Зазеркальные близнецы

Книга: Зазеркальные близнецы
Назад: 18
Дальше: 20

19

«Да, Полковник, конечно, голова, этого у него не отнять»,– думал Илья Евдокимович, откинувшись с закрытыми глазами в автобусном кресле.
Несколько часов назад, пройдя через ворота между мирами, или, выражаясь научным языком, локал, неподалеку от моста на второй Сибирской автотрассе и вкратце оценив обстановку, он сразу понял, что Бежецкий его на выходе отнюдь не ожидает. Локал действительно оказался слабеньким, если судить по тому, что за ним, Колосовым, и бойцом группы захвата, прошедшим ворота первым, никто не последовал, хотя запланирован был переход шести сотрудников. Пропустив только двоих, локал закрылся на неопределенно долгое время, а может быть, и навсегда, и поделать здесь ничего было нельзя. Сообщив обстановку по спутниковому телефону (непосредственная телефонная связь между мирами была физически невозможна, но Илья Евдокимович знал, что уже через несколько минут Полковник получит сообщение, принятое на части базы, расположенной по эту сторону барьера, и переданное через стабильный локал в записи), Колосов решил преследовать Бежецкого в одиночку, так как оправдать в глазах начальства его могли только самые решительные и, главное, успешные действия. Поэтому он просто-напросто остановил проходящий автобус, следующий по маршруту Челябинск—Златоуст, и присоединился вместе со своим спутником к пассажирам. Так как ближайшим к месту перехода относительно крупным населенным пунктом был именно этот уральский город, вполне вероятно, беглец его не миновал. Вспомнив свой облик после двухдневных поисков, майор мстительно улыбнулся. На маршруте Бежецкого были обнаружены несколько лоскутов от его одежды, а прямо у двери – пиджак. Почему беглец не взял его с собой, а предпочел миновать локал чуть ли не «голым и босым», осталось загадкой. Документов в пиджаке, к сожалению, не оказалось, иначе Илья Евдокимович знал бы, где искать ротмистра наверняка: в ближайшем полицейском участке. Однако все равно шансы на перехват беглеца именно в Златоусте были очень высоки.
Пять—десять помощников были бы очень кстати, но, раз уж данный локал оказался таким хилым, приходилось обходиться теми силами и средствами, что имелись в наличии. Тем более что объектом был представитель высшего общества и вряд ли сразу после достижения цивилизованных мест отправился бы скрываться в трущобах. Бежецкий, судя по всему, был голоден как волк, да к тому же смертельно устал. Илья Евдокимович хорошо помнил солидную сумму, содержащуюся в его бумажнике и на кредитных картах, поэтому, скорее всего, беглец остановится в самом дорогом заведении, а до того должен будет приодеться и, если принимать во внимание сведения о его хорошем вкусе и высоких требованиях к одежде, не на каком-нибудь блошином рынке. Колосов отправил подручного на железнодорожный вокзал и автостанцию, выяснить – не покупал ли или не заказывал билетов некий Бежецкий Александр Павлович, а сам кинулся по высококлассным магазинам и ателье.
Липовое удостоверение сотрудника столичной спецслужбы, невиданное в этом провинциальном городке, располагающий к доверию вид добродушного толстяка и щедро раздаваемые купюры разного цвета и достоинства в конце концов сыграли свою благотворную роль: фотографию Бежецкого опознали хоть и не в первом, но в одном из первого десятка магазинов, намеченных к проверке. Страшная, но весьма правдоподобно рассказанная байка о неуловимом маньяке-педофиле, к тому же совершенно сумасшедшем и одержимом манией убийства, кровавый след которого тянулся аж от самого Санкт-Петербурга, выдуманная Колосовым на ходу, сразу же заставила свидетелей-приказчиков сменить извечно русское сочувствие и жалость ко всем беглецам вполне искренней ненавистью. Необычного взлохмаченного и босого покупателя в рваных, но некогда дорогих брюках и полицейской куртке на голое тело, высаженного вчера под вечер у стеклянных дверей известного на весь Златоуст бутика дорожными полицейскими, помнил чуть ли не весь магазин, сбежавшийся поглазеть на бесплатное представление. Илье Евдокимовичу даже притащили с заднего двора фирменный пакет с обносками «маньяка», благо мусор еще не успели утилизировать. В лохмотьях Колосов с уверенностью опознал пару к изодранному пиджаку, собственноручно найденному им у слияния рек. Ошибки быть не могло.
Колосов успешно проследил весь недолгий путь ротмистра от магазина «Готовое платье от г-на Шоврозе из Парижа. Мешочников-старший и сыновья», где тот приобрел полный комплект одежды, обуви и белья, до гостиницы «Отель Амбассадор». Осторожно выяснив у пронырливого портье, что в данный момент искомая личность находится в своем номере и не велела беспокоить до утра, Илья Евдокимович наконец-то смог вздохнуть с облегчением и отозвать бойца, безуспешно обшаривающего следом за вокзалом автобусную станцию. Теперь оставалось только вызвать группу захвата со здешней части базы, и все: мятежного ротмистра – под замок, а самому – в знакомое уютное кресло, гладить верного кота и… не только. Конечно, от Полковника можно ждать всякого, но, думается, он тоже считает, что победителей не судят…
Илья Евдокимович занял удобное для наблюдения место за столиком уютного кафе неподалеку от входа в гостиницу и, заказав пару кружечек местного легкого пивка, тарелочку малосольного хариуса и ржаные сухарики, принялся обмозговывать создавшуюся ситуацию со всех сторон.
Через некоторое время линия действий, выбранная первоначально, начала его смущать и уже не казалась единственно верной.
Безусловно, возникший было план хорош, слов нет, но вдруг ротмистр решит отправиться далее прямо сейчас, сию минуту? Группе захвата все равно нужно какое-то время, чтобы добраться сюда с горной базы– вертолет здесь не применишь…
То ли пивные пары, то ли эйфория от легкого успеха были тому причиной, но Илью Евдокимовича вдруг пронзила простая и ясная мысль: «А может, попробовать стреножить беглеца самому?»
А что, Бежецкий сейчас безоружен, судя по его досье, не очень уважает боевые искусства, обладает довольно флегматичным характером… Колосов же, напротив, опытен, несмотря на поднакопившийся в последнее время жирок, силен, да и вооружен до зубов. Чем черт не шутит? Зато после такого триумфа Полковник наверняка смягчится. А там, чем черт не шутит, недалеко и до повышения…
Илья Евдокимович допил пиво, связался по мобильному телефону с базой, сообщив парой кодированных фраз об успехе, и, расплатившись с официантом, решительным шагом направился к прозрачным дверям гостиницы…

 

Через полтора часа группа захвата, закамуфлированная под местную полицию, выбив дверь, ввалилась в гостиничный номер. Судя по явным признакам: перевернутая и поломанная мебель, разбросанные вещи, разбитое зеркало и раковина в туалете – в номере совсем недавно происходило побоище наподобие Ледового или Ватерлоо. На широкой же кровати тяжело ворочалось и мычало что-то с головой накрытое одеялом.
Полковник стремительно подошел к ложу и резким движением сорвал скрывавшие неведомую живность покровы. На него, мучительно мыча, умоляюще таращил глаза красный как рак Илья Евдокимович Колосов собственной персоной, вполне профессионально перетянутый, как лионская колбаса, разорванной на полосы тюлевой занавеской. Под глазом майора, зловеще набухая, зрел громадный фингал. Полковник протянул было руку к скомканному платку во рту жертвы, но передумал на полпути и, снова аккуратно накрыв одеялом силящегося что-то сказать майора, обернулся к сопровождающим:
– Это… забрать. Срочно свяжитесь с Петербургом и передайте мой приказ: операцию форсировать. Я немедленно вылетаю туда первым же рейсом.
Не обращая более внимания на умоляющее мычание Колосова, Полковник стремительно покинул номер.
Назад: 18
Дальше: 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий