Битва за Москву. Полная хроника – 203 дня

2. Крепче ударим по врагу!

5 декабря 1941 года

После того как наши войска оттеснили противника на позиции севернее Кубинки и южнее Наро-Фоминска, сорвав его последнюю попытку прорваться к Москве, контрударами в районах Дмитрова, Яхромы, Красной Поляны (20 километров от Москвы) и Крюкова заставили немцев перейти к обороне, потеснили их в выступе северо-восточнее Тулы (немцы начали отход из выступа), началось контрнаступление Красной Армии под Москвой (по 7 января 1942 года). Советские войска насчитывали 720 тысяч человек против 800 тысяч у противника, 8 тысяч орудий и минометов против 10 400, 720 танков против 1000, 1170 самолетов против 615, и 415 «Катюш». Контрнаступление начали 29-я и 31-я дивизия Калининского фронта по направлению к Калинину. Первые 10 дней, несмотря на упорные бои, армии не смогли опрокинуть противника. Перелом в пользу Калининского фронта произошел после того, как войска Западного фронта разгромили немецкую группировку в районе Рогачев – Солнечногорск и обошли Клин.
В прессе и по радио не объявляли прямо: началось контрнаступление под Москвой. Но народ уже все понял по резко изменившимся заголовкам в газетах. Весь октябрь и ноябрь печатались призывы «Не отдадим Москвы!», «Все как один на защиту Москвы!», «Ни шагу назад!» Теперь же писали «Крепче ударим по врагу!», «Смелее вперед!». Давид Ортенберг вспоминал, что в редакции «Красной звезды» царило радостное оживление: готовили номер на 6 декабря с перечислением отбитых у немцев населенных пунктов, но вечером всех редакторов газет вызвал к себе секретарь ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков и сказал: «Вы забегаете вперед. В Ставке считают, что пока не следует печатать сообщений о нашем наступлении». Все поняли, что указание исходит от Сталина, и в спешном порядке бросились переделывать номер.
По одной из московских легенд, с утра 5 декабря немцы стояли на Волоколамском шоссе в 33 километрах от центра Москвы, до Химок наших войск не было (туда 2 декабря даже проник немецкий разведывательный отряд) и взвод солдат свободно доехал до станции метро «Сокол». Генерал-фельдмаршал фон Бок в 18.00 доложил Гитлеру о полном разгроме русских. Гитлер приказал той же ночью войти в Москву. Фон Бок попросил отсрочку до утра: солдаты измучены, к тому же наступила оттепель, и все промокли. Гитлер настаивал на исполнении приказа. Фон Бок созвал совещание, на котором решили нарушить приказ Гитлера и войти в Москву утром. Оставалась ночь. Группа наших солдат прошла с иконой Божией Матерью Казанской (с той самой, перед которой в Смутное время молился Дмитрий Пожарский, а в 1812 году – Михаил Кутузов) на западном фронте уже не существовавшей обороны, и произошло чудо: ночью ударил неслыханный мороз – минус 42 градуса. Мокрая форма немцев превратилась в лед. Матерь Божия не пустила фашистов в сердце России.
* * *
40-летие встретил участник гражданских войн в СССР и Испании и Отечественной войны, советский военачальник Николай Никифорович Нагорный (1901–1985), начальник штаба ПВО страны. После войны командовал войсками ПВО СССР, генерал-полковник.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий