Чужие небеса

Глава шестая

– Как же я рад вас видеть, отец-настоятель – на все еще дрожащих ногах я подошел к тому, кто не так давно огласил смертный приговор всем обитателям Вороньего Замка – Вы даже не представляете. Большее счастье мне бы доставило только лицезрение еще одного из ваших собратьев. Но боги милостивы, может, и он плещется сейчас где-то здесь?
– Ты имеешь в виду Форсеза? – уточнил Тирон – Нет, он остался в Империи. Виктор очень рвался в этот поход, но было решено, что ему в нем не место. Слишком уж он безжалостен по отношению к магам, даже по нашим меркам. Побоялись, что может начать конфликтовать с теми, кого нам в поддержку отправил Гай Петрониус.
Ага. Значит, старческий смешок мне только показался. И очень хорошо. Боюсь, окажись мастер Гай на самом деле здесь, я бы уже на дне покоился.
– Жаль – выдохнул я – Ох, как жаль! Вы даже не представляете, сколько всего каждый из нас хочет ему высказать. А как вы выжили тогда, у замка? Хотя – о чем я? Такие как вы, отец-настоятель, в бою не участвуют, они смотрят на него со стороны. Ваше время наступает в пыточных подвалах.
– Нечестивец – взвизгнул один из пленных – Как ты смеешь судить о том, в чем ничего не смыслишь? Отец Тирон брал на меч города, грудью шел на вражеские рати!
– Про это ничего не знаю! – рявкнул я – Зато уверен, что он со всем усердием и прилежанием пытал магов, лишенных малейшей возможности себя защитить, выбивая из них признания в том, что они не делали.
– Не делали? – прищурился Тирон, и сплюнул на палубу, вызвав недовольный ропот моряков – А кто полчаса назад уничтожил почти сотню человек магией крови, не ты ли? Причем порочнейшей магией, запрещенной и людьми, и богами? Когда воин пронзает врага мечом – это печально, но, если можно так сказать, нормально. Войны были, есть и будут. Сила на силу, сталь на сталь. Тело солдата умирает, но душа его, в природной чистоте, отправляется к Престолу Владык. А ты убил не только тела, но и души тех несчастных. Магия крови! Но тебе этого было мало. За ней последовала магия смерти! Твари, пожаловавшие из мрака, из серости небытия, рвали на куски живых людей! И ты говоришь, что такие как вы – невиновны? Да пытки и костер – это та малость, коей вы достойны! Если бы каждого из вас можно было убить сто, двести раз, то и тогда бы я сказал – мало! Надо больше!
– Это вы нас сделали такими! – не выдержав, крикнул я – Вы! Все! Мы просто жили, учились полезным для людей вещам – лекарским премудростям, управлению погодой и водой, ветром и землей. Но нет, мы же не такие, мы иные! А, значит, – на костер нас! На костер! Вот только ваш вонючий Орден прокололся малость, не захотели мы как бараны на бойню идти. Вместо этого взяли, и начали вам самим животы вспарывать!
– И своими руками убивать тех, кто имел глупость от вас сбежать – усмехнулся Тирон – Как тех двоих в Форнасионе.
Магия – это хорошо. Но в данном случае я попросту треснул ему по зубам. Понятно, что не очень сильный удар получился, откат до сих пор давал о себе знать. Но – от души.
И еще – мне надо было, чтобы он заткнулся. А то ведь не сдержусь и убью его. Сердце выжгу или еще чего сделаю. Так нельзя. Очень уж быстрая смерть, не заслуживает он ее.
– Эй-эй! – догадавшись о моих намерениях, произнес Равах-ага, с интересом слушавший нашу беседу – Маг, это не твоя собственность, не надо его калечить.
– Отец-настоятель не может быть ничьей собственностью – вякнул чернец, сидящий у борта – Следи за своими речами, разбойник, и, может, твоя смерть будет не очень мучительна.
– Вот наглец – покачал головой Равах-ага, достал кинжал, подошел к говорящему, коротким рывком за волосы приподнял его голову вверх, и чикнул острием его по горлу – Такое я не прощаю. Честь воина дороже клятв.
Чернец булькал кровью, его глаза расширились до пределов, отведенных богами, а после закатились под лоб. Сидевшего рядом с ним юного моряка вырвало.
– Это урок всем остальным – мягко заметил Равах-ага, отправляя тело за борт – Не смейте указывать мне, что делать, и что нет. Ослушника всегда будет ждать смерть. Эй, как там тебя… Тирон. Ты усвоил урок?
Молчал отец-настоятель, сопел, не спешил подняться с палубы.
– Значит, они твои рабы? – уточнил я у капитана.
– Нет, не мои – покачал тот головой – Ты забыл, что потребовал твой наставник в качестве награды за свои услуги?
– Он один из тех, кто нас травил как диких зверей – насупился я – На его руках кровь моих друзей. Капитан!
– Нет, не отдам – повторил Равах-ага, а после лукаво улыбнулся – Но – подарю. Ты храбро сражался, себя не жалел. Ты воин, хоть и маг. Я – капитан корабля, на котором ты показал себя, а, значит, я должен тебя наградить. Капитан всегда особо отмечает тех, кто в бою явил истинную отвагу. Золотом тебя оскорблять не хочу. Оно любимо моими людьми, но ты сделан из другого теста. Оружие тебе тоже без надобности, твой клинок – разум. Вот и выходит, что лучшая награда для тебя – вот этот человек. Я дарю тебе месть, маг. Но с одним условием – позови меня, когда станешь брать его жизнь. Мне думается, что это будет очень интересное зрелище. Я подобное люблю созерцать. Что до твоего наставника… Думаю, мы с ним договоримся. К тому же, ты вряд ли прямо сейчас раздавишь ногой эту змею в черном. Ты не захочешь лишить удовольствия своих собратьев. А зрелище его смерти доставит им немалую радость.
– Об одном жалею – прохрипел с палубы Тирон – Зачем тогда патриархи хотели вас живыми заполучить? Ведь говорили же им – Ворона и его щенков надо убивать сразу, без разговоров, нельзя давать им ни малейшего шанса на спасение. Нет, не послушали нас.
– О, еще кого-то вытащили – не обратил ни малейшего внимания на слова чернеца Равах-ага – Смотри-ка, а это, вроде один из ваших.
И верно – дюжие молодцы из команды «Луноликой Лейлы» бросили на палубу пожилого мужчину, который даже в воде не расстался со своим посохом. Явно маг, причем из тех, кого называют «старой школой». Те, кто помоложе, на посох плевать хотели.
Это сколько же ему лет?
Я даже подумал, что стоит задать вновь прибывшему на борт пассажиру этот вопрос, но сделать этого не успел, потому что маг, полежав немного на палубе, с трудом встал на четвереньки, откашлялся, выплевывая воду и тряся седой бородищей, а после неожиданно распрямился как пружина, и выкрикнул заклятие, припечатав свою ладонь к лицу одного из моряков.
Короткий вопль – и тело падает на палубу, заставив заорать в голос всех присутствующих зрителей, включая пленных. Оно и понятно – выжженные глазницы зрелище не из приятных.
Еще один выкрик – и сердце второго моряка бьется уже не у него в груди, а в руке мага, губы которого растянулись в злорадной улыбке.
– Ай, что творит! – процедил Равах-ага – Старый ведь человек!
В том и беда, что старый. Это еда от времени портится, а маг – наоборот. Если его сейчас не остановить, то он не то, что всю команду перебьет, он и до меня доберется.
И Тирон тогда уйдет от смерти. Ну, не то, чтобы совсем, живым ему из этой бухты так и так не выбраться, но смерть смерти рознь. Его должны убить мы, лучше всего – я, а не вода, акула или кто-то из головорезов капитана. Так, и никак иначе. Если по-другому получится, то мне тени тех, кто остался на стенах и под стенами замка, покою не дадут.
Все это пролетело у меня в голове тогда, когда я сорвал с ладони бурую от засохшей крови повязку, и ногтями впился в рану.
Сил мало, но на один удар хватит. Главное, чтобы меня после него откат не убил ко всем демонам. И чтобы этот старый хрыч не понял, что именно я задумал, а то ведь выставит защиту, и коту под хвост все мои труды.
Понять – успел, это я прочел в его глазах, когда налитый кровью огненно-золотой знак впечатался в тщедушную грудь и словно растворился в ней. Сколько же в его взгляде было ненависти и злобы! Причем не на то, что я, недоучка, его убил. Ему другое обидно было. То, что он меня с собой забрать не успеет.
Впрочем, руку мой противник вздернуть вверх успел, но и только. Потом кровь в его венах закипела, невероятная боль заполнила все существо, и сил седобородому магу хватило только на протяжный вопль.
Семь демонов Зарху, мне есть чем гордиться и хвастаться. Все ж таки одолел в схватке полноправного мага. Ну да, условия были не очень-то и равны, не совсем один на один вышло, но это частности. Как говорит Ворон: «Всегда важно только то, кто из двух противников остался стоять на ногах. Если ты – победа твоя по праву. Если нет – то выяснять, кто прав, кто виноват уже бессмысленно».
Одно плохо – до конца насладиться триумфом я не успел, потому что откат снова уложил меня на палубу. И на этот раз, похоже, надолго.
– Фон Рут – прежде чем открыть глаза, я ощутил, что меня неслабо так хлестнули по щеке – Давай, вставай уже. Сил уже нет это нытье слушать.
Голос Гарольда. Вот, опять он меня припечатал, уже по другой щеке.
– Монброн, ты в своем уме? – как мне показалось, громко, спросил я у друга – А?
– Ну вот – обрадованно сообщил кому-то Гарольд – Ожил. Губами плямкает, что-то шепчет. Что, правда, непонятно.
– Говорю – ты с ума сошел? – выжав все из горла, повторил я и открыл глаза.
Уже неплохо – мы точно не на «Луноликой Лейле», а на берегу. Землю от морской качки я в любом состоянии отличу.
– Нет, не сошел – ответил мне мой друг – С чего ты взял?
– Ты понимаешь, что за эти хлопки по лицу я тебя убить должен? – объяснил я элементарную вроде бы вещь – Согласно положению о чести благородной?
– Равах-ага, а он затылком о палубу приложился? – уточнила у капитана, как видно находящегося здесь же, Эбердин – Да? И как сильно?
– В самом деле – склонилась надо мной Рози – Я сама ревнительница устоев… Ну, в какой-то мере. Но в данном случае это перебор.
– Вот-вот – как мне показалось, немного обиженно, подал голос Гарольд – Я, как верный друг, пытаюсь привести его в себя, а он меня убить хочет.
– Ранить – пробормотал я – Убивать не стал бы.
– Ты? Меня? – расхохотался Монброн – Нет, Эраст, со шпагой ты кое-как управляться научился, это так. Но не забывай, благодаря кому. Я лично тебя натаскивал в высоком искусстве фехтования, и потому победить ты меня не сможешь, как не старайся.
– А я бы поставил на фон Рута десяток золотых – как бы между делом заметил проходящий мимо Мартин, волокущий за собой к костру сухое дерево из числа тех, что на берег выносит прибой – Я в него верю.
– Что? – взбеленился Монброн – Да я ему фору дать могу в пять выпадов! Что в пять? В десять!
– Всё! – требовательно крикнула Рози – Успокоились все!
– Это мои интонации, де Фюрьи – донесся до нас голос наставника – Еще раз у вас их услышу, отправлю утром мне мидии собирать на завтрак. Гони сюда этого бездельника фон Рута, если он пришел в себя. И сами все подходите, есть разговор. Не так ли, капитан? Я же прав?
– Есть – подтвердил добродушно Равах-ага – Но, полагаю, у вас есть чем заняться и без меня, так что я подожду.
Да, этот откат с тем, что меня настиг днем, даже сравнивать нельзя. Без помощи Рози вряд ли бы я быстро добрался до ярко пылавшего костра, вокруг которого собрались мои соученики. Была там и Магдалена, которая, заметив меня, виновато потупилась. Знает кошка, чье мясо съела.
– Никогда не подумал бы, что скажу такое, но вы сегодня молодцы – сухо сообщил нам Ворон, дождавшись пока все усядутся – Задача, правда, была не из самых сложных, но тем не менее – молодцы. А кое-кто меня даже приятно удивил, как, например, Фальк. От кого, от кого, но от него я не ожидал столь искусного применения заклинания «Черный вихрь». И до сих пор не могу понять, откуда он его вообще знает.
– В книжке прочел – проворчал Карл, доставая из-за пазухи растрепанный томик и показывая его наставнику – Хорошая книжка, с картинками. На них поглядел – и все понятно.
– И где же ты ее взял? – заинтересовался Ворон – Нет, книга эта и правда очень хорошая, я отсюда вижу, что у тебя в руках «Основы боевых техник магии воздуха» Лавра Ралийского. Чудо, что она уцелела, потому что ее внесли в список подлежащих немедленному уничтожению при обнаружении еще в первые годы после Века Смуты. Но, повторюсь – как она к тебе попала?
– На базаре купил – ответил ему Карл – За недорого. Я за виноградом пошел, а там, рядом, книги продавали. Смотрю – про магию написано на обложке, вот и купил. Оказалось – хорошая штука. И написано понятно, и картинки опять-же.
– Ну, хоть так – одобрил Ворон – Не мытьем, так катаньем. А мне вперед наука. Тебе, чтобы в голову что-то вложить, надо не слова говорить, а картинки рисовать. Кабы знал, давно бы из тебя настоящего мага сделал.
Карл горделиво подбоченился.
– Или вот – фон Рут – Ворон перевел взгляд на меня – Он, конечно, кое в чем оплошал, не смог рассчитать свои силы в полной мере, потому чуть не погубил Магдалену, да и сам вон до сих пор больше на мертвеца похож, чем на живого человека. Но – молодец. Три корабля блокировал, причем достаточно умело.
– Большой молодец – вставил свое слово Равах-ага – Клянусь предвечным Небом, если бы не этот юноша, то сейчас бы нас рыбы кушали.
– Но не эти его свершения доставили мне главную радость – продолжил наставник – Есть кое-что другое, за что хочу похвалить Эраста. Но сначала – держи. Теперь это твое по праву.
В свете огня блеснул маленький предмет, который мне перебросил Ворон. Это оказался массивный перстень с блескучим камнем, явно старой работы. Дорогая штука.
– Выходи за меня – еле слышно шепнул Мартин Фрише, и тут же кувыркнулся спиной на песок, упав с бревнышка, на котором сидел. «Воздушный кулак» в самой его безопасной ипостаси, я это заклятие знаю.
– Смешно – с улыбкой сообщил ему Ворон – Я оценил. До утра от костра не отходишь, поддерживаешь огонь. Вопросы?
– Нет вопросов – вздохнул Мартин – Откуда им взяться?
– Красивый – я повертел перстень и уставился на Ворона – Только вот непонятно – за что?
– Это твоя добыча – объяснил мне учитель – По праву победителя.
Я начал кое-что понимать.
– В магическом сообществе много традиций – продолжал тем временем свою речь Ворон – В том числе и тех, что связаны с окончанием обучения. Посох – понятно, это обязанность наставника. Но частенько выпускники, особенно если их больше трех, заказывают себе некие вещицы, которые будут им напоминать о годах обучения. Как правило – украшения. Кольца там, кулоны или вот, перстни. Конкретно этот принадлежал Ринусу Левию. Не самый сильный маг, хотя в части магии воздуха, и как «погодник», был очень, очень неплох. Я с ним был немного знаком, потому перстень этот на его руке видел, и сразу опознал. Да там, на дужке, и инициалы его имеются.
– А при чем тут фон Рут? – осведомилась Эмбер.
– Боги, Альба, нельзя быть такой невнимательной – поморщился мастер – Фон Рут сегодня днем Ринуса убил, что меня, как его наставника, очень радует. Нет, Ринуса немного жаль, он был достаточно безвредный старикан, и я даже представить не могу, что его заставило принять участие в данной авантюре.
«Безвредный». Видел я, как этот безобидный старичок глаза моряку выжег. Да и «дракона» на нас не он ли напустил? Раз этот Ринус маг воздуха, то запросто такое может быть.
– Но тем не менее – мой подмастерье убил полноправного мага, это ли не повод для гордости? Причем – не в спину, не исподтишка, практически в личной схватке – продолжал вещать Ворон и притворно стер слезинку, якобы вытекшую из его левого глаза – Да, капитан?
– Истинно так, пустынный лев не сравнится храбростью с вашим учеником – напыщенно подтвердил тот – Он смел, он умел, он верен своим друзьям и лично вам, Ворон-ага. И он знает, что такое справедливость, потому я пошел на некоторую уступку, о которой вам уже рассказал.
Врать не стану – мне было очень, очень приятно. Соученики смотрели на меня во все глаза, и только Рози недоверчиво поджала губы. Как видно, засомневалась в том, что имела место настоящая схватка. Не убедили ее слова Ворона.
– Вот что значит Лесной Край! – гаркнул Фальк – Это вам не Королевства! Мы любому глаз на задницу натянуть можем!
– Молодец, фон Рут – усмехнувшись, произнес Ворон – И еще пара вещей, о которых стоит сказать. Эраст, ты взял жизнь мага, а потому теперь будь готов к тому, что могут найтись те, кто захочет за него отомстить. Старые маги по сути своей эгоисты, это вы, скорее всего, уже поняли. Но даже у таких, как он или я, имеются друзья. Ринус – не исключение. Наставничеством он не занимался, так что с этой стороны опасности ждать не стоит, но вот пара его соучеников еще жива. И еще… Много лет назад он оказал протекцию одной молоденькой, но очень перспективной магессе, с которой у него случился довольно длительный роман. Ринус, используя свои связи, представил эту даму ко двору одного из королей Запада, где она получила место, да и после окончания личных отношений всячески ей помогал. Магесса эта, насколько я понял, сейчас достигла больших высот в новой Империи, и если она узнает о том, как и от чьей руки пал ее старинный приятель…
Да что же такое! Не одно, так другое!
– Виталия или Эвангелин? – коротко спросил я.
– Виталия – столь же лаконично ответил Ворон.
Рози усмехнулась, Гарольд присвистнул, Карл расхохотался. Те соученики, которые были не в курсе моих сложных отношений с вышеупомянутой особой, молчали, затаив мыслишки узнать при случае, что тут к чему.
– Весело – вздохнул я, еще раз глянул на перстень и убрал его в напоясный кошель. Надо подумать будет, что с ним делать. Может, камушек выковыряю и продам, а оставшееся в море выброшу. Или закопаю.
Да и стоит ли из-за этого так переживать? Не факт, что Виталия вообще узнает о произошедшем. Свидетелей-то нет. А свои не выдадут, это точно. Да что там – про Ринуса этого через пару дней из них никто и не вспомнит. Сдался он им сто лет.
И еще – если мы вернемся обратно, то данная проблема точно не будет основной в списке оснований для головной боли. Там дела посерьезней и покровавей закрутятся, кому будет интересна смерть какого-то старого дурака?
– Следуем дальше – Ворон прищурился – Фон Рут, я подтверждаю обещание досточтимого Раваха-аги. Ты получишь жизнь того человека, о которой его просил. Я с ним уже поговорил, что нужно – узнал, так что он твой.
Равах-ага крикнул что-то на гортанном языке, который мне был неизвестен, и через пару минут в свете огня появились трое – два моряка, и сопровождаемый ими связанный отец-настоятель Тирон.
– Ой, ё! – хлопнул в ладоши Карл – Ребята, вы узнаете эту рожу?
– А почему фон Руту такая честь? – возмутился Монброн – Нет, он молодец, но – несправедливо же! Мы все на эту крысу в черном права имеем!
– Соглашусь – поддержал его Мартин – Я вот очень хочу ему кровь пустить. Давайте жребий тянуть!
Отец-настоятель брезгливо смотрел на нас и презрительно улыбался. Похоже, ему было совершенно не страшно. Я даже испытал к этому человеку некое чувство, похожее на уважение.
– А что вы узнали? – улучив момент, когда спор стал тише, поинтересовалась у наставника Рози – Если не секрет.
– Так, кое-что, по пустякам – Ворон забил свою трубку табаком и раскурил ее от уголька – В большинстве своем то, что уже и так нам известно. Империя, Светлое Братство, планы по скорейшему вводу человечества в Золотой век, разумеется, под предводительством Ордена Истины. Чтобы всем людям счастье было, много и сразу. Ну, а всех тех, кто этим планам мешает, надо по быстренькому убить, чтобы остальных с пути не сбивали. Причем списочный состав помех довольно велик и поражает воображение. Там не просто отдельные люди перечислены, там даже целые государства есть. Например – Асторг. И мы там тоже присутствуем, под названием «преступный беглый маг-отступник Ворон с его приспешниками».
– Кто бы сомневался – Рози окинула нехорошим взглядом Тирона.
Тот, впрочем, никак на это не отреагировал, он знай себе глазел в бездонное звездное небо.
– Опять обидно – хлопнул ладонью о ладонь Монброн, радостно ухмыльнувшись – Чего это – «приспешники»? Мы ученики. Оскорбление из тех, которые смывают кровью. Эраст, извини, но теперь я в своем праве.
– При чем тут Тирон? – пыхнул трубкой Ворон – Это мне не он рассказал, а кое-кто из его людей. Они вон там, у старого корабля, сидят. Если совсем неймется кому-то кровь пустить, так пойди и прирежь парочку из них. Пусть даже и опережая немного события. Да и список этот не он писал, а кое-кто повыше рангом. Тирон обычный исполнитель чужой воли.
Я в этот разговор не лез, поскольку был уверен в том, что свое право на смерть никому не отдам, смотрел на высокое пламя костра и думал о том, как именно мне поступить с отцом-настоятелем
Убить – это само собой. Но – как именно? Мне не хотелось, чтобы он ушел за Грань вот таким, как сейчас – невозмутимым, осознающим свое превосходство над кучкой злобных и мерзопакостных магов, которые могут умертвить его тело, но не смогут укротить гордый дух.
А в голову, как назло, ничего подходящего не приходило.
Тирон дослушал перепалку и громко расхохотался.
– Смешно! – заявил он, отсмеявшись – Знаете, вас ведь на той стороне моря и в самом деле считают угрозой. Настоящей, неподдельной. Как же – вы смогли уйти от нашего преследования и ускользнули от архимага Туллия. Глупцы! Много бы я отдал за то, чтобы сейчас оказаться в главной резиденции Ордена и поведать нашим патриархам о том, что вы всего лишь кучка оборванцев, не имеющих ничего – ни родины, ни принципов, ни веры в то, что делаете. Вы – ничтожества, которые свихнулись на убийствах, причем вам уже безразлично, кого именно лишать жизни, лишь бы оплата не запоздала. Вы – зараза, подлежащая выжиганию, и не более. Но даже без этого доклада я умру довольным. Главное я узнал. Вы не опасны. Вы не сможете стать тем знаменем, под которым соберутся все те, кого мы не выловили и не добили. В коленках вы слабоваты для этого. Выходит, мой поход сюда был не напрасен. И смерть – тоже.
– Вот сейчас непонятно – потерла лоб Рози – Нет, с твоей смертью вопросов не возникает, это само собой. Но что значит: «мой поход сюда был не напрасен»? Если я поняла верно, вы пожаловали в эту дыру именно за нами?
– А за кем же еще? – оскалился Тирон – Посмотри вокруг, грязная тварь, разве тут имеется что-то еще? Нечто, достойное внимания Ордена? Ради чего еще он направил бы в эту глушь столько кораблей, да еще усилив их магами из Братства? И если бы нас не предали, то сейчас все вы выли бы от боли, захлебывались собственной рвотой и мечтали о смерти. Но не получили бы ее, поверьте! У меня был четкий приказ – доставить вас в Айронт, перед этим провезя в клетке по всем главным городам Империи. И уже там, после строгого и справедливого суда, император вынес бы вам смертные приговоры, исполнение которых растянулось бы на месяц. Орден не стал бы спешить, казня вас одного за другим. И для каждого уже определен свой вид казни.
– Красиво звучит – пыхнул трубочкой Ворон – Ну-ну, что дальше?
– Да ничего – скривился Тирон – Разве мало?
– Мало – Карл накинул свой плащ на плечи Эмбер, которая зябко куталась в какой-то широкий платок – Меня бы как казнили? Я – Фальк.
– Не помню – сплюнул себе под ноги отец-настоятель – Делать мне больше нечего, как запоминать, что кому из вас суждено.
– Врет – заявила Гелла, не сводившая глаз с его лица – Рассказывать не желает.
– У меня скажет – насупился Фальк, размяв руки – И что знает, и чего не знает.
– Да не это главное – снова влезла в разговор Рози – Вы что, глухие? Они пришли сюда за нами. При этом изначальная информация, которую мы получили…
– Де Фюрьи, будь любезна – Ворон изобразил пальцами некий знак, который недвусмысленно намекал на то, что Рози лучше бы помолчать – Хорошо?
Моя подруга была недовольна тем, что ее прервали, но подчинилась.
– Знаешь, чернец, я ничего тебе в ответ не скажу – помолчав и выбив трубку в костер, произнес наставник – Может, ты прав, может – нет. Время покажет. Время и дела. Но кое-что в твоих словах является истиной. А именно то, что мы скоро вернемся обратно. Я ведь прав, де Фюрьи?
Последние слова были произнесены куда громче предыдущих, я даже вздрогнул.
Рози тоже. Она непонимающе уставилась сначала на наставника, а после в темноту, туда, где неподалеку от нас стоял небольшой глинобитный домик, от которого после слов Ворона отделилась темная фигура, которая секунду помедлила, а после направилась к нам.
– Видят боги, великий маг, я всего лишь выполнял волю своего повелителя – с достоинством произнес Равах-ага, обратившись к мастеру – Потому прошу не вносить мое имя в список ваших врагов.
– Разумеется, капитан – пообещал наставник – Вам сказали – вы сделали. Какие могут быть претензии? Тем более что сражались вы честно, и о моих учениках позаботились, когда те исчерпали силы.
– Мое почтение, мессир Шварц – тот, кто вышел из дома, наконец-то добрался до костра – И вам, господа подмастерья, тоже добрый вечер.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий