Чужие небеса

Глава седьмая

– Братец! – злобно взвизгнула Рози – Конечно, кто же еще! Ох, какая же я дура!
– Ну-ну, сестричка – непривычно весело ответил ей обычно невозмутимый Гейнард де Фюрьи – Не суди себя строго. Бои и походы притупляют разум, это доказанный факт. Мессир Шварц, к вам, разумеется, данное высказывание не относится. Если не ошибаюсь, вы-то как раз все сразу поняли, потому и остались на берегу?
– Совершенно верно. Только вас лично увидеть не ожидал – подтвердил наставник – Думал, кто-то из младших отпрысков семейства де Фюрьи сюда прибыл. Миссия-то несложная – оцени происходящее да передай приказ, исходя из увиденного.
– Просьбу – поправил его Гейнард – Несмотря на наш договор – просьбу.
– Ну да, поглупела! Но не настолько же, чтобы не просчитать не самую сложную комбинацию? – продолжала причитать Рози – И ведь были сомнения! Это все ты, Эраст, виноват! «Нет, нет, ничего особенного, все как всегда»!
Крепкие кулачки несколько раз ударили меня по плечу.
– Повторюсь – не суди себя строго – посоветовал ей брат – Но бояться – начинай. По прибытию в столицу Халифатов я навестил твой дом, где ознакомился с торговыми бумагами – и официальными, и с теми, что в тайнике лежат. Рози, должен заметить, что отсутствие контроля придало тебе ощущение неуязвимости. Ты перестала соблюдать меру. И вот это как раз серьезнейшая ошибка.
Несколько девушек захихикали. Соученицы не то, чтобы не любили Рози, но их немного раздражало то, что она очень хорошо устроилась в материальном смысле. Врать не стану – никто из моих однокашников ныне в средствах особо не нуждался, поскольку война всегда неплохо снабжает тех, кто верно ей служит. Но, как известно, для женщин не существует понятия «достаточно денег». Им их всегда мало, потому что женские фантазии в области ухода за собой, любимой, безграничны, и, следовательно, требуют бесконечных расходов.
– Но это уже личные вопросы, я здесь не за тем – Гейнард посмотрел на меня – Фон Рут, так что ты станешь делать с отцом-настоятелем Тироном? Ничего интересного он уже не сообщит, как свидетель же последующего разговора этот господин нам совершенно не нужен. Знаешь, я в юности с интересом читал рыцарские романы, так в них главный злодей всегда совершал одну и ту же ошибку – выкладывал свои планы тому, кого полагал почти мертвым. Нет, чтобы сразу ткнуть отважного рыцаря кинжалом в глаз или сердце, и уж потом поведать трупу о своей гениальности! Неудивительно, что в конечном результате все всегда выходило наоборот. Герой и не думал умирать, напротив он разрушал все планы злодея. И, кстати, никаких речей ему никогда не говорил, а сразу бедолагу топил, вешал или убивал каким-то совершенно уж изуверским способом. Вот такое оно, добро. Неразговорчивое и безжалостное.
– Мы не злодеи – заметила Гелла – Мы хорошие.
– Разумеется – подтвердил Гейнард – Но я сейчас говорю про общий принцип, не касаясь частностей.
– Монброн, Фальк, Мартин – Ворон ткнул пальцем в сторону старого корабля, гниющего на берегу – Вы хотели крови чернецов? Вперед. Там с десяток этих болванов сидит и ждет своей участи. Они – ваши. Если кто еще хочет присоединиться к ним – ничего не имею против.
– А этот? – кровожадно спросил Гарольд, показав на Тирона – Хотелось бы увидеть, как он сдохнет.
– Так кто тебе мешает? – встал я – Буду рад, если ты мне поможешь отправить этого господина за Грань.
– Что, даже связанного меня боишься? – глумливо поинтересовался Тирон – Правильно делаешь.
– Да нет – пожал плечами я – Чего тебя бояться? Ты – никто. Просто человек из мяса и костей. Я таких как ты уже много убил.
– Не простой! – оскалился Тирон – Простые люди землю пашут. А я этот мир от скверны очищаю!
– Ну да, ну да – мне вдруг стало скучно.
Вот чего я сидел, выдумывал разное всякое? Он ведь и в самом деле просто человек, потому следует прикончить его так, чтобы он ощутил страх смерти. Правильно тогда Равах-ага говорил.
И никакая магия здесь не нужна. Просто страх и боль. Этого достаточно.
Я подошел к Тирону, и резко ударил его в живот, так, что тот согнулся. Следующим ударом я сшиб его на землю, пинком перевернул на спину и поставил сапог на грудь.
– Прихвати-ка, дружище, его за левую ногу – попросил я Гарольда – А ты, Карл, за правую. Сделали? Хорошо. Что, отец-настоятель, последнее желание имеется?
– Увидеть твою смерть – просипел чернец.
– Ну, если там, кто-то есть – я ткнул пальцем в небо – то, может, чего и получится. Все, парни, суйте его головой в костер. Тогда, зимой, он хотел сжечь всех нас, верно? Почему бы не вернуть милейшему Тирону долг той же монетой?
Глаза отца-настоятеля расширились, рот скривился в некрасивой гримасе, но орать или молить о пощаде он не стал.
– Красиво – одобрил Монброн – В принципе, положение о чести благородной такие забавы запрещает, но и демон с ним. Погоди, дай я ему руки спутаю, чтобы он ими за землю не цеплялся.
– Да не вертись ты – минутой позже рявкнул на Тирона Карл и пнул его в промежность – Гарольд, готово? Раз, два – сунули.
Костер вспыхнул ярче, когда голова отца-настоятеля разворошила изрядную груду углей, почти полностью скрывшись под ней, а ночь прорезал человеческий крик, свидетельствующий о том, что в последний миг я все же добился своей цели.
Оно и понятно. Гореть заживо – это очень больно. По крайней мере, я очень надеюсь на то, что это так.
– Вот зачем? – недовольно проворчал Ворон – Вонь какая пошла! А нам еще беседу тут вести.
Хм. А вот об этом я не подумал.
– Да ладно – беззаботно хохотнул Карл, держа дергающиеся ноги Тирона – Ишь, как извивается. Не нравится ему, видать, в костре.
Тело отца-настоятеля выгнулось дугой, так, что из углей даже показалось то, что раньше было его головой, а после бессильно опустилось.
– Готов – подытожил Гарольд – Карл, вынимай его, а то и вправду он тут все провоняет.
Не скажу, что все присутствующие на произошедшее отреагировали так же спокойно, как мы. Кое-кто из девушек побледнел, Эмбер судорожно сглатывала слюну, борясь с приступом рвоты. Да, они тоже убивали, и убивали безжалостно, но то в бою, когда или ты, или тебя. А увидеть смерть вот так, в двух шагах от себя – это другое. Тем более – такую.
– И куда его теперь? – Фальк задумчиво смотрел на дымящееся тело Тирона – Разве что в море бросить?
– Охота тебе ноги мочить? – подал голос Эль Гракх – Мы же все равно собирались остальных пленных убить? Так и пошли к ним. А после покидаем все тела в трюм вон того старого корыта, да и подпалим его.
– Очень верное решение – одобрил Гейнард – Асторгу ни к чему свидетели. Никто из тех, кто отправился за вашими головами сюда, в Халифаты, не должен вернуться обратно. Ни один человек.
– И не вернется – почтительно сообщил ему Равах-ага – Эти чернецы – последние, кто остался в живых.
Странно, вроде на борту «Луноликой Лейлы» кроме служителей Ордена еще какие-то морячки были. Я их видел, они мокрые у борта сидели, испуганно икали. Впрочем, это не мое дело.
Из темноты, оттуда, где черной громадой на фоне неба высился старый корабль, раздались вопли, которые могли издать только очень, очень напуганные люди. Следом за этим послышались фразы вроде: «Этот мой», «Ну куда ты, куда?» и «Не хочется умирать? А надо!». Карл развлекался, находясь в своей стихии. Он не любил убивать тихо, в отличие от остальных, которые занимались делом молча.
А после ярко вспыхнул огромный костер, осветив море, корабли, стоявшие на рейде и далекие скалы.
– Хорошо горит – одобрительно сообщил Ворону Гейнард – Впечатляюще. Отличная работа, мессир. Ваши ученики за минувшее время превратились в настоящих магов. Это уже не те испуганные ребятишки, которые бегали по Королевствам, спасаясь от преследователей.
– Братец, подбирай слова – посоветовала своему родственнику Рози – Да, мы пустились в бега, не спорю. Просто умирать очень не хотелось. Но чтобы кто-то из нас боялся… Мы ведь и обидеться можем за такое. Рухлядь на берегу еще не прогорела, для тебя место в ней найдется.
– Вот в такие моменты я и не жалею, что сирота – негромко бросил Мартин – Лучше вообще без родни, чем с вот такой.
– Полностью с вами согласен – поддержал его де Фюрьи, засмеявшись – Сестрица мне досталась та еще.
Смех? Чудно. Впрочем, Гейнард вообще не слишком похож на себя прежнего. Тот, старый Гейнард, был другой – равнодушный, скупой на жесты и фразы, экономящий каждую минуту. А тут – и шутки, и советы, и вон, хохот даже.
Это точно он? Может, подменыш какой?
– Молчу, молчу – выставила ладони перед собой Рози – Хорошо, друзья, слушайте его. Но потом, когда через какое-то время вы начнете подсчитывать убытки, принесенные этим разговором, меня в них не вините. А случится именно так, уж я своего брата знаю!
– Решения здесь принимаю я – негромко сообщил ей Ворон – И если оно принесет какой-то ущерб, то его следует относить на мой счет. Но если я услышу что-то подобное, то очень разозлюсь. И еще – выбора у нас нет.
– Увы, но это на самом деле так – развел руки в стороны Гейнард – Клятва есть клятва.
– Только я все равно не понимаю что к чему – немного нервно заявила Миралинда – Не понимаю!
– Вот ты недалекая! – изумилась Гелла – Мы отправляемся обратно, и теперь будем воевать там.
– И это прекрасно! – заорал Карл, подошедший к костру – Мне, признаться, изрядно надоели эти пески, жара, вонь кочевников и местные женщины, которые постоянно мажут свою кожу прогорклым жиром. Я хочу домой!
– Карл, замолчи! – взвизгнула Миралинда – Я не понимаю, для чего нас втравили в вот этот последний бой. Если брат Рози приехал стребовать с наставника исполнение клятвы, зачем нам было снова рисковать своими жизнями?
– Ты точно весь последний час была здесь, с нами? – уточнила Магдалена у подруги – Или нет?
– Поправьте меня, досточтимый Гейнард, если я ошибусь в своих предположениях, хорошо? – немного церемонно сказал Ворон – Так вот, Миралинда, все это было устроено только с одной целью. Представитель семейства де Фюрьи хотел убедиться в нашей с вами боеспособности. Не думаю, что именно на наш отряд делается ставка в предстоящей войне, полагаю, что в активах Асторга есть аргументы повесомее, но…
– Не преуменьшайте свое значение, мессир Шварц – перебил его Гейнард – Да, не на одной магии строится стратегия грядущих сражений, но она очень, очень важна. Наши планы не изменились, мы по-прежнему надеемся на то, что все уцелевшие в недавней бойне маги сплотятся вокруг вас, но это лишь надежда. Может – да. Но, может, и нет. Эти же юноши и девушки уже есть, и мне надо было увидеть, на что они способны. Скажу честно – я доволен. Усилия и золото, которые были затрачены на организацию похода в эту глухомань, окупились сторицей.
– Врет – заявила Рози – Нет, что он доволен увиденным – это правда. Но вот что только ради нас он сюда эти корабли пригнал – враки. Наверняка еще какая-то выгода в этом имеется, и именно она является основной. А мы так, с боку припека.
– Ну и что? – пожал плечами Гарольд, усаживаясь рядом с нами – Тактика и стратегия ведения войны, принцип многозадачности. Не вижу в этом ничего обидного. Как и в том, что господин де Фюрьи пожелал глянуть нас в деле.
– Вы мне всегда были симпатичны, господин Монброн – улыбнулся Гейнард – У вас здравый взгляд на вещи.
– Да что такое! – Рози вскочила на ноги – Как вы не понимаете, что это унизительно? Нас как гулящую девку перед случкой осмотрели – крепка ли телом, нет ли на груди заразной звездной сыпи?
– Да успокойся! – дернул ее за руку я – Какая муха тебя укусила?
– Истерика закончена? – уточнил у нас Ворон, дождался моего кивка, а после продолжил, обратившись к визитеру – Если вы готовы призвать меня для исполнения заключенной между нами сделки, то сейчас самое время.
– Я, Гейнард де Фюрьи, требую у Герхарада Шварца, мага, также известного под прозвищем «Ворон» исполнения той клятвы, которая была им принесена при свидетелях более года назад – торжественно возвестил брат Рози – Думаю, детали мы опустим? Ну, что, мол, «за услуги, оказанные моим семейством», и так далее?
– Да, разумеется. Кому это нужно? – кивнул Ворон и поднялся на ноги – Я, Герхард Шварц, готов вернуть свой долг семейству де Фюрьи, и, во исполнение данной мной клятвы, выступить на их стороне в той войне, которую они готовы начать с императором Линдусом Первым, ранее именуемым Линдусом Восьмым.
– И ваши подмастерья – тоже? – уточнил Гейнард, показав пальцем на нас.
– Разумеется – подтвердил наставник – Они часть нашего договора.
Скажу честно – чувства у меня сейчас были смешанные. С одной стороны на душе стало радостно. Мне, как и Карлу, надоели эти пески, хотелось увидеть зелень лугов, леса и реки, все то, чего здесь и в помине нет. К тому же – мы здесь чужие. Никому особо не нужные люди под чужими небесами. Что мы есть, что нас нет…
Но при этом, как и всякому нормальному человеку, мне стало немного жалко расставаться с кое-как устоявшимся бытом. Здесь у нас появился новый дом, мы не бедствуем, не голодаем. Что важно – нам не надо ни от кого бежать. И еще – нас боятся. Это тоже немало значит.
Да и перегорели мы немного. Тогда, сразу после бегства, ох, как в нас злоба бродила! А сейчас… Нет, Тирона я убил с огромной радостью, что скрывать? Но он сам сюда прибыл, мне не пришлось за его головой отправляться за море, где нас никто уже не ждет. Хотя – вру. Кое-кто ждет, да еще как. Палачи, судьи, маги Светлого Братства и Виктор Форсез.
Собственно, именно он, Виктор, и является главным аргументом, почему я все же рад возвращению. Пока я его не убью, сам не умру. Ну, или не увижу, как он умирает, если до его потрепанной жизнью личности первыми доберутся мои друзья.
По лицам ряда соучеников, я понял – их одолевают те же мысли. Хотя кое-кто особо не сомневался. Все те же Гарольд, Карл, Эль Гракх, Мартин – они очевидно довольны тем, что происходит. Не секрет, что им тут очень надоело отираться, и убивать не тех, кого хотелось бы.
– И когда все начнется? – поинтересовался у Гейнарда Ворон – Как скоро нам надо отправляться в Асторг?
– Как можно быстрее – деловито ответил тот – Лето – лучшее время для войны, мессир Шварц. Снега и морозы никогда не были союзниками армии Асторга, так что вам надо поспешить. Я сам отбываю утром, люди Раваха-аги переправят меня в Империю путями контрабандистов. А вы отправитесь чуть позже, сразу после того как уладите все свои дела в столице Халифатов. Я все понимаю, жизнь есть жизнь, у вас имеются обязательства не только передо мной, но и перед Сафаром. Кто знает, как все повернется?
– Я сам вас доставлю куда надо – сообщил нам Равах-ага – И, если вы не против, какое-то время повоюю рядом с вами. Моему повелителю не очень по душе то, что происходит сейчас на землях бывших Королевств. В открытую он не станет выступать против Линдуса, но и мешать тем, кто захочет послужить правому делу свержения тирана, не собирается.
И немного погреет руки у чужого костра. Правду говорит наставник – любая война горе для одних и способ подзаработать для других. Первых большинство, и именно им суждено убивать и умирать, вторых совсем немного, но как раз они потом присваивают лавры победителей. Причем независимо от того, какую именно сторону в войне занимали.
– Весть о вашем возвращении скоро облетит все тайные тропы Рагеллона, те, на которых обитают беглецы и люди вне закона – продолжил Гейнард – Думаю, к вашему прибытию первые изгои начнут приходить в Реторг.
– Реторг? – одновременно переспросило несколько человек.
– Маленький портовый город на южной окраине нашего королевства – пояснила Рози – Судя по всему, именно там мы будем квартировать до начала военных действий.
– Именно так – подтвердил Гейнард – Хорошее место для сбора отверженных. Недалеко от границы, и народу проживает немного. Никто не затеряется. Да и чужаков, тех, которые пожалуют не к вам в гости, обнаружить будет несложно. Не думаю, что факт вашего возвращения долго пробудет тайной. Кто надо услышит эту весть, но и кто не надо – тоже.
– Хорошо – Ворон встал с чурбачка, на котором сидел – А теперь всем спать. День был длинный и трудный, а утром нам отправляться в дорогу.
– Ну, не верхом же? – рассмеялся Равах-ага – Морем пойдем, великий маг, морем. А ваших лошадок мои люди пригонят в столицу, не сомневайтесь.
– Одно другому не мешает – сообщил ему Ворон – Всем – спать. Фальк, составишь компанию Мартину.
Карл зевнул во весь рот, но спорить не стал, рассудив, что свое потом доберет. Это на лошади особо не подремлешь, а на палубе – сколько угодно. Он уселся у костра, иронично глянул на соратников, которые, негромко переговариваясь, расходились в стороны, и достал из-под камзола баклажку, в которой плескалась явно не вода. И откуда он постоянно добывает вино?
– Сестрица, нам надо поговорить кое о чем – негромко сказал Гейнард Рози – И тебя, Эраст, я тоже попрошу задержаться.
Мы отошли к морю, ярко освещенному догорающим кораблем.
– Отец просил передать, что не видит необходимости в том, чтобы ты участвовала в военной компании – ровно произнес Гейнард – Более того – он рекомендует тебе вообще не покидать пределы Халифатов. Для семьи будет лучше, если ты продолжишь вести наши дела здесь. Что до твоего избранника – отец не возражает против кандидатуры Эраста в качестве твоего супруга. В конце концов, наследника или наследницы у вас появиться не может, потому кровь рода де Фюрьи не будет смешана с родом фон Рутов из Лесного Края. Надеюсь, Эраст, я не задел твоего самолюбия? К вопросам крови в Асторге относятся более чем серьезно, это один из краеугольных камней нашего существования.
– Ровным счетом никаких обид – заверил его я – Неизвестно, как мой родитель, будь он жив, отнесся бы к появлению в семействе фон Рут невестки вроде Рози, которая ни на кабана сходить не сможет, ни собственноручно ленивого управляющего выпороть. Да и в бедрах она узковата, не то, что дочки наших баронов. На наших хоть бревна вози.
– Я оценил иронию – усмехнулся Гейнард, не без удовольствия глядя на закипающую сестру – Что до вашего наставника… С ним я вопрос о том, что вы остаетесь здесь, улажу лично. Думаю, он пойдет мне навстречу.
Собственно – вот и он, тот единственный шанс избежать тягот войны в Империи. Ребята отправятся туда, за море, навстречу битвам, крови, грязи и, возможно, своей смерти, а я останусь тут, в доме с фонтанами, павлинами и любимой женщиной. Больше никаких странствий по пустыням, никаких сражений с кочевниками и никакого брюзжания наставника. Можно будет крепко спать, сладко есть, и просто жить так, как тебе хочется. И это, как мне думается, достойная награда за все те лишения, которые выпали на мою долю.
– Рози пусть решает сама – я зевнул, прикрыв рот ладонью – Но меня в расчет не берите. Фон Руты, конечно, не столь древний род как де Фюрьи или Монброны Силистрийские, но никто никогда не мог им поставить в упрек то, что они не платят свои долги. Я отправляюсь за море с остальными.
Боги, когда вы создавали человека, то вложили в него слишком много противоречий. Все мое существо хотело остаться здесь, но крохотная доля упрямства, которая, видимо, и является той самой «божьей искрой», про которую так часто твердили служители Ордена Истины в Раймилле, кормя нас, уличную рвань, бесплатными обедами, сделала свое дело. И я сказал то, что сказал.
А, может, просто дело в том, что я нашел свою семью, без которой в этой жизни мне счастья больше не будет. Куда она – туда и я. Потому что без них мир станет темным и пустым.
Да и Агриппа где-то там, в Империи. Сам удивляюсь, но я по нему скучаю. И сильно.
– Зря – равнодушно отметил Гейнард – Но это твой выбор, я не могу его оспорить.
– Такое ощущение, братец, что ты уже считаешь эту войну проигранной – заметила Рози – Причем ощущение это настолько сильное, что хочется поделиться им с наставником.
– Глупости говоришь, сестричка – поморщился Гейнард – Поражение Асторга приведет к падению нашего дома, поскольку Линдусу прекрасно известно, кто именно стоит за происходящим. Де Фюрьи будут биться до конца, это вопрос выживания. Что до вас и вашего наставника… Он всегда будет на острие удара. Всегда. И те, кто рядом с ним, тоже. А, стало быть, число людей, желающих смерти Герхарда Шварца, возрастет непомерно. Он и сейчас желанная мишень для большого количества сильных мира сего, а что начнется после того, как под его знамена встанут все те, кто сейчас сидит в болотах и лесных чащобах, распаляя в себе злобу на Линдуса! Рози…
– Да-да, я все поняла – отмахнулась от него девушка – Его вы будете охранять денно и нощно, а нас – нет. И если кто-то из моих друзей будет предательски убит, то только порадуетесь, ибо Ворон после этого еще сильнее обозлится на Линдуса. Не удивлюсь даже, если…
– Не сходи с ума – потребовал Гейнард – Да, война это тоже политика, но не до такой же меры, чтобы самим себя ослаблять?
– Мы оба едем – внезапно заявила моя избранница – И дело не в том, что я Эраста туда одного не отпущу, это все сентиментальные сопли. Мне было бы проще его здесь оставить, найдется сто и один способ, как это сделать. Просто тут у нас нет будущего. Возможно, его не будет и там, но мы хотя бы попробуем.
Врет. Рози умна и хитра, но я научился распознавать, когда она юлит. Сейчас как раз тот момент. У нее на уме нечто другое. Но что именно? Я не знаю, а она не скажет. Но это не столь и важно в данный момент. Главное – она отправляется с нами, и это очень хорошо.
– Отцу это очень не понравится – покачал головой Гейнард – Впрочем, похоже, что тебе на это плевать. Правду говорят, что когда люди становятся магами, то они проходят через второе рождение. Если бы не твои махинации с деньгами за контрабандные товары, я бы подумал, что ты вообще больше не де Фюрьи, а какой-то другой человек, присвоивший внешность моей младшей сестры.
– Не забудь ему изложить эти свои мысли – посоветовала Рози – Чтобы при нашей встрече моя новая суть не стала для него сюрпризом. И предупреди братьев, что за каждый их выпад в сторону Эраста, они ответят лично мне.
– Я и сам, если что, за себя постою – мне вдруг стало обидно – Подумаешь, они разок мне бока намяли. Да я просто тогда не хотел…
– Да-да, мы в курсе – перебил меня Гейнард – И еще одна просьба. Эраст, ты не подаришь мне тот перстень, что тебе мессир Герхард отдал?
Вот тут я немного опешил, поскольку ничего подобного не ожидал.
– Клинья вбиваешь? – усмехнулась Рози и подмигнула брату – Это по-нашему.
– Знала бы ты, как архимаг Туллий был против этой вылазки – в тон ей ответил брат – А как он не хотел давать магов для нее! Ногами топал, посохом махал, брови сдвигал. Мне в деталях про это поведали. Но патриархи Ордена уперлись, ведь их перед этим две недели пичкали историями про то, как ученики мага Шварца распинают в песках Халифатов попавших в их руки чернецов.
– Чего? – совсем уж оторопел я – Кого мы распинаем?
– Распинаете – распинаете – заверил меня Гейнард – Поверь – так и было. Ну, может и не лично вы, но люди похожие на вас. Молодые ребята и девушки, и с ними внушительный пожилой мужчина в черном плаще.
– Это новость – признал я – И многих мы таким образом уничтожили?
– Да с полсотни за последние полгода – без запинки ответил Гейнард – Или около того. Само собой, Орден такое спустить с рук вам никак не мог, и как только его главы узнали, что в этих числах ваш отряд окажется в местечке Фаруз, которое крайне удачно находится вдалеке от караванных путей и больших городов, то сразу же решили послать туда корабли и захватить смутьянов для последующей казни. Ну, или уничтожить на месте, если по-другому не получится. И Линдуса в этом убедили. Особенно императору понравился тот факт, что Фаруз настолько замшел, что в нем даже представителей власти и стражников нет. Не хочет он в открытое противостояние с Сафаром пока вступать, а тропочки протоптать на его земли желает.
– А Туллий, значит, уперся? – уточнила Рози.
– Ну да – Гейнард явно был горд проделанной работой – У него с Орденом и так не все ладно было, а после того, как его буквально вынудили дать магов для похода, совсем отношения разладились. А теперь представьте состояние досточтимого архимага после того, как ему вручат этот перстень.
Не хотел бы я оказаться рядом с мастером Гаем в этот момент. Нет, не хотел бы. Хотя, ради правды, у меня нет ни малейшего желания встречаться с ним в принципе. Противопоставить его опыту и мощи я пока ничего не могу, а потому он меня наверняка убьет. Единственные вариации на эту тему – сразу прикончит, или сначала помучает. Я склоняюсь к последнему варианту.
– А как же: «свидетели не нужны»? – осведомился я у брата Рози, протягивая ему перстень.
– Все так и есть – Гейнард убрал его в кошель – Перстень нужен, а свидетели нет. Никто не должен знать о том, что здесь случилось на самом деле, это может повредить делу. И очень сильно.
– А как же местные жители? – я показал рукой на город, полузанесенный песком – Они лишнего не сболтнут?
– Ни словечка – заверил меня Гейнард – Некому теперь в Фарузе болтать. Нет жителей – нет разговоров.
О как. Дальше можно не спрашивать. Не повезло Фарузу, он стал маленькой частью большой игры. Приблизительно такой же, как и мы сами. С той только разницей, что у жителей этого городка не было выбора, как умереть, а у нас он пока еще есть.
Интересно, Ворон знает о том, что случилось?
Я хотел задать ему этот вопрос, но вот только момента подходящего так и не нашлось. Наутро он был задумчив, а потому рыкал на всех, кто подворачивался ему под руку. Когда наставник в таком настроении, только полный идиот попробует с ним обсуждать что-либо.
А после мастер уселся пить вино с Равахом-агой, и этот процесс затянулся до самого нашего прибытия в Бакург. К тому времени воспоминания о судьбе незадачливого Фаруза в моей памяти подстерлись, да и сама тема потеряла какую-либо ценность. Да и потом – сколько мы таких городков в ближайшем будущем спалим, причем вместе с населением? Думаю – много. Это армия их только грабит после захвата, они ребята простые. Маги же действуют куда масштабней, они уничтожают те препятствия, которые им мешают.
Отплытие в Империю было назначено уже на следующий день, Ворон не желал затягивать свое пребывание в Халифатах, потому минуты свободной ни у него, ни у нас не было до самого вечера.
Мы крутились по хозяйству, паковали свои вещи, и закупались разными полезными штуками, которые там, в Империи, не найдешь, вроде восточных специй, к которым мы все привыкли.
Наставник же решал более серьезные вопросы. Он посетил дворец Сафара, где о чем-то с ним побеседовал, наведался еще в пару мест, и уж совсем вечером, почти ночью, собрал нас около камина. Нам нечасто приходилось бывать в своем новом доме, но если такое случалось, то мы всегда устраивали вот такие посиделки. Они напоминали нам о том времени, когда мы безмятежно жили на Вороньей горе, и беды большого мира были от нас далеки.
– Что вы на меня уставились? – буркнул наставник, поудобнее устроившись в кресле – Ничего нового я вам не скажу. Завтра мы отправляемся обратно, и ничего хорошего нас там не ждет. Надеюсь, это все понимают?
– Речь мастера прозвучала, можно начинать жарить мясо над огнем – потер руки Карл – Эль, доставай вино!
– Рано – веско произнес Ворон – Я еще не все сказал. Кое-кто с нами не едет. Если точнее – двое из вас останутся здесь, в Халифатах. Это мое решение, и оно не оспаривается.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий