Чужие небеса

Глава четвертая

– Если так дело пойдет и дальше, останемся без лошадей – ворчал Фальк за моей спиной – Куда это годится, так их гонять по этим пескам, даже не дав роздыху? А лошадки тут дороги, не укупишь!
– Карл, мы останавливались на ночевку – возразил я ему – Там лошади передохнули.
– Я за вчера переживаю.
– Тебе в свое время предлагали пересесть на верблюда – справедливо заметила Эмбер, которой, похоже, до ужаса надоели его причитания – Ты что на это ответил?
– Он воняет – не стал отпираться Карл – И все равно – неправильно это. К тому же мы вчера даже не перекусили, а это совсем уж ни в какие рамки!
– Это тоже не так – вступила в разговор Рози – Что тебе мешало остаться в городе, как следует поесть, а после отправиться в Бакург вместе с нашими друзьями? Спокойная поездка, никакой спешки, никаких сражений. Кто рискнет напасть на людей Раваха-аги? Этот заморыш Раманару? И все, вот оно, счастье, Карл! Так чего же ты тогда с нами поперся в этот занюханный Фаруз?
– Злая ты – не нашелся, что ответил Фальк – Как ты, фон Рут, с ней только спать не боишься? Она ж вся из шипов!
Не дожидаясь того, что на это ему ответит де Фюрьи, Карл пришпорил коня и поскакал вперед, в голову отряда, поближе к наставнику.
– Вот скотина – нехорошо улыбнулась Рози – Попомню я тебе эти слова, здоровячок.
Не завидую я ему, потому что данный тон мне знаком. Он предвещает большие неприятности моему якобы земляку. Мне эти интонации знакомы еще с тех времен, когда Рози подозревала, что у меня что-то было с Амандой. Я тогда, помню, две ночи не спал, все ждал неприятностей. Не дождался, но выводы сделал.
Наш отряд довольно шустро продвигался по караванной тропе, пусть немного неровной, но вполне пристойной. Насколько я понял, дорога в ту сторону, где находился Фаруз, не относилась к особо популярным направлениям, как, собственно, и сам город. Оно и понятно – задворки Халифатов, дыра дырой. К тому же – нищая. Да и откуда там взяться деньгам и преуспеванию? Как перевалочный пункт на пути с Востока на Запад Фаруз не использовали никогда, эта счастье выпало на долю соседнего Рафара, находящегося миль на сто южнее. Контрабандисты, которые тоже могут принести портовому городку неплохой доход, тоже в большинстве своем огибали Фаруз стороной, поскольку их ремесло предполагало передвижение в ночные часы, а прибрежные воды изобиловали мелями и подводными рифами. Кому захочется потерять корабль, товар, а после самому болтаться на виселице? Контрабанда – опасное ремесло, никто не спорит, любой ввязавшийся в эту игру понимает, что ставки на жизнь и смерть тут высоки. Но это не значит, что стоит рисковать на ровном месте? Вот и предпочитали торговцы незаконным товаром более спокойный путь через проливы. Ну, как спокойный? Там их ждали шустрые бриги таможенников и внезапные штормы, но это было то зло, с которым можно мириться.
Короче – лучшего места для внезапного нападения на Халифаты было и не придумать. Особенно, если иметь лоцмана из местных и начинать военные действия в светлое время суток. Вообще, конечно, хорошие войны всегда начинаются ночью, незадолго до рассвета, но бывают же исключения из правил? Да и не война это покуда. Скорее – провокация, но с далеко идущими последствиями. Собственно, команды кораблей Запада время от времени уже схлестывались в абордажных схватках с головорезами из Халифатов, но подобное случалось и до того, до всей этой чехарды.
А тут все ж таки полноценная… Как ее… Слово хорошее, я его недавно от Ворона услышал. Экспансия. Она и есть!
Впрочем, все эти мысли верны только в том случае, если полностью принимать на веру то, что было нам рассказано Равахом-агой. Рози же считает, что он был не до конца честен. Нет, не то, чтобы он нам все наврал, в целом все обстояло так, как было сказано. Но всей правды он не сказал. О чем-то умолчал, кое-что изменил, где-то слукавил. Почему и отчего моя подруга так думала? Чутье плюс опыт. Ее не обманешь, она всем своим нутром чует, когда что-то идет не так.
Впрочем, Ворон, похоже, тоже был не сильно склонен доверять нашему старому приятелю. Равах-ага этого, скорее всего, не понял, но мы за эти годы хорошо изучили нашего наставника, а потому могли распознать кое-какие интонации, совершенно незаметные для постороннего человека.
Но при этом всем Ворон решил пойти капитану навстречу и выполнить его пожелание. Значит так надо. Значит, мы пойдем и будем драться. Тем более, что нам все равно за это заплатят, так что напрасной данную поездку точно назвать нельзя.
А если с той стороны и в самом деле окажутся служители Ордена Истины, то мы вообще должны приплатить капитану за услугу. Почему? За удовольствие всегда надо платить, таковы законы жизни. Для любого из нас убить чернеца – это не просто приятное мероприятие. Это давняя и заветная мечта.
– Не нравится мне это все – негромко сказала мне в этот момент Рози, как видимо, думавшая о том же – Ну вот не складывается у меня общая картина в голове. Сплетен рассказ Раваха ловко, ничего не скажешь. Там, в доме, он звучал если не убедительно, то хотя бы реалистично. Но если разобрать его на части, то слишком много в нем нелогичностей. Почему этот занюханный городишко? С чего это вдруг Линдус решил именно сюда отправить свои корабли, почему не на острова-колонии Халифатов, которые стратегически важнее. Острова – базы флота Сафара, лишись он их, и все станет намного грустнее. Опять же – сразу часть проливов оказывается под контролем.
– Это равнозначно объявлению войны – засомневался я, припомнив свои недавние размышления.
– А какая разница? – Рози поправила платок на голове, тот, который защищал ее от солнца – Что так его люди посягнут на земли Халифатов, что эдак. Да и когда для начала резни нужен был предлог? И еще – с каких это пор Сафар стал бояться каких-то там разговоров за спиной? Падишах падишахов, который рубит головы за кривой взгляд! Нет, Эраст, все очень, очень сомнительно.
– Скорее всего ты права – передернул плечами я – Да и потом – кто в наше время говорит всю правду? Разве что идиот какой, а капитана им точно не назовешь. Опять же – это Халифаты, здесь каждый ищет только свою выгоду, таковы местные традиции.
– Ты меня не понял – начала сердиться Рози – Я не о том, что Равах сплел эту корявую историю, чтобы заполучить личную выгоду за наш счет. Ему в таком случае было бы проще нам просто заплатить, ничего не объясняя. И заманивать нас в ловушку ему тоже ни к чему, а именно этот вариант один из наиболее очевидных. Нет, Эраст, здесь что-то такое… Как бы так тебе объяснить… Я уверена, что есть план. Хороший и большой ступенчатый план, в котором мы просто одно из звеньев. Причем не самых важных, потому что, повторюсь, история, которую нам выдали, очень уж хлипкая, слепленная на скорую руку. То есть – не сильно высоко нас ставят, мол, и они и такое сожрут.
– О как – потер лоб я – И кто же автор этого плана?
– Не знаю – усмехнулась Рози – Думаю, Сафар. Больше некому. Равах, конечно, фигура, но не того масштаба. Исполнитель – да, но не организатор.
Я задумчиво посмотрел в сторону Ворона, мерно покачивающегося на своем коне в самом начале отряда.
– Все он понял – верно истолковала взгляд Рози – Наставник в последнее время здорово изменился, он стал еще злобнее и вреднее, чем раньше. Но не глупее, это уж будь уверен. И если он сразу же решил влезть в данную заварушку, значит у него есть на то причины. К тому же учитель наверняка знает куда больше, чем мы, и я сейчас не о вопросах магии веду речь.
Опять же – согласен. Все были в курсе того, что к наставнику периодически наведывались какие-то странные личности, как правило выглядевшие довольно отвратно и появлявшиеся с наступлением темноты. Кем они были, кто такие – никто не ведал. Мнения ходили разные, но все они сходились в одном – Ворон стремиться знать о том, что происходит там, за морем, как можно больше и использует для этого все средства, до которых может дотянуться.
Одно плохо – с нами он ничего обсуждать не хотел. На все вопросы вроде: «Мастер, а когда уже?» или «А не пора ли нам обратно?», которые в самом начале службы у Зеймура звучали довольно часто, он всегда отвечал коротко, ясно и, как правило, невероятно язвительно. Потому и спрашивать со временем перестали. Да и некогда было. Мы же все время кого-то либо догоняли, либо убивали, какие там вопросы. Выспаться бы как следует, причем желательно не на песке, а в теплой и мягкой постели.
– Поговорить бы с кем-нибудь из моих братцев – вздохнула Рози – Пусть не Гейнардом, пусть даже с Раулем. Да, он невероятно туп, он даже глупее Фалька, но это ничего. Видеть и слышать-то он не разучился, верно? Я бы из него все вытянула, до последней капельки. Не верю я в то, что Асторг просто сидит и смотрит на происходящее. Невозможно такое.
– Не печалься, Фюрьи – ободрил ее Монброн, который, оказывается, с какого-то момента пристроился за нашими спинами, и, как видно, с интересом слушал разговор – Полагаю, после того, как мы в очередной раз повоюем, появится какая-то ясность в происходящем. Я тоже склонен полагать, что все эти россказни о плацдармах и тому подобном изложены нам не более, чем для отвода глаз. Но все остальное, думаю, правда – и про Орден, и про магов, и про то, что придется сражаться.
– Подслушивать нехорошо – насупилась Рози.
– Но зато как полезно – хохотнул Гарольд – Приятно ведь убедиться в том, что ты не одинок в своем мнении. Тебе хорошо, ты всегда уверена в том, что делаешь и говоришь, а я не такой. Есть у меня порочная страсть к самокопанию.
– Ты весь – одна порочная страсть – парировала его выпад Рози – И если я начну перечислять все твои похождения хотя бы за последние пару месяцев, то боги сойдут с небес, дабы покарать тебя собственноручно.
– Глупости – отозвался Эль Гракх, до которого долетели слова де Фюрьи, произнесенные достаточно громко – Боги давно забыли про нас. Им нет дела ни до наших грехов, ни до чего-то другого. Может, они спят, может, просто мы им надоели. Или вовсе ушли по звездной дороге к пределам другого мира. Так что не переживай, Гарольд, если тебя и настигнет кара, то она придет точно не с небес.
– Если бы ты такое произнес там, в Королевствах и кто-то это услышал, то гореть тебе на костре еще до заката Солнца – нараспев произнесла Магдалена – И нам за компанию, просто потому что такое слушали.
– Меня там сожгли бы и без всяких речей – рассмеялся Эль Гракх – Просто за то, кто я есть такой. И, как верно было замечено, вас тоже. За компанию. О, глядите, кажется мы почти добрались до места. А, может, и нет. Здесь одно захолустье на другое похоже невероятно.
– Море рядом – сообщил нам Гарольд, чуть ли не со свистом втянув в себя воздух, а после расплывшись в улыбке – Этот запах я ни с чем не спутаю.
– Тогда мы точно на месте – приободрился Эль Гракх – Быстро добрались, нечасто такое случается. Я думал, что сегодня снова придется в пустыне ночевать.
– Какая дыра! – вздохнула Миралинда – Я думала, что уже повидала в наших странствиях самое дно миров, вроде Лиройских пустошей, но нет, ошибалась. Бывает и хуже.
И правда, Фаруз производил на редкость мрачное впечатление.
Приземистые дома, причем все какие-то серые, неприглядные и потрепанные жизнью, полуразрушенный храм, покосившиеся мачты нескольких кораблей, которые было видно даже отсюда. Корабли эти почти наверняка валялись на берегу, с брешами, зияющими в их черных днищах. А еще – пустые улочки, наполовину занесённые песком. Впрочем, песок тут был везде, возникало ощущение, что пустыня ведет с людьми войну, буквально осаждает их. Мало того – она выигрывает эту войну. Дома на окраине, судя по всему, уже лишились жильцов, и песок почти наполовину скрыл их от взглядов проезжающих.
– Знаете, мне кажется Сафару надо бы Линдусу еще и золотишка до кучи добавить за то, что тот это место себе заберет – тихонько произнесла Эбердин, когда мы въехали Фаруз – Кому такое счастье нужно?
– Знаешь, иногда люди воюют за еще менее ценные владения – Рози брезгливо поморщилась, мы наконец-то столкнулись с подтверждением того, что этот город-призрак все же населен. Если точнее – с немыслимо зловонной выгребной ямой – Например за склон горы, на котором кроме камней ничегошеньки нет. Или за островок в северном море. Его из края в край за пять минут пешком обойти можно, растет на нем три чахлых деревца и живет один тюлень. И что? Три года его делили, куча народу в сражениях погибла. Для войны главное не повод. Для нее главное – идея, причем желательно самая что ни на есть абсурдная. Просто в глупость люди верят быстрее и охотней. Когда мудрено – это плохо, это от народа далеко.
– Вроде того, что новому императору вот это кладбище в песке понадобилось? – уточнил Мартин, слышавший наш разговор.
– Ну да – кивнула Рози – И все, началась пляска. Мне вообще кажется, что войны изобретены не для передела мира. Их придумали для того, чтобы кровь в венах у простого люда не застаивалась. Когда он долго друг друга не убивает, то начинает думать, а ни одному толковому властителю такое не нужно. Люди ведь подумают-подумают, да и начнут потихоньку к его горлу подбираться, поскольку среди них непременно найдется тот, кто задастся вопросом – почему у короля и его окружения есть все, а у меня ничего? И не пора ли подобное положение вещей исправить?
– Ваши ученики говорят крамольные речи – вроде бы шутливо, но как-то очень всерьез заметил Равах-ага – При дворе на них бы уже писали донос. Даже не дожидаясь конца беседы писали бы.
– Я не могу запретить им думать – ответил ему Ворон – Особенно учитывая количество времени, затраченного на то, чтобы они начали это делать.
– Но вы можете запретить им произносить вслух некоторые из тех мыслей, которым лучше остаться там, в голове – предложил капитан – Я промолчу, я ничего не слышал. Но раньше или позже найдется тот…
– Раньше или позже мы все будем мертвы – перебил его Ворон – И, если продолжительность их жизни зависит от длины языка, значит так тому и быть.
– Отчего-то мне кажется, что вы не очень поверили моим словам – заметил капитан.
– Нет, просто я начинаю верить в то, что ни один из моих недотеп-учеников не позволит стражникам вот так просто взять себя живьем, не говоря уж о прогулке по эшафоту – пояснил наставник – А если такое случится, то я лично жалости не испытаю. Скорее – стыд. Это будет означать, что я зря потратил кучу времени.
Монброн присвистнул, Фальк гулко хохотнул, Рози задумчиво приподняла правую бровь, да и я был, мягко говоря, озадачен. Пожалуй, впервые за прошедшие годы Ворон столь явно сообщил, что если и не гордится нами, то, как минимум признает, что мы хоть чего-то стоим в его глазах.
Уж и не знаю, что делать после таких слов. То ли ждать, что вот-вот небо на землю упадет, то ли еще какого катаклизма. С другой стороны, теперь можно сказать, что я видел в своей жизни все. Большим чудом будет только если наш учитель еще и пить бросит. Но это уже подлинное чудо, которое по плечу сотворить только богам. А они, как верно заметил Эль Гракх, плевать на нас хотели со своих небесных высот.
Мы миновали центр городка, где наконец-то обнаружились местные жители, являвшие собой довольно жалкое зрелище. Много чего я уже в Халифатах повидал, но такой убогости бытия пока не встречал. Сгорбленные беззубые мужчины, женщины, по которым не скажешь, сколько им лет, и чумазые дети с лицами стариков, которые даже не подумали побежать за нашей кавалькадой, требуя бросить им монетку. Жуть какая. И это – жизнь? Да раймилльские нищие на фоне этих подобий людей выглядят образчиками здоровья и удачливости.
Интересно, а что сейчас было бы со мной, не ввяжись я в эту историю? Не знаю. Может, мое высохшее на солнце на виселице тело уже сожгли бы в яме, с остальными пойманными и казненными воришками. Или, если повезло, я бы попал в свиту одного из мастеров-воров и постигал тайны карманных краж.
Или сидел на Бульваре Нищих с отрубленными по локоть руками и клянчил медяки у прохожих.
Нет, мне моя нынешняя жизнь нравится больше. Хорошо, что все так вышло. Не скажу, что шансы состариться и умереть в своей постели у меня велики, их, скорее всего, вовсе нет, но все равно – я доволен.
С кораблями я угадал, теми, что гнили на берегу. Так и есть – четыре полуразвалившихся парусника, практически вросшие бортами в береговой песок, добавляли особый колорит в местный пейзаж.
Впрочем, на волнах неподалеку от берега, покачивались еще два судна, в одном из которых я сразу узнал «Луноликую Лейлу».
Два. А речь вроде шла о шести.
Та же мысль посетила и Ворона. Он демонстративно загнул два пальца и показал их капитану.
– Остальные корабли рядом – негромко ответил тот на немой вопрос наставника – Они появятся в нужный момент, тогда, когда флот Империи не сможет покинуть бухту. Нам надо не просто припугнуть этих негодяев. Нам надо их уничтожить. Точнее – вам надо их уничтожить. Мои люди готовы помахать скимитарами, но на абордаж в этих водах особо рассчитывать не приходится. Мели и рифы, как я и говорил. Вместо сближения с кораблем противника запросто можно получить камень под днище.
Он был прав. Я вырос в портовом городе, потому разбираюсь в вопросах морского боя. Пусть и не так, как настоящий бывалый капитан, но все-же.
И я понимаю, что задумал Равах-ага.
Бухта велика, но при этом вход в нее ограничен скалами, расположенными с обеих сторон, и тянущимися вдоль берега настолько, насколько глаза хватает. А внутри этой огромной бухты – узкий проход между мелями и рифами, по которому без лоцмана до города не доберешься. На корабле, разумеется. А вот на шлюпках это можно устроить запросто. Как нечего делать.
– А если десант? – спросил у капитана Гарольд, опередив меня – Посадят наши друзья из Ордена в лодки десятка три-четыре отборных рубак, усилят их парой магов – и вперед.
– Вот – Равах-ага довольно улыбнулся – Правильно. Я тоже об этом думал. Господа маги, ваша работа сделать так, чтобы эти рубаки до берега не добрались. Или максимально сократить число выбравшихся на берег врагов. Я, разумеется, оставлю тут заслон, который сможет остановить какое-то количество противника, но запас людей у меня не безграничен.
– Остальные корабли с внешней стороны скал? – уточнил Эль Гракх – Надеюсь, они хорошо спрятаны?
– Более чем – заверил его Равах-ага – Да, сразу скажу – бояться того, что они прозевают нападение не следует. Мои капитаны знают свой маневр, поверьте. В нужный момент они закроют визитерам выход из бухты, ни один не уйдет. Тем более, что у них на бортах будут ваши прекрасные ученики, которые не упустят свой шанс поквитаться с теми, кто им испортил жизнь. Да, о том, что враг на подходе нам тоже сообщат заблаговременно.
– А когда вообще все это случится? – как всегда немного скомкано, но при этом своевременно спросила Гелла – Сколько нам в этом городе околачиваться?
– Не знаю – пожал плечами Равах-ага – Думаю, день-два, не больше. Я, если начистоту, ехал и боялся того, что здесь, в Фарузе, уже хозяйничают имперцы.
Ошибся капитан. Мы просидели в этой дыре четыре дня, питаясь одной рыбой и очень противной морской капустой, прежде чем к берегу пристала лодка с двумя моряками, которые сразу же, перебивая друг друга загалдели:
– Идут! Идут! Скоро будут здесь!
– Даже перегруппировываться не станут – уверенно сообщил нам Равах-ага, глянув на утреннее солнце – Смысла нет. Сходу на захват пойдут. Про нас они не знают, лоцман у них есть, чего ждать? Все, господа маги, время.
Господа маги. Нас тут, на берегу, осталось-то – раз, два и обчелся, почти все на кораблях в засаде сидят. Ворон распределил кого куда, чтобы, значит, не только тут ударная сила имелась, но и у тех, кто будет имперцам обратный путь перекрывать. Все ребята там, при себе наставник только меня оставил. Ну, оно понятно – девушек, пусть даже и магичек, одних на корабль не пошлешь, к команде из нескольких десятков мужиков, изголодавшихся по любви и ласке? И даже запрет Раваха, боюсь, им указом не будет.
А вот кулак Фалька или клинки Эль Гракха, в компании с магией запросто могут остановить особо любвеобильных особей. И, наверное, даже остановили, слышал я две ночи назад какие-то вопли, несущиеся со стороны моря. Видать, крепко кому-то досталось, если страдальческие излияния были слышны даже на таком расстоянии.
Местные, правда, наутро шептались, что там, за бухтой, за скалами, орал морской демон, предвещая невероятные беды всем живущим в Фарузе, но веры им мало. И потом – на мой взгляд хуже, чем есть, им быть просто не может.
– Фон Рут, чего стоишь? – рявкнул Ворон – Вперед, вперед! Тебе с капитаном Равахом идти на «Луноликой Лейле». Ты и Магдалена наша ударная сила!
– Как – мне? – даже потряс головой я, рассудив, что чего-то не так услышал. Или не так понял – Наставник, вы же говорили, что моя позиция – здесь, на берегу. Я должен был уничтожать живую силу противника в том случае, если они захотят высадиться на берег с лодок!
– Передумал – Ворон поплотнее закутался в плащ – Я сам тут останусь. А вы – вперед, на флагманский корабль. И помните – именно от вас двоих зависит самое главное – начало боя. Сделаете так, чтобы противник растерялся, перестал верить в себя – победа наша. Оплошаете – на вашей совести будут смерти наших союзников, и, возможно, ваших друзей.
– Пора – подтолкнул нас к лодке Равах-ага – Нам еще надо успеть отойти к скалам так, чтобы эти мерзавцы сразу нас не заметили. Внезапность – половина успеха.
Чего скрывать – я немного растерялся. Даже не немного, а очень сильно. Одно дело готовиться держать оборону против нападающих на родной твердой земле, и совсем другое – самому атаковать врага на море. Кто-то возможно скривит губы и скажет: «Ты маг или нет? Какая разница? Либо умеешь, либо не умеешь». Умею. Но не надо забывать о том, что некоторые заклинания на воде и на земле дают разный эффект. Магия огня действует немного по-другому, ее сила изрядно уменьшена, а вот магия воды, напротив, может принести неожиданные сюрпризы в виде каких-то новых свойств, казалось бы, давно знакомых тебе заклинаний.
С магией же воздушных стихий надо быть особенно осторожным, это Ворон особо отмечал. Запросто можно словить зеркальный урон. Это когда сотворенное тобой заклятие принесет вред не только врагу, но и тебе самому. Например, направил ты в противника обычный «Воздушный кулак», не самое сложное заклятие, а часть элементаля ветра, заключенная в нем, взяла, да из вредности и закрутила корабль-жертву так, что тот в тебя врезался. Они такое любят, им маг-призыватель не сват и не брат, им его погубить в радость. На земле такую штуку не проделаешь, а в море – запросто. Вода – родственная стихия, кругом простор, шали – не хочу. И в результате хруст сцепившихся бортов, треск ломаемых мачт, бреши в днище, вопли летящих за борт людей.
– Эраст – подергала меня за рукав Магдалена – Эраст, ты чего?
Я понял, что она имела в виду. Она хотела уточнить: «Ты что, не уверен в том, что у нас все получится?». Нет, будь на ее месте Аманда, та бы напрямую заявила, что я просто струсил. Но это Магдалена, ей такое и в голову не придет. Хотя по ее голосу было ясно, что ей самой здорово не по себе.
– Задумался – потер я щеки ладонями – Неожиданная новость.
– Не то слово – вздохнула девушка, которая, кстати, тоже должна была остаться здесь, на берегу. На «Луноликую Лейлу» с Вороном отправилась бы Гелла, что вполне объяснимо – Пойдем? Вон, капитан уже злые рожи нам корчит, плюнув на восточную вежливость. И учитель злобно в платок сморкается. Это очень, очень плохой признак.
Лодка отвалила от берега, моряки дружно налегли на весла, Ворон прощально помахал нам платком, плюнул на песок и отправился под навес, допивать свой последний кувшин вина. Нет-нет, он не собирался таким образом готовиться к смерти. Просто у него запасы все вышли. Он уж и экономил, и Раваху-аге долго рассказывал о воинском братстве и о том, что у матерых служак все общее, а особенно вино, но результат оказался плачевный – выпивка у него все равно закончилось. Может, именно потому он по дороге Рози шуганул, которая прозевала все на свете, и теперь спешно бежала к линии прибоя, забавно приволакивая вязнущие в песке ноги и размахивая рукой, отчего-то только правой. А, вот в чем дело! Это она мне кулак показывает. Как трогательно и мило!
В отличии от наставника, самое ближайшее будущее которого виделось более-менее ясно, нам с Магдаленой в данный момент было куда хуже.
Ответственность – вот что нас тяготило в первую очередь. Наставник сейчас опохмелится и будет следить за битвой с берега, наши соученики присоединятся к сражению в тот момент, когда оно уже вовсю будет громыхать – им всем хорошо. Условно, разумеется, но тем не менее.
А от нас двоих зависит то, каким образом эта битва вообще будет развиваться. Победу разделят все, а поражение точно повесят только на нас. Разумеется, при условии, что мы вообще живы останемся.
Лодка подошла к кораблю, мы по шаткой веревочной лестнице вскарабкались на палубу – и это все было словно во сне. Я судорожно искал ту мысль, ту искру, ту пусть шаткую, но основу, которая поможет мне выстроить план дальнейших действий. Искал – и не находил. Десятки названий заклятий вспыхивали и тут же гасли в моей памяти. Не то, все не то.
Слишком много «но», слишком много условий, которые надо соблюдать.
Если бы все строилось только на «убить», то жизнь стала бы куда проще. Сжечь их ко всем демонам – и все.
Но – нет. Раваху нужны пленные, а, значит, как минимум один корабль должен уцелеть. Это обговаривалось отдельно, я присутствовал на данной беседе и лично слышал вороновское: «Договорились».
И еще – с той стороны тоже будут маги. Они не станут безропотно ждать смерти, они ответят. Вот у них-то сдерживающих факторов не будет, это точно.
Ворон – вот кто точно знал бы, что делать. Но он там, на берегу, вместе со своими познаниями в магии и идеями проведения грядущего сражения.
Семь демонов Зарху! Может, я надоел ему до такой степени, что он просто решил от меня избавиться? А что, беспроигрышный вариант. Утонул фон Рут – и концы в воду. Может, на второй корабль, что качался на волнах рядом с «Луноликой Лейлой», он потому никого и не послал. Чтобы свидетелей не было.
– Эраст, я жду – потеребила меня Магдалена – Командуй.
– Чего? – не понял ее я.
– Там был главным учитель – показала на берег девушка – Здесь его нет, значит главный – ты. Что скажешь – то я и сделаю.
– Заметил под волнами зеленые пятна? – подойдя к нам, положил мне руку на плечо Равах-ага – Вон, вон они, смотри, как от солнца бликуют. Это – подводные рифы. А теперь гляди вон туда, там такого нет. Следи за пальцем
Я выполнял то, что мне велел капитан, сообразив, о чем он ведет речь.
– Вот это и есть тот самый фарватер – пояснил он – Суда противника пойдут по нему, один за другим, караваном. Влево-вправо сильно не вильнешь, это смерти подобно, хотя разворот на обратный курс сделать можно. Ну, я это не раз повторял, думаю, ты все усвоил.
Стоп. Караваном. Один за другим. Если запалить первый и последний корабли, то никуда остальные не денутся.
Нет, последний нельзя. Огонь и дым помешают остальной флотилии Раваха принять участие в бою.
– Голубь – крикнул один из моряков – Капитан, смотри, голубь!
И верно, над скалами парил белокрылый голубок, с головой, окрашенной в черный цвет.
– Сигнал – пояснил мне Равах-ага и кровожадно оскалился – Наши друзья на подходе, скоро будут здесь. Пожалуйте на нос корабля, господа маги. Настал час вашей славы!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий