Чужие небеса

Глава пятая

Славы? Сказал бы прямо – час смерти. Ну, а что лукавить, дело к тому и идет. Надо честно оценивать свои шансы, какой смысл врать самому себе? Воевать вдвоем против армады и остаться в живых? Разве такое возможно? Это, скорее, сказка из числа тех, что выжившие из ума старики рассказывают своим внукам. Мол, когда я был молодым, то ударом кулака горы разрушал, плевками пожары тушил и всех женщин Халифатов покрыл за одну ночь.
Нет, если бы там не было магов, то… А так…
«Луноликая Лейла» и второй корабль, поменьше размером, покачивались на волнах, более-менее скрытые от чужих глаз огромным каменным уступом. Но при этом с данной позиции отлично просматривался фарватер, тот, по которому вот-вот, разрезая сине-зеленую гладь воды, к берегу направятся боевые суда Империи.
– Эраст – требовательно положила мне руку на плечо Магдалена – Ты так и не сказал, что я буду делать.
У на языке висел ответ: «я сам не знаю», но вот только не очень он годился для данной ситуации. Кроме Магды мне рассчитывать больше не на кого. Ворон с берега разве что только платком помашет или кулаком, оставшаяся при нем Гелла, и еще пара девчонок, тоже вряд ли придут на помощь, у них другая задача. Впрочем, Рози запреты наставника вряд ли остановили бы, в таких ситуациях она на всех плевать хотела, но тут есть еще один нюанс – далековато отсюда берег находится. И дело даже не в том, что заклинания имеют определенные ограничения, хотя, конечно, и не без этого. Просто не рискнет Рози что-то масштабное устраивать из простого опасения в том, что от ее действий и я пострадать могу. Поди оттуда увидь, где мы, где не мы. Сейчас худо-бедно понятно, но то сейчас. А потом что будет?
Ну, а про Раваха-агу и говорить нечего. Глотки резать его люди умеют здорово, да вот только дойдет ли до этого дело?
– Первый! – шепнула мне Магдалена, вцепившись в мои плечи обеими руками и прижавшись к спине всем своим телом, я даже ощутил, как бешено стучит ее сердце – Здоровый какой!
Это да. Флагман же, вот и здоровый. Паруса белые, на мачтах вымпелы на ветру развеваются, а на носу деревянная голая баба закреплена, как по давним морским традициям заповедано.
– Эх, такое бы судно – да невредимым захватить – азартно сообщил мне Равах-ага, стоящий рядом – Красавец! За большие деньги его продать можно! Маг, может, как-то исхитришься, не сильно его повредишь? Я бы тебе процент с продажи заплатил.
– Вряд ли – угрюмо проворчал я – Ему первому и достанется.
Собственно, других вариантов развития событий я не видел. Дождаться, пока все корабли противника войдут в фарватер, блокировать лидера, чтобы тот не добрался до берега, а дальше…
А дальше, боюсь, все будет происходить уже без нас, потому что маги, находящиеся на остальных судах, к тому времени поймут, откуда их атакуют, и дружно возьмутся за дело. Когда подоспеют остатки нашей флотилии, «Луноликая Лейла», и мы вместе с ней, уже отправимся на дно.
– Шустро идут – заметил капитан, глядя в подзорную трубу – Ходко. Хороший у них лоцман, искусный, такое ощущение, что не за страх корабль ведет, а за совесть. Если выживет, я лично его убивать стану. Подобное усердие должно быть достойно вознаграждено.
И правда – громоздкий корабль совершал маневры в довольно узком фарватере крайне изящно, словно танцор на королевском балу.
В этот момент Равах-ага дернул меня за плечо и отрывисто произнес:
– Маг, смотри. Вон, видишь маленький островок? Это самое опасное место, так как слева мель, и справа мель. Дальше им будет проще. Собственно – дальше останется бросить якорь и спустить на воду шлюпки с десантом.
А вот за это спасибо, это очень нужная мне информация. Просто у меня уже голова начала пухнуть от всевозможных: «а если так?» и «и когда лучше начать?». Теперь есть ясность, в плане места и времени. Вон там, у островка, как только – так сразу.
– Магда, душа моя – я отцепил пальцы девушки от своих плеч – Ты чего? Вон, вся белая стоишь. Обычный бой, ничего нового, разве что только вокруг не песок, а вода.
– Ага – кивнула белая, как снег, Магдалена – Конечно.
– Ну вот – я старался выглядеть по возможности безмятежно – Соберись, хорошо? Работаем парой, все как всегда. Я, понятное дело, основной, ты на подхвате. И очень тебя прошу – контролируй свой расход силы, ладно? Не забывай – если я скисну, то ты должна будешь перехватить инициативу и продолжить бой. Как минимум, до подхода резерва. И еще – если я упаду, то на меня не отвлекайся, ясно? Сразу перехватывай потоки заклинаний и доведи до ума то, что я не успел.
Собственно, основное, чему первые полгода нас учил Ворон по прибытию в Халифаты, во всех этих боях и походах – коллективные заклинания. Те, в создании которых участвуют от двух до десяти магов. Бывают и еще более мощные магические структуры, те, что подпадают под понятия «глобальные», которыми горы двигают, города сносят до основания и новые моря создают, но в них он смысла не видел. В смысле – в трате времени на рассказы о таких диковинах. Нас-то все равно всего два десятка, так что…
Коллективная работа – штука тонкая, ответственная, не терпящая суеты и бездумности, причем не столь важно, работают ли все над единым заклинанием, или на острие атаки кто-то один, а остальные только подпитывают его своей энергией. Мизерная ошибка – и общий труд летит в помойку. А после за ним летят на песок наши головы. Почему? Да потому что Ворон учил нас по своему обыкновению исключительно в боевой обстановке, уверенный в том, что война – лучший наставник. И если бы что-то не получилось, то те, кого должны были убить мы, вместо этого убили бы нас.
В самом начале один раз чуть так и не получилось. Спасибо, отряд прикрытия задержал завывающих от злобы и ярости кочевников, не дав им добраться до моих опешивших от надвигавшейся опасности соучеников. На непривычного к местной экзотике человека, закутанные в ватные халаты воины пустыни с блестящими в солнечных лучах саблями производят большое впечатление. В смысле – очень страшно. Но – задержали воины этих бестий, выиграв немного времени и дав возможность вступить в дело остальным ученикам, которые, плюнув на ругань Ворона, требовавшего, чтобы те, кто напортачил, сами исправляли свои ошибки, обрушили на врага всю свою мощь, на которую были способны.
Кстати, именно в том бою большинство из нас без раздумий пустило в ход те заклятия, за использования которых Орден Истины сразу бы отправил любого мага если не на костер, то в подземелья точно. Что до меня – я-то давно уже на подобные тонкости плюнул, поскольку усвоил, что жизнь дороже условностей. Но та же Магдалена или Агнесс – они даже здесь, в Халифатах, поначалу придерживались правил и канонов, вбитых в них с детства. Магия крови – нельзя, она неугодна богам. Магия смерти – ни в коем случае, это величайший грех, живое к живому, мертвое к мертвому.
Чушь это все. Хороша та магия, которая даст тебе шанс остаться в живых, а после помочиться на труп того, кто тебя хотел убить. Все остальное – труха. Да и потом – кто нас теперь за это накажет? Орден Истины? Другие маги? Смешно. Если мы попадем к ним в руки, то использование запретных видов магии будет самым безобидным из тех обвинений, что нам предъявят.
Вот и сейчас я собирался припечатать флагманский корабль визитеров из свежеиспеченной Империи сразу парочкой заклятий из числа тех, о которых благонравный маг даже помыслить не имеет права.
Первое – «Огненная дуга» из арсенала магии крови. Не высшего порядка заклятие, но близко к тому, для первого удара самое то. К тому же потом у меня на него может просто сил не хватить – ни своих, ни заемных. И что еще очень важно – огонь, что оно даст, не обычный. Его не потушишь водой, и он не перекинется на другие корабли. И жечь будет в полную силу, без послабления, поскольку порожден кровью, а не жаром земных глубин.
А на закуску в гости к команде флагмана пожалуют гости из-за Грани. «Серые тени», порождение злокозненных разумов некромантов прошлого. Меня ему с полгода назад научил Ворон, в индивидуальном, так сказать, порядке. Он периодически работал с каждым из нас один на один, заранее предупреждая о том, что увиденное и услышанное на этих занятиях для чужих ушей, пусть даже и уже почти родных, не предназначено. И, что удивительно, никто, даже болтушки вроде Фриши или Эмбер, никогда не рассказывали о том, что именно они услышали, увидели и выучили в ходе этих приватных уроков.
Меня лично Ворон натаскивал именно на боевую некромантию, объяснив это тем, что работа с кровью и работа со смертью очень близки. По сути – две стороны одной монеты.
Правда, ни первое заклинание, ни второе, я до нынешнего времени в ход не пускал, случая не предоставлялось. Но когда-то надо начинать? Можно сказать, мне даже повезло, что я попал в такую ситуацию. А то знания есть, а попробовать их в деле все как-то не получалось. Тут же вон какое поле для практики.
Флагман, команда которого спешно убирала паруса, почти достиг того островка, о котором говорил Равах-ага.
– Магда, начинаем – я размял пальцы, расстегнул верхние крючки камзола, чтобы те не стягивали горло, а после достал кинжал – Но помни – не исчерпай себя до дна!
– Не переживай, я все помню – девушка погладила меня по плечу – Сам не перегни палку. Если ты умрешь от истощения сил или от отката, де Фюрьи меня живьем съест. И это сейчас не фигура речи, а вполне реальная будущность.
Капитан и старшие офицеры его команды стояли рядом, и жадно наблюдали за нашими приготовлениями. Каждый из них, похоже, кое-что слышал о том, на что мы способны, но одно дело рассказы, и совсем другое – увидеть все своими собственными глазами.
– Пора, маг – отрывисто произнес Равах-ага – Я уже говорил, что если они минуют Черепашью отмель, то получат возможность маневра.
«Черепашья отель». Как романтично и поэтично. Как видно, там местные большие зеленопанцирные черепахи закапывают в теплый песок яйца. Кстати, вполне себе съедобные. Я пробовал яичницу из них – не хуже куриных. Да и сами черепахи недурны на вкус, особенно в вареном виде. В супе, например.
Какая же чушь лезет в голову, ужас просто! И, главное – как ко времени.
Задержав дыхание, я полоснул ладонь кинжалом. Хорошо полоснул, потому как крови мне надо много. Но не глубоко, чтобы не повредить в ладони нерв какой.
Не дожидаясь того момента, пока первые ее капли упадут на палубу, я начал плести формулу заклятия, с радостью убеждаясь, что по крайней мере пока все происходящее полностью совпадает с тем, о чем я читал в учебнике.
Кровь превратилась в ярко-красное небольшое кольцо, парящее в воздухе прямо надо мной, и постепенно увеличивающееся в диаметре. Этот прирост обеспечивала моя кровь, все еще текущая из руки. Собственно, только выносливость и благоразумность мага ограничивала конечную мощь «Огненной дуги». Чем больше себя в нее вложишь, тем больше вреда нанесешь врагу. Главное – не перестараться, а то победа может стать поражением. Противника-то уничтожишь, но и сам от обескровливания к Престолу Владык отправишься. В книге такой случай был описан.
Я не поскупился, и огненный росчерк, стремительно отправившийся к флагманскому кораблю Империи, получился изрядного размера. Кстати, он по-прежнему напоминал колесо, а никак не дугу, и это меня немного беспокоило. Может, я чего напутал? Маги древности не дураки были, могли кругляш от дуги отличить.
Когда мое творение достигло цели, я получил ответ на свой вопрос. Правда, как раз тогда же меня настиг откат, который, хоть и был немного смягчен трудами Магдалены, добросовестно накачивающей меня своей магической энергией, но все же оказался ощутимым. Я пошатнулся, и чуть не выронил платок, которым перетягивал рану на руке.
Багровое колесо разделилось на две части, которые подобно радугам устроились аккурат над кораблем – одна у носа, вторая у кормы.
Взорвались они одновременно. Именно что взорвались. Разлетелись на миллионы ярко-красных брызг, которые моментально превратились в пламя, пожирающее корабль, его команду и, казалось, даже окружающее его море.
И – крики! Ох, как орали люди, сгорающие заживо! Я много чего слышал за последний год, и предсмертные крики для меня были не в новинку, но это… Тональность, что ли, другая? Не знаю, не знаю.
Но одно ясно предельно – второе заклинание тут ни к чему. Первым управился. А вторым я замыкающий корабль угощу. Это не огонь, нашим он не помешает. А вот помочь – сможет. И заклятие крайне подходящее. Если чем и отвлекать команду, так это обитателями мира теней, моряки, как известно, все как один суеверны. Пусть познакомятся с серыми тенями.
– Эраст, не тяни! – попросила Магдалена – Скоро их маги нас обнаружат.
Знаю, девочка, знаю. Но тут спешить нельзя, цена ошибки очень велика. Огонь, вода, воздух – это все стихии, они легко управляемы и предсказуемы. Если ты ошибся в формуле, то в большинстве случаев у тебя просто ничего не получится – не пойдет дождь, не загорится костер, ветер не размечет крышу дома, в котором засел твой недруг. А вот с тенями все куда сложнее. Если ты ошибешься, то они все равно пожалуют в наш мир, но не по душу твоих врагов, а конкретно к тебе в гости. Мертвым все равно, с кого получать плату за беспокойство. Нет цели? Ей будет тот, кто их вызвал из небытия. И тогда ты, живой, позавидуешь им, мертвым.
Светился в воздухе магический круг, начерченный лезвием кинжала, и в нем один за другим загорались добавляемые мной знаки из раздела самой мрачной волшбы, что есть в Рагеллоне – магии Смерти.
Заключительную формулу я не вписывал в круг, а выкрикнул, указав лезвием кинжала, которое светилось алым, прямо на тот корабль, который я наметил себе в качестве жертвы.
Золотистая полоса протянулась от меня до палубы обреченного судна, магический круг, так и висящий в воздухе, тоненькой струйкой втянулся в нее, и как щепка по весеннему потоку, двинулся в путь.
А после к крикам моряков с флагмана добавились вопли тех, кого навестили серые тени, состоящие из полубесплотного тела, более всего напоминающего драный дешевый плащ и головы, на которой кроме огромного зубастого рта и двух круглых желтых глаз ничего не имелось. Вот только – призраки-то они призраки, но зубами этими орудуют будь здоров как. И всегда рады закусить человечинкой.
Одно плохо – золотистая полоса абсолютно точно выдала наше местоположение магам вражеской флотилии. Про такое побочное действие мне Ворон ничего не рассказал, а жаль. Если бы я знал, что так выйдет, то и использовать это заклятие не стал, чего-нибудь другое использовал.
Понятно, что маги-имперцы сразу сообразили, с кем имеют дело. Не в смысле, что именно с нами, разумеется. Имеются в виду собратья по цеху. Но, судя по тому, что в нас еще не летели огненные шары и прочие изыски боевой магии, обнаружены мы не были. Ясно, что это все был вопрос пары минут, но в бою этот вроде бы малюсенький отрезок времени – почти вечность. Пару ударов я бы еще точно нанес. А это – два корабля, на палубе которых, пусть и ненадолго, но возникнет хаос. И друзьям моим подмога, и для нас хоть какой, – но шанс.
А теперь – все.
Так и вышло. Пока я снова сдергивал с руки повязку, изрядно напитавшуюся кровью, и прогонял в голове форуму очередного заклятия, враги начали действовать.
Сначала молния, грянувшая с ясного неба, снесла одну из мачт «Луноликой Лейлы». После огненный шар чудом миновал наш корабль и вскипятил воду у его бортов, заставив часть экипажа заорать от ужаса. И, наконец, огромная волна, появившаяся буквально ниоткуда, подняла оба наших судна и со всего маху бахнула их о скалу, которая в этот миг перестала быть нашей укрывательницей, и чуть не стала причиной гибели.
Точнее – бахнула она соседний с нами корабль, да так, что от него в разные стороны полетели щепки. Нам повезло, мы только кормой чуть приложились о камень, а после, лихо развернувшись, соскользнули с гребня волны прямо в спокойные воды моря.
– Маг, наши жизни в твоих руках! – крикнул Равах-ага, уже стоящий за штурвалом – Ну же! Долго маневрировать не получится, корабль поврежден!
Как видно, неверно я оценил последствия удара. Да и одну мачту у нас сбили.
Фррррр! Еще один огненный шар просвистел над кораблем и канул в пучине вод, превратившись в столб пара.
Удачно вышло. И в нас не попало, и корабль, с которого этот подарочек нам отправили, я успел приметить. А получи-ка, маг-имперец, ответный дар.
Повязку с руки я сорвал чуть раньше, так что крови в согнутую «ковшиком» ладонь набралось немало, часть даже запятнала палубу рядом со мной.
«Багровая ржа». Заклинание не самое сложное, но если применить его в нужной ситуации – очень эффективное. Для человека оно не опасно, но зато для твердых поверхностей вроде металла и, особенно, дерева, крайне губительно. Кровь превращается в нечто такое, чему и название не подберешь сразу, и разъедает эти самые поверхности, как ржавчина сталь, только гораздо быстрее.
Правда, на таком расстоянии и среди воды я его никогда еще не использовал. В прошлый раз все было проще, я таким образом уничтожил створ ворот одного поместья, хозяин которого отчего-то не желал платить подати Зеймуру. Серьезное, к слову, было поместье, у нас в Королевствах такие «замками» называют.
Но там-то я подобрался к воротам ночью, под «пологом невидимости» и впечатал ладонь в дерево ворот. А тут вон как далеко, сработает ли вплетенная в формулу «Багровой ржи» левитация? Да еще качка эта!
Я выкрикнул заклятие, выкинув руку вперед, и брызги крови отправились в полет к своей цели.
В этот же момент корабль подпрыгнул, как смертельно раненый заяц – в него ударила молния. Нет, маги-имперцы чрезвычайно однообразны в выборе методов ведения войны. Молния и огненный шар – это все, на что они способны. Как видно всех тех, кто обладал фантазией, изобретательностью и смелостью, уже сожгли на кострах, остались только посредственности, действующие в рамках, предписанных Орденом Истины. Даже осознавая, что на кону стоит их жизнь, в сторону вильнуть боятся.
Но в меткости им не откажешь. Попали в нас, есть такое. Хорошо хоть, повреждение не критичное. Откуда знаю? Равах-ага сквернословит не зло, а, скорее, залихватски. Ну, и под воду мы не уходим.
А вот я не промахнулся. Брызги моей крови врезались точно в нижнюю часть борта корабля, намеченную мной для удара. Врезались – и тут же начали действовать. Боги, боги мои, ни одному обычному человеку не понять той радости, которую испытывает маг, созерцающий результаты своей работы! Особенно, если это и не маг даже, а обычный подмастерье, вроде меня.
Заклинание легло настолько удачно, что уже через полминуты моему взору была явлена изрядных размеров брешь, в которую немедленно хлынула вода. Корабль дернулся, при этом нос его задрался вверх, а корма опускалась все ниже и ниже. Вот и славно, теперь магам, находящимся там, точно не до меня будет.
– Ааах! – раздалось сзади, пальцы Магдалены, держащие мое плечо, разжались.
Все-таки загнала себя! Предупреждал же!
Девушка снопиком повалилась на палубу, из ее ноздрей стекали две тоненькие струйки крови.
Плохо. Помочь я ей не могу, на это нет времени. И, что совсем скверно, теперь я остался один.
– Маг! – заорал Равах-ага – Делай что-то! Гляди, гляди!
Ох ты! Неправ я оказался, кто-то из имперцев все же решил разнообразить набор заклинаний, и спустил на нас «грозового дракона», крайне эффектное и очень редкое атакующее заклинание из числа особо запретных. Оно представляет собой средних размеров черное облако, напоенное ядом вражды и внешне напоминающее дракона. Если эта дрянь осядет на нашем корабле, то на ближайшие пять минут все, кто подпадет под ее действие, будут ненавидеть всех. Проще говоря – перережем мы тут друг друга, потому как наш разум любое живое существо будет воспринимать как личного и особо ненавидимого врага.
Это что же там, у них, за мастер такой? Ворон, например, формулы этого заклятия не знает, он нам сам про это говорил, когда в одной из лекций его упоминал. Еще тогда, в замке. И он не врал, какой ему в этом смысл?
Зато учитель знал, как его нейтрализовать, и я все сказанное тогда наставником, запомнил. На нашу с командой «Луноликой Лейлы» удачу.
Одно плохо – силенок у меня маловато осталось. На блокирование этого заклятия все без остатка придется отдать, и дальше Раваху-аге придется выкручиваться самому, потому как откат следует ожидать просто чудовищный, и он почти наверняка лишит меня сознания. То есть увидимся мы с ним в следующий раз, скорее всего, уже в очереди к Престолу Владык. Я буду стоять в ней чуть ближе к тому месту, где умершим выносят последний приговор, а он чуть дальше. Хоть какая-то радость. А, нет – радостей две. Рози в ту очередь почти наверняка попадет еще нескоро, и не сможет на меня по своему обыкновению наорать.
«Грозовой дракон» стремительно надвигался на нас, в черных сгустках его смертельной туманной составляющей то и дело проскакивали крохотные золотистые искорки. А еще, когда я посмотрел на эту тучу, действительно напоминавшую древнюю рептилию, мне померещился ехидный старческий смех. Точь в точь похожий на тот, что издавал мастер Гай после удачно завершенного дельца.
Что, если он – здесь? Что, если это его рук дело?
Додумать эту мысль я не успел, времени не было. Еще пара десятков ударов сердца – и будет поздно, «дракон» опустится на «Луноликую Лейлу».
Заклятие, сплетенное из огня, воздуха и моей жизненной силы тугой пружиной ударило в подбрюшье тучи, зависшей над нами, на секунду застыло в ее центре, а после, ярко сверкнув, словно солнечный луч, разодрало ее в клочья, разметало в синеве неба и вернулось ко мне обратно в виде отката.
Неимоверная боль, немота и слепота – вот что выпало на мою долю сразу после того, как с радостью осознал, что вышел из этого короткого поединка победителем. Меня словно огромным гвоздем пробили от затылка до пят, я замычал, так как кричать не мог, а после ноги отказались меня держать и я рухнул на палубу, только боли от падения даже и не ощутил. Она была ничтожна по сравнению с той мукой, что меня уже терзала. После в венах вскипела кровь, меня выгнуло в дугу, а разум стал милосердно погаснуть.
Но все, частью еще не ушедшего в небытие сознания, я все же успел услышать радостный вопль марсового:
– Наши идут! Вон они!
И все. И темнота…
Когда же я снова ощутил себя собой, то сначала решил, что на самом деле оказался в зале, что является преддверием Престола Владык. Просто после всего произошедшего, вероятность того, что я все еще жив, казалась ничтожной.
Вот только чего мне так мокро? Может там, по ту сторону бытия, вновь прибывших сначала моют? Так сказать – смывают грехи былой жизни? Тогда меня сразу надо в термы вести и щелоком оттирать. Очень уж много всего накопилось за последние годы. Тут тебе и убийства, и корыстолюбие, и сладострастие, и богохульство. Я уж молчу про то, что вообще чужой жизнью живу.
– Еще ведерко ему на голову! – весело гаркнул Равах-ага – Давай-давай.
– Так он магик – с сомнением произнес чей-то юный голос – Они, эта, может, как по-другому оживают?
– Маги – те же люди. Да сам гляди, у него уже ноги дергаются и ресницы дрожат. Вот-вот в себя придет.
– И еще, эта… – опасливо протянул собеседник капитана – Оне сейчас как очухается, как в меня какой магической штукой запустит! С обиды-то!
Но приказ выполнил, и меня обдало еще одним потоком воды.
– Не запущу – откашлявшись, просипел я – Сил нет. Но если снова обольешь, то, когда в себя приду, непременно тебя найду.
– Говорил же! – жалобно взвизгнул подручный Раваха-аги, и убежал, топоча босыми пятками по доскам палубы.
– Ох! – я открыл глаза и прислушался к себе. Болело все, включая даже то, что болеть не может, вроде волос и мочек ушей – Как мне плохо!
– Ясное дело – весело ответил мне капитан, присаживаясь на корточки около моей головы – Ты когда упал, то мы решили, что все, спекся маг. Нас спас, а сам помер. Лицо белое, не шевелишься, и даже не дышишь.
– Магдалена как? – не стал слушать дальше я его душераздирающий рассказ – Она жива?
– Жива – успокоил меня капитан – Дрыхнет. Ее обливать водой не стали, все же она ханум. Да еще и благородная. У нее рубаха егкая, а груди под ней крепкие и большие. Если водой облить, их все увидят. Ей позор, семье позор. Кто потом ее замуж возьмет?
– Она магесса, ей замужество особо не светит – пробормотал я, при этом до конца не понимая, для чего Раваху-аге данная информация – Хорошо, что жива. А эти… Ну…
– Вылавливаем – капитан помог мне приподняться – Большинство на дно отправилось, но кое-кто уцелел, сейчас пытаются уплыть, борются с волной. И зря. Лучше бы ждали нас и экономили силы. Они им ох, как понадобятся уже совсем скоро. Пытки – это нелегко, они требуют большого терпения. Да и потом – куда вам плыть? До Запада без корабля не доберешься. Да и акул за пределами бухты полно. Они их «ам» – и все.
Последние слова Равах-ага адресовал не столько мне, сколько разномастно одетым и мокрым с ног до головы угрюмым пленным, сидящим у борта корабля со связанными руками.
– Я не маг! – выкрикнул один из них, заметив, что мы на него смотрим – И вон те двое – тоже. Мы из команды корабля. Нас наняли, мы сделали свою работу. За что пытать?
– За что? – Равах-ага почесал свою аккуратно подстриженную бородку – За компанию. Да и откуда нам знать, что ты не врешь? Может, перед тем как твое судно затонуло, ты успел одеждой с магом каким поменяться? Нет уж, мой новый друг. Будешь, как все висеть на цепях вниз головой и ждать своей очереди на пытки. Так справедливо. Ты согласен со мной, маг?
Нет ребята, ничего вам не светит. Я помню о приказе Сафара. Странно, что вы вообще еще живы. Хотя говорить об этом вслух, естественно, не стоит.
– Полностью – цепляясь за его руку, я встал на ноги – Вино есть?
– Немного – капитан протянул мне почти пустой мех, от которого приятно пахнуло местной лозой. Умеют они тут это дело изготавливать, ничего не скажу. Уж на что силистрийские вина хороши, но с местными им не сравниться – Специально для тебя оставил! О, еще одного выловили, похоже, что с флагмана. Все, которые в черных балахонах, оттуда. Давай, тяни его наверх!
Пока капитан командовал процессом затаскивания на корабль очередного пленного, я, шатаясь, подошел к борту, вцепился в него одной рукой, второй поднес ко рту горло винного меха, и начал глотать терпко-сладкую влагу.
Наставник не раз говорил нам, что вино способствует смягчению отката, но пользоваться данным лечебным средством надо крайне осторожно. А то и не заметишь, как заклятиями пользоваться перестанешь, а лечиться будешь начинать с самого утра.
Попутно я рассматривал то, что принято называть «полем боя». Сам-то бой уже кончился, да и поле тут весьма условное, но картина мне открылась приятная для глаза.
Вражеский флагман уже почти догорел, огонь уже спалил палубу и сейчас лютовал в трюме. Два других корабля почти затонули, один тот, которому я корпус пробил, а над вторым резерв потрудился. «Почти» – это потому что тут все же довольно мелко, потому какая-то их часть все еще виднелась из воды. Что до остальных – они остались на плаву, но сразу становилось ясно – это ненадолго. У кого все мачты с палубы снесло, у кого дырища в борту будь здоров какая.
Сердце радуется.
– Все допил? – выдернул у меня из рук мех Равах-ага – Силен! Вот, смотри, какого сейчас красавца выловили. Сразу видно – непростой человек. Влиятельный! По повадкам это понятно, по тому, как голову держит, как на меня смотрит. Глянь, уважаемый Эраст. Ты там, в Империи всю жизнь провел, может, видел его когда?
Я облизал сладкие от вина губы и глянул на того, о ком говорил капитан.
Не поверил своим глазам, протер их кулаками и посмотрел еще раз. Боги, как сладко заныло сердце, когда я понял, что это на самом деле он!
– Да, капитан – пару раз вздохнув, чтобы успокоиться, ответил я Раваху-аге – Видел. Как не видеть.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий