Чужие небеса

Глава пятнадцатая

– Герхард – невероятно доброжелательно произнес Альдин, глядя на нашего наставника – Однако, ты выглядишь утомленным.
– Война – хмуро ответил Ворон, а после отвесил церемонный поклон, чем поразил нас в самое сердце – Рад вас видеть, магистр.
– Ну-ну – похлопал его по плечу маг – К чему эти расшаркивания? Лишнее, право. Да и ты уже не тот непочтительный юнец, которого мне когда-то пришлось учить хорошим манерам. По своему происхождению, разумеется, ты был с ними прекрасно знаком, но отчего-то счел ненужным демонстрировать их перед каким-то там… Как ты меня тогда назвал? А, «обломком старины». Я ничего не путаю?
– Магистр – пробурчал Ворон – Стоит ли вспоминать?
– Стоит – протараторила Фриша, блеснув глазами и дернув меня за рукав в поисках поддержки – Господин Альдин, расскажите нам эту историю, а? Прямо сейчас!
– Почему нет? Она весьма и весьма поучительна, особенно для таких юных созданий, как вы – лукаво усмехнулся магистр – Случилось это в городе Макхарте, куда вашего наставника и трех его приятелей занесло невесть какими ветрами. Кажется, они тогда искали способ избавиться от проклятия вражды, которое подхватили в старинной гробнице, обнаруженной ими на перевале Арк-Мор. Я всегда утверждал, что упокоения древних нельзя тревожить без нужды, а тем более из пустого любопытства. Да еще и в тех местах, где когда-то, по преданиям, обитали дети Старых Богов. И вот тогда…
– Магистр, право, не надо – злобно зыркнул на Фришу Ворон – Не надо! Не время, не место…. И вообще – что вы трое тут делаете? Насколько мне известно, вам надлежит лечиться от полученных ран где-то там, в Асторге. Вот и сидели бы там!
– Ну-ну-ну – Альдин рассмеялся – Я хоть и старше любого здесь присутствующего, но еще в состоянии подлечить учеников моего хорошего знакомца. Который, между прочим, как-то оказал мне серьезную услугу. Не в тот раз, когда он, только-только избавившись от проклятия вражды, сразу же забрался в гарем наместника Макхарта, а спустя лет десять, или около того. Правда, тогда тоже имела место быть некая забавная история, в которой приняло участие огромное количество самых разных людей – наемники с Севера, маги из нескольких конклавов, тайная королевская стража Айронта и даже один давно умерший чародей. А заварил эту кашу как раз…
– Магистр! – прорычал Ворон – Не было ничего этого. Не было!
– Ну, как же не было? – сдвинул колпак на левое ухо Альдин – А чего же ты тогда в Макхарт нос не казал до тех пор, пока наместник Леонидас богам душу не отдал?
– Мне не нравится этот город – заявил наставник – Там вечно воняет водорослями. Так, вы трое – вон отсюда. Покатались в королевском кортеже – и хватит с вас. Наш лагерь вон там, у левого склона. Бегом, бегом!
– У меня ножка болит – заюлила Фриша, алчно глядя на магистра – Я бегом не могу.
– Давай я ее прямо сейчас тебе отрежу? – предложил Ворон – Нет ноги – нет боли. Опять же – верный заработок в будущем. Магесса ты никакая, это всем известно, потому теплое место при дворе даже самого замшелого королевства тебе не светит. Зато, когда все кончится, у тебя точно будет иметься возможность получить кусок хлеба. Представляешь, как тебе хорошо милостыньку подавать будут с одной-то ногой? А если еще и песню жалостливую при это петь, то вообще! Знаешь такие?
– Чего вы, наставник? – перепугалась Фриша, глядя на грозное лицо Ворона.
– Был задан вопрос – навис над ней учитель – Ну? Знаешь жалостливые песни?
– Знаю – пискнула Фриша, и протяжно завыла, уставившись на наставника – «Когда ты умрешь, тебя я не забуду, и на твою могилку заглянуууууу».
– Рано меня хоронишь! – гаркнул тот – Не выдавай желаемое за действительное!
Вконец опешившая Фриша даже на землю плюхнулась задом, вызвав у Альдина смех.
– Да тут нескучно – к нам подошел Георг Девятый и любезно подал руку девушку – Вы и впрямь суровый наставник, мастер Шварц. Я думал, что рассказы о вас приукрашены, а теперь понимаю – преуменьшены. При нашей предыдущей встрече вы мне показались образцом стоицизма, ан нет, есть в вас живая жилка. Но стоит ли так наседать на этих молодых людей? Не побоюсь этого слова – героев. И больших умниц.
– Бездельников и неучей – и не подумал соглашаться с королем Ворон – Те, что поумнее, сейчас кашу у костра едят, потому что в бою уцелели. А эти трое головы свои подставили. Или какие другие части тела. В чем тут героизм и разумность?
– Ваши ученики, вам их и судить – выставил ладони перед собой монарх – Я в подобные тонкости не полезу, уж простите меня, мои юные друзья. Но кое-что для вас сделать могу. Во-первых, к вашему костру мои слуги сейчас доставят бочонок отличного асторгского вина. Фамильная королевская лоза, подобный напиток в лавке не купишь. Вам будет чем отметить встречу с товарищами. Во-вторых – я забираю вашего наставника с собой, так что время у вас есть, используйте его с толком. Магистр, вас я тоже попрошу составить нам компанию.
Через пару минут мы остались одни.
– А мне нравится этот Георг Девятый – заметила Фриша – Никогда бы не подумала, что такое скажу – но к нему бы я на службу пошла. Нет в этом позора. Человек, хоть и король.
– Ну да – согласился с ней я – Правда, вряд ли после войны мы ему нужны станем. Хороша ложка к обеду.
– Главное, чтобы про вино не забыл – подытожил практичный Эль Гракх – Славно было бы новости узнать, но Фальк как всегда разорется, ничего из-за него не услышишь. А вино его хоть на десять минут заткнет. И вообще – странно, что рядом с этим местом кто-то из наших не ошивается. Куда делось их любопытство?
Как видно – выродилось. Прошло то время, когда нам было интересно все, что происходит вокруг. Я бы тоже не пошел на приезд кортежа смотреть. Ну, король и король, чего тут такого? Будто мы их до того не видели.
Знали бы, что мы едем – встретили. Но откуда? Вон, даже Ворон и тот удивился нашему появлению.
Но видели бы вы радость на лицах наших друзей, когда мы добрались туда, где был разбит их бивак.
Уединенно, к слову, разбит. Холм и его подножие были запружены людьми, но вокруг того места, где обосновались ребята, словно некий очертили, который никто не рисковал пересекать.
– Эраст! – первым заметил нас Фальк, разлегшийся прямо на траве, и даже не удосужившийся подстелить плащ – Иди ты! Не может быть? Или ты все же окочурился, и сейчас твой призрак пришел сказать нам последнее «прости»?
Будь на его месте Рози, или Гарольд, или даже, пес с ним, Магдалена – подобные слова конечно являлись бы шуткой. Но это – Карл. Он данный бред изрек совершенно серьезно, а потому, вскочив, первым делом начал тыкать мне в живот указательным пальцем.
Спасибо, что не кинжалом.
– Не призрак он – отталкивая его руку, рявкнула Фриша, которая все никак не могла до конца оправиться от нагоняя наставника, а потому только и искала повода на кого-то наорать – И я не призрак. Что ты меня за грудь хватаешь!
– За что там хватать? – проворчал Карл, отдергивая руки – Но это точно ты. У иного призрака в том месте добра куда больше, чем у тебя. Я знаю, видел. Эраст!!!!
Наш гигант схватил меня в охапку и поднял в воздух.
– Эраст! – передразнила его совсем уж расстроившаяся Фриша – Кстати, что-то ты бойко говоришь. Насколько я помню, тебе изрядно щеку раскроило и половину зубов выбило!
– Три всего – опуская меня на землю, возразил ей Фальк – Так их и нет. А щеку мне мессир Крету подлечил. Шрам остался, но это не беда, у меня их и до того хватало. Главное – шепелявить перестал. Вот это раздражало жутко.
Тем временем соученики обступили нас со всех сторон, искренне радуясь тому, что мы снова все вместе.
Я же говорю – семья. Как она есть. Ну, или какой я всегда ее себе представлял.
– А чего вы особняком-то обитаете? – первым делом спросил я, после того как мы уселись вокруг костра и обвел рукой пустое пространство вокруг бивака – Вроде бы мы все братья по оружию.
– Они – братья – Миралинда указала на соседний от нас костер, над пламенем которого несколько крепких воинов жарили кур – А мы в этом семействе бастарды. Причем нежеланные, те, которых терпят по необходимости. И я, если честно, где-то даже понимаю, откуда растут ноги у данного отношения к нам.
– Тоже мне откровение! – насмешливо произнес Монброн – Все понимают. Ризенская долина, пяток приграничных деревень, и, разумеется, Фрашт. Ребята, вы есть хотите?
– Нет – ответил за всех я – А что не так-то? Нет, про Фрашт я слышал, но вы же не участвовали в тех событиях?
– С чего ты взял? – подал голос Мартин – Обязательно участвовали. Не в самой резне, туда нас Ворон не пустил, но в разорении города. Часть брешей в стенах – наша работа. И какое-то количество домов тоже.
– Зачем было рушить стены – в ум не возьму – заметил Монброн – Фрашт был захвачен, перешел в собственность короны Асторга. Для чего уничтожать то, что завоевано?
– Подумай, может и догадаешься – мрачно посоветовала ему Рози – Ответ лежит на поверхности.
– А остальные места? – уточнила Фриша, не обращая внимания на диалог наших друзей – Долина, и что-то там еще? С ними что?
– Теперь там или кладбище, или пепелище – подтвердила Магдалена ее догадку – Но если их сравнивать с Фраштом, то там, считай, ничего и не случилось. Фрашт – это такой ужас! Я после ночи две не спала. Толпы мертвецов, их вонь, рев, вопли людей за стенами… Их же заживо ели. Бррррр!
– Если подытожить, то непосредственно наша война проиграна полностью – язвительно бросила Рози, уже устроившаяся рядом со мной – Кто бы не одержал победу, нам места в этом мире отныне не будет.
– Почему? – спокойно уточнил Эль Гракх.
– Потому что жажда мести победила разум – объяснила ему де Фюрьи – Ничего глупее, чем то, что случилось, придумать невозможно. Теперь мы, маги, на самом деле злодеи и убийцы. Все что говорил Орден в виде вранья, стало истинной правдой. Я бы на их месте вообще больше ничего не выдумывала, а просто ждала нашего следующего шага. И все.
– И нудит, и нудит – пожаловался нам Фальк – Без остановки. Всем недовольна. Тьфу!
– Отчасти она, увы, права – Гарольд обвел рукой пустое пространство рядом с нами – Нас даже союзники боятся, как заразной болезни. Знаете, мне сначала смешно было, а теперь как-то невесело стало. Помните, в Халифатах мы часто думали, что, вернувшись сюда, мы попадем домой? Ошибались. У нас больше нет дома, мы чужие везде. Полагаю, что даже в Силистрии, которая так далека от этих мест, мне теперь мало кто руку подаст. Но я не согласен с тем, что война проиграна. Если Асторг победит, то нам это на пользу. Даже оставаясь для всех чужими, мы получим право жить так, как захотим.
– Или просто право жить – тихо добавила Гелла – Что уже немало. Сейчас у нас даже его нет.
– Какие же вы наивные – вздохнула Рози – Ладно, время нас рассудит. Эраст, надеюсь, ты не останешься лысым навсегда? Не скажу, что меня сильно раздражает отсутствие волос на голове мужчины, не в них суть, но…
– Отрастут – успокоил я ее – Куда они денутся. А чего вы так недалеко продвинулись? Фрашт, если верить рассказам, захвачен не вчера, а вы от него всего-ничего ушли.
– Серебряные рудники Торроса – ткнул пальцем в сгущающуюся темноту Мартин – Они там. И они очень, очень нужны Асторгу.
– И? – Эль Гракх кивнул Магдалене, которая подала ему жареную колбаску, снятую с костра – Рудники. Замечательно. Если они нужны, надо пойти и их взять. На то война и является войной.
– Стратегия – лениво ответила ему Рози, поглаживая меня по лысине – Слушайте, так забавно. У него голова теперь на ощупь, как орехи из Халифатов. Помните, такие вкусные, с горчинкой?
Магдалена и Миралинда немедленно приложили свои ладошки к моему черепу, дабы убедиться в правоте ее слов.
– Вон там, за холмом – поле – перехватил инициативу Монброн – Большое такое. За полем – вот такой же холм. А за ним начинается дорога, ведущая к рудникам. Ну, и к столице Торроса, разумеется.
– И? – поторопил его пантариец.
– И на эту дорогу нас никто пускать не хочет – пояснил Мартин – Столица что, она никому особо не нужна. Тем более, что после Фрашта тамошние жители десять раз подумают, надо ли упорствовать перед захватчиками. Да им и не привыкать к тому, что снова власть меняется. Полтора года назад у них был король, потом его сменил император, сейчас вот третий владыка на подходе. В какой-то момент людям становиться все равно, кто именно на них сел и едет. Тот, другой – все едино. А вот рудники – это серьезно.
– Более чем – перехватил инициативу Гарольд – Если кто не знает, то у нас, в Рагеллоне, есть только два места, где можно добыть много чистого серебра. Одно – здесь, в Торросе. Второе в Форнасионе, будь он проклят навеки. Собственно, потому Линдус его одним из первых к рукам и прибрал. У кого в руках сосредоточено все серебро континента, тот всегда будет в выигрыше. Оно хоть и дешевле, чем золото, но для оборота куда нужнее. Само собой, просто так нас Линдус к нему не подпустит.
– Поле, холм, рудники – задумчиво произнес Эль Гракх, слизывая с пальцев колбасный жир – И сюда пожаловал Георг Девятый. Я правильно понял?
– Именно – растянулся на плаще Монброн, сорвал травинку и сунул ее себе в рот – Так оно и есть на самом деле.
– А я ничего не поняла! – чуть не поперхнулась лепешкой с сыром Фриша – Абсолютно. Объясните уж мне, тупице, в чем дело!
– Надо ей чаще ноги ломать – заметила Рози – От этого она становится честной и с нами, и с самой собой.
– Ненавижу тебя, де Фюрьи – привычно отозвалась Фриша – Так я жду!
– Вовремя мы приехали – ответил ей я – В аккурат к большому сражению. Все что до того было – так, мелочи. Обычные забавы королей, так сказать – игры престолов. Мы им город сожгли, они нам хотели свинью подложить, когда через перевал поперлись. А вот теперь все, теперь грудь в грудь сшибутся, потому как на кону стоят не только рудники, а сама власть. Так ведь, Гарольд?
– Именно – отозвался мой друг – Насколько нам известно, там, за холмом, изрядно народу собралось. Даже побольше, чем у нас. Правда, не факт, что какой-то толк от этого перевеса ждать стоит. Там много подневольных рекрутов с захваченных земель, которым за Империю воевать интереса нет, Мартин все правильно сказал. Не удивлюсь, если они при первом же удобном случае стрекача с поля битвы зададут. Но все равно – это сила. А ведь там еще добрая половина Светлого Братства, да и сам архимаг Туллий, наверняка, тоже. Вот это наша самая серьезная проблема.
– Не наша – поправила его Гелла – Наставника и его соратников. Он два раза тебе повторил, что в столкновениях магов мы участвовать не будем. Нас распределят по воинским порядкам, будем их поддерживать, как сможем.
– Но прежде его величество Георг Девятый и император будут друг с другом беседу иметь – подала голос Рози – Как положено по военному регламенту. В самом центре того места, которое может стать полем брани, если высокие стороны не договорятся.
– Не договорятся – уверенно заявил Монброн – С чего бы?
– Значит, завтра будет длинный день, до вечера которого доживут далеко не все – невесело сообщил нам Жакоб – Как же это все надоело.
– И мне тоже – Эбердин достала из ножен меч, а из напоясного мешочка точильный камень – Но что поделаешь, такова жизнь.
– Да, а где наши маги-то? – задал я вопрос, который давно вертелся у меня на языке – Чего их не видать?
– Они совсем наособицу живут – объяснила Гелла – Вон там, за склоном. К их лагерю никто не подходит. Боятся, да и вообще…
– После того, что они творили в последнее время, это неудивительно – в голосе Рози неодобрение отсутствовало, она просто констатировала факт – Еще бы!
– Это да – перехватил инициативу Фальк – Такого я даже у нас, в Лесном Краю не видал. А ты знаешь, фон Рут, как у нас иногда чудачат, когда дело до кровной мести доходит.
– Мне рассказывали, что стало тому причиной – произнес Монброн – Они же не просто так стали кровь лить что воду. Там как вышло? Наши войска первым совсем небольшой приграничный городок захватили. Причем спокойно так, без особого кровопролития, тихо, мирно. Просто хотели через него маршем пройти, не задерживаясь, никого не убивая. А после на главной площади увидели столбы, на которых обнаружились три мертвых тела. Свежие, со следами таких пыток, что оторопь берет. И один из наших, Феликс ле Блан, опознал двоих убитых, они оказались его старыми знакомыми.
– Ле Блан – наморщила лоб Фриша – Что-то знакомое.
– Да ты его помнишь – стукнула ее в плечо Миралинда – Он среди первых пришедших в Реторг был. Ну, такой, черненький, с усиками и седыми висками.
– Ааааа! – обрадовалась Фриша – Точно! Помню!
– Рад за тебя – язвительно произнес Гарольд – Короче – это маги на столбах висели. К нам, должно быть, направлялись, да вот, не дошли. Не повезло им.
– И вот тут кое у кого мозги набекрень встали – продолжила за него Рози – Особенно после того как тамошний бургомистр, когда его прихватили и расспрашивать начали, орать стал, что, мол, жгли мы ваше крапивное магическое семя, но мало, не дожгли. Ему бы дураку в ноги падать, людей спасать, а он знай орет: «Мало на вас огня, надо больше!». Идиот!
– Так все и началось – перехватила рассказ Магдалена – Сначала тот город дотла спалили, потом следующий, а после того, как на одной из площадей снова магов растерзанных нашли, так и вовсе… Нет, массовые казни никто не устраивает, и без нужды горожан да селян не уничтожает, но если те упорствуют, как во Фриште, то жалости к ним нет. Ну, а какие у нас способы убийства, вы сами знаете. И как они выглядят в глазах простонародья – тоже.
– А что Ворон? – хмуро поинтересовался Эль Гракх – Он что, тоже?
– Ворон – отвела глаза в сторону девушка – Он это все не приветствует, понятное дело, но кое с кем из пришедших под его знамя совладать уже не может. В первую очередь с Люцием.
– Это который дель Корд? – уточнил я – Тот, что демону тогда душу шпиона из Братства скормил?
– Он – подтвердил Мартин – У него с мозгами совсем плохо стало, спеклись они от злобы, похоже. Я сам доброте не подвержен, да и людей не сильно люблю, но тут совсем беда. Фришт ведь его рук дело. Ворон предлагал все проще сделать, по старинке – ворота там снести или в стене пролом сотворить. А дальше – в мечи. Вот тут Люций и уперся. Говорит – неправильно так, это не возмездие выйдет, а насмешка над нами всеми. Дескать – Фришт это ворота в Империю, за ним открывается этот… Как его…
– Стратегический простор – подсказал Гарольд.
– Вот-вот. Он самый. И если сейчас не показать, насколько серьезны наши намерения, то страха у врага не будет, а это для дела плохо.
– И все полководцы в один голос его поддержали – саркастично дополнил слова Мартина Монброн – Еще бы. Их воинам ничего даже делать не надо. Ни тебе потерь, ни тебе риска, зато победа на блюдечке. Удобно!
– А чего же Ворон тогда сам в город пошел? – удивленно спросил я, поймав на себе задумчивый взгляд Эль Гракха – Если против был?
– Так он главный – немного изумленно ответил мне Карл – Как он мог не пойти? Против, не против – дело десятое. Командир всегда на острие атаки стоит, и за все отданные приказы ответ держит.
– Вот потому после всего произошедшего именно Ворона и называют главным душегубом – колокольчиком прозвенел голосок Рози – Именно его имя теперь проклинают в этих землях. Что там – им пугают детей. Но нет худа без добра, зато теперь наш наставник войдет в легенды, пусть даже в роли немыслимого мага-злодея. Какая-никакая, а слава. Можно сказать – почти бессмертие.
– Кто о чем, а ты все о славе – отмахнулась Фриша – Зато теперь понятно, почему их всех в народе «безумцами» зовут.
– Так они безумцы и есть – пожала плечами Магдалена – Почти все. Смерти не боятся, такие заклинания в ход пускают, что оторопь берет. После каждого боя почти все в обмороках валяются после откатов. Один даже умер таким образом. Исчерпал себя до дна, и умер.
– Наставник нас к ним не подпускает больше – внезапно включилась в беседу Гелла – Особенно после того, как дель Корд попытался научить Фалька как демона призывать. Этот обалдуй и рад – хоть кто-то его за мага принял. Стоит, руками машет, орет: «Вот это настоящее дело». Ворон как понял, откуда ветер дует, сразу запретил нам в их лагерь ходить.
– Карл, если ты сейчас опять брякнешь хоть что-то по поводу того, что наставник нас сам не учит, и другим этого делать не дает, я буду с тобой драться – быстро проговорил Монброн – Хоть на шпагах, хоть магией.
– Я же сто раз объяснял, что был пьян, когда эту глупость брякнул – взвился Фальк – Сколько можно? Что у трезвого на пергаменте, то у пьяного на языке. Я так даже не думал!
– Сам факт того предположения, что ты умеешь думать, достоин уважения – заметила Рози – Ладно, надо спать укладываться. Завтра предстоит долгий день.
– Там твой отец приехал – наконец сказал я – Извини, что сразу не уведомил. Просто столько новостей сразу.
– А я знаю – она погладила меня по щеке – Если король здесь, то Гастон де Фюрьи непременно находится где-то рядом с ним. Но мне не о чем говорить с этим господином, поскольку ни я, ни моя судьба его более не интересуют. Последнюю точку поставил ты, отказавшись от его предложения. Так что будь с нами Грейси, она бы порадовалась. Теперь мы с ней не сильно отличаемся друг от друга.
– Странно, что ты только что до этого додумалась – заметил Гарольд – Вообще-то мы все давным-давно не сильно разные. А теперь и вовсе имеем одну судьбу на всех.
– И эта судьба всех нас имеет – немного скабрезно, но зато очень точно закончил его фразу Мартин.
Вот так. Я-то думал, что это над Халифатами раскинулись чужие мне небеса. Нет. Они теперь везде для меня чужие.
– Господа подмастерья мага Герхарда Шварца? – к костру подошел дюжий молодец с вместительным бочонком в руках – Я не ошибся? Который тут из вас Эраст фон Рут?
– Все так – я встал и подошел к нему – Чем могу служить?
– Вино от его величества короля Георга Девятого – юноша сгрузил глухо булькнувший бочонок на землю – В знак признательности за вашу службу. Имеется в виду – всех вас, а не только господина фон Рута. Еще велено передать дословно: «Веселитесь, господа подмастерья, веселитесь. Война юности и вину не помеха».
– Хороший у вас король, де Фюрьи – облизнулся Фальк – Правильный. Надо будет попробовать пристроиться при его дворе!
– Если его величество Георг что-то тебе дает, это означает, что ли либо он у тебя нечто уже забрал, либо собирается это сделать – дождавшись того момента, когда посыльный отойдет подальше, негромко произнесла Рози – Причем это нечто во много раз превышает стоимость его подарка. Мягко стелет наш король, только спать всем очень жестко.
– Фу-фу-фу, де Фюрьи – иронично произнес Монброн, доставая из сумки кубок – Что за разговоры? Где верноподданность, где любовь к родной для тебя стране и монарху?
– Сказала бы я, да вон, ее радовать не хочу – Рози показала на Фришу – А то ведь она окончательно поверит, что между нами на самом деле не осталось никаких отличий.
– На этот счет не переживай – ухмыльнулась простолюдинка – Кто-кто, а я на такие темы не думаю. Мне и без того жить хорошо.
Фальк наконец-то справился с пробкой, которой была заткнута бочка, поднес нос к отверстию, шумно втянул воздух и авторитетно заявил:
– Пойло богов. Как есть! Правда, теперь я начинаю опасаться того, что завтра буду убит.
– Что за чушь ты снова несешь? – нахмурилась Эбердин – Вот поганый у тебя язык!
– Нормальный у меня язык – Карл сурово глянул на соучеников, стоявших наготове с кубками – Правильный. Просто сегодня я выпью лучшее в своей жизни вино, и стремиться мне будет больше не к чему. Но коли такое и случится, то я умру счастливым, ведь поставленная цель достигнута. А если бы ты еще согласилась прогуляться со мной вон в тот лесок, так…
– Лей – нехорошим тоном потребовал Мартин – Хорош болтать.
– Прости, но в данном случае не ты должен первым опробовать этот божественный дар – возразил ему Карл.
– Н-да? – Мартин глянул на меня – А кто? Фон Рут, что ли?
– И не фон Рут. С чего бы? – Фальк набулькал вина в свой кубок, который невесть откуда оказался у него в руках – Первый – я! Потому что бочонок у меня.
– Боюсь, это единственное, в чем ты можешь стать первым – раздался за нашими спинами голос Ворона – Все остальное – не про тебя. Хотя нет. И тут тебе не быть первым. Не по чину.
Он растолкал ребят, подошел к Карлу, отнял у него кубок и осушил его.
– И вправду хорошее – вытерев губы, сообщил он нам – Букет отменный. Если бы я раньше знал, что за каждого прежде времени облысевшего ученика будут такой нектар давать, вы бы все у меня без волос ходили.
Ну, не знаю. Как по мне – так себе шутка. Но само появление наставника меня обрадовало, поскольку хотелось с ним поделиться кое-какими сведениями из тех, что я узнал от Агриппы. В первую очередь о Белой Ведьме. Не знаю отчего, но мне казалось, что он должен про ее узнать.
Правда, не исключено, что он о ней и сам в курсе.
– Завтра? – утвердительно спросил у мастера Гарольд – Да?
– Еще сегодня – глянул сначала на небо, а после на своих притихших соучеников Ворон – Если ты о времени суток речь ведешь.
– Вы меня поняли, наставник.
– Больше почтительности, Монброн, больше почтительности – погрозил ему пальцем учитель – Распустился ты за последние месяцы. Как и все вы. Хотя в этом и моя вина есть. Кстати – вина. Плесни-ка мне еще, Фальк. И остальным тоже.
– А как же… – Карл глазами показал на кубок – Мастер!
– Вот дубина – вздохнул Ворон – Если у всех будет налито, на бочонок никто претендовать не станет.
Забулькало вино, источая и в самом деле великолепный аромат, а через пару минут Ворон внезапно произнес:
– Завтра, Монброн, завтра. И вот что я вам скажу – как бы там не развернулись события, не лезьте вперед. Это не ваше сражение. Да, я всегда вас учил тому, что бояться не нужно – ни врагов, ни стихии, не работы, ни смерти. Да, я никогда вас не жалел, потому что и себя никогда не жалел. И еще всегда был уверен в том, что для мага нет преград. Для знающего, упорного, смелого мага. Но завтра не ваш день. Не ваша битва. К такому вы еще не готовы. И если в драке воинов вы сможете выстоять, то в битве магов – нет. С той стороны против нас встанут очень сильные чародеи, которым вы пока не чета. Все вместе одного из них вы, может, и убьете, но это при условии, что он будет просто стоять, смотреть на вас и ждать. Вы себе подобное можете представить? Вот и я нет. Поэтому утром выбираете себе место близ одной из королевских частей, и оказываете ей всяческое содействие.
– Вы же хотели нас по разным разбросать? – уточнила Эбердин.
– Хотел – признался Ворон – А теперь подумал и рассудил – да ну его. Вы, когда в кучу собираетесь, больше шансов выжить имеете. Боги – они кого любят?
– Смелых – заявил Монброн, отсалютовав наставнику кубком.
– Везучих? – предположила Рози.
– Тех, кто их уважает – пространно выразилась Магдалина.
– Дураков – подытожил Ворон – И если дураки держаться друг друга, то у них удачи становится куда больше. Фальк, оторвись от бочонка и снова наполни мой кубок. Вот куда в тебя столько вина лезет, а?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий