Чужие небеса

Глава двадцатая

– И в самом деле шанс, – задумчиво пробормотала Рози. – Причем очень неплохой. Магистр Альдин, это ведь то заклятие, при котором огромная огненная птица рушит все строения в радиусе полусотни шагов?
– Именно, – подтвердил старик. – Очень впечатляющее заклятие, очень. Искры, пламя, дым, треск. Самое то, чтобы попробовать добраться до лошадей.
– Если только те прежде не разбегутся в разные стороны, при виде всего вышеназванного, – буркнул Фальк.
– Не разбегутся. Они привязаны. – Альдин встал со стула. – Ну-с, начнем?
– Один вопрос, магистр, – виновато глянул на нас Гарольд. – Вы говорили про соседей с Юга, на которых положил глаз Линдус. Речь шла о Силистрии?
– В том числе, – охотно ответил маг. – Независимость нынче стала слишком большой роскошью. Особенно для тех, у кого есть что взять.
– Одна радость – Ордену конец придет, – нехорошо оскалился Фальк. – За ненадобностью.
– Далеко не сразу, – расстроил его Альдин. – А эльфы? После Юга император сразу про них вспомнит, а после непременно натравит верных слуг – Орден Истины и Братство Света. Слуг, которые еще недавно полагали, что они хозяева. Выйдет просто замечательно – все будут грызть всех, на радость зрителям. А победитель получит приз Большого Дурака, в виде виселиц и эшафотов. Думается мне, что к тому времени эти идиоты все поймут, но сделать ничего уже не смогут. Империя к тому времени слишком усилит свои позиции. Откажись они или затей заговор в компании со вчерашним противником – и их тут же положат под топор палача за государственную измену. В общем, Линдус в любом случае выиграет. Да, чуть не забыл. Не вздумайте направить коней в сторону Седонны и королевства эльфов. Там везде заставы, гвардейцы ловят магов из числа тех, кто сумел ускользнуть во время расправы.
– Вы о магах, которые пошли за нашим наставником? – охнула Миралинда.
– Да, – невесело вздохнул старик. – О них. До сих пор в висках стучит, как этот вечер вспомню. Их живыми даже не пытались взять, сразу убивали. Но кое-кто все же улизнул. Немного, дюжина, или около того. Точно знаю только про Люция дель Корда.
Да, тут просчет еще тот вышел. Ох этот господин им крови попортит! Нет худа без добра.
– Прощайтесь с учителем, – строго велел магистр. – Время пришло.
Взмах руки – и трое последних узников падают на пол.
Гелла, с истеричным всхлипом кинулась к телу наставника, но ее по дороге перехватил Фальк.
– Не надо, – строго пробасил он. – Он бы не одобрил.
Карл был прав, потому прощание вышло простым – мы просто встали кругом над телом нашего учителя, который ушел к Престолу Владык так, как жил – непобежденным и с ироничной улыбкой на губах. Просто стояли, смотрели и молчали.
– Верно, – нарушил тишину Эль Гракх. – Так и сказал бы: «Что за ерунда? Зачем вы тратите время на подобную чепуху?».
– Золотые слова, – одобрил Альдин. – Вот только… Эраст, постарайся понять верно. Это нужно не мне, а тебе.
Короткий росчерк молнии – и Фил оседает на пол в виде пепла.
– Зачем?! – рванулся из груди крик, да такой громкий, что Фальк зажал мне рот.
И заодно руки стиснул, чтобы я чего с этим старым нелюдем не сотворил, отобрав тем самым шанс на спасение у всех остальных.
– Я наслышан про твоего питомца, – строго объяснил мне магистр. – И не только я. Тебе, как видно, не объяснили, что путем несложных манипуляций с легкостью можно обнаружить его след. А стало быть, и ваш. Твой питомец – магическое создание, потому…
– Ясно, – оборвал его Монброн. – Делайте свое дело, магистр. Просто у каждого из нас ежесекундно накапливается желание плюнуть на все и убить вас.
– Эраст, магистр прав. – Рози резко оттолкнула Фалька и обняла меня. – Тут ничего не поделаешь.
Ничего не поделаешь? Да, наверное, ничего. Но вот только почему в груди так жжет, словно меня самого второй раз за десять минут убили?
– Дети, как есть дети, – с жалостью глянул на нас Альдин. – Боги мои! Да, вот что еще. Не забудьте – вам нельзя соваться на дорогу, ведущую к Королевствам… К бывшим Королевствам. Там в засаде десятка три орденцев засели, разумеется, с арбалетами. Уходите берегом реки, такого они от вас точно не ждут.
– Ясно, – проворчал Фальк, поднял тело наставника и очень бережно закинул себе на спину. – Что уставились? Я его тут не оставлю. С этих тварей станется его на веревке по дороге до самого Айронта протащить.
– Ишь ты. – Магистр сверкнул глазами из-под седых бровей. – Есть чему позавидовать. Положите его обратно, молодой человек. Слово мага – ваш наставник будет похоронен как должно. Если конкретнее – он сгорит вместе с этим домом. Устрою я ему погребальный костер.
Карл пару секунд помедлил, а после положил Ворона на стол, предварительно смахнув рукой с того все, что там было, на пол.
– Готовы? – уточнил Альдин. – Тогда – начали!
Маг взмахнул посохом, крыша над нашими головами ощутимо дрогнула, вниз посыпался всякий мусор, вроде щепок и древесной трухи.
– Держитесь крепче, – как-то очень по-молодому гаркнул Альдин, и во второй раз крутанул посох.
Грохот и треск, последовавшие за этим, немного оглушили нас, но это были пустяки по сравнению со стремительным падением вниз. Пола под ногами более не существовало, как, впрочем, и крыши над головой. Вместо нее над нашими головами распростёрла гигантские крылья огромная, размером в три корчмы, огненная птица, рассыпающая в разные стороны тысячи тысяч ярких искр.
И снова – грохот! Феникс изверг из своего клюва язык холодного пламени, заливший двор и вызвавший многоголосый ор чернецов, не ожидавших ничего подобного.
– Бегите! – вроде бы и негромко, но так, что услышал каждый из нас, велел Альдин. – Давайте, ребятки.
И мы побежали. Причем – не только мы. Одновременно с этим в сторону рванулся еще десяток фигур, очень похожих на нас.
– Вон они! – на этот раз голос магистра громыхнул подобно набату. – Лови их! Ворон мертв, осталось передавить гаденышей!
Вопли, крики, неумолчный рокот феникса, который не переставал рассыпать вокруг себя искры, создававшие огненную пелену, в которой даже исполинскую спину Фалька, бегущего передо мной, было еле видно.
Бу-у-у-уммммм! Это за нашими спинами уже по-настоящему, не призрачно, полыхнул дом, выбросив вверх столб пламени, казалось, достигший небес. Магистр Альдин сдержал свое слово, тело нашего наставника не достанется никому. И никто не сможет над ним надругаться.
Из огненного марева прямо на нас вынесло ошалевшего от происходящего чернеца, вопящего во всю глотку. Впрочем, крик тут же затих, поскольку Фальк на ходу с хрустом свернул ему шею, словно куренку, и отбросил труп в сторону.
Лошади, напуганные до смерти, бились у коновязи так, что та аж трещала. Два молоденьких служителя Ордена пытались их успокоить, то и дело поглядывая на светопреставление, разворачивающееся рядом.
Звук кинжалов, входящих в человеческую плоть, вскрик – и вот уже Эль Гракх и Монброн полосуют поводья сталью. Отвязывать некогда, это время.
– Живее, – прошипел Гарольд. – В седла, в седла!
И снова – грохот! Это обрушились остатки стен полыхающей корчмы.
– Не они! – взвился вверх визг, перекрывший шум всего происходящего. – Это обман! Это фантомы! Ищите их!
Форсез. Кто же еще? Я сразу о нем подумал, как только услышал от Альдина слово «уродливый до невозможности».
– Ищи ветра в поле, – проворчал Фальк, забираясь на лошадь. – Остаться, что ли, переведаться с ним? Заодно и вам проще уйти будет.
– Вперед, – негромко приказал Монброн. – Берем левее, и к берегу реки!
Лошади, которым только в радость было убраться подальше от места, где столь много яркого огня и пахнет смертью, бодро подали вперед.
– Вон они! – крикнул кто-то. – Вон!
Глазастого чернеца поддержали голоса соратников, тени метнулись к нам со всех сторон, но не тут-то было. Мы, пусть на немного, на чуть-чуть, но опередили их.
– Арбалеты! – истошно завопил Форсез, которого я снова безошибочно узнал. – Стреляйте же! Стреляйте!
Свистнули первые болты, один прошел прямо над моим плечом.
– Я остаюсь! – крикнула Гелла, замыкавшая скачку. – Кто-то должен заплатить за удачу!
Сияние за нашей спиной меркло, феникс, выполнив свою задачу, таял в воздухе. Именно поэтому я, обернувшись, хорошо разглядел вспышки белых молний там, где навсегда осталась тихая и безропотная Гелла.
Снова за наши жизни кто-то отдавал свою, кто-то платил смертью за нашу удачу. Боги, когда это кончится?
А может, она просто хотела остаться в том месте, где сгорело в костре ее счастье?
Гадать не имеет смысла, потому что ответа все равно не будет.
Ветер свистел в ушах, плащи развивались за спинами, луна, огромная и белая, вычерчивала свою извечную дорожку на спокойной глади воды.
Впрочем, скоро мы свернули в лес, следуя за Мартином, который уверенно возглавил нашу кавалькаду. Еще минут двадцать скачки по узкой дороге, петляющей меж деревьев, – и он остановил коня, внимательно вслушиваясь в тишину.
– Ты чего? – зло спросил у него Гарольд, осаживая своего жеребца. – Нашел время для привала.
– Самое то, – невозмутимо ответил ему простолюдин. – Раньше утра они в погоню не отправятся, как бы этот поганец Форсез ни блажил. Следопытов у них нет, лошадей тоже, да и темно. Какой смысл? Утром – да, веселье начнется, спора нет. Да и то, если милорд де Саго согласится им солдат придать в усиление. А он, скорее всего, этого не сделает, потому что дядька нормальный. А вот нам надо бы поговорить и понять, как дальше жить станем. Полчаса ничего не решат, Монброн.
– Он прав, – бросила Рози, спрыгивая с коня. – Разговор нужен. Хотя бы для того, чтобы разобраться, кто мы теперь такие. Поймем это – поймем, что делать дальше.
– Ты о чем? – измученно осведомилась у нее Магдалена. – Как же сложно тебя понять!
– Наставник мертв, – мрачно объяснил ей Монброн. – Мы более не подмастерья мага. И не маги, потому что не закончили учебу. Вот и скажи мне, ле Февр – кто мы теперь?
– Не знаю, кто вы, но я – ученик Ворона, – вдруг бухнул Фальк. – И никто не посмеет отобрать у меня этот… Это… Не знаю я подходящего слова. Но вы меня поняли!
– Поняли, – покладисто согласилась Рози. – Другое неясно – почему учитель молчал, если обо всем догадывался?
– А ты чего молчала? – поинтересовался у нее я, доставая из напоясного кошеля медальон и открывая его. – Тоже ведь кое о чем имела понимание. Например, о том, что война – это невсерьез и ненадолго.
В левой половине медальона обнаружился рисунок юной девицы, в которой я без труда узнал Виталию. А с правой на меня смотрел лукаво улыбающийся молодой человек, которого уже в этом возрасте чаще называли Вороном, чем Герхардом Шварцем.
Большой художник создал эти портреты. Оба как живые.
Вот только это не так. Одни рисунки от них и остались.
– Я не молчала, – обиженно глянула на меня, застегивающего цепочку медальона на шее, Рози. Она не ожидала такого поворота. – Я разве что только не орала. Но разве меня кто слушал?
– Это да, – признал Монброн. – Было такое.
– Ну вот. – Де Фюрьи сложила руки на груди и уставилась в темноту леса. На меня она смотреть не хотела. Обиделась.
– Если говорить о Вороне, так он понял, куда кривая вывернула, – неохотно выдавил из себя я. – Как раз перед тем, как мы ужинать сели, у меня с ним разговор вышел.
И я поведал друзьям обо всем, что услышал от наставника несколько часов назад, тогда, когда он еще был жив.
Жуткое сочетание слов. «Когда был жив».
Магдалена всхлипнула. В унисон с ней принялась шмыгать носом и Миралинда.
– Новое дело, – хлопнул себя по ляжкам Мартин. – Вы чего это затеяли?
– Наставника жалко! – проныла одна.
– И Ге-е-е-еллу! – вторила ей другая.
– Гелла сама выбрала, как умереть, – резко бросил Эль Гракх. – И мы не должны ее жалеть. Мы должны уважать подобное решение и чтить ее память.
– Про Белую Ведьму я тоже слыхал, – вдруг сообщил нам Фальк, копающийся в седельной сумке. То ли он последние фразы не слышал, то ли вовсе решил перевести разговор в другую плоскость. – От солдат, они про нее байки травили на барже. Большей частью похабщину всякую, мол – она пятерых здоровых мужиков за ночь выматывает до судорог в конечностях. Я подумал, что вранье какое-то, вам даже пересказывать не стал.
– Не это сейчас важно, – уселся на траву под деревом Эль Гракх. – И даже не то, как нас теперь называть. Важно решить – куда дальше поедем.
– Можно ко мне, в Лесной Край, – сразу же предложил Фальк. – Точнее – к нам с Эрастом. Еще раз повторю – надежное место. Пересидим годик, как наставник говорил, а потом вернемся сюда, и ка-а-а-ак…
– «Как» – что? – холодно уточнила Рози. – Как отомстим всем сразу? Карлуша, ты так и не понял до сих пор, что месть – это дорога в никуда? Учитель пошел по ней – и чем все кончилось?
– То, что недоделал он, должны доделать мы, – упрямо пробубнил Фальк. – Так мне мыслится.
– Даже в страшном сне не мог представить то, что соглашусь с Карлом, – усмехнулся Эль Гракх. – Но да. Это наш долг, как учеников. В конце-то концов – а что у нас еще осталось, кроме мести? Дела нет, родины нет, дома нет, учителя нет. Мы – никто. Мы – изгои, которым нет места среди людей. Месть единственное, за что мы можем зацепиться, чтобы не упасть на самое дно.
– Кому? – в голос крикнула Рози и отмахнулась от зашикавшей на нее Фриши. – Кому мстить? Магистру Альдину? Линдусу Второму? А в чем их вина?
– Например – Георгу Девятому, – предложил я. – Именно он продал всех нас Ордену. Оптом. Гаю Петрониусу Туллию, который развязал бойню, благодаря которой мы лишились дома. Его, кстати, обязательно убить нужно. Это наша обязанность, если хотите. Ворон говорил – пока его не прикончу, не умру. Он не успел, значит, мы должны дело до конца довести. Ведь не будет душе наставника покоя до той поры.
– Верно. И еще не забудьте о Форсезе, – добавил Мартин. – Короля в расчет брать не стоит, до него нам не добраться. Но вот Виктор и архимаг – вполне себе реальные цели. Только не сейчас. Наставник был прав, пока все не уляжется, пока Орден не прекратит через мелкое сито просеивать все дороги Империи, надо спрятаться, и так, чтобы ни одна мышь не пронюхала, где наша лежка.
– Вот! – обрадовался Фальк. – Я и говорю – поехали-ка в Лесной Край. Тишина, безлюдье, леса, охота. Пива – хоть залейся!
– Все так, – наконец произнес до того молчавший Монброн. – Все правильно. Но есть одно уточнение. Думаю, нам лучше всего разделиться.
– Как? – в один голос произнесли Магдалена и Миралинда.
– В самом деле? – почесал затылок Жакоб.
– Пока мы отряд, нам не уйти от внимательных глаз, – пояснил Гарольд. – К тому же…
– В Силистрию собрался? – язвительно поинтересовалась Рози, судорожно сглатывая слезы. – Верно? Ну так и сказал бы прямо: «Ребята, мне с вами больше не по пути. Мы вместе постранствовали, повоевали, но на этом все. Мне пора домой».
– Знаешь, если бы на твоем месте был кто-то другой, то я бы даже думать после таких слов не стал, сразу бы убил, – тихо, отделяя одно слово от другого, произнес Гарольд. – Но это – ты. И я ничего не стану делать. Потому что других друзей, кроме вас, в этой жизни у меня больше не будет. Да мне и не надо других. Тем более что отчасти ты права, мне надо ехать домой. Кроме меня никто о моей семье не позаботится. Но потом я вернусь сюда, и сделаю то, что должен.
– Прости, – вытерла мокрые щеки Рози. – Это обычная зависть. У тебя есть семья, а у меня ее сегодня совсем не стало. Меня просто вычеркнули из ее состава. За ненадобностью. Они все знали, что нас ждет, и никто не подумал меня об этом предупредить.
– Может, не знали? – предположила Фриша. – Чего ты сразу!
– Семейство де Фюрьи всегда знает все, – усмехнулась Рози. – И если бы я ему была нужна, то оно точно изыскало бы способ, как меня изъять из вашей компании. Нет, папочка просто решил, что если я не использовала пару шансов на спасение, что он мне предоставил, то на этом его родительский долг закрыт. Может, оно так и есть на самом деле, только что же на душе так тошно?
Фриша подошла к плачущей девушке и обняла ее за плечи, что-то шепча на ухо.
– Подытожим. – Гарольд оперся о дерево. – Я отправляюсь в Силистрию. С собой никого не зову, потому что риск крайне велик. У меня нет уверенности в том, что я до нее вообще доберусь. В Макхарт соваться нельзя, попробую нанять какую-нибудь рыбачью шхуну на побережье. Да и потом, это семейное дело, чего мне вас в него втягивать?
– Я с тобой, – хлопнул его по плечу Эль Гракх. – Одному все-таки будет тяжеловато. Кто-то должен тебе прикрывать спину, верно?
Слава богам, мне не надо решать, что делать дальше. Мой друг сделал это за меня.
– Эраст, нет, – верно понял мое движение Монброн. – Ты остаешься здесь, и это не обсуждается. Если со мной отправишься еще и ты, то за тобой увяжется де Фюрьи, за ней Эбердин, и так далее. В результате выйдет то, о чем говорил Ворон – отряд обнаружить куда проще, чем несколько человек.
– Правильно, – одобрил Мартин. – Очень верное решение. Что до меня – я подамся в леса, вспомню былое. Да и не найти меня там никому – ни Ордену, ни Братству. Соберу старых дружков, пощекочу немного огнем и сталью подбрюшье Империи, совмещу приятное с полезным. Вспомнят они имя Раги Шутника.
– Это тебя так зовут на самом деле? – наморщила лобик Магдалена.
– Нет, так моего отца звали, – пояснил Мартин. – Хотя прозвище «Шутник» ко мне перешло, по праву наследования.
Стоп-стоп-стоп. Как-то очень давно, в прошлой жизни, Агриппа мне рассказывал что-то про разбойников, молодого человека, которого они очень уважали, и слово «наследник» тоже тогда прозвучало. Плюс поведение наемных бандитов в той схватке, когда мне чуть кишки не выпустили…
Богатое прошлое у Мартина.
– Я с тобой! – звонко заявила Фриша.
– И я, – присоединился к ней Жакоб. – Если ты не против.
– Только рад буду, – подмигнул им Мартин. – Эраст, может, и ты с нами? Башка у тебя варит, и в драке не трусишь. Даже де Фюрьи готов терпеть, чего уж.
– Нет, – отказалась за меня Рози. – Мы в Лесной Край. Хочу покоя. Карл, ты же не врал про то, что у вашего семейства есть какой-то дом в глуши, где только деревья шумят и птицы поют?
– Ни словом, – заверил ее Фальк. – Все истинно так.
– Извини, – развел руками я, глядя на Мартина. – Я с ними.
Возможно, он подумает, что я слабак, иду на поводу у женщины. Может, и так. Только эта женщина ради меня дважды отказалась от шанса на жизнь, а сегодня окончательно потеряла все, что имела.
– Возьмите меня с собой в этот покой, а? – жалобно попросила Магдалена. – Пожалуйста!
– А я, пожалуй, поеду с Монброном, – вдруг заявила Миралинда. – Не хочу больше лесов, не хочу пустынь. Устала. Пусть война, пусть сражения, но хоть немного до того поживу в красивых домах и посплю на шелковых простынях.
– Я тоже в Силистрию отправлюсь, – произнеся это, Эбердин чуть виновато глянула на удивленно икнувшую Рози. – На шелковые простыни мне плевать, но если речь идет о войне, то лекарь вам будет нужнее, чем кому-либо другому.
– Не скажи, – возразил ей Мартин. – Такой костоправ, как ты, в любом отряде не лишний.
– Фриша подлечит, – отмахнулась горянка. – Не совсем она пропащая.
– Вот и разделились, – невесело произнес я. – Как-то так.
– Так не насовсем же расстаемся? – усмехнулся Мартин. – Всего-то на… А насколько?
– На год, – шмыгнув носом, вытерла остатки слез Рози. – Если вы всерьез собрались прикончить Форсеза, то через год самое позднее нам надо встретиться. Если позже – можем опоздать.
– Поясни, – потребовал Монброн.
– Эту фразу должен был произнести Карл. – К моей женщине возвращалось ее привычное ехидство. – Ты-то мог бы и сам сообразить, что к чему.
Фальк шумно вздохнул, но возражать не стал.
– День был трудный, плохо соображаю, – повинился Гарольд. – Рози, прошу тебя. Время идет, летние ночи короткие.
– Надо было просто Альдина слушать внимательней, – пояснила девушка. – Он же все по полочкам разложил. Мне даже странным это показалось, уж очень много подробностей этот магистр выложил перед бесполезными юнцами. Есть в этом что-то неправильное.
– Де Фюрьи, как всегда, подозревает всех, – хихикнула Фриша.
– И всегда оказывается права, – осек ее Мартин. – Говори, Рози.
– Захват южных провинций – дело не быстрое. Пока выработают стратегию, пока, на всякий случай, подготовят флот. Ясно, что постараются обойтись без крови, но кто знает? Это займет полгода, кабы не больше. А там – зима. Без особой необходимости в это время года никто военные действия не ведет. Опять же – Линдус Второй все это время будет укреплять свои позиции в народе, попутно для отвода глаз заверяя Орден в том, что он их верный последователь, а магов в том, что он искренне надеется на возрождение их былого величия. И летом бросит их обоих на штурм эльфийских цитаделей. Вот и все. Так что там у нас будет прекрасная возможность встретить и Форсеза, и даже Туллия. Ну если, конечно, мы все снова встретимся спустя год. Даже чуть раньше. Повторюсь – нам надо попасть в Медон самое позднее в начале лета, до того, как к границам эльфов подтянутся войска.
– А я знаю, где есть хорошее место для встречи, – бухнул Карл.
– В Лесном Краю, – как обычно синхронно произнесли Миралинда и Магдалена.
– Шиш! – Великан скрутил кукиш и показал подругам. – Помните развалины, где мы Эраста и девчонок ждали? Ну накануне отъезда в Халифаты?
– Разумно, – признал Гарольд, а Мартин кивнул. – Недалеко от реки, и случайные люди не бродят. Просто потому, что там ничего нет.
– Если не ошибаюсь, оттуда и до эльфов добираться довольно удобно, – задумчиво добавил Мартин. – В смысле – не широкими дорогами, а тайными тропами. Сначала взять севернее, оттуда добраться до Серых Гор, там перебраться через перевал Карах, спуститься в долину Ста Роз, и дальше топать прямо через леса, до истоков Седонны. Ну а там эльфы нас сами найдут.
– Карах, говорят, не лучшее место на свете, – поморщился Гарольд.
– Остальные перевалы закрыты гномьими заставами, – пожал плечами Мартин. – Если ты сможешь их убедить провести нас их короткими подгорными путями, буду очень рад.
– Ну да, – согласился Монброн. – Займет это странствие недели три – месяц. Да запас пара недель. Выходит, что самое позднее время для встречи – начало мая.
– Первая его неделя, – подытожила Рози. – Семь дней, столько будут ждать те, кто придет. На восьмой день надо будет выходить в путь.
– Все явятся, – буркнула Эбердин. – Не может быть по-другому. Кто жив останется – все.
– И закончили на этом, – попросил я. – А то сейчас опять до какой-нибудь ерунды договоримся.
– Верно, – одобрил Мартин. – Восток светлеет, вам пора в путь. Держитесь леса, Талькстад обходите стороной. Если все будет удачно, скоро будете в Пустошах. И вот еще что. Жизнь – штука непростая, поворачивается по-всякому. Если что – в лесах по ту сторону Стийи каждого из вас ждут друзья, то есть – мы. Просто шепните лесным работничкам, когда те встретят вас на узкой тропе о том, что вы пришли к Мартину Шутнику – и они проведут вас туда, куда надо.
– С меня силистрийское вино при встрече, – пообещал Гарольд. – Спину надорву, но привезу.
И снова это ощущение, будто кусок души оторвали.
Мартин, Фриша и Жакоб остались позади, скоро они отправятся к броду, а после, уже перебравшись на тот берег, попробуют отвлечь погоню на себя. Ну или хотя бы часть ее.
Не знаю, это ли нам помогло, или что-то другое, вроде заступничества богов, решивших, что уже достаточно на нашу долю испытаний выпало, но удалось без особых приключений добраться сначала до Лиройских пустошей, а после и до Кироны, которая знай себе несла воды к теплому морю.
А еще – никто из нас на протяжении всей дороги не промолвил слова о том, что случилось в маленьком селении на берегу Стийи. Раны от потерь начинали заживать, но тревожить их не хотелось.
– Ну и? – спросил у меня Гарольд, стоя на том самом обрыве, с которого мы когда-то спускались в поисках суденышка. – Что, снова пойдем вон туда, где в прошлый раз засада ждала? Или попытаем счастья в другом месте?
– Ты всерьез собираешься что-то покупать? – удивился я. – У тебя золота много?
– А как тогда? – удивился мой друг. – Что ты предлагаешь?
– Мой милый Монброн, мы уже вне закона, – насмешливо объяснила ему Рози мои слова. – Одним грехом больше, одним меньше – какая разница. Зачем покупать то, что можно взять даром? Да и свидетели, которые нас увидят, ни к чему.
– Те две парусные лодки для нас самое то, – со знанием дела произнес Карл. – Вон видите, слева от пирса? Четыре человека каждая из них на борт запросто возьмет.
– Прекрасно, – одобрил я. – Определились. Войдем тихо, сторожей, если те зашебуршатся, угостим сталью и отправим под пирс, а дальше у каждого своя дорога.
– Боги, кто бы сказал моим родителям еще несколько лет назад, что их дочь, урожденная ле Февр, станет грабительницей и разбойницей, – вздохнула Магдалена, а после деловито уточнила: – Значит, ждем ночи?
И в этот раз все прошло на удивление ладно. Не повезло только сторожам, они, на свою голову, оказались чересчур бдительными, а потому с тихим плеском отправились в воду.
– Днем отсиживайтесь, – в десятый раз повторила Рози. – Слышишь меня, Эби? Этой троице умные вещи говорить без толку, но ты-то все понимаешь.
– У меня не забалуют, – заверила ее подруга. – Ты сама гляди в оба. Эраст у тебя смирный, но если Фальк оголодает, то он таких глупостей натворить может!
Как раз в это время Карл вернулся из домика, где квартировали сторожа, неся в руках их немудреные припасы.
– Снеди всего ничего, но на пару дней хватит, – сообщил он нам, отдавая половину добытого Эль Гракху, который уже вставлял весла в уключины. – Ну, ребята, давайте расходиться по лодкам. Что-то у меня спина потеет, а это дурная примета. Пора уносить ноги.
Напоследок я обнялся с Монброном. Вот ведь, по сути, мы с ним надолго за последние годы почти и не расставались. Только когда я раненый где-то валялся, но и тогда мне было ясно, что он рядом, недалеко. А теперь…
– Луаре поклон от тебя передать? – спросил он у меня.
– Разумеется, – чуть смутился я. – Она славная.
– Не то слово. – Гарольд засопел. – Все, фон Рут, прощай. Терпеть не могу подобных сцен. В конце концов, год – это не так и долго. Да и не год уже, а меньше.
Он прыгнул в лодку, Эль Гракх оттолкнулся веслом от пирса, и течение понесло их прочь от нас.
А через пару минут и мы двинулись в путь. Ветер, на нашу удачу, дул попутный, да и Карл на редкость умело управлялся с веслами.
– Их мы точно не увидим в будущем году, – тихо произнесла Рози. – Мартина и остальных – возможно, а их – нет. Не выживают те, кто идет прямиком в пасть дракона.
– Знаешь, де Фюрьи, ты почти всегда права, – рассмеялся Карл. – Я к этому привык и, если что, прислушиваюсь к тому, что ты говоришь. Я же знаю про себя все. И то, что на голову не очень крепок – тоже. Да оно мне и не сильно надо. Мое дело следить за тем, чтобы вы живы остались и с голоду не померли, а думать – это не про меня. Но тут я с тобой не соглашусь. Объяснить почему – не могу, но вот знаю – следующей весной они первыми на месте встречи окажутся. Придет это время – сама убедишься в том, что я прав.
– Если бы ты знал, Карл, как я хочу ошибиться в своих предсказаниях, – вздохнула Рози и склонила мне голову на грудь. – Если бы ты только знал…
– Эраст, потом помилуешься! – рявкнул Фальк, изображая из себя лихого капитан. – Следи за парусом!
– Для чего за ним следить? – тихонько спросила у меня Магдалена. – А?
– Чтобы не убежал, – сообщил я ей, и не подумав отпускать из объятий Рози. – Паруса – они такие, за ними глаз да глаз.
И пирс, и башни трижды проклятого Форнасиона давно скрылись из вида, знай только за бортом плескала вода под веслами, да лодка шустро несла нас в ту сторону, где за серой пеленой туч был виден край чистого неба.
Конец шестой книги
Автор благодарит всех тех, кто помогал мне в работе над этой книгой, тех, кто давал мне своевременные советы, выискивал ошибки и щедро делился своими знаниями – Сергея Куркова, Дмитрия Овдея, Нури Магомедова, Евгения Петрова, Дениса Шишокина, Павла Сергеева, Мартина Аратои, Игоря Таратенко, Алекса Кинтера и многих других.
Отдельное «спасибо» автор хочет сказать Дмитрию Нефедову, Вадиму Лесняку и Дмитрию Овдею за их вклад в работу над этой книгой.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий