Поглотитель

Чёрная Планета

– Кто ты и что тут делаешь? Откуда ты узнала про это место?
Лена очнулась. Боль пронзила глаза до самого мозга. Вокруг был яркий свет, она закрылась руками. Голос, что звучал в голове, был реален. Он что-то спрашивал, но она не могла ничего понять. Где она и что с ней случилось?
– Как ты сумела попасть к нам? Это невозможно.
Лена привстала на кровати. Глаза начали фокусироваться. Она видела четыре стены, потолок и пол. Всё белое, словно из прямоугольных плит метр на метр. Ни дверей, ни окон. Лишь она в помещении, и этот голос. Откуда он идёт?
– Почему ты не хочешь отвечать?
– Кто вы? – спросила Лена. Она перестала держать руку у лица. Свет немного стих, и глаза подстроились под него, по памяти вспомнив, что такое яркое освещение. Давно она не видела подобного света. Очень давно.
– Мы те, о ком не говорят. Мы в том месте, которого нет. Вас не должно быть тут. Как вы смогли сюда попасть?
Лена пыталась вспомнить, что произошло. Яркая вспышка, и резкая темнота. Они что-то делали в глубокой шахте. Ей припомнился голос Толика:
– Не подходи к нему, не подходи к нему близко!
Она пыталась припомнить что-то ещё, но не могла. Она сидела на кушетке, у стены. Яркие прямоугольные плиты светились изнутри, наполняя помещение искусственным светом. Уже много столетий источником света и тепла был в основном огонь. Крошечные остатки ядерных батарей люди держали про запас. Лена прикоснулась к стене, ощутила твёрдость и гладкость стекла. Непрозрачного стекла. Тонкий стук от прикосновения и она заметила кольцо на руке. Безымянный палец теперь был одет. Она посмотрела на кольцо.
– Прохор, – сказала она сама себе, и резко всё вспомнила. Она вспомнила последние мгновения перед темнотой. Они втроём находились в шахте. Лена стояла сбоку и глядела как Прохор подошёл к какому-то предмету. Квадрат из металла с человеческий рост, найденный среди миллиардов тонн угля, в глубине планеты. Толик кричал, чтоб Прохор не подходил, но Прохор был упрям по своей натуре. Он прикоснулся к кубу и свет залил часть тоннелей, ослепив всех.
– Кто такой Прохор? – спросил голос. Лена не ответила, она прокручивала воспоминания в голове. Всё пролетало с бешенной скоростью, возвращая ей память, и заставляя руки потеть.
Когда человечество утратило счёт годам, а звёзды в иллюминаторе корабля мелькали так быстро, что им не успевали давать названия, тогда людям встретилась Чёрная планета. Сперва они думали, что это конец вселенной. Впереди была сплошная темнота, и ничего больше. Но вскоре стало ясно, что это планета. Она была огромна. Диаметром больше чем диаметр орбиты Плутона. Люди, удивлённые такими размерами, поселились на соседней планете. Началась колонизация. Всё это Лена помнила из историй, что ей рассказывали. Из-за черноты планеты света было очень мало. Но было много минералов, ведь планета состояла из сплошного угля и полезных ископаемых. Углем его назвали условно, ведь он горел в 104 раза дольше, чем земной уголь, и света давал больше. Запасы ядерного топлива подходили к концу, и люди решили сделать привал на небольшой планете, названной Земля-2. Она не была похожа на их старый дом, но за неимением лучшего варианта остановились на этом.
Добыча угля продолжалась круглые сутки. Безостановочно. Всё это длилось много лет, прежде чем один учёный не заметил закономерность. Чем глубже копать, тем материал лучше, и КПД выше. Началось внедрение вглубь планеты. Это было сложно. Техника уставала, а глубина была невообразимой, но добытый ресурс окупал себя в разы. Люди мирно жили на Земле-2 и поедали фрукты, коими была обеспечена их небольшая планета. Уголь было решено использовать в альтернативу ядерному топливу, на котором работали двигатели. Эта разработка была в процессе. Но не всё было так просто. Глубина шахт Чёрной планеты была катастрофичной. Сотни лет спустя, когда Лена родилась в колонии на Чёрной планете, и жила там, радуя родителей – простых рабочих шахты, случилось нечто. Стали исчезать шахтёры. Иногда по несколько человек, иногда целыми бригадами. Паника охватила всю планету. Стали обсуждать эту проблему глобально. В тот день, когда Лена потеряла родителей, ей было всего шестнадцать лет.
Шахту частично закрыли, и начали углубляться в другую сторону, со сжатыми зубами перечисляя виновных и все неприличные слова, что были в арсенале руководящих сотрудников.
– Кто такой Прохор? – настаивал голос.
– Это мой…
На языке вертелось слово «парень». Но неожиданно Лена вспомнила о кольце. В тот день, пред спуском, они занимались любовью. Лена была сверху. Прохор знал о её темпераменте и позволял ей командовать положением. Это ей нравилось. В шахте они должны были пробыть две недели. Спуск занял двадцать шесть часов. Они использовали восемь лифтов.
Когда Лена, Прохор и Толик спустились, и дно последнего транспорта опустилось на твёрдую породу, они обнаружили пустоту. Тишина, словно они застали этот мир за обедом. Пустые помещения. Было лишь эхо. Не было звуков шепота или стука инструмента. Полнейшая тишина, пугающая до жути.
Толик пошёл вперёд.
– Иди, мы догоним тебя, – сказал Прохор, и повернулся к Лене, – я хочу чтоб ты взяла это, и не снимала.
Лена разжала ладонь. В ней было кольцо. Она посмотрела в глаза парню.
– Я хотел подарить тебе его тут, чтоб с этим забытым Богом местом у тебя были хорошие ассоциации. Не обижайся на меня. Я люблю тебя, ты знаешь это.
Лена обняла его и начала целовать.
– Это предложение? – спросила она.
– Да, – ответил он, подумав лишь секунду.
Затем они догнали Толика. В тот день, никого не обнаружив, они очень удивились. В тоннелях не было людей. Они шли к месту предыдущих раскопок. По дороге попадались брошенные инструменты, каски, но ни одного следа человека. Лампы на потолке трещали, как помехи телевизора. Подходя к месту, Прохор увидел ЭТО.
– …это мой возлюбленный.
– Вы были вместе? – спрашивал голос.
– Да.
– С вами был ещё кто-то?
– Да. Был. Хороший друг Прохора, Толик.
– Почему вы там находились?
– Мы пытались добыть себе минерал, чтоб обеспечить теплом наши семьи. Но что-то случилось. Мы наткнулись на что-то необычное.
– Вы наткнулись на защитника. И теперь ваша жизнь под вопросом.
– Где я нахожусь?
– Ты сойдёшь с ума, если я попытаюсь объяснить твоё местоположение.
– Я умру?
– Нет. Мы оставим тебе жизнь, но тебе предстоит сделать выбор. Дружба или любовь. Подумай, что выберет твой возлюбленный. Либо ты выживешь, либо нет. Если да, скажешь, чтоб к центру нашей планеты не лезли.
– Хорошо.
Лена помолчала, глядя на матовые светлые плиты вдоль стен и потолка. Она задумалась о судьбе парней.
– Что случилось с двумя другими ребятами?
– Они живы.
– Какой выбор мне предстоит сделать?
– Ты поймёшь, если захочешь жить.
– Что будет теперь?
– Больше ничего не будет. Делай свой выбор.
Лена не успела ничего ответить. Свет залил помещение, она закрыла глаза. Затем наступила темнота. Появился холод, и дрожь. Дрожь шла отовсюду, будто Лена была внутри отбойного молотка. Она открыла глаза, было темно. Лишь отдалённая лампочка у двери тускло светила. Дверь была грязной. Помещение, где она очнулась, было тёмным, наваленным разным хламом. Повсюду стояла мебель, сумки, мешки, а так же ящики. Всё было упаковано с наклеенными ярлыками. Слева она видела иллюминатор, в котором блестели звёзды. Громкий треск корпуса раздавался отовсюду. Лена поняла, что она на борту космического корабля. Скорее всего, грузового. Она поднялась на ноги и прошла к двери. Дверь была заперта.
– Лена! – услышала она голос за спиной. Сзади она увидела Прохора. Он вышел из-за наваленной кучи сумок. Резкие объятия и долгий поцелуй проскочили в тихом гудении двигателей. Сбоку появился Толик. Он подошёл к двери, и теперь они втроём стояли в свете лампочки. Толик начал дёргать дверь, намереваясь открыть её, и преуспел в этом.
– Где мы находимся? – спросит Толик.
– Я не знаю, – ответил Прохор.
Они прошли по коридору к кабине пилота. Дверь была не запертой, и болталась из стороны в сторону. Внутри, на полу, лежали два трупа. Бесчисленное множество огоньков горело на панели управления, штурвал ходил в разные стороны, как расшатавшийся маятник. Через лобовое стекло они видели приближающуюся поверхность. Высота была около пяти тысяч метров. Они падали вниз. Лена схватила Прохора за руку.
– Что делать Проша?
– Я не знаю.
Он стоял и удивлёнными глазами смотрел на приборы. Сзади к ним подошёл Толик, и протолкнулся к штурвалу.
– Нам нужно попробовать связаться со станцией, или выровнять корабль, – сказал Толик, и уже пристраивался на месте пилота. Он сел в кресло, глупо смотрел на вращающийся штурвал, не решаясь прикасаться к нему руками.
– Ты умеешь летать? – спросила Лена.
– Нет. Но это наш единственный шанс.
Лена нервничала. Она глядела на бесполезные попытки Толика выровнять управление, и теряла надежду. Земля приближалась, вертясь перед стеклом. Они были в бесконтрольном падении. Прохор пытался связаться со станцией, надев наушники, но ему никто не отвечал. Лена отошла к проходу, и глядела на красную лампочку, мигающую в середине коридора. Дверца была приоткрыта. Она подошла к дверце, заглянула внутрь.
– О Боже! – прошептала она, прикрыв рот рукой. Она опасливо оглянулась, и побежала к кабине пилота, держась за стены. Корабль начинал разваливаться на части от вибраций. Она держалась рукой за дверцу кабины, и прикоснулась рукой к возлюбленному.
– Проша, пошли. Я тебе покажу кое-что.
Прохор удивлённо уставился на неё, затем посмотрела на Толика, державшего в руках штурвал.
– Пошли, Проша. Это важно.
При этих словах Толик недолго оглядел их глазами, и вновь уставился в стекло.
– Что ты хочешь показать?
– Проша, прошу тебя! Пошли!
Прохор недовольно глянул на друга, и пошёл за тянущей его женщиной вдоль шатающегося коридора. Они пришли к мигающей лампочке, где на двери было написано:
Аварийная капсула для экипажа.
За раскрытой дверью было два места. Сиденья с ремнями и шлемами. Между ними рычаг катапультирования. Прохор осознал, что места только два, и глянул на Лену.
– А Толик?
– Мы не сможем взять его, прошу тебя Проша. Он поймёт!
– Нет! Я не могу его бросить. Пусть он сядет посредине. Я буду его держать! Это наш шанс! Я себе не прощу, если брошу его!
Корабль резко дёрнуло, и они едва удержались на ногах, схватившись за выступ двери. Прохор пошёл к кабине пилота, упираясь о стены.
– Проша! Прошу!
Но он словно не слышал, продолжая идти к другу, игнорируя девушку.
– Критическая высота. Персоналу немедленно эвакуироваться! – пронёсся металлический женский голос вдоль коридора. Лена в последний раз крикнула, и вбежала в капсулу. Она села в кресло, и принялась пристёгиваться. Всё вокруг дребезжало и дёргалось. Руки дрожали, волнение достигло пика. Казалось, что голова сейчас начнёт дымиться от напряжения.
– Лена! Лена! – доносился голос Прохора.
– До столкновения осталась минута. Персоналу немедленно эвакуироваться!
Лена подождала несколько секунд, и успела заметить, как два силуэта стояли в дверях, и пытались протолкнуть один другого. Прохор толкал Толика, а тот не желал занимать место, предназначенное другу. Лена взглянула в глаза Прохору…
…либо ты выживешь, либо нет…
… и дёрнула за рычаг катапультирования. Дверь капсулы резко закрылась, отрезав несколько пальцев державшему её Прохору. Капсула взлетела вверх. Лена ощутила давление. Всё вокруг расплывалось, и прижимало её. В ушах было гудение. Около десяти секунд она ждала, затем постепенно всё уравновесилось. Она ощутила облегчение, и поняла, что капсула плавно опускается на поверхность планеты. Где-то вдали она слышала ужасный грохот, капсулу затрясло, будто великан играл ею в теннис. Вскоре всё смолкло. Осталась лишь тишина, и звуки истерического плача, который Лена не могла прекратить.
– Не добывайте уголь с глубины Чёрной планеты! – сказала Лена, схватив подошедшего врача за шиворот. Она лежала в палате и только несколько минут назад очнулась. Первое что она хотела сообщить, и ради чего осталась жива это сказать о табу на мародёрство планеты. Врач аккуратно убрал её руку со своего халата, и прижимая её ладонь, плавно опустил.
– Не переживайте, всё нормально. Тут нет никаких Чёрных планет. Вы потерпели аварию грузового судна Баллистика 81. Вы единственная кто выжил.
– Вы слышали о том, что я сказала?
– Девушка, успокойтесь. Вам нужно отдохнуть. Я всё прекрасно слышал. Но Чёрной планеты вам не увидеть.
– Разве я не на Земле-2?
В глазах доктора маячило упрямое отрицание.
– Где я?
– Вы на Палиозасе. Грузовой планете, служащей промежуточной остановкой для дальнобойщиков. За Чёрную планету можете не переживать, она до вас не доберётся. Отсюда до неё лететь сто пятьдесят восемь световых лет.
Лена молча глянула в глаза врачу. Он продолжал держать её за руку и ощутил прошедший по ладони страх. Кольцо на руке блеснуло в свете лампы, и врач обратил на него внимание.
– Вы замужем?
– Больше нет. Я вдова.
Лена откинулась головой на подушку, и закрыла глаза. Врач взял её ладонь обеими руками и немножко прижал.
– Примите мои соболезнования, – сказал он.
Они встретились взглядами, и Лена только сейчас обратила внимания на то, насколько врач молод. Через четыре месяца они поженились. Кольцо, которое ей подарил Прохор она так никогда и не сняла.
Август 2016
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий