо перевернуть весь дом. Все вещи на местах, следов поиска нет. Окса утверждает, что сумочку нигде не оставляла, только дома, где был только сын, а он о сейфе представления не имеет.

— Угу… Как профессионал, смею предположить, что дома мог быть и еще кто-то, например любовник.

— Ну, предполагай…

— Что-то ты как будто поскучнел… Как дурак, шуток не понимаешь?! Говоришь, сейф привезли из Министерства транспорта. Сколько комплектов ключей было?

— Мне передали три. Один взял я, два раздал девчонкам.

— А не мог остаться запасной комплект в министерстве?

— Не знаю, не выяснял. Но легко позвонить и уточнить.

— Хорошо, позднее.

— Дима, — обратился Абдужаллол к молодому человеку. — Исходная информация ясна? Приступайте. Мы выйдем в другую комнату, чтобы вам не мешать.

— Родик, — начал Абдужаллол, присев на край кровати в спальне. — Если ты хочешь разобраться в случившемся, то не должен поддаваться эмоциям. Нам надо проверить все версии. Я понимаю, что тебе нелегко подозревать Оксу, да и других тоже, однако мне требуется твое согласие на их проверку. Кроме того, есть вероятность, что Сергей Викторович видел, куда кладут ключ, или достал ключ из сумочки Оксы и сделал слепок. Хотя у него алиби — он приехал только вчера утром, но мог ведь навести. Еще запомни — ни с кем, даже с Оксой, нельзя обсуждать ход расследования, полная секретность. Не смейся, поймешь, что я прав.

— Да я смеюсь не поэтому. Все никак не расскажу тебе о московской подлянке. Само слово «секретность» вызывает теперь у меня нервный смех. Ладно, на сегодня забыли.

— Родик, я не исключаю, что все это сделал кто-то из твоих. Почти с полной уверенностью могу сказать, что сейф не взломан, его открыли ключом. Деньги взяли не все. Следовательно, хотели скрыть время хищения. Конечно, возможно, что кто-то подставляет твоих… Впрочем, не будем сейчас гадать. Давай сначала соберем все факты. Расскажи мне еще раз, как сейф попал к тебе. Постарайся вспомнить все, даже незначительные детали.

Родик максимально подробно описал ту часть операции по установке сейфа, в которой он участвовал.

— Остальное надо уточнить у Светы и Сергея Викторовича. Как развивались события до и после, я не знаю. Давай позовем всех.

Позвали Свету, Сергея Викторовича и Оксу.

— Раздался звонок в дверь. Я была одна, — начала Света. — Открыла. Внесли сейф, поставили в коридоре и ушли.

— А ключи от сейфа где были? — спросил Абдужаллол.

— Да, это я помню. Сейф они открыли. Продемонстрировали работу замков. А ключи положили на верх сейфа, — ответила Света.

— Да, да, когда я привел грузчиков устанавливать сейф, ключи на нем лежали, открытая дверца мешала передвижению сейфа, и в какой-то момент я остановил работу, взял ключи и запер дверцу. Куда потом их положил — не помню. Мне кажется, что они были не на одном кольце, а несколькими связками. Когда я запирал сейф, по-моему, какие-то ключи еще лежали на нем, а когда его стали двигать… я не могу с уверенностью ничего утверждать… — подтвердил Сергей Викторович.

— Но когда сейф катили по трубам, на нем ничего не было, — вмешался Родик. — Мне ключи на следующий день дала Окса. Они еще висели на одном кольце, я их разложил на три комплекта, сделав из скрепок кольца. Попробовал, как они открывают дверцы. Сейф был заперт. А раздал я ключи, по-моему, в среду на той неделе, когда мы смотрели начисление заработной платы.

— Да, точно, — подтвердила Света. — Я как раз в среду положила в верхнее отделение коробочку с печатью и чековую книжку.

— И мне так кажется, — неуверенно сказала Окса. — Ключи я нашла на крючке вешалки в коридоре и отдала Родиону… Ивановичу.

— Никто из присутствующих их туда, конечно, не вешал, — помечая что-то в своем блокноте, утвердительно заметил Абдужаллол. — Теперь Света, Окса, посмотрите, купюры в пачках новые или старые? Во всех случаях свяжитесь с банком и узнайте, нет ли у них покупюровки выданных вам денег. Это срочно. Сергей Викторович, а где вы добыли этих грузчиков?

— Они не грузчики, а так, праздношатающиеся. Рядом с рестораном «Вахт» стояли. Я подошел, попросил, они согласились, — ответил Сергей Викторович. — Понимаю… Глупо было брать людей с улицы для перетаскивания сейфа. Сейф в квартире — это так необычно. Как-то не подумал, виноват. А ключи на вешалку, может, и я повесил. Точно не помню, но вполне возможно.

— Если б знать, где упадешь, Сергей Викторович… Таскание в жилом доме сейфов — веяние эпохи кооператоров. Раньше никому в голову такое не пришло бы. Хорошо, на сегодня хватит. Если что-то вспомните, сразу звоните мне, а сейчас, Родион Иванович, идем посмотрим, что «накопал» Дима.

— Абдужаллол Саидович, — доложил Дима. — На сейфе несколько десятков отпечатков. Либо преступник работал в перчатках, либо его не волновало то, что он «наследит». На письменном столе отпечатков тоже много, его давно не протирали. Сейф не вскрывали, механических повреждений не обнаружил. На внутренних поверхностях также много хороших отпечатков. Все снял. Поверхности не протирались давно. На нижней полке у задней стенки по пыльной поверхности просматривается слабый след от прямоугольного предмета, размером шестнадцать на двадцать сантиметров, выделенный новым слоем пыли. Думаю, что предмет лежал там не более недели. Предмет вынут недавно, так как с одной стороны слой пыли стерт, а новая пыль еще не легла. Отпечатков в этом месте нет. На балконных дверях идентифицируемых отпечатков нет. Вероятно, их недавно протирали или мыли, поскольку нет и характерной для города пыли. Окно механическим воздействиям не подвергалось. Более того, оно давно не протиралось и не мылось. Свежих отпечатков нет. Замки на окне и двери не повреждены, но на двери закрыт только верхний замок. Кондиционер недавно то ли мыли, то ли протирали. На нем нет отпечатков, зато имеются многочисленные царапины, некоторые свежие. На передней панели следы краски, похожие по цвету на краску окна. На подоконнике отпечатков не обнаружил, но имеются свежие царапины от передвижения тяжелого предмета. Перила балкона также протерты и никаких свежих следов не содержат. На полу балкона много волокон, идентичных волокнам уплотнителя кондиционера. Та же картина и на полу комнаты под подоконником.

— Понятно, — задумчиво протянул Абдужаллол. Интересно, что за предмет лежал в сейфе. По размерам как школьная тетрадка. Придется еще раз поговорить с Оксой и Светой. Ты предполагаешь, что было проникновение или имитация проникновения в квартиру через отверстие для кондиционера? Вытащить кондиционер на балкон не могли. Единственный способ — протолкнуть его внутрь, но тогда нужно чем-то закрепить. Следов от веревки или чего-то подобного не нашлось?

— Пока не могу сказать. Волокон найдено много в разных местах балкона. В проеме кондиционера что-либо идентифицировать невозможно — там заложен уплотнитель. Рама под уплотнителем визуально без дефектов, но глубоко я посмотреть не смог. Более детально исследовать трудно — надо все демонтировать. А это…

— А на ручках балконной двери механических повреждений нет?

— Свежих нет.

— Итак, если это не имитация, то в деле участвовал хотя бы один мужчина. Женщина вряд ли справится с кондиционером, — рассуждал вслух Абдужаллол, рассматривая балконную дверь и тяжелый бакинский кондиционер. — А что у нас со вторым балконом?

— Он защищен решетками, — ответил Родик. — Там не залезть.

— Дима, сходите все-таки, посмотрите. Родион Иванович, позови, пожалуйста, Оксу и Свету… Девушки, еще отниму несколько минут. Постарайтесь вспомнить, что у вас в сейфе лежало на нижней полке и когда вы здесь убирались в последний раз.

— Могу сказать точно, — не раздумывая, заявила Света. — Там не было ничего, и вообще из этого места что-то доставать очень трудно — мешает порог. Сейф большой, и мы пользовались только верхними полками и маленьким отделением.

— Да, правильно, деньги лежали на верхней полке, — подтвердила Окса и добавила: — В банк позвонили. Купюры они не переписывали. Деньги эти поступили от реализации, и они могут только сказать примерно, от кого эти деньги инкассированы. А убиралась я сразу после приема гостей, то есть на следующий день после доставки сейфа.

— Я так и думал. Девушки, занимайтесь своими делами… Мне нужно посекретничать с Родионом Ивановичем, — попросил Абдужаллол и, выждав, пока дверь за женщинами закроется, сказал: — Родик, для первого дня достаточно. Единственное, что осталось сделать, — взять отпечатки пальцев у всех твоих сотрудников и у тебя. Да, и еще: собери все комплекты ключей и отдай Диме.

— Абдужаллол, я любым удобным тебе способом дам свои отпечатки. А у сотрудников давай возьмем как-то иначе. Помнишь, я тебе рассказывал, что у меня много лет назад ограбили квартиру? Тогда тоже брали отпечатки у меня и у Володи из Челябинска. Было очень противно, и я чувствовал себя подозреваемым, хотя меня во время ограбления в Москве не было, а Володя вообще еле это пережил. Кстати, он невольный участник и нынешних событий.

— Я не возражаю, Родик, но будешь делать это сам, а мы пока проверим все отпечатки по картотеке. Кстати, скажи — Володя тоже дотрагивался до сейфа?

— Не думаю, он только получал деньги. Хотя… Его отпечатки почти недоступны. Он уже в Челябинске. Не лететь же туда.

— Ладно, пока забудем про Володю. Дима, вы все необходимое сделали?

— Да, Абдужаллол Саидович, второй балкон вряд ли представляет интерес. Зачем проникать через решетки, если имеется незащищенный вход? Вообще странно, что один балкон защищен, а другой — нет.

— Я эту квартиру в таком виде купил, — пояснил Родик. — Конечно, надо было поставить решетки, да все руки не доходили.

— Все, хватит философии. Это всегда так: «Пока гром не грянет…» Ты, наверное, первый в стране, кто в жилую квартиру такой огромный сейф затащил. В следующий раз на двери объявление вывеси типа: «Храню здесь деньги», а лучше: «Добро пожаловать, воры».

— Кончай глумиться, — попросил Родик и позвал: — Окса, Света, накройте на стол, будем обедать. Абдужаллол Саидович и Дима все, что надо, сделали. Можете перемещаться свободно. Абдужаллол, ты как насчет пятидесяти грамм?

— Положительно, а то я на твоем балконе замерз. Все-таки не лето.

— Ух, южный человек. На улице погода, как в Москве летом. Твоего помощника и водителя покормить?

— Да нет, они у меня обычно обедают дома. Дима, берите машину и скажите водителю, чтобы возвратился к пятнадцати часам.

Назад: ГЛАВА 08
Дальше: ГЛАВА 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий