Девятый герцог империи

Часть вторая

Чем ближе мы подъезжали к Римхолу тем отчего-то тревожней мне становилось на душе. И все меньше хотелось болтать… Приходилось буквально пересиливать себя, чтоб продолжать поддерживать с Энжель непринужденный разговор. Хорошо златовласка как-то уловила мое состояние и сама вскоре умолкла. Одному поганцу бесу все было нипочем — как радостно скалился — так и продолжает скалиться. И аж сияет, скотина… ровно начищенный до блеска медяк. Еще и едва ли лапки не потирает в предвкушении чего-то эдакого, паразит… И то с хитрецой покосится на меня, то перепрыгнет к окошку да нетерпеливо выглянет в него — не иначе как с целью узнать далеко ли нам еще катить до Римхола. Ну прям не терпится ему, паршивцу, судя по всему, посмотреть на то как я буду с Кейтлин объясняться на счет взятой над Энжель опеки… полной…
Но, как ни крути, а все когда-то заканчивается. Подошло к концу и наше путешествие, в последний момент непредвиденно затянувшееся на целых полдня. Которые мы убили на разбирательства с разъездом егерей после боя со злодеями и сбор трофеев. Впрочем, это мы еще быстро со всем этим разделались… Мытарств было бы куда больше, не обнаружься в потайном отделе дорожной сумки одного из этих уродов, кое-что из безусловно запрещенных к владению предметов — пара безвкусных ожерелий, являющихся так называемыми «уздечками ментального повиновения». После такой находки егеря уже не выражали сомнений в правдивости поведанного нами рассказа о причинах имевшего место быть конфликта с другими путниками. Так что ограничилось все нашими показаниями на бумаге…
Ну да, так или иначе, а вот мы — у Римхола. Совсем неподалеку от въезда в который, прямо у городской стены, большая стройка кипит. Лесов наставлено — тьма! Это, надо понимать, Кейтлин распорядилась возвести пристанище для трофейных виверн. Что вполне здравая придумка — не в город же их тащить? Эдак из Римхола весь люд мигом разбежится, если ему придется вместе с плотоядными ящерами жить… А так будут вроде как виверны и за крепостной стеной, и в тоже время под рукой.
Однако, когда дилижанс остановился у ворот, я поинтересовался в первую очередь не тем, как продвигаются дела со строительством жилья для крылатых ящеров, а тем не произошло ли в мое отсутствие чего… Нового нападения на Кейтлин с целью ее похищения, к примеру. Когда же меня заверили что все в полном порядке и ничего такого не случилось, то я не смог удержаться чтоб не перевести облегченно дух. И некое напряжение, накопившееся за время продолжительной поездки и не дающее расслабиться, отпустило меня… Что привело к тому, что я даже чутка повеселел.
— О-о, а это что? — с любопытством спросила меж тем выглядывающая в окошечко Энжель.
— Это?.. — выглянул наружу и я, и обнаружил, что дилижанс вкатил уже на центральную площадь Римхола. А там у нас давно уж возводится скульптурная композиция из белого и розового мрамора, изображающая одну могущественную и невероятно красивую магессу и поверженного ею грозного огнедышащего дракона… Нет, до завершения работы еще конечно далеко, но основа уже создана. Осталось обработать камень — чешую там крылатому ящеру прорезать, да девушке вывести черты лица, и даже несведущий человек легко угадает в этой композиции Кейтлин и Алого. Но пока это немного затруднительно для того, кто впервые в Римхоле и не знает здешних легенд. Так что я не стал озадачивать Энжель, а просто сказал ей:
— Это моя дражайшая невеста на охоте изображена…
Златовласка же озадаченно произнесла: — Драконы что, и правда такие большие?..
— И даже больше, — уверил я ее. Чуть поменьше реального Алого вышла его скульптура у мастеров-камнетесов, да. Видимо потому, что полноразмерный дракон, грозно раззявивший пасть и распахнувший крылья почти всю площадь занял бы…
Ну да не суть. Мы ж уже подъехали к дому градоначальника! Не к парадному входу, а к черному, правда. Это я распорядился заехать со двора. Чтоб особого внимания не привлекать.
Вскоре дилижанс остановился. Приехали. И, собравшись с духом, я вышел. По сторонам сразу же посмотрел, но не приметил никого кроме пары слуг. Что не могло не успокоить меня. И я, облегченно улыбнувшись, руки пару раз стороны развел, разминаясь после долгой поездки… Да так и замер. Ибо в этот момент из пролома в стене, отделяющей владение римхольского градоначальника от соседского, своей обычной стремительно-летящей походкой вышла ди Мэнс… за которой едва поспешала пара работяг из тех, что занимались разбором определенных под снос строений.
Кейтлин была: в темных полотняных штанишках, обтягивающих ее длиннющие и изумительно стройные ножки; в низеньких кожаных сапожках, на невеликом каблучке; легкой курточке нараспашку, слишком короткой для того чтоб прикрыть девушке даже зад; вязанном черном свитере, с высоким воротом под горло, плотно облегающем тело и оттого подчеркивающем восхитительно тонкую талию девушки и ее высокую — у-у-ух! такую грудь; да еще в шляпке полумужского фасона с заткнутым за ленту коротким иссиня-черным пером. Безупречно в общем, одета, как всегда. И как обычно — довольно провоцирующе…
Миг, другой, и невероятные зеленые глазищи, взирающие с обрамленными крупными черными локонами совершенного лица, уставились на меня…
— О, Кэрридан, ты уже вернулся!.. — издала Кейтлин чуть сдавленное восклицание, в котором мне почудились откровенно радостные нотки. И улыбнулась…
А я, я просто задохнулся от восторга, подумав про себя: «Ну до чего же, до чего же она умопомрачительно хороша! Настолько, что ее даже ненадолго оставлять нельзя! А то потом приходится бороться с последствиями шока и заново привыкать к нечеловеческой красе этой несомненной суккубы!»
Пока я, позабыв абсолютно обо всем, любовался обольстительной демоницей, она стремительно приблизилась ко мне с открытой, приветливой улыбкой на лице. И… И коснувшись правой рукой моего левого бока, приложилась своими восхитительными перламутрово-алыми губами к моей щеке… Улыбнулась еще шире, глядя на меня, в немом изумлении взирающего на нее. А затем, не отстраняясь сильно, аккуратно потерла большим пальчиком поднятой вверх руки мою щеку в месте где она загорелась от прикосновения мягких девичьих губ — стирая оставленный помадой след… Одновременно с этим дружелюбно спросив: — Все в порядке? Помог своему другу?..
— Э-э… — даже не поняв прозвучавшего вопроса, растерянно проблеял я, до того меня поразило явленное Кейтлин расположение ко мне. Нет, конечно, после эпического боя с льдистым драконом и командой охотников на чужих демониц наши отношения с невестой значительно улучшились… Но я даже не ожидал что настолько…
Впрочем, мой ответ на этот вопрос и не потребовался. Ибо в этот момент из кареты вылезла Энжель… Увидев которую, Кейтлин аж отшатнулась от меня. И, вперив взгляд резко сузившихся глаз, в смущенно потупившуюся и сложившую ручки златовласку, отрывисто вопросила: — Стайни?.. Что все это значит?..
— Ну… это вот, собственно, и есть мой друг… который в помощи нуждался… — как-то скомкано объяснился я, смешавшись под обратившимся на меня взыскующим взором нечеловеческих очей демоницы и забыв все что готовился по такому случаю сказать.
— Что?! — заблистали молнии в стремительно потемневших глазах Кейтлин. И, порывисто вздохнув, она тут же гневно вопросила: — Но что она делает здесь?!
— Ну-у… мне пришлось… взять ее под опеку, — попытался я немного сгладить острые углы своего деяния.
— Полную, — зачем-то некстати вмешалась-уточнила до того деликатно помалкивавшая Энжель.
И я непроизвольно попятился. Когда в исказившихся чертах лица моей дражайшей невесты проглянуло что-то воистину демоническое… А сама она, взирая на меня чернющими как ночь очами, прорычала задыхаясь от ярости:
— Убью… Убью мерзавца!..
Сие страшное обещание, в котором совершенно отчетливо читалась жажда чьей-то лютой смерти, меня аж до самой печенки пробрало. Я даже непроизвольно сделал еще пару шагов назад, отступая от разъяренной демоницы, руки которой до локтей объяло призрачно-алое пламя, а глазницы ее словно начали его источать!
Не готов я оказался к такому повороту событий, не готов… А потому растерялся в решающий миг, когда магессу можно было еще остановить. И эта моя неготовность едва не стала кое для кого роковой. Лишь в самый последний момент я успел схватить Энжель и зашвырнуть ее в большое деревянное корыто с водой — поилку для лошадей. А то сорвавшийся с рук моей невесты огромный сгусток пламени накрыл бы и ее…
Но успел, слава Создателю! Спас от испепеления на месте явно не ожидавшую столь теплого приема златовласку. И сам уцелел. Белый кокон «Отражающего круга Света» окутал меня, засияв, и враждебную магию поглотил. Хотя и просадив при этом неслабо запас энергии в накопителе…
А вот дилижансу не повезло. Я ж все-таки не стена… Которая могла бы остановить огромный сгусток огня, ярда в четыре в поперечнике. Он дальше пролетел… Пусть и изрядно ослабев. Впрочем, и оставшейся в заклинании энергии хватило, чтоб прожечь в дилижансе сквозную дыру и буквально на части его разметать… Так, что в стороны полетела обугленная щепа и горящая обивка, а перепугавшиеся лошади с диким ржанием рванули прочь, волоча за собой уцелевший кусок дилижанса, опрокинувшийся назад, и ошалело вцепившегося в поводья Тома.
Понимание того, что на этом Кейтлин явно не успокоиться, подстегнуло меня. И в следующий же миг я дернулся к ней. Чтоб попытаться блокировать ее способность к творению заклинаний. Пока двор, с которого быстро исчезали все люди, не превратился в огненный Армагеддон…
Увы, встретили меня весьма неласково. Кейтлин явно прорабатывала на досуге способы борьбы с такими как я… Ибо не дала мне даже шанса коснуться ее, и едва заметила мое движение по направлении к ней сразу ударила «Молниевым тараном». Причем настолько мощным, что моя защита оказалась пробита… И меня, неслабо тряхнув разрядом, приложило в грудину так, что на пару десятков ярдов вглубь двора унесло…
Дух прямо вышибло сразу. И я аж головой потрясенно помотал, приходя в себя после такого удара и последовавшего за ним крайне жесткого приземления. Хорошо не вырубился совсем… Иначе не успел бы отреагировать и уйти перекатом в сторону от следующего удара разъяренной Кейтлин.
— Бух-х! — сотряслась земля и совсем рядом со мной обнаружилась округлой формы яма, глубиной мне по пояс примерно. Мощнейший «Молот Воздуха» рухнул на место, где я только что лежал…
Мигом придя в себя, я подскочил на ноги, да рванул сразу прочь затрудняющим прицеливание зигзагом. Через прореху в заборе — в соседний двор, где мы обычно с мастером Томасом упражняемся. К пустующим сейчас домам, выкупленным Кейтлин под строительство особняка, от которых по сути остались лишь остова.
Чтоб скрыться с глаз Кейтлин, и дать ее ярости немного утихнуть. Вспыльчивая же она у меня очень, но отходчивая…
— Куда, мерзавец?! — донесся до меня разъяренный возглас Кейтлин, заставивший втянуть голову и припустить пуще прежнего.
Только влетев в соседний двор, я позволил себе чуть замедлиться и оглянуться. Да тут же с новой силой рванул дальше, увидев как с рук демоницы сорвались и взмыли ввысь десятки, сотни «Капель Огня»… И хорошо что как-то сумел, несясь как скаженный под защиту близлежащего дома, сконцентрироваться и запитать изрядно просевший по запасу энергии защитный амулет из накопителя на наруче. Иначе бы точно не добрался до укрытия… Пока по двору мчался, кокон личной защиты не прекращая ослепительно белым полыхал, отражая враждебную магию, и с чудовищной скоростью поглощал энергию на свое поддержание.
Но хуже всего то, что Кейтлин за мной погналась… Отчего даже заскочив в разобранный до уровня второго этажа дом, я не ощутил себя в безопасности. Да и о какой безопасности вообще может идти речь, когда в холл следом за мной влетел чуть ли не весь оставшийся фасад здания вместе с нависающим над крыльцом портиком, вынесенный «Воздушным молотом»? Не успей я метнуться по уцелевшей лестнице на второй этаж, меня бы точно зашибло насмерть летящими с неимоверной скоростью кусками камня и обломками колонн! Да даже если бы просто задержало — мне все равно пришел бы конец! Ибо мгновением спустя первый этаж здания превратился в настоящее пекло! Кейтлин подпалила его! Похоже без шуток собравшись прикончить меня…
На пустом перекрытии меж первым и вторым этажами я уж тем более не задержался — сразу спрыгнул в сад и понесся дальше ко второму пустующему дому. Он побольше этого и в нем целых три этажа…
Промчался испуганным зайцем под опять обрушившимся с небес ливнем «Капель Огня» по небольшому саду, как тигр одним прыжком заскочил на высокий каменный забор, и резво спрыгнул с него в следующий дворик. Едва при этом не оказавшись погребенным под кучей обрушившихся на меня камней, довольно плотным снопом ударивших сзади. Это несущаяся за мной с кровожадными помыслами демоница смела преграду на своем пути «Молотом Воздуха»…
«Не отстает, зараза!» — мелькнула у меня испуганная мысль, и я мышью порскнул через черный ход в дом. И прямиком по коридору, дальше. На лестницу. И на второй этаж. С объятого магическим пламенем первого… Рывок по комнатам, чтоб запутать, сбить со следа Кейтлин — и в окно. Прыжок с перекатом в прилегающий сад — на крышу деревянной беседки. Которая тут же разлетается щепой от удара вскочившей на подоконник демоницы.
Новый рывок — к следующему забору. Через него — в следующий особнячок, от сметающей все барьеры на своем пути Кейтлин. Да взвинтить темп до предела чтоб сбросить погоню с хвоста…
Это чуть помогло. Во всяком случае гасить по мне «Каплями Огня» и «Молотами Воздуха» Кейтлин перестала. И целиком перешла на использование не требующей какой-либо концентрации стихиальной нити. Ею начав меня полосовать… И зачем я, спрашивается, подарил ей этот джалл проклятый?..
Доставалось, к тому же, и окружающим предметам — тончайшая огненная нить резала все вокруг. Что наиболее отчетливо проявилось в покинутом особняке, в который демоница ворвалась следом за мной. С грохотом падали колонны, куски потолка, обрушивались внутренние стены… Настоящий хаос и бедлам преследовали меня по пятам, заставляя непроизвольно прикрывать рукой лицо от летящих предметов.
Впрочем, Кейтлин тоже неслабо перепадало от такого безрассудного хлестанья по всему и всея стихиальной плетью. Жаль только это ее не образумливало…
Ну да зато так мне удалось отыграть небольшую фору, когда огненная нить разрезала мраморную лестницу, по которой я взбегал, и та рухнула вниз, оборвавшись чуть позади меня. Я тут же ушел в отрыв и исчезнув с глаз разъяренной преследовательницы, в первую же попавшуюся комнату заскочил. Да сбоку от дверного проема затаился… Чтоб в нужный миг выскочить и не ожидавшую засады Кейтлин схватить! Крепко-крепко! И поглотить спешно созданное ею заклинание… Да угомонить ее наконец!
Ага, как бы не так! Да, засада удалась, и разъяренная демоница была схвачена, но толку-то? Когда едва я попытался поглотить энергию творимого ею заклинания, демоница отреагировала на это тем, что оскалилась и стала вливать ее еще сильнее. Чудовищно мощным и насыщенным потоком… Из-за чего я вскоре ощутил себя беспомощней котенка, смываемого с мола штормовой волной и уносимого в бескрайний океан…
Меня хватило всего на пару мгновений, а потом отбросило прочь от Кейтлин и впечатало в стену так, что с нее посыпалась штукатурка и чуть продавилась кирпичная кладка. Напрочь выбило дух… А демоница, тут же стелящимся шагом метнувшись ко мне, вскинула руку с жуткими когтями длины неимоверной, блеснувшими серой сталью в проникающих через лишенный рамы оконный проем солнечных лучах…
— Э-э-э… — растерянно протянул я, глядя на взмывшую руку Кейтлин, не иначе собравшуюся если не снести мне напрочь башку, так разорвать горло, и не делая даже попытки защититься, а лишь изумленно глядя поверх головы Кейтлин, с которой в столкновении со мной слетела шляпа.
Надо заметить, как ни была зла Кейтлин, отреагировала она просто молниеносно. Глаза ее, заполненные полуночным мраком, резко сузились и она крутнулась на месте. Одновременно со стремительным разворотом полоснув когтями подбирающегося сзади врага, а затем добавив ему «Молотом Воздуха». Правда удары ее пришлись втуне — ведь позади нее никого не было…
— Не поможет тебе эта хитрость! — прорычала Кейтлин, резко повернувшись опять лицом ко мне и вскидывая в ударе когтистую руку. На что я лишь головой отрицательно помотал, отказываясь от хитрости, и пальцем ткнул, указывая на нечто повыше ее чуть растрепавшейся челки.
— Что еще?! — в ярости оскалилась она, вновь останавливая замах.
— У тебя рожки! — потрясенно выпалил я.
— Какие еще к бесам рожки?! — рявкнула она, явно не поняв к чему я клоню.
— Ну это… небольшие такие… угольно-черные… с тончайшими прожилками благородного серебра… с виду — остренькие очень… — начал живописать я, не сводя с них глаз. И добавил еще, восхищенно: — Красивые такие… И очень тебе идут… — Да резко заткнулся, подумав вдруг: «Как бы она не сочла, что это я с Энжель наставил ей рога!»
Замедлив, а затем и вовсе остановив свой замах, Кейтлин медленно протянула вверх свободную левую руку, не опуская при этом замершей у моего горла правой и провела по своей голове. И нащупав почти сразу же рожки, неверяще уставилась на меня. На что я энергично закивал. Мол — да-да, я вижу тоже что ты ощущаешь.
Растерянное молчание. Миг, другой… И… И Кейтлин стремительно вынесло прочь, как внезапным порывом ветра осенний листок… Только фьють! и нет ее!
— Уф-ф-ф… — выдохнул я, бессильно сползая на пол. А потом, кое-как собравшись с силами, поднялся. Надо убираться отсюда пока не поздно…
И вовремя. Только выбрался из угрожающе трещащего здания и чуть от него отошел, как оно с грохотом обвалилось. Сложилось как карточный домик. И меня стеной белесой пыли обдало…
Отплевавшись от мелкого крошева штукатурки, я посмотрел-посмотрел на превратившийся в гору битого кирпича и черепицы особняк, в затылке почесал, да плечами пожал:
— Зато теперь и разбирать ничего не нужно — грузи себе этот хлам, да вывози…
«Ага!» — тут же поддержал меня бес, скалящийся и вообще выглядящий жутко довольным тем, что ему удалось полюбоваться из, так сказать, первых рядов на устроенное моей невестой светопреставление.
«Ты бы вообще помалкивал там», — буркнул я, неприязненно покосившись на поганца. Ведь все это безобразие в немалой степени его заслуга… Он же, скотина, приложил лапки к тому, чтоб хитростью выманить из Аквитании Энжель…
Впрочем, разоряться на эту тему я не стал, хотя мне и хотелось много чего нелицеприятного этому паразиту высказать. Бесполезно просто все это. Такого зловреда уже не перевоспитаешь… Да и времени на пустую болтовню нет. Надо Кейтлин срочно отыскать, пока она кого-нибудь другого не прибила…
И я поспешил к дому градоначальника. Благо, теперь чтоб добраться до него не нужно предпринимать никаких замысловатых маневров по обходу преград в виде сложенных из природного камня заборов. Разъяренная демоница, гонясь за мной, проторила целый тракт…
Пары минут, наверное, не прошло, как я очутился близ словно вымершего дома римхольского градоначальника… И узрел стоящую посреди обезлюдевшего двора и в полной растерянности озирающуюся по сторонам Энжель. Явно не понимающую куда все подевались… Она ж не настолько хорошо знакома с вспыльчивым нравом моей невесты как остальные и в отличие от них не знает, что если Кейтлин пребывает в гневе, то лучше в этот момент пребывать подальше от нее — схорониться где-нибудь и переждать вспышку ее ярости.
— Что это было Кэр?! — потрясенно вопросила стоящая у корыта с водой, из которого явно не так давно выбралась, и обтекающая златовласка, когда я приблизился к ней.
— Моя невеста. В гневе, — вздохнув, лаконично просветил я ее.
— Как же ты с ней жить собираешься?! — вырвалось у нее.
— Ну, не всегда же Кейтлин такая… — смутился я. И решительно сменил тему: — Идем в дом. Тебе нужно высушиться и привести себя в порядок, а мне — серьезно поговорить с невестой.
С осуществлением первого никаких проблем не возникло — выловив дворецкого, я сдал ему Энжель с наказом позаботиться о ней и был таков, а вот со вторым оказалось сложней. Местонахождение-то Кейтлин я сразу отыскал, но ее телохранительница — Ильма, преградив мне путь, ни в какую не желала отступать, отговариваясь тем, что госпожа наказала никого к ней не пускать. Пришлось проявлять решительность вкупе с применением толики силы и банально отодвигать в сторонку это препятствие от двери в комнату демоницы.
Коротко стукнув еще для приличия, я вошел к Кейтлин. И быстренько прикрыл дверь перед носом сунувшейся следом Ильмы. Да на защелку закрыл.
— Чего тебе? — одним движением нахлобучивая на голову шляпу и оборачиваясь, недружелюбно осведомилась леди, обнаруженная мной в соседней с прихожей комнате у большого напольного зеркала в резной раме.
— Поговорить, — кратко пояснил я цель своего визита.
— Ты считаешь, что нам еще есть о чем разговаривать?! — сузила глазки она.
— Считаю — да, — решив не давать волю чувствам, спокойно подтвердил я. И прежде чем демоница вскипела, решительно заговорил: — Кейтлин, я признаю что был неправ, не посвятив тебя сразу в то куда и зачем отправляюсь. Извини меня за это.
— И это все, за что ты хочешь извиниться?! — едва ли не прошипела она.
— Да, — кивнул я. Добавив, впрочем тут же, прежде чем вновь разъярившаяся демоница напала на меня с целью растерзать: — Понимаю, что с опекой над Энжель несколько двусмысленно получилось, но тут моей вины нет. Оставить ее на каторге, после того как она угодила туда желая спасти меня от плахи, я просто не мог, а других вариантов ее освобождения на поруки мне не предложили. — И протянул Кейтлин добытое из-за пазухи письмо Кована. — Вот, прочти, здесь четко сказано что это было требованием кровников ди Самери — семейства ди Сейт.
Все же с Кейтлин много проще общаться на острые темы когда она уже выпустила пар. Вот и сейчас, не кинулась на меня, хотя когти-лезвия уже показались из ее пальцев, а, помедлив чуть, бумагу взяла. И внимательно ее прочла, вместо того чтоб на мелкие клочки разорвать. А потом еще, нахмурившись, пару уточняющих вопросов задала. На счет имевшихся у меня с Охранкой договоренностей…
Я все честно рассказал. Умолчав лишь о том, кто измыслил подставу с моей лжеказнью. Да добавив в самом конце, разведя руками: — Так что, как понимаешь, иного выхода у меня просто не было. Если бы я не вытащил после всего Энжель, то сам себя перестал бы уважать. — И помолчав чуть, уверенно бросил еще: — Да и ты, если бы узнала об этой истории, думаю, тоже…
Кейтлин ничего на это не сказала — промолчала. Подтверждая тем самым закономерность высказанного мной предположения. Только как-то странно, как на какую-то диковинку посмотрела на меня и еще раз зачем-то перечитала послание Кована. После чего с неожиданным подозрением спросила: — У тебя точно в роду демоны были, Стайни? А не ангелы какие-нибудь?
— Да я ж откуда знаю? — смешавшись, кое-как отвертелся я от столь заковыристого вопроса.
— Ну-ну… — протянула сощурившаяся демоница. А я подумал: «Кажется, не удалось мне полностью отвести от себя подозрения…»
Впрочем, к моему немалому облегчению развивать эту тему Кейтлин не стала, а вместо этого с деланым безразличием поинтересовалась: — И что ты теперь собираешься делать с ди Самери?
— Да подыщу ей какое-нибудь занятие, — беспечно махнул я рукой. Но, видя что моя невеста не удовлетворена таким ответом, все же поделился с ней своими соображениями касательно будущего златовласки. — Или артефактной мастерской займется или будет нам с охотой на драконов помогать.
— Ты совсем рехнулся, Стайни? — покрутила Кейтлин пальцем у виска.
— Это почему еще? — малость обиделся я.
— Да потому! — с негодованием отрезала демоница. Раскрыв сразу, впрочем, что она имеет в виду: — Потому что нельзя к себе чужих агентов влияния приближать! Позволяя им выведывать твои тайны!
— Да какой с Энжель агент влияния? О ней самой заботиться требуется! — стало мне даже смешно от такого предположения. Только вот Кейтлин мой смех не подержала, а сердито зыркнула на меня… Так что я быстро унялся и, посерьезнев, заметил: — К тому же ее проверили менталисты Охранки и не нашли в ее разуме желания навредить тебе или мне.
— И что? — перебила меня Кейтлин. И фыркнула: — Я вон тоже свято убеждена, что тебе пойдет исключительно на пользу стать моим фамилиаром!
— Ну это ты… — насупился я.
— Да и ди Самери вряд ли откажется, — с кривой ухмылкой заверила меня демоница. — Как только проведает о твоем даре…
— Нет, Энжель не такая, — помотал я головой.
— Ага, не такая! — саркастично хмыкнула Кейтлин. И заявила затем: — Как окажешься ее фамилиаром, жаловаться ко мне не прибегай!
— Хорошо, не буду, — хмуро пообещал я. После чего пробормотал: — Ничего, когда ты получше узнаешь Энжель, сама поймешь, как крупно заблуждаешься на счет нее…
— Каким это образом я ее получше узнаю? — сделала стойку Кейтлин. И с угрозой вопросила: — Может, она еще и вместе с нами жить будет?
— Ну да, — смешавшись, подтвердил я наличие у меня таких планов. И поспешил успокоить гневно вскинувшуюся демоницу. — Да ты сама посуди — куда ее еще деть? Энжель же без присмотра на пару минут нельзя оставить! Обязательно в какую-нибудь историю угодит!
— И ты с удовольствием займешься присмотром за ней, как я понимаю? Не вылезая при этом из постели? — с неприкрытым сарказмом осведомилась моя невеста.
— Да причем здесь постель? — смутился я. — Энжель моя подопечная, а не любовница! — И добавил еще в свою защиту, чтоб окончательно развеять все эти нелепые подозрения Кейтлин: — Да ты посмотри на нее — она же еще сущий ребенок!
— Что-то год назад, на остморской таможне, этот очевидный факт нисколько тебя не смутил! — фыркнула демоница, заставив меня побагроветь.
— Там во всем эйфорик был виноват… — придя в себя, попытался хоть как-то оправдаться я. Но прозвучали мои слова откровенно неубедительно даже для меня… И я заткнулся, чтоб еще больше не усугублять.
— Стайни, у тебя же в Римхоле несколько десятков домов в собственности… — прозрачно намекнула затем моя невеста на то где по ее мнению следует разместить мою подопечную.
— Да знаю я, — вздохнул я. И развел руками: — Но, к сожалению, это не решение. Ибо Энжель тоже вызывает явный интерес у работорговцев… Вон, пока с каторги ехали, и то один раз на нее покушались.
Этот аргумент и решил все. К работорговцам-то Кейтлин питала стойкую неприязнь… если не сказать больше. А потому не стала более настаивать своем предложении по отселению Энжель куда-нибудь подальше от нас. Поняла явно, что я замучаюсь бегать туда-сюда, пытаясь быть сразу в двух местах. Смирилась и приняла как данность то, что златовласке, для ее безопасности, придется быть рядом со мной…
— И больше ты ничего не хочешь мне сказать?.. — настиг меня вопрос Кейтлин уже при выходе из ее комнаты.
— На счет чего? — растерялся я, ибо самую животрепещущую тему мы только что обсудили и пришли к явному согласию.
— Ну на счет всего этого… — неопределенно ответила демоница, покрутив рукой у макушки своей головы. И спросила с тщательно завуалированным интересом: — Тебя ничего не смущает?..
— Да нет, — пожал я плечами в ответ, догадавшись к чему она клонит. И простодушно добавил чтоб развеять все ее опасения по этому поводу: — Ну рожки и рожки, что тут такого? Тем более что они очень тебе идут…
— Хм… — произнесла Кейтлин, явно малость озадаченная столь спокойным моим отношением к проявившимся в ее облике несомненно демоническим чертам.
«Ну а чего она, собственно, ожидала? Что я немедля брошусь в Святую Инквизицию, голося на бегу о пришествии в Римхол с Нижнего мира жуткого демона? Или что немедля разорву нашу помолвку?» — подумал я уходя.
Впрочем, я размышлял об этом совсем недолго. Мысли почти сразу перескочили на другое, стоило только выйти в коридор и обратить внимание на то как шарахнулась в сторону спешащая куда-то мимо меня с кипой белья служанка. Испугалась не на шутку она… Того что я ее испачкаю! Потому как выгляжу ну сущим поросенком, вывалявшимся в пыли!
Какое-то время у меня ушло на то, что бы привести себя, в порядок да переодеться в чистое. Еще немного — на разговор с Вельдом, вскоре объявившимся, и сходу восхищенно выдавшем:
— Ну ты дал, Кэр!.. Открыто заявиться к невесте с любовницей…
— Энжель мне никакая не любовница, а просто подопечная, — буркнул я, немедля отметая подобные инсинуации.
— Ну мне-то не заливай, — заговорщически подмигнул мне Рыжий.
— Да серьезно тебе говорю, — поморщился я. И привел в подтверждение этому весьма веский довод: — Будь Энжель на самом деле моей любовницей, одним разрушенным кварталом дело явно бы не обошлось. Да и я не стоял бы перед тобой живой и здоровый…
— Это да, — почесав в затылке, вынужден был согласиться со мной Вельд. А потом недоуменно спросил: — Но тогда на кой ты притащил сюда эту лапулю?
Тяжко вздохнув, я бессильно махнул рукой. И не стал ничего объяснять своему приятелю. Все равно не поймет… Во всяком случае сходу и без бутыли доброго вина. Вместо этого спросил:
— Как тут у нас вообще дела? Что с подготовкой к очередному походу?
— Да все путем, — заверил меня Вельд. — Хоть завтра отправляйся.
— Ну завтра не завтра, но скоро выступим. До наступления-то зимы обязательно нужно разобраться с собственным ленным владением… — задумчиво произнес я. После чего, тряхнув головой и хлопнув Рыжего по плечу, сказал: — Ладно, ты это, сгоняй пока в «Драконью голову» к Калвину, пусть Марту пришлет, что в служанки просилась. И если Гэла встретишь где, пусть не несется сразу ко мне, а приведет с собой сестру — Вэллу.
— Не вопрос, ща все сделаю, — пожав плечами, пообещал Рыжий.
И завертелась суета… Энжель же нужно обустроить на новом месте. А Кейтлин явно не будет этим заниматься. Да и на Мэджери надежды никакой нет. Вот и пришлось мне… Найти сразу своей подопечной и личную служанку, и подругу, с которой ей хоть поболтать можно будет.
Пришлось, правда, убить порядочно времени на жесткий инструктаж Марты. Ей я строго-настрого наказал приглядывать за Энжель и не отличающейся в силу юного возраста особым благоразумием Вэллой, да не давать им влезть во что-нибудь. А то с них станется отправиться по злачным местам Римхола, к примеру… Ну а что, запросто! Одна ведь маг боя, а другая явно захочет посмотреть как ее новая подруга расшвыривает как котят жутких убивцев-душегубов в мрачном притоне.
Вельд, впрочем, тоже не остался без наказа присматривать за девчонками в мое отсутствие. Да не в одиночку, а то знаю я его, будет им по ушам ездить, а не смотреть по сторонам, а еще трех-четырех человек с собой взять. Добро вооруженных.
За всеми этими делами и не заметил, как пришло время обеда. Во время которого мы все трое — я, Кейтлин и Энжель, собрались за одним столом…
Не сказать, что это была особенно удачная идея: я не сильно комфортно себя ощущал находясь меж двух девушек — невесты и подопечной — «бесправной любовницы» по статусу; Кейтлин тоже не испытывала особой радости при виде златовласки, явно навевающей ей не самые приятные воспоминания; да и Энжель определенно чувствовала себя немного неуютно, ибо сидела тихо-тихо — как мышка. Но что делать — нужно привыкать.
Повисшее над столом неловкое молчание первой нарушила Кейтлин, обратившись ко мне в момент накладывания салата себе на тарелочку с большого блюда:
— Похоже, нам с тобой, Стайни, придется потесниться. Потому как единственная возможность разместить в доме твою подопечную, это перенести в мои и твои апартаменты сокровищницу либо библиотеку Ушедших.
— А может и то и другое? — чуть поразмыслив, предложил я. И развил свою мысль, увидев недоуменный взгляд Кейтлин: — Оставить во всех четырех апартаментах по одной свободной комнате… Чтоб когда заявится ди Орлар, и у нее имелось отдельное жилище…
— Да ничего, Стайни, она с комфортом разместится и в моих апартаментах, — немедля заверила меня моя невеста.
— Если все так сложно, то я вполне могу обойтись и без отдельной комнаты… — робко вмешалась в наш разговор до сей поры помалкивавшая Энжель.
— Это как так? — не поняла Кейтлин, переведя на нее взгляд.
— Ну, меня вполне можно поселить у Кэрридана… — чуть смущенно пояснила Энжель, потупившись. И добавила еще, заметно тише и явственно покраснев: — Мне же не привыкать с ним одну комнату делить…
И над столом сгустилась зловещая тишина… Ровно такая же, какая воцаряется в преддверье неистовой бури, разрушающей целые города…
Хорошо я вышел из ступора раньше, чем гроза разразилась и сузившая глазки демоница перешла к тотальному уничтожению всего и всея, а в первую очередь — меня.
— Одну минутку, Кейтлин! — проникновенно попросил я, вложив в голос всю убедительность какую только смог выдать. Всю душу можно сказать в единственный возглас вложил… И это сработало! Демоница так и замерла с остекленевшими глазами! Ну и прежде чем она опомнилась, я подскочил со стула, цапнул за руку свою подопечную и стремительно выволок ее в коридор. Где, плотно прикрыв за собой дверь, сердито прошипел: — Энжель, ты смерти моей хочешь?!
— Нет, — отрицательно помотала она головой, удивленно смотря на меня.
— Тогда что ты творишь?! Выкладывая моей невесте такое?!
— Но Кэрридан, ведь честность и откровенность — это залог хороших отношений… — осторожно произнесла златовласка. После чего рассудительно заметила: — Тем более что рано или поздно твоя невеста все равно бы обо всем узнала. Обязательно найдутся какие-нибудь доброхоты, которые с удовольствием просветят ее о том как мы путешествовали… Вот я и сочла, что лучше нам сделать это самим, чтоб потом не попасть в куда более неприятную ситуацию…
— Вообще-то ты права, на лжи и обмане хороших отношений не построить… — почесав в затылке и поразмыслив малость, вынужден был согласиться я с доводами девушки. Ведь совершенно правильные вещи говорит эта наивная простота…
— Да и все равно лгать у меня не получается… — повесив голову, извиняющимся тоном сообщила мне златовласка. — Потому я даже при желании вряд ли смогу помочь тебе в каком-либо обмане…
— Ну неумение лгать это достоинство, а отнюдь не недостаток, — успокоил я ее. И, изрядно поостыв после таких откровений, строго спросил еще на всякий случай: — Но, надеюсь, ты не будешь рассказывать Кейтлин хоть о том, как я с удовольствием пялился на твою обнаженную грудь?
— Нет… — густо покраснела Энжель. Убедительно добавив: — Ведь об этом знаем только мы вдвоем, а, значит, эта тайна никогда не выплывет наружу!
— Ну, будем надеяться… — буркнул я, покосившись на широко осклабившегося беса, который, не стоит даже сомневаться, с превеликим удовольствием всем обо всем растреплет при первой же возможности. После чего, вздохнув, открыл дверь и мотнув в сторону малой гостиной головой, сказал: — Идем есть.
Успели даже усесться назад, на свои места, прежде чем Кейтлин отмерла и ошеломленно помотав головой, уставилась на нас. Да тут же прошипела:
— Твоя минута вышла, Стайни…
— Да, я заметил, — кивнул я. И посмотрев прямо в источающие молнии нечеловеческие очи Кейтлин, решительно сказал: — Все было не так, как ты подумала. Да, признаю, мое проживание в одной комнате с Энжель имело место быть. Но оно было вызвано исключительно необходимостью присмотра за ней и не подразумевало ничего иного.
— И я вот так запросто должна в это поверить? — с негодованием вопросила явно пребывающая на взводе демоница.
— Ну от меня же ты требуешь верить тебе на слово, — пожав плечами, заметил я.
И Кейтлин явственно смешалась. Не найдясь, очевидно, чем оспорить мое заявление. Пусть и довольно наглое.
«Да, Энж умница. Правильную мысль до меня донесла. Честность и откровенность в общении с близким человеком действительно решают…» — не мог не сделать я из этого надлежащего вывода.
Бес, правда, отнесся ко всему этому весьма скептически, насмешливо заметив: «Главное успеть эту самую откровенную честность до демоницы донести! До того как!»
«Это да, — волей-неволей вынужден был согласиться я. — Если бы не охватившее демоницу ошеломление, я мог и не успеть с ней объясниться. Раньше прибила бы… — И тут же, чуть нахмурившись, недоуменно спросил у рогатого: — Как у меня вообще это вышло — ввести Кейтлин в настоящий ступор одной фразой?.. У нее же аж глаза остекленели…»
«Так это в чистом виде воздействие твоего Дара, — фыркнул бес. — Дара убеждения, который ты никак не хочешь развивать!»
«А я думал ты брешешь на счет него… Ведь сильный Дар бывает лишь один. А у меня уже есть невероятно мощная способность к поглощению стихиальных энергий», — озадачился я.
«Был бы ты либо ангелом, либо демоном — то имелся бы у тебя лишь один Дар, — ответил бес. И подытожил: — А так, извиняй, два. От мамы и от папы».
«Знать бы еще кто они, мои родители…» — вздохнул я, с намеком покосившись на рогатого.
«Да я ж откуда знаю? — развел он лапками. — О рождении таких как ты не распространяются. — И добавил еще, энергично потерев пятак: — Понятно только, что один из твоих родителей кто-то из рода высших демонов Пожирателей Сути, а другой — из рода архангелов Дарующих Веру».
«Хм-м… — не на шутку призадумался я. А потом медленно спросил: — На счет демонов — Пожирателей Сути мне, в общем-то, все понятно, а вот ангелов Дарующих Веру с чем едят?..»
«Съешь их, как же! — буркнул мигом посмурневший бес. Добавив еще хмуро: — Даром своим воспользуются, так скорее сам себя съешь… — И не то пожаловался, не то поделился известными ему сведениями: — Менталистов страшней чем они свет не видывал! В последнюю войну несколько таких сходу задурили голову двум легионам демонов, идущим в бой, и отправили их бить своих хозяев!»
«Вот это да!» — впечатлился я. И тут же украдкой покосился на одну очень вредную, но крайне обольстительную суккубу. Мелькнула просто у меня сразу крамольная мысль, не воспользоваться ли хоть немножко столь замечательным ангельским даром в целях, так сказать, сближения наших позиций…
— Стайни?.. — не иначе как ощутив мой взгляд и сразу отметив его явную необычность, насторожилась Кейтлин.
— Нет, ничего, — помотал я головой, отводя взгляд и отметая откровенно глупую идею добиться расположения Кейтлин с помощью Дара Убеждения — а проще говоря путем применения разновидности ментального воздействия. Соблазн конечно велик… вот только это решение неприемлемо, если хоть чуточку здраво рассуждать. Чем я тогда буду отличаться от тех уродов, что хотели ей ошейник ментального подчинения на шею нацепить?..
«А без этого покажет она тебе кукиш у алтаря!» — не преминул с ехидством подметить поганый бес, чем вогнал в меня в смертную тоску.
Расстроился я, расстроился не на шутку. Ибо, как ни крути, а скорей всего прав паразит этот блохастый. Не пойдет по своей воле Черная Роза Империи за меня… Как бы искренне я на это не надеялся…
Только к окончанию обеда я смог справиться с охватившим меня пораженческим настроением и вернуть себе бодрое расположение духа. Успокоило и привело меня в чувство весьма здравое рассуждение, что, несмотря ни на что, мои шансы обрести жену в лице леди Кейтлин ди Мэнс все же выше чем у кого бы то ни было. Других-то воздыхателей мужеского пола близ нее вообще не видно. Разогнаны-с… Так что рано отчаиваться, надо продолжать завоевывать ее.
«А если не удастся, то у тебя всегда остается возможность воспользоваться Даром убеждения…» — вкрадчиво заметил блеснувший глазками бес.
«Тьфу на тебя! — рассердился я, сбитый с лирического настроя. И буркнул еще: — Вечно ты, скотина, все испоганить норовишь!»
Меж тем пришла пора выбираться из-за стола. Все поели-попили — чего рассиживаться? Тем более что дел полно. Освободить-то пару комнат в апартаментах заложенных чуть не доверху книгами Ушедших и их же сундуками с серебром и златом, только кажется простой задачей. Особенно учитывая тот факт, что Кейтлин мало кому доверяет прикасаться к древним фолиантам, а я не настолько уверен в присланных ее семьей слугах, чтоб безбоязненно поручить им переноску части сокровищ… Так что нам пришлось контролировать все это дело в силу оговоренных причин.
Впрочем, я не зря опасался воровства. Только Кейтлин сняла охранное заклинание с превращенных в сокровищницу апартаментов, да мы, отперев их, вошли, как бес заверещал, схватившись за сердце: «Двух сундуков не хватает! С лунным серебром! — Да чуть не вцепился мне в горло, с требованием: — Надо немедля подлых ворюг сыскать и наказать!»
И я был с ним в этом полностью согласен. Не пара ж монеток пропала. В каждом таком сундуке, по нашим подсчетам, на десять тысяч золотом хранилось лунного серебра.
— Кейтлин, — тотчас же озабоченно обратился я к ней, — срочно проверь библиотеку! Кажется к нам наведывались воры… Причем крайне жадные — уже два сундука лунного серебра уперли.
— Это не воры, — неожиданно смутилась она. И пояснила: — Это я позаимствовала у тебя немножко лунного серебра для создания эффекторов магического воздействия…
— Хм-м… — с определенной толикой растерянности протянул я, глядя на нее и не зная что тут и сказать. А потом, пожав плечами, успокоенно обронил: — Ну ладно тогда.
Беса же, в отличие от меня, заявление моей невесты не успокоило. Одарив ее злобным взглядом, он немедля перескочил на сундуки с явным намереньем учинить проверку сохранности остальных сокровищ.
— Вы… вы лунное серебро сундуками храните?! — уставилась на нас круглыми как у совы глазами Энжель, обозрев апартаменты доверху заставленные пресловутыми сундуками.
— Это Стайни, вон, хранит, — махнула в мою сторону Кейтлин. И переведя неожиданно ставший задумчивым взгляд на мою подопечную, как-то уж чересчур мило ей улыбнулась и сообщила: — Здесь мы тебя, пожалуй, и поселим.
Это не нашло возражений у моей подопечной. Она лишь посмотрела вопросительно на меня и, дождавшись подтверждающего кивка, отправилась обустраиваться на новом месте. В смысле — решать, что из здешних сокровищ перенести ко мне, а что просто подвинуть, переставить. Проще говоря, похозяйничать взялась маленько, видя наше полное попустительство.
Кейтлин же даже вроде как обрадовалась избавлению ее от хлопот. Хотя скорее, подозреваю, неприкрытую радость у нее вызвало то, что Энжель не стала просить о том, чтобы ее поселили в другие апартаменты, являющиеся в данный момент хранилищем библиотеки Ушедших… К древним книгам-то моя невеста с куда как большим душевным трепетом относится нежели чем к злату да серебру. По-моему, ей прямо-таки дурно становится от одной только мысли о том, что придется допустить какую-то крайне подозрительную особу до сокровищ в металлических переплетах… Ну зато, видя отсутствие посягательств на библиотеку Ушедших с чьей либо стороны, она безропотно отнеслась к перемещению части фолиантов в ее апартаменты. То есть — согласилась, значится, на размещение Мэджери в другой комнате.
Ну а как могло быть иначе? Если моя подопечная довольно быстро сообразила, что ее крупно надули и тут же сделала стойку на страшно редкие и крайне ценные в плане утерянных знаний книги. И позабыв обо всем, побрела вытянув руки и спотыкаясь к сотням и сотням сложенных высокими стопками фолиантов Ушедших. Кейтлин, видя это, аж в лице переменилась. И явно насилу удержалась от того, чтоб не броситься на защиту богатства, которое она почитает уже практически за свое. Могло бы и нехорошее что-нибудь случиться, если бы златовласка не заметила как сузились глаза моей невесты, как она подобралась, и как зашарила рукой позади себя в поисках чего-нибудь чем можно огреть кое-кого по наглым тонким лапкам, и не остановилась в явном смущении. Да не повернулась ко мне, в поисках поддержки…
— Потом подберем тебе что-нибудь почитать, — пообещал я златовласке. И на демоницу тут же кивнул: — Кейтлин вон и подберет. Она лучше знает что здесь есть интересненького почитать. — Делая таким образом реверанс в обе стороны и гася едва не возникший из-за книг конфликт.
— Спасибо, Кэр! — проникновенно поблагодарила меня вспыхнувшая от радости Энжель, а Кейтлин явственно успокоившись на счет сохранности действительно важных и ценных книг охотно подтвердила: — Подберу, конечно. Попозже.
А вообще, очень вовремя, надо заметить, мы провернули все это дело с распределением библиотеки и сокровищницы по всем четырем апартаментам третьего этажа. Ведь только-только управились со всем, как прикатила приснопамятная баронесса Кантор! Опять, наверное, моталась в столицу герцогства по поручению ди Мэнс… Она ж у нее примерно как Вельд у меня — все делишки обтяпывает.
Да ладно бы просто прикатила. Прикатила и прикатила, что тут такого? Так нет же — она сразу бросилась к подружке своей, будто они не виделись тыщу лет… И давай выражать ей свою безумную радость от встречи — вызывающе нагло мою невесту обнимать и с неприкрытым удовольствием ее целовать! А та — и рада!
Меня аж заело опять при лицезрении всего этого откровенно возмутительного и донельзя порочного зрелища. Хотя и обещал себе больше на Мэджери не пенять… Но вот не сдержался — такое негодование меня охватило, что просто страсть. Видимо неслабо повлияло то, две эти распущенные особы даже не скрывали особо того, какое невероятное удовольствие им доставляет чувственный взаимный поцелуй…
«И ведь не стесняются, заразы, никого!» — с досадой подумал я, покосившись на Энжель. Которая, увидев как Кейтлин с Мэджери целуются, распахнула глаза широко-широко. И едва даже не разинула ротик… Да еще чуть глазки кулачками не протерла, явно не поверив сразу в то что видит. А затем бросила быстрый взгляд на меня, не иначе как в поисках твердого подтверждения тому, что ей все это не мерещится.
Я мрачно кивнул, отвечая на невысказанный вопрос златовласки. И она перевела взгляд назад на двух этих донельзя порочных особ. И нахмурилась…
— Ну что, сэр Кэрридан, вы еще не передумали меня спасать? От Кейтлин… — оторвавшись от чувственных губ моей невесты, с неприкрытой ехидцей вопросила Мэджери, покосившись на меня.
Ох я бы ей ответил… Ох ответил… Но не пришлось. В этот момент она увидела стоящую рядом со мной златовласку. И глаза баронессы Кантор стремительно стали похожими на блюдца, а челюсть ее непроизвольно отвисла. Такая потешная физиономия у нее стала, что у меня всю злость на нее как рукой сняло.
А она еще и опомниться никак не могла, пребывая в полнейшем смятении. И обернулась даже как-то растерянно к своей подруге, в поисках поддержки и опровержения того, что видят ее глаза. Теперь уже Кейтлин пришла пора мрачно кивать…
Впрочем, нам не довелось вдосталь полюбоваться на ошеломленную, а оттого выглядящую такой забавной, Мэджери. Постояв еще чуть и громко фыркнув, Кейтлин цапнула ее за руку и быстро уволокла прочь.
И встретились мы все четверо вновь лишь за ужином… Где, подружка моей невесты не выглядела уже такой ошалевшей. Просветили похоже ее о перипетиях событий. И теперь она просто разглядывала с преогромным любопытством мою подопечную. Уделяя при этом особое внимание приметному браслетику на ее левом запястье, который златовласка перестала прятать после случившегося с нами в пути происшествия, несмотря на то что не перестала отчаянно смущаться его наличия.
Вот и сейчас засмущалась… Судя потому, что, опустив голову, сидит тихо-тихо как мышка. Явно чувствует себя не в своей тарелке… Из-за этого злосчастного опекунского браслетика. Ну и еще чуточку из-за своего наряда. Ведь она все в том же простеньком платье, пошитом на скорую руку в Коуридже. Так что наверняка ощущает себя какой-то бедной родственницей рядом с разодетыми холеными аристократками в лице двух баронесс…
Впрочем, прежде чем я успел вмешаться, Мэджери сама поняла, что ставит Энжель в неловкое положение такими своими взглядами. И перестала слишком уж пристально рассматривать ее. Начав, правда, вместо этого то и дело коситься на меня. Ну да это ерунда. Я ж не кисейная барышня — от косых взглядов не растекусь…
Однако, в конце-концов, и меня начали изрядно напрягать эти поглядывания на Энжель и сразу же — косые взгляды в мою сторону. Достала просто эта ди Орлар! И отложив нож и вилку, я чуточку возмущенно обратился к Кейтлин:
— Моя дорогая, по-моему, ваша подруга всеми этими взглядами имеет наглость выказывать какие-то сомнения в светлом образе вашего жениха!
На что Мэджери стремительно покраснела. А Кейтлин просто не нашлась сразу что сказать и разродилась лишь через полминуты, потрясенно выдохнув:
— Ну Стайни…
Такой вот вышел у нас ужин в тесном кругу… После которого мы все разошлись по своим апартаментам — отдыхать. Хотя я с удовольствием пободрствовал бы еще, если бы моя невеста пригласила меня к себе…
А утром все по новой завертелось. Нет, завтрак прошел вполне себе чинно и мирно, а вот чуть попозже… началось…
Хотя поначалу ничего не предвещало. Прямо спозаранку я занялся обустройством Энжель и решением вопроса по приведению ее к соответствующему леди виду. Ведь то, что она находится под полной опекой не делает ее хуже той же Мэджери. Которая с определенным шиком одевается, да и драгоценностей не гнушается. Правда, если на счет того, что ей необходима более подобающая благородной девушки одежда златовласка не имела ничего против, то заставить ее принять дорогие украшения оказалось очень непросто. Заупрямилась, отказываясь их брать. Только мои заверения, что у меня этим добром целый подвал завален и оно мне не стоило практически ничего, и смогли ее сломать. Ну и Дар Убеждения тут мне очень неслабо помог, да еще невероятная красота предназначенного в подарок златовласке комплекта украшений с голубыми каменьями, принадлежавшего ранее не иначе как какой-то принцессе Ушедших.
— Спасибо большое, Кэр… — мягко чмокнув меня в знак признательности в щеку, тихо произнесла Энжель. И, прижав к себе резную шкатулку с пресловутым драгоценностями, потупилась с заалевшими щечками. Ну то понятно — считается ведь немного предосудительным для девушки принимать столь дорогие подарки, выходящие далеко за рамки обычных знаков внимания, от мужчины не являющимся женихом либо родственником. Ибо это действо вроде как прямо подразумевает под собой согласие такой особы стать содержанкой…
— Да ровным счетом не за что. Это наверняка входит во взятую мной на себя обязанность заботиться о тебе, — заверил я ее, успокаивая таким образом на счет допустимости принятия такого подарка.
Ну и пошли мы с заметно повеселевшей Энжель наверх из подвала, в котором хранилась немалая часть добытого мной в последнем пристанище Ушедших. А там… А там Большой приехал! Герт Рагно собственной персоной! Да не один, а с Мелиндой и почти десятком своих сослуживцев! Половина из которых была с семьями. Да и у Большого и Мелинды золотые кольца имелись на пальцах…
— Когда успели-то?.. — ошарашенно поинтересовался я, кивая на знаки супружеских уз на их руках, когда мы с Большим нахлопались друг другу по спинам.
— Так год уже, считай, прошел как мы с тобой в последний раз виделись, — ответил Герт, отстраняясь от меня и прижимая к себе улыбающуюся Мелинду. Которая, видя моей неподдельный интерес, обращенный на нее, извинилась: — Прости, Стражник, но я тебя практически не помню…
— Да то не беда, — легкомысленно отмахнулся я, испытав по этому поводу немалое облегчение. — Главное, что ты выздоровела.
— Ну я не сильно и пострадала, — пожала плечами бывшая половинка Линды, заметно изменившаяся с той поры как мы расстались. У нее даже голос поменялся немного, став более взрослым и женственным. И с нежностью посмотрела на Большого: — Это вот Герт долго восстанавливался после того как затянулись его раны…
— Да и ты, я смотрю, времени даром не терял… — добродушно прогудел Герт. — Рыцарского пояса смотрю, добился… — И головой качнул. — Уважаю…
— Это ерунда, — смутился я. — Само как-то вышло…
— А ну да, ну да, — вроде как поверил мне Большой. И обозрев собравшихся позади меня благородных леди — Кейтлин и Энжель, тоже вышедших полюбопытствовать, кого это я так помчался встречать, подмигнул: — Узнаю, узнаю старого-доброго Кэра… Все ему одной девушки мало…
Подначил вроде как в шутку. И явно сам не ожидал, что стоящие позади меня девушки в один голос спросят: — Что это значит?..
— Да было просто время, когда Кэр сразу за Мелиндой и за ее сестрой близняшкой — Белиндой ухлестывал, — явно не сообразив, как меня подставляет, простодушно ответил Большой. И хохотнул еще, не обратив внимания на сделанные мной страшные глаза: — Не иначе как сразу на обеих жениться задумав!
Терзаемый самыми худшими предчувствиями я тут же обернулся. И не ошибся… Кейтлин и Энжель переглянулись, и, нахмурившись, с нескрываемым подозрением уставились на меня.
— Да не ухлестывал я за ними! — незамедлительно попытался я оправдаться перед невестой и подопечной, пока они не додумались невесть до чего. — Они сами за мной гонялись с целью пустить на опыты…
— На охоту, Стайни! Завтра же! Голодные драконы уже заждались тебя! — прорычала явно не поверившая ни единому моему слову демоница. И, резко развернувшись, умотала в дом. А Энжель, чуть поколебавшись, двинулась следом за ней.
* * *
Назавтра рано поутру мы на охоту и выдвинулись. Не стал я, от греха, оспаривать принятое Кейтлин скоропалительное решение и пытаться ее переубеждать. Оно и впрямь лучше будет в данной ситуации съездить драконов погонять — дабы дать демонице согнать на ком-нибудь злость. Да и я хоть отдохну немного. А то с такими друзьями и врагов не надо…
Нет, если бы отряд не был уже готов к выступлению, или охота намечалась бы серьезная, то я бы конечно воспротивился такому вот внезапному срыву на нее. Но тут же никаких сложностей не предвидится — всего-то и нужно, что добраться до обычного дракона, поселившегося в трех днях пути от Римхола близ северо-западного тракта, да грохнуть его. Вообще не проблема для нашей сработавшейся охотничьей двойки…
Размышляя так благостно на тему предстоящих нам свершений и душой отдыхая в лесной тиши, под сенью величественной ели, я покосился на Кейтлин. Которая с самого начала обеденного привала все крутилась вокруг своего творения — магического эффектора создающего «Призрачное марево». Громкое, конечно, название для обычной телеги с поставленной на нее стоймя ста ведерной бочкой, в которую брошено нечто похожее на околевшего спрута… если б тот разумеется, мог, околеть… Длинные щупальца его, усеянные дырочками как какая-то свиристель, торчали футов на пять-шесть вверх, а голова была погружена в воду. Ну и самое главное — эффектор этот был сотворен из лунного серебра…
— Так это для создания этой штуковины тебе понадобился драгоценный металл? — сочтя момент вполне подходящим для того чтоб затеять разговор, обратился я с вопросом к хмурящей лобик Кейтлин, то смотрящей на свое творение, то начинающей сосредоточенно черкать что-то алхимическим карандашом в откидном блокноте.
— Что? — переспросила она, отрываясь от записей. Но тотчас же сообразила по тому как оценивающе я разглядываю этот ее магический эффектор не больно-то и великих размеров — уж два сундука лунного серебра на его создание точно уйти не могло! и отрицательно качнула головой: — А, нет. Это так — простенькая поделка, уровня второго-третьего курса магической Академии. — И поделилась еще, явно чуть позабывшись, а оттого не вспомнив что она не разговаривает со мной со вчерашнего дня. — Надоела мне просто постоянная необходимость концентрироваться в пути на поддержании «Призрачного марева».
— Ну, поделка может и простенькая, но полезная, — не согласился я со сделанной ею критичной оценкой своих трудов. Ведь всего-то нужно, что время от времени подливать в бочку воду, чтоб туманная дымка висела над нашим отрядом и не давала разглядеть его с высоты. Ну и еще, само собой, необходимо восполнять энергию… Но, как ни крути, штуковина все равно полезная.
— А почти все твое серебро пошло на создание совсем иных эффекторов магического воздействия, — сочла нужным просветить меня по этому поводу моя невеста. Продолжив затем с загоревшимися глазами: — Эффекторов, необходимых для проведения уникального ритуала вызова Неистовой Грозы! Позволяющего обойти главную проблему неуязвимости драконов — их устойчивость к магическому воздействию!
— Это каким же образом? — озадачился я. — Ты же все равно будешь использовать магию.
— Все просто, Стайни, — снисходительно сообщила мне леди. — Ушедшие ведь продвинулись много дальше нас в искусстве магии… Настолько дальше, что начали уже отходить от ее прямого применения. Так, в найденной тобой библиотеке имеется целый раздел, посвященный заклинаниям и ритуалам прямого воздействия на природу… Против которой, как известно, бессильны абсолютно все — даже неуязвимые для магии существа. — И делано-равнодушным тоном обронила: — Что, можно сказать, просто находка для меня. Ведь отныне мне становится вполне по силам и самостоятельно, без чьей-либо помощи, справиться с любым драконом…
— Как так? — оторопело уставился я на нее, с трудом усваивая такую сногсшибательную весть, от которой у меня аж в груди отчего-то все оборвалось.
— Да вот так — вполне смогу теперь обойтись во время охоты и без приманки, — пожав плечами, безжалостно добила она меня. Четко давая тем самым понять, что скоро я стану ей совершенно не нужен…
— Подумаешь… — не сдержав охвативших меня чувств — среди которых доминировала какая-то детская обида на весь свет, уязвленно буркнул я. — Было б там чего справляться с этими драконами… Я тоже вполне сам могу прикончить любого из этих крылатых чудовищ…
— Ну-ну, — скептически хмыкнула на это демоница. Добавив с неприкрытой ехидцей: — С камнем Стихии разве что.
— И без него обойдусь, — уверил я ее, больно задетый проявленным неверием в мои охотничьи таланты.
— Хотелось бы на это посмотреть… — сложив лапки и лицемерно заулыбавшись, уже в открытую начала подначивать меня эта стерва.
Хотел было в запале бросить, что не вижу никаких проблем в том, чтоб показать ей это хоть сейчас, да бес, зараза, прикрывший лапкой мордочку и сокрушенно покачавший башкой, сбил. И я охолонул мигом. Осознал, что только развиваю тем самым возникший практически на пустом месте конфликт, и ужаснулся…
— Кейтлин, — опомнившись, миролюбиво обратился я к ней. — А зачем нам все это надо? У нас же отлично получается работать в паре… Зачем что-то менять?
— Со своей любовницей в паре будешь охотиться, а не со мной! — неожиданно разозлившись, запальчиво произнесла она.
— Да чего ты взъелась на Энжель? — чуточку возмутился я. — Никакая она мне не любовница, а просто подопечная!
— Это ты людям расскажи! — окончательно рассвирипела демоница. — А я полным посмешищем в их глазах быть не желаю! Что несомненно произойдет, если я спущу вопиющую наглость одного мерзавца, обзаводящегося красоткой-любовницей незадолго до свадьбы!
— Энжель моя подопечная, а не любо… — повторил я свою попытку возразить, да осекся под прожигающим взглядом своей невесты. И хмыкнув, озадаченно в затылке почесал. Людям, а уж тем более — благородному обществу, этого не докажешь. Не поверят… Что я со златовлаской только дружу. А значит все будет выглядеть именно так, как говорит Кейтлин. Что, понятно, ни в какие ворота…
— Дошло, наконец? — с некоторым злорадством осведомилась демоница, демонстративно не смотря на меня.
— Угу… — хмуро буркнул я, досадуя на то, что мне даже в голову не пришло взглянуть на ситуацию под таким углом. Да что там — я ж вообще старался не думать о сложившемся казусе… Наивно рассчитывая, что все как-нибудь само собой утрясется…
— Ага, как же, само собой утрясется! — язвительно фыркнула Кейтлин.
«Вот блин! — спохватившись, выругался я про себя. — Уже вслух рассуждать начал! Не иначе — от растерянности вызванной столь неожиданным разговором…»
— Кейтлин… — быстро взяв себя в руки, мягко обратился я к своей будущей супруге. И приблизившись к ней, вынудил развернуться ко мне лицом.
— Что? — недовольно вопросила она, сдвигая черненые бровки и скрещивая руки под грудью.
Я замешкался малость, подбирая подходящие слова, а потом, озаренный одной отличной идейкой, произнес интригующе: — Давай просто сделаем знаешь что?.. — А когда чуть нахмурившаяся, но явно заинтересовавшаяся девушка сузила глазки, не медля ни мгновения предложил ей: — Давай как-нибудь сядем и хорошенько подумаем над тем как эту проблемку разрешить ко всеобщему удовольствию. Наверняка ведь отыщутся приличествующие случаю варианты, которые устроят всех нас…
— Знаю я, на что ты намекаешь! — совершенно неожиданно вспыхнула Кейтлин, потемневшие глаза которой стремительно заполнил полуночный мрак. И я непроизвольно попятился от отчего-то безмерно обозлившейся моим вполне здравым предложением демоницы, надвинувшейся на меня со стиснутыми кулачками… Впрочем, мое недоумение по поводу того, что ее вывело из себя тут же рассеялось, стоило ей только гневно прошипеть: — На то, что ты, в таком случае, вполне можешь взять ди Самери второй женой! Исключительно ради соблюдения приличий и спасения ее от статуса бесправной любовницы, разумеется!
— Э-э… — растерялся я, медленно отступая от разъяренной демоницы выпустившей свои когтищи серой стали. И так отступал пока не уперся спиной в толстый ствол ели, под которой давеча расположился. Тогда только опомнился и воскликнул с жаром: — Да у меня и в мыслях не было такого!
Но похоже мои слова прозвучали не слишком-то убедительно… В силу определенных причин. В частности из-за оброненных вчера Большим подозрительных слов о некой моей склонности к девичьим дуэтам…
Что подтвердило и поведение Кейтлин, еще больше сузившей глазки и категорично отрезавшей: — Не верю!
— Да какая вторая жена? Тем более — тоже из благородных леди… Я что враг своему здоровью? Тут дай Создатель с одной совладать… — невольно озвучил я крутящиеся в голове мысли, ошеломленный донельзя возникшими у Кейтлин подозрениями касательно имеющегося у меня желания обзавестись еще одной женой вдобавок к ней.
Такой мой вроде как ответ, вкупе с не наигранной растерянностью, в отличие от прозвучавших ранее жарких заверений, куда как больше удовлетворил рассерженную демоницу. Заставив ее осадить. Громко фыркнуть и когтищи свои страшнющие убрать.
— Мало ли… Ты же у нас из тех, кто не ищет легких путей… — съязвила еще моя невеста, не иначе как из желания оставить последнее слово за собой, прежде чем прочь умотать.
— Во блин, попал… — потрясенно выдохнул я, опускаясь наземь совершенно без сил. А когда чуть пришел в себя, то подумал сумрачно: «Надо срочно решать что-то с Энжель. Вернее — с ее столь провокационным статусом. Пока моя невеста меня не прибила, вконец обозлившись…»
Решив не откладывать это важное дело надолго, я тут же и уселся под елью — поразмышлять, что же мне теперь делать со златовлаской. Но увы, вот так сходу ничего не придумалось… сколько я не морщил лоб и не чесал усиленно в затылке. Четверти часа мне хватило, чтоб понять, что никак не получится с кондачка сообразить, как распутать сложившуюся ситуацию.
Ну вот не придумывается ничего путного и все тут! В голову, как назло, лишь глупости всякие лезут… И идеи возникают только совершенно невозможные в своем воплощении… Да, совершенно невозможные. И даже — просто нереальные. Но при этом — такие заманчивые, такие заманчивые…
А все Кейтлин виновата! Со своими абсолютно беспочвенными подозрениями! Которые привели меня в некое душевное смятение. И невольно заставили задуматься над тем, что мне никогда даже в голову не приходило. Над тем, что проблему с полной опекой над Энжель, можно решить таким вот интересным образом… Даже больше — потрясающим. Захватывающим напрочь. В силу чего иного достойного выхода из сложившейся ситуации у меня измыслить просто не получается! Все мысли крутятся вокруг оказывается существующей возможности заполучить в жены не одну, а сразу двух редких красавиц!
«Так у вас тут в империи, оказывается, многоженство не возбраняется? Да?» — с искренним любопытством спросил с легким хлопком материализовавшийся на моем левом плече бес, когда я плюнул на все эти размышления, являющиеся по очевидным причинам большей частью волнительными фантазиями на тему, и решительно поднялся.
«Не возбраняется, — охотно ответил я, невольно поведясь на интерес, проявленный нечистью к этой — животрепещущей для меня, теме. Поправившись, правда, тут же: — Но и не приветствуется при этом особо. — И начал просвещать несведущую о существующих у нас законах и обычаях нечисть: — Простому человеку, к примеру, у нас о второй жене лучше даже не помышлять. Это не про его честь такое удовольствие, так сказать. Ведь начало такому обычаю было положено лет эдак триста назад, когда ради установления хороших отношений с Марунским королевством императором было принято решение женить кронпринца Георга на тамошней наследной принцессе. А тот ни в какую не соглашался. Потому как принцесса та была старше его на добрых два десятка лет, а у него как раз в тот момент приключилась великая любовь с молоденькой фрейлиной императрицы… В общем — уперся он. Наглухо. Но государю тогдашнему Мариусу Второму просто страсть как хотелось Марун под себя подгрести… А Церковь наша, в лице тогдашнего ее иерарха, страшно желала расширить свое влияние на небольшое, но богатое королевство… Так и родился закон, разрешающий мужчине в строго оговоренных случаях иметь несколько жен. Всего-то и надо такому мужу, что получить на то дозволение императора или Дворянского Собрания, одобрение Святой Церкви, ну и главное — согласие первой супруги… — Да руками развел: — Так что, как понимаешь, многоженцы у нас редкость редкостная. Не каждый, имея такое желание, пребывает при этом или в великом фаворе у государя, чтоб без проблем испросить подобное разрешение и получить его, или обладает столь значительным состоянием, что может позволить себе умаслить Дворянское Собрание и склонить его на свою сторону. А ведь еще нужно и в больших друзьях у архиепископа быть… Ну или быть готовым выложить за церковное одобрение еще большую кучу денежек… — И заключил: — Ну а о том сколь невероятно сложно получение согласия от первой жены на то чтоб привести в дом вторую, я уж и вовсе не говорю».
«Так и чего ты тогда теряешься-то? — искренне вознегодовал после недолгих раздумий бес. — Ты ж и у императора в фаворе и святоши в тебе души не чают! А значит — даже раскошеливаться не придется! — И едва не вцепился мне в шею с решительным: — Надо брать разрешение на обзаведение второй женой, пока есть возможность получить его бесплатно! Вдруг когда пригодится?!»
«Ну это очень вряд ли», — хмыкнул на это я, серьезно усомнившись в том, что у меня когда-либо возникнет такая надобность. Не с такой невестой как Кейтлин.
«А вдруг?!» — заартачился рогатый, который оказался явно не готов пройти мимо возможности получить что-либо, пусть даже совсем ненужное, совершенно бесплатно.
«Да ну, глупости, — отмахнулся я от него. И прежде чем раззадоренный бес предпринял новую попытку убедить меня, с неприкрытым сарказмом спросил у него: — Неужели ты думаешь, что прямо-таки и не слупят с нас ничего ни император, ни святоши?»
И мой паразит-симбионт заметно подувял. Перспектива выложить за что-либо хоть один золотой, или даже серебряный кругляш, никогда его не радовала.
«А других возможностей взять вторую жену нету? Чтоб без лишних трат?» — поразмыслив и почесав рог, поинтересовался бес.
«Есть, как не быть, — кивнул я. И, криво усмехнувшись, глядя на встрепенувшегося беса, с надеждой уставившегося на меня, тут же огорчил его: — Но те — только из разряда доступных каждому. — Да добил окончательно. — Каждому, кто жаждет в жизни острых ощущений в виде сунутого под ребра первой женой кухонного ножа…»
«Не, так не пойдет!» — помотал башкой рогатый, скорчивший кислую физиономию.
«А оно никак не пойдет, — вздохнул я. — Ибо глупости все это. На счет второй жены. Так — помечтать только… И то — желательно осторожненько, и не на глазах одной крайне вспыльчивой демоницы. Иначе быстренько накроются с концами мои матримониальные планы в отношении нее».
На том мы эту тему, можно сказать, и закрыли благополучно. Во всяком случае нечисть перестала меня донимать всякими благоглупостями. Что позволило мне сконцентрироваться на насущных проблемах, возникших в связи с окончанием привала. В пути-то я не прохлаждался, занимаясь разве что наблюдением со стороны за Кейтлин, возящейся со своим творением и все подстраивающим его… Нет, у меня тоже дело было. Я, по примеру моей невесты, захватил с собой алхимический карандаш, да на всякий случай даже не один, и записную книжку. И теперь, зорко посматривая по сторонам, отмечал в ней все встречающиеся на дороге проблемы. Рано или поздно все равно ведь придется заняться приведением ее в порядок… Причем свалить это дело на кого-то иного не удастся. Никому больше это просто не надо. Ведь только я собираюсь обживать один из уделов прилегающих к этой дороге. Остальные же еще долго будут пустовать, даже если мы в этом году обезопасим близлежащую местность от драконов.
В общем, было мне чем заняться эти три дня, что занял наш путь к логову крылатого чудовища. Как и моей невесте, впрочем. Которая только к концу нашего короткого путешествия довела до ума этот свой магический эффектор поддерживающий «Призрачное марево» и оставила его в покое.
По уже сложившемуся обыкновению мы не бросились сходу изводить обретающееся здесь чудище, а заслали сначала к его логову нашу команду охотников-следопытов, под предводительством Гната. Сами же расположились на отдых под сенью крохотного леса.
Дальше же все пошло немного не так как всегда. Ознакомившись с добытыми из памяти наших следопытов зрительными образами места обитания крылатого чудовища, Кейтлин удовлетворенно кивнула и заявила, что охотиться в этот раз мы будем ночью. А мои резонные возражения, что дескать, не видать же будет ни шиша, попросту отмела. Заявив, что прихватила целую дюжину порций алхимического эликсира, прозываемого в народе «Ночным глазом».
Я, правда, обошелся без оного, так как давно уже навострился видеть даже в кромешной тьме. А вот Гнат с Крилом не отказались… Да, все правильно, в этот раз на охоту мы отправились вчетвером. Кому-то ж надо было тащить уложенные в длинный ящик эффекторы магического воздействия, на которые питала такие надежды Кейтлин.
Ну да проблемой увеличение нашей охотничьей команды не стало. Да и недолго мы бродили вчетвером по поросшей лесом долинке, и по невысокому склону горного хребта. Вскоре после того, как вокруг скрывающегося в небольшой расселине драконьего логова на расстоянии примерно четверти мили был описан полный круг, Гнат и Крил отправились назад с пустым ящиком. А последний длинный жезл из лунного серебра с отливающим синевой крупным кристаллом в навершии, ровно такой же какие мы расставляли всю дорогу через каждую сотню ярдов, перекочевал ко мне. Вместе с поступившим от Кейтлин наказом воткнуть его возле самого входа в драконье логово, только так, чтоб выбирающееся на волю чудовище не задело случайно его и не свалило.
— Это главный фокусирующий элемент, смотри не ошибись с местом его установки! — предупредила меня магесса.
— А если напортачу все же, что случится? Заклинание не воплотится? — спросил я не вдохновленный перспективой оказаться крайним в случае если что-нибудь не срастется с затеей моей дражайшей невесты.
— То что случится тебе не понравится, — буркнула в ответ Кейтлин, а потом махнула рукой. И отняла у меня этот испещренный рунами жезл со словами: — Лучше вместе сходим. Так оно надежней будет. Все равно дракон сейчас спит…
— Да, так действительно будет лучше, — поразмыслив, согласился с ней я. Опасности-то в этом особой нет. Если даже дракон вдруг вылезет из своего обиталища, услышав издаваемый нами шум, то ничего страшного не произойдет. От его расселины этой, засыпанной сверху крупными обломками скалы, до леса рукой подать. Он и пасть раззявить не успеет, как мы удерем под защиту деревьев…
И я не ошибся. Нам не составило решительно никаких проблем установить фокусирующий жезл-эффектор прямо над входом в драконье логово. Хотя, в силу того, что мы не лазутчики какие-нибудь или иные мастера тихих дел, не смогли подобраться к расщелине совсем уж не нашумев. Пусть разросшийся в прилегающей долинке лес был нисколько не дремуч, а скорее наоборот — довольно редок, пройти по нему без шороха травы и листвы, а так же треска веток, нам оказалось не по силам, несмотря на все старания… Впрочем, возможно мы просто преувеличили степень шумности своего передвижения, когда, начав красться к драконьему логову обратились во слух. Ну не может прошлогодняя листва шуршать так громко, а хворост ломаться под ногами с таким оглушительным треском… Да и несколько камешков, скатившихся во время нашего подъема по горному склону к частично заваленной расселине, явно не тянули на полноценный камнепад, слышимый за многие мили от места его схода…
Так или иначе, а задерживаться у обиталища крылатого чудовища мы не стали. Кейтлин надежно установила длинный жезл-эффектор, воткнув его чуть не до середины в глубокую узкую трещину меж двумя крупными скальными обломками, которые не сдвинуть даже дракону, и наша охотничья двойка стремительно оттуда ретировалась. Не забыв, разумеется, забросить вглубь логова ящера полнехонький стихиальный накопитель. Нестабильный…
Поднявшись выше по склону, мы выбрались за пределы кольца образованного жезлами лунного серебра, и остановились практически сразу же. Прямо посреди каменистой пустоши, где нет никакого надежного укрытия… Хотя я и предлагал Кейтлин спуститься лучше в лес. Ведь там нас хоть разозленный дракон не заметит, если что-то пойдет не так…
— Мне нужно видеть что происходит, чтобы рассеять заклинание когда дело будет сделано, — так пояснила Кейтлин свое решение выбраться на простор.
— Тогда может нам пройтись еще по склону, да хоть какую-нибудь небольшую пещерку присмотреть, чтоб можно было шмыгнуть в нее в случае чего?.. А ну как дракон окажется слишком шустрым и выскочит из-под удара заклинания… — заикнулся было я.
— Не от кого нам прятаться будет, Стайни, — отмахнулась от меня магесса, похоже целиком и полностью уверовавшая в исключительную действенность заклинания что она намеревалась использовать. И фыркнула еще: — Уверяю тебя, за пределы ограждающего круга эффекторов магического воздействия не выберется никакой, даже самый быстрый и живучий дракон!
— Уверена? — все же с некоторым сомнением переспросил я.
— Да, — отрезала она. После чего с вызовом предложила: — Хотя если хочешь, то мы можем проверить сначала эффективность псевдо грозового заклинания на тебе. Ты же у нас жуть какой шустрый и живучий… куда там какому-то дракону…
— Не, не надо, — поспешно отказался я от эдакой проверки. — Я тебе полностью доверяю в вопросах магических творений.
— Вот и нечего тогда! — чуточку сердито выдала она. — Абсолютно никому не удастся добраться досюда от расселины живым, в силу того что невозможно увернуться от бьющей в тебя молнии!
Я не стал спорить с данным утверждением, ибо не видел в этом никакого смысла. Кейтлин ведь права — от молнии не увернешься. А громоотводов, как на высоких башнях в городах и на магических светильниках над домами и постоялыми дворами, у драконов не водится… Так что, как только крылатое чудовище пробужденное грохотом взорвавшегося накопителя рванет из своего логова в небеса, тут ему и крышка.
Видя что я унялся и молча уселся себе на широкий обломок скалы неподалеку от нее, наша сильномогучая магесса удовлетворенно кивнула и занялась делом. Вытащила из своей поясной сумки приличных размеров книгу в переплете из лунного серебра и страницами из него же и раскрыла ее. Да начала громко, нараспев, читать какое-то древнее заклинание Ушедших…
И я не смог, уже в который раз, не залюбоваться творящей магию девушкой, вышедшей вперед, на плоский камень, как бы нависающий немного над склоном. Ведь в такие моменты Кейтлин всегда выглядит невероятно величественно… Настолько, что поневоле затаиваешь дыхание глядя на нее… и на творимое ею заклинание, ужасающее своей мощью, конечно же. Тем более, что пробуждение древней магии не заставило себя ждать… Буквально с первой произнесенной строки и изначального посыла стихиальной энергии фигурку магессы подернуло призрачной пеленой, а затем от нее в долину ударила струя густого грязно-серого тумана… стремительно расширяющегося далее и превращающегося в клубящееся облако… Жезлы-эффекторы же немедля мягко засияли испещряющими их синими рунными знаками, а кристаллы на них замерцали, наливаясь светом…
Слова мертвого языка размеренно слетали с прекрасных уст магессы, и все более насыщенным становился поток источаемой ею стихиальной энергии. Одновременно с этим все ширилось и ширилось стремительно расползающееся над горной долиной грозно-хмурое облако… И все ярче, как путеводные маячки, начинали светиться кристаллы на жезлах-эффекторах…
Я с трудом уже мог усидеть на месте, щедро хапнув стихиальных эманаций источаемых в окружающий мир моей невестой. Было б развернувшееся зрелище воплощаемой грозы чуть менее захватывающим — точно бы вскочил. А так сумел удержать себя в руках до окончания действа, в результате которого над крохотной долинкой перед нами зависла темная клубящаяся грозовая туча… раздувшаяся как огромная жаба, но не смеющая выйти за пределы ограничивающего ее периметра…
«Все же надо было нам отойти чуток подальше…» — подумал я с определенной опаской косясь на эту тучищу, в гуще которой нет-нет мелькали какие-то белесые вспышки. Как при грозе… Разве что грома совсем не слышно…
— Да-дах! — неожиданно ударил долгожданный гром в глубине тучи, и я чуть не подпрыгнул на камне. Но усидеть все же уже не смог и подскочил на ноги.
— Уах-х! — донесся следом чуть приглушенный рев дракона. И из расселины выметнулась в небо трудно различимая тень…
— Гда-дах! — тут же жахнул уже настоящий гром, а не ошибочно принятый за него взрыв нестабильного накопителя, так ударив по ушам, что я моментально оглох. И ослеп… от ярчайшей вспышки молнии, ударившей совсем неподалеку…
Ошалело поразевав рот и поморгав, я добился частичного восстановления слуха и зрения и, помотав еще головой, поднялся с коленей на которых невесть каким образом очутился. И вновь чуть не упал, от нового раската грома и вспышки соответствующей ему молнии. Хорошо случилось это довольно далеко, не так ударило по зрению и слуху…
«Неужели от первой дракон увернулся?..» — мелькнула у меня растерянная мысль, прежде чем шарахнуло в третий раз, совсем близко, а налетевшим ветерком принесло грозовую свежесть…
Когда ко мне вернулась способность нормально различать окружающие предметы, а не только их контуры, я решил обратился с уточняющим вопросом к Кейтлин, чтоб узнать у нее причины по которым сотворенное ею псевдо грозовое заклинание продолжает действовать. И обнаружил, что ей в данный момент не до бесед со мной… Магесса покусывая губы и поглядывая на еще больше увеличившееся облако, едва ли не наползшее на ярко полыхающие жезлы-эффекторы ограничивающего его распространение периметра, судорожно листала древнюю книгу… Явно что-то ища…
— Гда-дах! Гда-дах! — ударили поочередно уже две молнии, вновь едва не ослепляя меня, а Кейтлин, бросив перебирать страницы фолианта Ушедших, быстро заговорила на мертвом языке — начала творить новое заклинание, щедро вбухивая в него стихиальную энергию.
И через пару мгновений от жезлов, сияющих подобно факелам во тьме, ввысь потянулись тонкие голубые нити… затем изогнувшиеся вверху и соединившиеся… и образовавшие крупноячеистую сеть. Которая незамедлительно, по мере нарастания голоса магессы и количества вливаемой ею стихиальной энергии начала сжиматься… Как бы стискивая и душа таким образом чересчур разросшееся грозовое облако. Но то, подавшись было поначалу, не уступало… Не желало стискиваться в небольшой шар и схлопываться. Короткими молниями стрелять начало… Причем не абы куда — а точнехонько в эти самые голубые нити сети… заставляя их плыть и истончаться…
Несколько минут длилось это противостояние, за которым я с тревогой наблюдал. Моя невеста вкладывала в подавляющее заклинание все больше и больше сил, но превозмочь первое оно все никак не могло. А потом… Потом Кейтлин пошатнулась… И выронила вроде как неожиданно ставшую слишком тяжелой книгу из рук… Прервался поток источаемой ею энергии и обволокшая черную тучу голубая сеть начала стремительно тускнеть и расширяться…
— Кейтлин! — встревоженно воскликнул я, не понимая толком что происходит. И расслышал потерянный шепот повернувшейся ко мне магессы, неловко стирающей с лица пошедшую носом кровь: — Слишком маленький ограждающий периметр для сдерживания такого мощного заклинания…
— Б-бу-ах! — громко ахнула разорвавшаяся сеть и чуть потише грохнул разорвавшийся кристалл на ближайшем жезле-эффекторе. И вырвавшаяся на волю грозовая туча стремительно заволокла все окрест…
«Надо убираться отсюда поскорей!» — хватило у меня ума сообразить.
— Гда-дах! — ударила ослепительная молния в жезл располагающийся по соседству с близлежащим. И я счел за благо поторопиться с воплощением принятого только что решения…
Вовремя. Очень вовремя я цапнул за руку демоницу и поволок ее прочь. Буквально через несколько мгновений слепяще-белая молния ударила уже в жезл-эффектор, находящийся возле нас… Отчего у меня аж волосы едва ли не дыбом встали от рассеявшегося разряда! И я как припустил, таща Кейтлин за собой, как припустил…
Увы вот только, от молний действительно не удерешь… Когда следующая вонзилась в остроконечный обломок скалы буквально в паре шагов от нас, я понял что бегство бесполезно. Сложно сделать это почти ослепшим и оглохшим… Да и молний слишком уж много — так и бьют, так и бьют!
Гроза, вырвавшись из ограничивающего ее периметра, действительно разбушевалась не на шутку. Я никогда не видывал такой ярости стихии! Гром гремит не затихая уже ни на мгновение, а частые вспышки молниевых разрядов сливаются буквально в одну! А какой хлынул ливень и подул ветер!..
«Нет, не выберемся! — в отчаяние подумал я, видя стремительное ухудшение обстановки, но продолжая упорно рваться за пределы этого грозового буйства. — Еще миг-другой и нас испепелит молнией!»
И тут я, частично ослепший и практически полностью оглохший увидел спасение! Спасение в виде довольно глубокой трещины в камнях!
— Сюда! — рявкнул я и не размышляя даже ни мгновения, немедля Кейтлин туда столкнул. Да ввинтился следом сам. Успев за крохотный миг до того, как там, где мы только что стояли, распустилось белое-белое дерево молниевого разряда… Первое из них.
А затем над нами разверзлись небеса и началось нечто совершенно невообразимое. Не просто гроза случилась, а мать всех гроз нашего мира пришла… желая уничтожить дерзнувших вызвать ее. Если бы не найденное укрытие — валяться нам на склоне обугленными трупами. Не выбрались бы мы из этой злополучной долинки живыми, тут даже не может быть никаких сомнений.
Невообразимая гроза бушевала очень долго по моим меркам — лишь под утро начала утихать, а совсем прекратилась, сменившись моросящим дождем, только когда совсем рассвело.
Но, натерпевшись, за эту ночку, мы не сразу поверили в то, что все окончилось. Долго еще крепко обнявшись и вжавшись друг в дружку ждали, затаив дыхание, нового раската грома и удара молнии.
Когда же все-таки решились выбраться из своего укрытия, я поразился тому как оно мало. Крохотная же совсем трещина оказывается. Поместиться в ней может разве что тщедушный подросток. А мы как-то вдвоем сюда умудрились втиснуться…
Впрочем, ненадолго я над этим недоразумением размышлял. Почти сразу мое внимание привлекло другое — долина, раскинувшаяся под нами. Где не было теперь уже не только леса, но даже кустов и травы! Все выжжено напрочь! Вместо радующей глаз зелени — теперь мрачный безжизненный пейзаж недавнего пожарища, усугубляемый уродливыми мазками черной копоти оставшимися на месте кустарников и редкими свечами-огрызками стволов деревьев, еще дымящимися… Жуть просто, жуть!
Когда же я приметил странный обугленный до черноты холм, в котором с некоторым трудом опознал драконью тушку, то не выдержал. И решительно пошагал к месту, с которого все началось. А мокрая и выглядящая какой-то малость пришибленной Кейтлин, молча потопала за мной.
— Так и знал, что эта дрянь уцелеет… — зло произнес я поднимая с камней целехонькую книгу в переплете лунного серебра. А затем сделал то, о чем всю ночь страстно мечтал — дав волю ярости и на клочки ее разорвал! После расправы же устроенной над злополучным фолиантом Ушедших, еще повернулся к одной слишком самонадеянной магессе и сощурившись посмотрел на нее. И руки сами собой потянулись к поясному ремню. Отличному — широкому, кожаному! С каким непередаваемым удовольствием я бы выдрал им кое-кого… не будем показывать пальцем на мою дражайшую невесту! А то ее родители этим крайне полезным делом явно пренебрегали!
«А может и нет…» — мелькнула у меня чуточку удовлетворенная мысль, когда Кейтлин, похоже с легкостью прочтя прямо-таки написанное на моей физиономии желание, непроизвольно подалась назад. Отступила на шаг. А ее обратившаяся раскрытой ладонью наружу правая рука, быстренько прикрыла чей-то замечательный зад.
Посверлив еще взглядом девушку, явно смутившуюся своих действий, а оттого тотчас встряхнувшуюся и вызовом уставившуюся на меня, я с неохотой убрал руки от ремня и буркнул, отворачиваясь:
— Вернемся — спалю к демонам все подобные книги Ушедших! А то ишь ты, выдумали чего, придурки ушастые, — на природу напрямую влиять!
«Нет, надо было все же выдрать ее хорошенько! Перед тем как заставить возмещать нанесенный ущерб! В двухкратном размере!» — злобно выдал бес, волком глядящий на демоницу. Он же обнаружил уже, что от жезлов-эффекторов, на которые было потрачено аж два сундука лунного серебра, после невероятной грозы не осталось ровным счетом ничего — они испарились просто…
«Согласен, выпороть одну любительницу рискованных экспериментов, чуть не угробившую нас, не помешало бы, — волей неволей был вынужден я признать правоту беса. И добавил еще с каким-то даже оттенком мечтательности: — Ох как не помешало бы… — Но тем и ограничился, ибо затем, встряхнувшись, критично заметил: — Вот только вряд ли это пойдет на пользу и добавит таки ей разумения. Слишком большая уже…»
Расстроился рогатый просто неимоверно, поняв, что прекрасный зад моей невесты не сведет близкого знакомства с моим превосходным кожаным ремнем. Обругал меня безвольной тряпкой, потакающей дури каждой встреченной мало-мальски смазливой девице и спускающей им их выходки, заслуживающие принятия самых решительных мер в виде порки, и ослом, которому одна наглая стерва вот-вот на шею сядет и ноги свесит, а вторая — водить будет, держа перед носом морковку, и с легким хлопком исчез, вконец разобидевшись.
Непонятно только чего он этим добиться хотел. Неужели думал, что я тогда немедля возьмусь воплощать его мудрые советы в жизнь? Если так, то он наивный совсем… Со своей невестой я уж как-нибудь сам разберусь. Без применения ремня в первый раз… Наверняка Кейтлин не глупей меня и поняла уже сама, какую ужасную ошибку совершила, взявшись сходу воплощать непроверенное заклинание. А если не сообразила, то тут уж порка бесполезна — только могила и исправит такую экспериментаторшу…
«Да, чудом, просто чудом, живы остались…» — покачал я головой, обозрев в последний раз больше похожую теперь на поле многодневного боя долинку. И мы потопали к нашим…
А пройти нам пришлось порядком, учитывая что прямой дороги к стоянке теперь не существовало. Долинка-то мало того, что вся обезображена ударами молний и засыпана пеплом сгоревших деревьев, так еще и неслабо так залита водой. Не лужи образовались после рукотворной ночной грозы, а целые озерца… Жутко грязные к тому же. В таких только диким поросятам с удовольствием резвиться, а не людям лазать через них…
Замарались мы, правда, все одно изрядно пока до стоянки добрались. Обрушившийся с разъяренных небес ливень не только долинку накрыл, но и всю прилегающую к ней местность. Так что хоть почва под ногами все больше каменистая попадается, без того чтоб не нацеплять по уши грязи не обошлось. Что вкупе с тем что мы были мокрые и уставшие от пережитых ужасов, радости не добавляло.
— Как тут у вас? Грозой не зацепило? — поинтересовался я Джегара, когда мы до места доплелись.
— Да ничего, обошлось, — махнул тот рукой. — Хорошо, что под деревьями стоянку разбили. — И указал на расщепившуюся ель неподалеку. — Молния одна вон совсем рядом ударила.
— Никто не пострадал, значит? — уточнила у главы своих телохранителей Кейтлин.
— Да нет, — пожал тот плечами. — Разве что вымокли почти все, пока лошадей и мулов успокоили. Те ж как взбесились просто, когда гроза пришла… — Да и спросил о главном: — А с драконом-то что?..
— Послать надо кого-нибудь, посмотреть, что от него осталось, — невольно покосившись на меня, буркнула магесса. И поспешила к своему шатру, приводить себя в порядок и в сухое переодеваться.
— Что это с госпожой? — недоуменно сдвинув брови, поинтересовался у меня Джегар.
— Расстроена тем, что затея ее с новым способом охоты закончилась полным провалом, — лаконично просветил я его.
Хотя в том момент еще сам не подозревал насколько прав… Трофей-то наш в виде драконьей туши так запекся, что никакой реальной ценности более не представлял. Даже половину фургона не заняло то, за что еще можно выручить хоть какие-то деньги — обгоревшая до неузнаваемости, но более-менее целая чешуя с брюха, да крупные кости. А остальное превратилось в банальные угли…
В общем, один урон и убытки вышли с этой охоты…
* * *
Всего неделю нас не было в Римхоле, а уже обнаружились сразу бросающиеся в глаза изменения в его жизни. Большой, поставленный ди Мэнс по моему ходатайству главой городской стражи, весьма рьяно взялся за дело. По городу уже вполне себе четко ходили патрульные тройки, бдительно присматривающие за порядком, а на воротах отныне досмотр велся как положено, с использованием уловителей стихиальных эманаций, а не абы как. Хотя добродушную псину, которая раньше не позволяла какой-нибудь нелюди незамеченной пробраться в Римхол через главный вход, никто прогонять не стал — так и обреталась она все там же в своей будке.
«Скоро преступникам будет житься здесь весьма неуютно…» — с оптимизмом заглянул я в будущее.
«Лучше было бы организовать Ночную Гильдию, как это сделал Краб в Кельме, и поставить во главе ее своего человечка, — не смог удержаться, чтоб не подсказать восседающий на моем левом плече бес. — Все равно всю преступность выжить не удастся, а так хоть прибыль ворюги и мошенники приносить будут».
«Еще не хватало мне стать таким как Краб,» — буркнул я нисколько не вдохновленный идеей рогатого. И зубами скрипнул…
Впрочем, последнее не из-за того, что меня привело в такое уж негодование предложение нечисти. Нет, все дело в том, что в этот момент мы были уже возле дома градоначальника. А там подружка нежная моей невесты… вышла ее встречать, зараза такая… И дело опять не обошлось без объятий и откровенно вызывающе длительного поцелуя девушек…
Хорошо рядом объявился Вельд и спас ситуацию, а то у меня руки уже сами потянулись к поясному ремню. Еще бы немного и быть бы грандиозному скандалу в благородном семействе… Обязательно приключившемуся бы после порки двух этих типа леди…
— Ну как охота? — подойдя и поздоровавшись, жизнерадостно поинтересовался Рыжий
— А-а-а!.. — досадливо поморщившись, отмахнулся я. И поинтересовался в свою очередь: — А у вас тут как?
— Да все путем, — заверил меня мой приятель и вроде как порученец. И сообщил: — Тьер Фосс давеча приехал. Притащил с собой кучу народа, как ты и просил. Два небольших отряда охотников за головами, наемников почти полста, да телохранителей почти десяток. — Уточнив при этом самое занимательное на его взгляд. — Среди последних — целых три девицы. Ниче так на первый взгляд…
— Телохранительницы это хорошо, — одобрительно кивнул я. — Будет кого к Энжель приставить…
— Ага, — быстро согласился со мной Рыжий и вроде как даже обрадовался. — А я чем-нибудь другим займусь, да?
— Хм, а что тебя присмотр за ней чем-то напрягает? — малость насторожился я.
— Да не то что бы напрягает… — несколько неискренне начал оправдываться Вельд. А потом махнул рукой и честно сознался: — Просто не мое это — телохранителем быть. Даже у столь красивых девушек… — И доверительно поделился. — Да ты сам взвоешь, Кэр, если тебе придется постоянно по полдня со своей подопечной по рынку и лавкам шататься.
— Это факт, — не мог не согласиться я. Даже одиночный поход с девушкой по лавкам выдержит далеко не каждый, что уж говорить о ежедневных таких променадах. И спохватился, глядя на явно встревожившегося и обеспокоенно завозившегося беса: — Постой, а что вы там покупали-то?
— Да безделушки всякие магические, как я понял, — пожал плечами мой приятель.
— Ладно, потом разберусь… — решил я пока не напрягаться слишком уж по поводу каких-то там непонятных приобретений моей подопечной. Да, хлопнув приятеля по плечу, сказал ему: — Ну раз тьер Фосс привез людей, то от обязанности телохранителя Энжель мы тебя освободим. — И добавил еще чуть задумчиво: — Тем более у меня для тебя не менее важное дело будет…
— Что за дело? — с нескрываемым интересом осведомился Вельд.
— Прокатиться тебе нужно будет в Коуридж, — ответил я. — За компанию с человечком моего финансового советника. На счет которого сейчас с тьером Фоссом решим…
— И что нам там делать?
— Сначала — на каторгу тамошнюю заедете, прикупите три десятка доработанных «Поглощающих покровов Воздуха» у мастера-алхимика Морина, а затем…. а затем начнете по этому городку с умным видом слоняться и записи делать.
— А это еще зачем? — с легким обалдением на лице уставился на меня Рыжий, явно не могущий взять в толк к чему давать ему столь бессмысленное на первый взгляд поручение.
— Якобы для оценки Коуриджа, с целью его последующего откупа мной у казны и преподнесения в качестве подарка леди Кейтлин ди Мэнс, — с ухмылкой поведал я ему в ответ. — О чем вы будете охотно просвещать всех интересующихся… — И кивнул на оставшиеся от недавнего буйства моей невесты развалины по соседству. — Как и о вспыльчивом нраве их будущей хозяйки…
— И зачем тебе это надо, Кэр? — сбив шляпу на лоб, озадаченно поскреб в затылке Вельд.
— Затем чтобы вам там в итоге дали взятку, за то что вы докажете по возвращении мне полную несостоятельность замыслов по приобретению Коуриджа. Есть там люди, что жуть как не захотят пойти под мою руку или руку моей невесты… — заговорщически подмигнул я ему. И добавил еще, для придания вящего интереса к предстоящему поручению: — Две сотни золотом привезете мне, а что удастся срубить сверх того, поделите меж собой.
— Я готов! Готов отправиться хоть прямо сейчас! — немедля выпалил Рыжий, едва до него дошла суть моего поручения.
— Ну прям сей же миг скакать в Коуридж не надо, — рассмеялся я, — сначала ж еще нужно с тьером Фоссом порешать вопрос о выделении тебе помощника.
— Так идем тогда к нему! — решительно заявил мой воспылавший трудовым энтузиазмом приятель. И буквально потащил в «Драконью голову», где поселился тьер Фосс.
— Что, так деньги нужны? — не удержался я, чтоб не подтрунить над Рыжим. — Все уже спустил по кабакам?
— Да по каким кабакам? — немного даже обиделся Вельд. И напомнил мне: — Ты ж сам сказал за нашей кельмской красоткой приударить…
— Было дело, — признал я. Да спросил не без интереса: — А что, выходит что-то?..
— Да пока не особо… — довольно уклончиво ответил Рыжий. После чего плечами пожал, да произнес легкомысленно: — Ну да все равно прикольно за настоящей леди поухлестывать.
— Понятное дело, — усмехнулся я, будучи целиком в этом с ним согласным. Оно вроде бы по сути одни и те же девушки — что благородные, что нет, а все равно почему-то настоящую леди залучить в постель куда как заманчивей кажется…
— Тебе-то проще… — вздохнул с определенным расстройством мой приятель. — С рыцарским поясом-то…
— Да не грузись ты так. Будет и у тебя почти такой же, если у нас все выгорит. Так что можешь смело охмурять эту леди, — успокоил я его. А чуть погодя, уже когда мы поднимались на крыльцо «Драконьей головы», на всякий случай предупредил заметно повеселевшего Вельда: — Если что, я Мэджери имел в виду, а не Энжель.
— А с ди Самери у меня по любому и не выгорит ничего, — отмахнулся Рыжий.
— Пытался, что ли, подкатиться уже? — подколол я его.
— Да не то чтобы пытался… — чуть смутился мой приятель. А потом пожаловался беззастенчиво: — С ней же невозможно что-то замутить! Не реагирует никак ни на подначки, ни на комплименты, ни на что! Такое ощущение складывается, что она, погрузившись в себя, просто не слышит тебя… — Да добавил еще чутка сердито: — Ну ее! Лучше уж к ди Орлар подкачусь. С той хоть пикировку затеять можно… Когда ее телохранителей поблизости нету…
— Не ведется, значит, Энжель на твои хитрые ухаживания? — задумчиво уточнил я, отчего-то с явным облегчением восприняв это известие.
— Не-а, — мотнул головой Вельд. И руками сожалеюще развел: — Вообще никак. — После чего расстроенно заметил: — Да и как, скажи, за ней ухаживать, когда она парой слов влет отшивает?
— Это какой же парой слов? — не на шутку заинтересовался я. И криво ухмыльнулся: — Послала тебя, что ли?
— Если бы… — вздохнул Вельд. Да и просветил меня на этот счет: — Просто остановила меня как-то, когда я ездил ей по ушам, и серьезно так спрашивает — ты Кэру вообще друг? Или как?..
— Да уж, — хмыкнул я, дернув головой. Чисто Энжель Рыжего осадила. Как и догадалась-то о том, что несмотря на его неуемную страсть к женскому полу, на девушек друзей он никогда не покушается…
А в таверне моего компаньона — тьера Калвина Труно оказалось весьма людно и шумно. Похоже большая часть приехавших с тьером Фоссом наемников остановилась именно здесь — в лучшем заведении Римхола.
Поприветствовав вышедшего из-за стойки Калвина и перемолвившись с ним парой слов, мы, не задерживаясь, поднялись на второй этаж и прошли в комнаты занятые моим финансовым советником. Никак он себе не сподобится собственный дом в городе подобрать…
Тьер Фосс, нисколько не похудевший за последнее время, хотя помотаться ему, налаживая связи в герцогстве, пришлось немало, при нашем появлении немедля выбрался из-за установленного посреди комнаты письменного стола и поздоровавшись, начал отчитываться передо мной о своих успехах. О нанятых охотниках за головами и прочих наемниках рассказал, о телохранителях найденных упомянул особо, да о разворачиваемой торговле похвалился. А потом испросил разрешения переговорить со мной наедине, дабы обсудить с глазу на глаз некий довольно щекотливый вопрос…
Кивнув согласно, ведь у меня тоже есть нужда кое о чем с ним с глазу на глаз перемолвиться, я попросил сначала решить вопрос с выделением в помощь Вельду какого-нибудь сообразительного человечка из его людей. А то измается Рыжий, бедолага, если ему придется ждать.
Ну да это проблемой для тьера Фосса не стало. В пару минут все решилось к всеобщему удовольствию. Нашелся у моего финансового советника подходящий для такого дела, что я задумал, человечек. Тот еще проныра, похлеще Вельда, по его словам.
«Эти явно споются», — решил я, глядя на Вельда и назвавшегося Лентаром парня, возрастом чуть постарше моего приятеля, затеявших после посвящения в суть дела оживленный разговор. И, выпроводив их прочь — в другом месте договорятся, как будут действовать, обратился к тьеру Фоссу: — Так о чем вы хотели поговорить со мной без лишних ушей?
Бывший кельмский, а теперь уже — римхольский толстосум, не сразу ответил. Сначала предложил мне перебраться в соседнюю комнату, где усадил в мягкое кресло у низенького стола, да угостил хорошим вином.
— Я хотел узнать, сэр Кэрридан, что вы намерены делать теперь с леди Энжель, — только несколько минут спустя перешел он к сути дела. И внимательно посмотрел на меня.
— Да ничего я не собираюсь с ней делать, — немедля заверил я его, в отсутствии у меня каких-либо кощунственных планов на мою подопечную. И добавил еще уверенно: — Рано или поздно я решу вопрос с этой навязанной мне опекой и Энжель будет совершенно свободна.
— Этого я и боялся… — вздохнул тьер Фосс, которого отчего-то нисколько не успокоило сделанное мной заявление.
— А что не так? — не понял я этого момента. И нахмурился.
— Сэр Кэрридан, я не сомневаюсь, что вам вполне по силам добиться полного освобождения от опеки дочери моих старых друзей… — вздохнул еще раз тьер Фосс. Да с нескрываемой досадой произнес: — Но толку-то с этого?.. Если от полученного клейма «бесправной любовницы» это ее не избавит…
— Но она же не является на самом деле моей любовницей… — робко заикнулся я.
— А это не имеет никакого значения, — безразлично пожал плечами мой собеседник. Хмуро обронивший затем: — Ее репутации нанесен невосполнимый ущерб уже самим фактом пребывания под полной опекой у мужчины. И тут не суть важно, какие меж вами отношения на самом деле. Главное, что каждый теперь может ей прямо сказать, что она была вашей бесправной любовницей.
— Вот же… — вслух выругался я, чувствуя что у меня начинает голову ломить от сонма завертевшихся в ней мыслей.
— Я до последнего момента надеялся, что вы обговорили этот момент с леди Кейтлин… — в третий раз испустил тяжкий вздох тьер Фосс, похоже искренне переживающий за судьбу дочери своих почивших друзей.
— А она-то тут чем может помочь? — уставился я на него, растерянно вертя в руке пустой бокал.
— Так репутацию леди Энжель может спасти только одно — если она, будучи вашей подопечной, помимо этого будет являться еще и вашей же женой… — ответил тьер Фосс.
— Нет, это невозможно! Моя дражайшая невеста ни за что не позволит мне привести в дом вторую жену! И скорее убьет сразу и меня и Энжель, чем допустит такое! — вырвалось у меня без моего участия.
— Даже при условии, что второй брак будет чисто формальным?.. — прикусил большой палец мой финансовый советник. И видя что я не на шутку призадумался, склонился над столом и проникновенно попросил. — Поговорите на эту тему со своей невестой, сэр Кэрридан, пожалуйста. Постарайтесь ее убедить… Объясните ей в сколь сложную ситуацию угодила леди Энжель…
Честно говоря, это предложение не вызвало у меня радости. Ибо могу себе представить, как отреагирует демоница, стоит мне только затеять подобный разговор. Ни в какой формальный брак она явно не поверит…
— Ладно, постараюсь что-нибудь придумать на сей счет, — после недолгих, но очень тяжких размышлений пообещал я. После чего, покусав губу, обратился к заметно успокоившемуся после моих слов финансовому советнику: — А вы сделайте пока вот что — изымите из моих средств какую-то толику и купите где-нибудь подальше от Империи и Аквитании небольшое, приносящее верный доход поместье. И подберите надежных людей, которые смогут в случае чего переправить туда леди Энжель…
— Что? — опешил тот. — Но зачем?
— Да мало ли что со мной может случиться на охоте, — с нескрываемой досадой обронил я перед тем как уйти.
Оставив тьера Фосса, и отмахнувшись от Калвина в зале, зазывавшего меня пропустить с ним по кружечке отменного пивка, я направил свои стопы прямиком в дом градоначальника. А то ведь как приехал, даже не умылся с дороги и не переоделся.
Шел по городу и мрачно думал о том, как жестко попал с этой полной опекой над Энжель. Непонятно как теперь и выкрутиться из всего этого… Тот же предложенный тьером Фоссом вроде бы вполне удобоваримый вариант выхода из сложившегося положения — вовсе не вариант. И дело даже не в том, чего мне будет стоить добиться у Кейтлин согласия на пусть и не значащий ничего, исключительно формальный брак с Энжель. Тут другое… Само изменение статуса златовласки может оказаться критичным… В моем ее восприятии… Бесправная любовница-подопечная и законная жена, пусть и якобы формально, — это две совершенно разные вещи… Бороться со своими порочными желаниями, частенько обуревающими меня в отношении крошки Энж, мне точно станет значительно сложней… И… И как бы не вышло чего из всего этого… Совсем-совсем не формального… Так что лучше так не рисковать. Ибо не доверяю я себе в этом вопросе. Как вспомню только, сколь восхитительно красива моя подопечная — так сразу же и не доверяю…
Погруженный в тяжкие думы, я до места и добрел. А там, поднявшись на второй этаж, неожиданно решил сперва заглянуть к своей подопечной. Посмотреть как она там… Да может поговорить о том, как она сама смотрит на сложившуюся ситуацию.
Постучав в дверь, и получив разрешение войти, я зашел в апартаменты Энжель. И обнаружил ее сидящей за столом, заваленным целой уймищей всевозможных драгоценных безделушек, источающих магические эманации.
— Кэр! — искренне обрадовалась моему появлению златовласка. И вихрем вылетев из-за стола, бросилась ко мне. Подбежала и крепко-крепко обняв, уткнулась носиком мне в грудь. Да так и замерла.
— Да все в порядке, Энж… — смущенно пробормотал я, растроганный проявленными девушкой чувствами, ласково поглаживая ее по спинке. И чуть погодя она отстранилась. Вскинув при этом голову и уставившись на меня сияющими глазами. Отчего я окончательно засмущался… И отвел свой взгляд. В глазах что-то защипало…
— О, а кто это тут лазал? — не нашел ничего лучше, как спросить я, обнаружив что сундуки с казной Ушедших кто-то ворочал. Один вон со стопки снят и отдельно поставлен…
Не сдержав своего любопытства, я подошел к нему и, откинув крышку, заглянул внутрь. После чего переглянулся с сунувшим туда же рыло бесом и озадаченно почесал в затылке. В сундуке, поверх лунного серебра две изящные золотые монетки лежали…
— Ну, я тут взялась восстанавливать всякие магические безделушки… Ну и вот… — покраснев, выдала Энжель, когда мы дружно уставились на нее.
«А может ну ее, эту стервозную демоницу, от которой один убытки и никакого прибытку?.. — еще раз заглянув в принадлежащий мне сундук и оценив его пусть и не большое, но все же пополнение, и почесав рог, задумчиво произнес бес. После чего, перескочив мне на левое плечо, горячо зашептал мне на ухо, с неподдельным умилением косясь на Энжель: — Да ты сам посмотри, какая прелесть эта златовласка!.. Красивая, наивная, хозяйственная… Самое то что нужно для жены!»
«Кто ж спорит? Прелесть, конечно», — хмыкнул я про себя, любуясь на златовласку и ловя себя на том, что чем больше ее узнаю, тем большей симпатией к ней проникаюсь.
— Что-то не так, Кэр? — не выдержала спустя какое-то время и осторожно спросила она, видя, что я просто стою, ничего не говоря, и с улыбкой рассматриваю ее.
Я тотчас же встряхнулся. И не нашел ничего лучше кроме как вроде бы шутейно подначить свою подопечную:
— Да вот думаю, Энж, какая из тебя выйдет замечательная жена. Хозяйственная…
А больше ничего сказать и не смог… Ибо Энжель, стоило мне только обронить эти слова, вскинула свои лучистые глаза и с такой непередаваемой надеждой уставилась на меня, что… что я невольно сглотнул возникший в горле вязкий ком. И не нужен сразу стал разговор по душам на тему того, каким она видит решение скользкой проблемы ее статуса бесправной любовницы. Да, не нужен…
Смешавшись, я промямлил что-то о том, что мне нужно привести себя в порядок с дороги и быстро ретировался из апартаментов своей подопечной. В смятенных чувствах отправился к себе… Думать. Крепко думать о том, как сложить образовавшуюся головоломку. Ведь и Кейтлин не хочется терять, и оставить порушенной репутацию Энжель невозможно…
«Да чего ты голову ломаешь? — снисходительно обратился ко мне бес, когда у меня уже начал ум за разум заходить в поисках удовлетворяющего все три стороны решения. — Бери крошку ди Самери второй женой, да и дело с концом!»
«Ага, точно — тут-то мне и придет конец! Как только я обмолвлюсь Кейтлин о таких своих планах!» — с сарказмом хмыкнул я. Да вздохнул тяжко: — И никакое оправдание типа формальности этого брака не прокатит…
«Просто надо действовать не так, — нравоучительно поднял указательный пальчик бес. Да тут же взялся меня наущать, жарко шепча на ухо: — Ты подойди к демонице, да четко скажи ей что будешь не против взять ее подружку — Мэджери, третьей женой! В случае если ди Мэнс согласится принять в дом второй — ди Самери!»
«Что-то не вдохновляет меня на подвиги твой замысел… — проворчал я недоверчиво. — Сомневаюсь я что-то крупно, что такая наглость прокатит… Скорей гонять меня с целью жестокого убиения будут уже три девушки…»
Однако подкинутая злокозненной нечистью мысль все же запала мне в голову. Потому за ужином, в компании трех леди, я не мог не вернуться к ней. И невольно начал разглядывать девушек, прикидывая смогли бы они ужиться одной семьей или нет…
Правда с этим делом пришлось очень быстро завязать. Похоже слишком уж выразительным было мое лицо в момент их разглядывания… Так как леди моментом заподозрили что-то. Переглянулись, и, нахмурившись, уставились на меня. А Кейтлин еще и глазки эдак выразительно сощурила, как бы поощряя меня что-нибудь сказать. Что-нибудь такое, за что меня можно немедля приложить «Молотом Воздуха»…
«Не, слишком рискованно…» — немедля отказался я от возникшей заманчивой идеи как бы в шутку предложить всем трем сидящим со мной за одним столом особам выйти за меня замуж, с целью посмотреть как они на это отреагируют.
А по завершении ужина идея обзавестись сразу тремя красавицами-женами окончательно перестала меня привлекать. Когда Кейтлин и Мэджери, заговорщически переглянувшись, обнялись на наших глазах, страстно поцеловались и отправились прочь. За ручки бережно держась…
«Нет уж, — сердито подумал я, проводив этих наглых мерзавок взглядом. — Мне нормальная семья нужна, а не бес знает что!»
* * *
На следующий день. Дом римхольского градоначальника.

 

Подойдя к кабинету, в коем обреталась в данный момент хозяйка дома, Энжель вынужденно остановилась и вопросительно посмотрела на преграждающую ей путь телохранительницу. Тарию, кажется… Та, обшарив ее внимательным взглядом, медленно кивнула и в сторонку отступила.
Шагнув к двери, Энжель коротко постучала в нее. И дождавшись разрешающего возгласа ди Мэнс, собралась с духом, и решительно вошла в кабинет.
— Чего тебе? — оторвав на мгновение взгляд от каких-то бумаг и тотчас опустив его назад, не очень-то дружелюбно осведомилась Черная Роза Империи, заседающая за массивным столом темного дерева.
— Поговорить, — односложно ответила Энжель, и замерла, подойдя к столу.
— И о чем же ты хотела поговорить? — не выдержала спустя какое-то время ди Мэнс и отодвинув в сторону изучаемые ею документы, подняла взгляд изумрудных глаз на непрошеную гостью.
— Ну-у… — смутилась поначалу Энжель, но потом все же храбро продолжила: — В первую очередь я хотела бы сделать то, что мне следовало сделать сразу же. Извиниться. Извиниться за то, что мы тогда на пару с Кэрриданом совершили с тобой в его доме…
— Лучше и не вспоминай об этом! — явственно скрипнула зубками Кейтлин. А потом, глубоко вздохнув, сердито обронила: — Твое счастье, что всю вину за содеянное Стайни принял на себя и уже понес заслуженное наказание…
— Но ведь это неправильно наказывать Кэра… — робко заикнулась златовласка. — Ведь все случилось из-за меня…
— То есть это ты предложила меня раздеть и засунуть в постель Стайни? — сощурилась Кейтлин.
— Нет, не я, — вынуждена была признать златовласка, что данная инициатива происходила не с ее стороны.
— Тогда и говорить, собственно, не о чем. Стайни все это измыслил — он же и получил по заслугам, — подвела итог откинувшаяся на спинку кожаного кресла ди Мэнс.
— Но он же сделал все это не ради себя, — упрямо возразила сложившая ручки у пояса Энжель. — Потому виновата во всем случившемся именно я…
— Могу тогда и тебя дракону скормить, — не то в шутку, не то всерьез предложила ди Мэнс.
— Нет, я просто хотела попросить тебя простить то давнее деяние Кэра, совершенное им исключительно в силу непреодолимого стечения обстоятельств, а не ради того чтоб поглумиться над тобой… — шмыгнув носиком, тихо молвила Энжель.
— А ты бы простила? — мрачно осведомилась ди Мэнс. — Если бы я со Стайни раздела тебя и выставила на всеобщее обозрение?..
— Ну-у… все зависит от обстоятельств, наверное… — смешалась златовласка.
— А ну да, ты-то только и мечтаешь о том, чтоб Стайни к тебе в трусики залез! — помолчав мгновение, с сарказмом заметила Кейтлин.
— Неправда! Ни о чем таком я не мечтаю! — с жаром возразила поневоле залившаяся краской златовласка.
— Это ты моей бабушке расскажи! — фыркнула на это ди Мэнс, давая понять, что лишь какая-нибудь выжившая из ума старуха способна поверить в такие заверенья, но никак не она.
От этого у Энжель сами собой стиснулись кулачки, а взгляд зарыскал по комнате, ища какую-нибудь вазу которой можно одну стерву по голове огреть. Но она сдержалась. И глубоко вздохнув, упрямо произнесла: — Ты ошибаешься на счет меня.
— Да с чего бы это? — выразительно приподняла правую бровь Кейтлин. И фыркнула еще раз: — Это ты наивного Стайни можешь облапошить своей прямотой и детской непосредственностью, но не меня! Хотя признаю, ты хорошо освоила хитрое искусство быть такой какой тебя хотят видеть…
— Но я не собираюсь облапошивать Кэра! — искренне возмутилась такой трактовкой вопроса Энжель. И убежденно заявила: — Он хороший!
— Ага, знаю я какой он хороший, — с неприкрытым сарказмом высказалась ди Мэнс на такое заявление ее собеседницы.
— Нет, похоже не знаешь! — сердито сказала Энжель. — Иначе не относилась бы к нему так!
— Я отношусь к нему ровно так, как он заслуживает, — отрезала насупившаяся Кейтлин, явно готовая с боем отстаивать свое мнение по этому вопросу.
— Нет, уж такого отношения он точно не заслуживает! — помотала головой златовласка. И добавила упрямо: — Кэрридан исключительно хороший, добрый и бескорыстный человек! Наверное — лучший из всех!
— Ну тут ты явно перебираешь… — криво усмехнулась ди Мэнс.
— Да ни чуточки! — с жаром заверила ее златовласка. — Кэр, сколько я его знаю, никогда не давал повода сомневаться в его безупречной порядочности!
— Видимо просто не успел… — лицемерно вздохнула Кейтлин. Пояснив затем, недоуменно хлопнувшей глазами златовласке: — Дать повода в смысле.
— Это не так, — непреклонно заявила Энжель. Да в доказательство своих слов сказала: — Вспомни игру в кельмском клубе. Будь Кэр нехорошим человеком, освободил бы он меня из долговой кабалы? А являйся он трусом, стал бы прятать затем от идущих по следу ищеек Охранки?.. Или взять хотя бы то же конвоирование меня в столицу. Ну на что мог рассчитывать Кэр, отпуская меня? На какую благодарность? Учитывая, что я удрала бы в Аквитанию и больше бы мы никогда не встретились? — Кейтлин не нашлась, что на это сказать, и златовласка решительно покачала головой. — Нет, Кэрридан хороший!
— Так это поэтому ты так легко согласилась к нему пойти под полную опеку? — делано безразлично поинтересовалась ди Мэнс.
— Да, — подтвердила Энжель. Добавив еще: — Потому что знаю — он моего доверия не предаст!
— А если вдруг?.. — подначила ее Кейтлин, похоже не готовая смириться с геройским ореолом вокруг Стайни, которым окружила его эта ди Самери.
— Ну а если он мое доверие все же предаст… — нахмурила бровки Энжель, обдумывая явно ранее не рассматривавшуюся ею возможность. — То я, то я… — И с просветлевшим лицом решительно закончила: — То я его тогда убью!
— А на какой раз предания доверия ты это сделаешь? На пятый или на десятый? Или может на сотый?.. — с неприкрытым ехидством осведомилась сложившая лапки Кейтлин, похоже не поверившая что ее собеседница воплотит свои угрозы в жизнь.
— Что?! — громко возмутилась вспыхнувшая Энжель. — Да как ты…
— Это все что ты имела мне сообщить? — перебила ее Кейтлин. И сделала величественный жест рукой, как какой-то монарх выпроваживающий своего подданного, заявив при этом: — Тогда я тебя больше не задерживаю.
— Хорошо, я уйду, — сердито сказала златовласка, после того как выдохнула и разжала опять сжавшиеся кулачки. — Но хочу чтоб ты знала — Кэрридан мой друг. И обижать его я никому не позволю!
— Какой же ты все же ребенок… — с притворным сочувствием молвила на это ди Мэнс.
— Я не ребенок! — возмутилась Энжель.
— Правда? — удивленно приподняла бровь Кейтлин. И обронила эдак небрежно: — А вот Стайни считает иначе…
— Неправда! — вытянулось лицо у Энжель. — Кэр не может так считать!
— Но ведь считает же, — делано равнодушно пожала плечами ди Мэнс добивая златовласку.
Энжель на мгновение прикусила губку, а потом отчаянно тряхнула головой и сердито буркнула: — Пусть даже так. Не беда. Не беда… И… И… И молодой быть лучше, чем пожилой!
— Что?! — змеей прошипела Кейтлин, глаза которой мгновенно сузились и потемнели. И вопросила донельзя возмущенно: — Ты кого старухой назвала?!
— Никого, — немедля заверила ее златовласка, отрицая нацеленность именно на Кейтлин отпущенной ею шпильки. Правда в этом позволяла усомниться следующая оброненная ею фраза: — Однако невеста завсегда должна быть ровесницей своего жениха, а еще лучше — чуть моложе его. Но никак не значительно старше… А то совсем некрасиво выйдет.
— А ну брысь отсюда! — рявкнула на нее сверкнувшая чернющими очами Кейтлин и Энжель буквально вымело из кабинета в коридор.
— Вот и поговорили… — расстроенно пробормотала златовласка, обнаружившая себя стоящей за захлопнутой дверью. И вздохнула… Без особого раскаяния впрочем. Не она ведь первая начала, правда?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий