Девятый герцог империи

Часть третья

Поход мы выступили как обычно — рано поутру. И двигались в своем обычном темпе, пока вечером шестого дня не встали на стоянку близ давно заброшенной водяной мельницы. Чей серый каменный остов отчетливо проглядывал сквозь высокие заросли камыша, разросшегося по краям приличных размеров пруда. Пусть до заката вполне можно было проехать еще пару-тройку миль, но решили остановиться на ночевку здесь. Очень уж нам сразу приглянулось это место. И вода рядом, и, считай, готовая дозорная вышка имеется, с которой хорошо просматриваются все окрестности, и тут можно с легкостью разместить весь наш немалый отряд. Да еще и лошадям имеется где попастись вволю.
Реально — хорошее место. Так посчитала и Хисса, явившаяся много позже. Она только увидела пруд — и сразу поспешила к нему, да давай туда-сюда ходить по берегу, нещадно ломая камыш, и высматривать — не водится ли какая рыбка там. А та — нет чтоб затихариться, да быстренько уйти на глубину, начала в наглую плескаться прямо перед носом у демонической кошки! Что вызвало у Хиссы закономерную реакцию — она, обрадованная, рванула ко мне. Рыбачка…
Ну что с ней сделаешь? Пришлось мне, несмотря на то что уже начало смеркаться, отправляться на рыбалку. И не одному, или там с Питом, а с призванной на подмогу Кейтлин. Нет, наглушить рыбы с помощью нестабильных стихиальных накопителей я и сам могу, да вот проблема — как затем добраться до нее?.. Пруд-то это все-таки не какая-нибудь крохотная речушка, сачком, пусть и на длинной ручке, не до всюду дотянешься. А лезть в воду нет никакого желания. Не лето чай. Хотя здесь и в самое теплое время года купание совсем не то, что, к примеру, у нас в Кельме — южном море. Заскочишь только в манящую своей прохладой речку разок сгоряча — так мигом с визгом вылетишь обратно. Жуть как холодно, ага.
Конечно здесь вода должна быть чуток потеплей нежели в быстрой речке, но не так чтобы очень. Пруд-то рукотворный… И образовался он благодаря тому, что кто-то обстоятельно завалил каменюками один край глубокой ложбинки, перегородив таким образом русло бегущего откуда-то с гор ручья. Так что водичка здесь отнюдь не парное молоко, отнюдь. На поверхности это еще не так ощущается, а на глубине наверняка полная жуть.
В общем хорошо что удалось подбить Кейтлин на это дело. А то ведь она вполне могла проигнорировать мою просьбу о помощи в силу того, что отношения заметно ухудшились после злополучного пира наши. Я ж к ней последние дни и так и эдак подступался — а она даже гладиться не дается. Такая вот беда…
Пробравшись вслед за торившей нам путь через камыши Хиссой на каменную насыпь-запруду, мы затеяли рыбную ловлю. Оказавшуюся настолько удачной, что словами не описать! Рыбы-то в пруду оказалось видимо-невидимо! Только знай себе глуши, да ту что покрупней доставай из воды! Причем для этого даже магия оказалась не особо-то и нужна. Оглушенную рыбу все одно подносит течением к запруде, через которую перетекают излишки воды и журча стекают вниз, давая продолжение говорливому ручью. Хотя не зря я позвал Кейтлин с собой, вовсе не зря. Сам бы я, к примеру, всплывшего кверху пузом сомяру, огромного как какая-то коряга, ни по что не вытащил бы на берег без ее помощи.
Осчастливив эдакой добычей Хиссу, не преминувшую выразить свою благодарность облизыванием моего лица, в результате чего мне пришлось пару минут утираться рукавом куртки, мы вернулись в лагерь. Не с пустыми руками ушли конечно. Перед тем как оставить моего талиара трапезничать, наполнили отборной рыбой корзину, брошенную Гэлом и Даком. Они ж, чуть ранее, видя наши успехи, не удержались и решили подойти, дабы посмотреть на эдакую рыбалку вблизи. А для отвода глаз корзину прихватили. Вроде как по делу пришли, а не просто так. Да только дойти не сумели. Только на насыпь-запруду поднялись, как один был сбит с ног азартно мечущейся по ней туда-сюда Хиссой, а другой и вовсе, испуганно шарахнувшись в сторону — полетел в воду.
Такой вот у нас вышел чудный вечер. Мне понравилось. Да и Кейтлин, по-моему, тоже. Ибо она чуть оттаяла за время захватывающей рыбной ловли. Так что не зря умные люди говорят, что совместные дела сближают…
А много позже, когда уже практически все в лагере, за исключением конечно выставленных дозоров, улеглись спать, Хисса явила доказательство того что не зря я о ней так забочусь. Несмотря на то что я не отдавал ей посредством ментальной связи приказа сторожить нашу стоянку, демоническая кошка все же взялась это делать по собственной инициативе. Иначе с чего ей будить меня предостережением о том, что к нам подбирается какая-то тухлятина?
Я, правда, не сразу сообразил спросонья, что мой талиар подразумевает таким сообщением. Чуть погодя только дошло, что Хисса, с ее чутким кошачьим обонянием, скорей всего воспринимает как тухлятину обыкновенную нежить. Похоже, мы по незнанию расположились поблизости от дневного убежища мертвяков, а те, выбравшись из него с наступлением ночи, начали бродить по округе и наткнулись на нас!
Сочтя, что в этом что-то есть, я сразу отправился будить сильномогучую магессу. А то проспит все самое интересное…
Жаль самую малость не успел… Пока я спешно одевался-облачался, наш самый дальний дозор, расположившийся на опушке близлежащего леска, заметил что-то неладное. И, соответственно, сразу же всполошил лагерь, лишив меня тем самым, к большому моему огорчению, превосходной возможности невозбранно ворваться в неурочный час в шатер своей невесты. Исключительно с целью ее ласковой побудки, да. А вовсе не ради осуществления проверки на наличие хвоста, как кому-то блохастому паршивцу мнится!
Впрочем, я быстро успокоил себя тем, что скорей всего зря расстраиваюсь. Ибо, несмотря на всю соблазнительность такой мысли, все же крайне маловероятно, что Кейтлин спит там нагишом. Дома — еще возможно, а в походе — очень навряд ли. Но, тем не менее, проверить это не помешало бы. Да, не помешало бы…
Ну да кого теперь винить? Сам виноват — надо было шустрей собираться. А пенять на нашу ночную сторожу нечего. Молодцы они. Бдят, а не спят в дозоре, всецело положившись на сотворенный моей невестой перед отходом ко сну охранный периметр, перекрывший все подступы к лагерю. А то бы сейчас нежить, на которую магическая сигналка не реагирует, уши-то им пообгрызла…
Хотя это и не факт. Ведь к стоянке нашей вышли обычные тупые мертвяки. Которые только и умеют что каким-то невообразимым образом чуять издалека живых людей, а охотничьей сноровкой не обладают. Ни подкрасться по уму не умеют, ни даже густые кусты обойти — так и ломятся через них, треща ветвями и шумя на всю округу. Так что дозорным нашим вряд ли что-то грозило, даже если бы они спали. Проснулись бы от эдакого шума.
— Что там? — добравшись до меня, отрывисто бросила Кейтлин, сжимающая в левой руке кроткий жезл с пламенеющим камнем.
— Да мертвяки откуда-то взялись, — просветил я девушку, явно видящую в темноте чуть похуже меня и еще не разобравшуюся с чем мы имеем дело.
— Простые мертвяки? — чуточку разочарованно переспросила она. И после моего подтверждающего кивка, не говоря больше ни слова, сотворила огромный огненный шар. Да и подвесила его у нас над головами, на высоте примерно сотни ярдов. Светло сразу стало как днем… Даже если смотреть как я — сильно-сильно сощурившись.
— Блин! — произнес я, поспешно прикрывая ладонью глаза. А затем, протерев их и восстановив таким немудреным образом зрение, задумчиво заметил: — Кажется мертвечина передумала нападать…
— Да, им явно пришлось не по душе рукотворное солнышко, — согласилась со мной Кейтлин, наблюдающая ровно тоже что и я — спешно убирающихся с открытого пространства под сень ночного леса мертвяков.
— И что теперь с ними делать?.. — задал я вполне логичный вопрос, обращаясь в общем-то в первую очередь к себе.
— Оставить все как есть до утра, — пожала плечами магесса, явно не горящая желанием отправляться средь ночи гонять нежить по окрестным лесам. — А там видно будет.
— Тоже вариант… — пробормотал я, задумчиво чеша в затылке. Не, мне и самому не слишком-то охота лазать по чащобам в поисках затихарившихся там мертвяков, несмотря на невеликую опасность этого предприятия, но… но оставлять все как есть отчего-то претит. У меня какая-то стойкая неприязнь развилась к нежити после побоища с ней в подземельях особняка семьи ди Гетав. Как увижу эту мерзость, от которой действительно шибает какой-то тухлятиной, так рука сама сразу непроизвольно тянется к рукояти меча…
— Стайни, это глупо провести остаток ночи гоняясь за тупыми мертвяками, — попыталась образумить меня Кейтлин, каким-то образом уловив обуревающие меня чувства. Присовокупив еще к этому: — На меня, во всяком случае, в этом деле уж точно можешь не рассчитывать.
И я, вздохнув, отпустил рукоять меча. Ведь как бы ни хотелось покрошить нежить, а оставлять Кейтлин одну никак нельзя. Может кто-то очень хитрый и коварный, нарочно натравивший на нас мертвяков, только этого и ждет чтоб добраться до одной обольстительной демоницы и похитить ее… Может, конечно, я, обжегшись на молоке, и на воду теперь дую, но все же исключать такой вероятности нельзя.
Посмотрев на неуклюжую нежить, шатающуюся по наполненному густыми тенями лесу и явно только и ждущую того когда погаснет неожиданно возникшее на небосводе солнце, я почесал в затылке. И меня осенило! Можно ведь не самому мотаться, а отправить разобраться с незваными гостями Хиссу! Ей явно не составит труда извести всю эту мертвечину наводнившую близлежащий лес.
Сказано — сделано. Пять минут не прошло, как мой талиар занялся сокращением поголовья тутошней нежити. Правда, поначалу Хисса заартачилась было, не проникшись желанием гонять мертвяков и отправив в ответ на мой ментальный посыл пренебрежительную мысль, что, дескать, эта дохлятина несъедобная, а значит и охотиться на нее нет никакого смысла. Пришлось мне пойти на хитрость, да вроде как поделиться с демонической кошкой своей тревогой на счет того, что привело сюда мертвяков. Не иначе они прознали о том, что тут, на берегу пруда, имеется целая груда вкусной рыбки… и теперь хотят подобраться к ней…
Тут-то и пришел последний час нежити. Вернее даже не час, а немногим более четверти его. Этого времени Хиссе с лихвой хватило для того чтоб подчистую извести всех мертвяков. И в лесу, и там откуда они пришли — и в каком-то брошенном селении, которое демоническая кошка описала в посланном мне образе-мысли как нехорошее место.
Затем успокоенная Хисса вернулась к нашему лагерю. На дамбу. Где ее дожидались я и Кейтлин. Нам же пришлось отправиться сторожить рыбу… Ибо кошка ни в какую не соглашалась оставлять ее без присмотра.
Вернувшаяся Хисса сразу направилась к пруду. Передние лапы брезгливо отряхнула и вроде как помыла — едва касаясь их подушечками водной глади. И довольная собой подошла к нам. Приблизившись же, с нескрываемым подозрением покосилась на Кейтлин и сразу же груду рыбы кругом обошла, внимательно осматривая ее и не иначе как пересчитывая. После чего на мгновение озадаченно замерла. А затем еще лапой кучу поворошила, проверяя ее на предмет образовавшихся в ее середине пустот. Однако ничего такого не нашла и вновь с подозрением посмотрела на Кейтлин, будучи похоже не в силах поверить, что та в ее отсутствие не стащила хотя бы одну из таких замечательно-вкусных рыб.
— Да не брала я твою рыбу, не брала! — возмущенно заявила Кейтлин в ответ на такие взгляды демонической кошки, и я не сумел сдержать улыбки. Которую моя невеста закономерно увидела. Увидела, фыркнула, да гордо подбородок задрала и в лагерь стремительно пошагала.
Не скрывая уже улыбки я подмигнул Хиссе и отправился следом за Кейтлин с мыслью — раз уж возникшая проблема благополучно решена, то почему бы не поспать еще малость?..
Похоже все думали так же как и я. Потому как стоило только сильномогучей магессе убрать с небосвода сотворенное ей солнце, как народ сразу начал разбредаться по шатрам. Досыпать, ясно.
А утром наш отряд, словно ни в чем ни бывало, отправился дальше по старому торговому тракту. И никто даже не пошел посмотреть на растерзанную Хиссой нежить. То ли люд у нас страсть какой нелюбопытный собрался, то ли всем с избытком хватило того мертвяка, с оторванной головой и развороченным чудовищными когтями туловищем, что валялся у самой дороги, прямо на пути нашего каравана. Там не только непривычные к такому зрелищу Гэл с Даком позеленели, но и кое-кто и из бывалых наемников сбледнул с лица, на него глядючи… Можно сказать один я безучастным остался. Не то по причине своей нечеловеческой природы, не то оттого, что видывал и кое-что похуже. Например то, что остается после трапезы упырей…
Однако все оказалось зря. Как не воротили морды наемники, а пришлось им столкнуться с мертвечиной, так сказать, лицом к лицу. Ибо, проехав немного дальше по тракту, начавшему извиваться, огибая выступающий горный отрог, наш караван встал. Заупрямились животные, не желая ступать по частям человеческих тел, коих тут, близ небольшого покинутого селения, валялось в избытке. Хисса похоже здесь славно повоевала… Пришлось подчиненным Джозефа Тирага бросать жребий, а затем — парочке самых невезучих убирать с нашего пути растерзанных мертвяков.
— А нежить-то, похоже, недавно совсем поднятая… — обратил я внимание Кейтлин на тот довольно таки примечательный факт, что те мертвяки что поцелей выглядят не шибко внушающе. Как явно только начавшие свою трансформу в полноценную нежить.
— Да, очень похоже на то… — задумчиво молвила она в ответ, без особого пиетета разглядывая куски человеческих тел, убираемые в сторонку сопящими и сдавленно ругающимися наемниками-работниками.
— Заглянуть может в это селение, проверить что там, да как, пока дорогу чистят? — предложил я, кивнув в сторону прилегающей к тракту деревеньки. Некогда в силу своего выгодного расположения довольно богатой, судя по хотя бы по тому что окружает ее не обычный деревянный тын, а полноценная каменная стена, пусть и не высокая совсем и не толстая.
— Зачем? — пожала плечами Кейтлин. — Если, как ты говоришь, твой талиар извел тут всю нежить подчистую?
— Место там Хисса почувствовала какое-то нехорошее… — поделился я с девушкой впечатлениями демонической кошки. — Так что не помешало бы посмотреть что это такое. Чтоб на обратном пути не натолкнуться на новый выводок нежити…
— Вот умеешь же ты, Стайни, работать головой когда надо… Жаль только что в остальное время — что совой об пень, что пнем об сову… — как-то странно посмотрев на меня, едва слышно изрекла в ответ на это Кейтлин.
— Что?.. — недоуменно нахмурился я, не поняв ничего и заподозрив в этом какую-то хитрую подначку.
— Говорю — ты прав, считая, что нам следует проверить это нехорошее место, — дернув уголком рта, быстро вернула леди разговор в прежнее русло, и поворотила коня в сторону отсутствующих ворот покинутого селения.
Мне ничего не оставалось кроме как последовать за ней, что я и сделал. Тронул своего геройского белого коня, да заехал в покинутое селение. Отметив при этом такую деталь, что имевшимся здесь воротам не приделали ноги какие-нибудь ушлые людишки, шастающие по Палорским горам в поисках чего бы то ни было, что можно продать на торгу, а банально вынесены внутрь мощным ударом. Причем не ударом какого-нибудь тарана. Тут явно применяли магию, судя по тому, что деревянные воротины разбиты буквально в цепу и разнесены по значительному пространству. А кому могло понадобиться это делать — непонятно… Легко же можно было просто открыть ворота. Или вообще избрать другой путь для проникновения в деревеньку, ведь окружающая его стена из нетесаного камня порушена во многих местах, а потому никакой преградой не является. Ну разве что для повозок, которым сложно проехать через каменные завалы…
Но это я так, мимоходом отметил, не став концентрировать на всем этом своего внимания. Ведь судя по тому, что уцелевший кус толстенного воротного бруса уже частично врос в землю, все это дело очень давних дней. Нас никаким боком не касающихся. Явно тот маг, показавший на беззащитных воротах свою силушку, не сидит здесь долгие годы, нас дожидается.
— А здесь действительно была богатая деревенька… — не удержался я от замечания, когда мы проехали дальше и обнаружили аж три полуразвалившихся постоялых двора и вдобавок к ним — таверну.
— Так место тут было хорошее, торное, — вроде как пояснил Джегар, едущий чуть позади меня и возглавляющий процессию держащихся плотной группой телохранителей Кейтлин.
— Хватит болтать! — одернула нас остановившая Пруффа магесса. И бросила сквозь зубы: — Посмотрите-ка лучше сюда…
Заинтригованные, мы подъехали поближе к чуть вырвавшейся вперед Кейтлин. И чуть не в один голос выругались, увидев то, что чуть ранее узрела моя невеста. За покосившимся забором, на заднем дворе таверны была намалеванная здоровущая кроваво-красная пентаграмма! Да с пятью короткими столбами в основании искривленных лучей, усеянных непонятными рунными знаками! А к тем, так сказать, опорам, цепями приточены люди! Мертвые люди… С искаженными от немыслимых страданий лицами, рвущиеся изо всех сил из сдерживающих их пут…
— Гля кось, а там вон еще одна… — нарушил молчание в которое мы погрузились возглас помощника Джегара — Лютера Тибри и все повернули головы в указанном им направлении. Чтоб увидеть в другом дворе точно такую же пентаграмму с кривыми лучами и без какого-либо ограничивающего круга. Единственное — эта совсем старая была… Кровь, да кровь, а не похожая цветом краска, которой она была начертана почернела, запеклась, и перестала быть так отчетливо видна. А короткие столбы, закопанные видимо недостаточно глубоко, сильно покосились под грузом прикованных к ним выбеленных скелетов…
— Спасибо, Лютер, — поблагодарила его Кейтлин. — Эту я как-то из виду упустила. Видимо потому, что она, в отличие от первой, уже практически не испускает эманаций смерти…
Я к прислушался к своим ощущениям и согласно кивнул. Действительно, все так и есть как говорит демоница. Недавняя пентаграмма куда сильней источает эманации тьмы… Хотя и старая пробирает неслабо. Даже странно, что я сразу не почувствовал ничего…
«Похоже постоянное пребывание близ невероятно мощного источника магических эманаций весь нюх мне на это дело отбивает…» — посетовал я про себя, косясь на свою не подозревающую ничего невесту.
— И на кой кому-то понадобилось тут подобное злодейство творить?.. Да еще и не один раз?.. — проворчал Джегар.
— Ну затеяно все это явно неспроста… — задумчиво молвил я, не выдержав гнета взглядов, обратившихся отчего-то на меня. — Не иначе кто-то не желает, чтоб люд лишний раз совался сюда… С этой целью и развел здесь мертвяков… Для чего ему и понадобился круг обращения ко Тьме… И в первый раз, и сейчас, когда, видимо, изначально сотворенной нежити по каким-либо причинам стало недостаточно для превращения всей округи в крайне негостеприимное место.
— Браво, Стайни! Я просто поражена стройностью твоих умозаключений, легко расставивших все на свои места! — легонько похлопала в ладоши демоница, не упустив возможности подначить меня. Да еще и не успокоилась на этом зараза такая, а усмехнулась и тихонечко шепнула: — Больше я тебе ни за что не поверю, когда ты опять, по своему обыкновению, решишь прикинуться дурачком.
— Просто мне уже приходилось сталкиваться с чем-то подобным, — смутившись, сказал я в свое оправдание. И пояснил: — Когда мы в подземелье одного брошенного особняка, кстати говоря, расположенного в этой же стороне, натолкнулись на целую уйму нежити под предводительством лича. Там, оказывается, Темные устроили что-то вроде места обмена с людоловами… С тюрьмой для пленников и тайником с золотом…
— Так может и здесь у них такое логово имеется? — тут же весьма здраво предположил насторожившийся Джегар.
— Да кто ж его знает? Все может быть, — пожал я плечами.
— Тогда неплохо было бы сыскать его… — осторожно заметил Лютер, косясь на свою госпожу.
— Да, неплохо бы! — поддакнул ему кто-то из телохранителей.
— Было б это еще так просто сделать… — со вдохом протянул я, обводя взглядом ряды обветшалых домов. Деревенька-то хоть и небольшая, но и не в одну улицу всего. Не один день надобно чтоб всю ее тщательно обыскать на предмет наличия схронов-тайников… Так как тот фокус, что я провернул с помощью беса в подземелье, здесь полноценно работать не будет…
— А я думала ты только обрадуешься такому предложению… Ты же у нас такой любитель поискать запрятанные сокровища, — не упустила возможности подтрунить надо мной суккуба, ставшая последнее время такой язвительной, что просто страсть!
— Угу, только у нас с Темными сильно разнятся понятия о настоящих сокровищах, — кисло улыбнулся в ответ. И прежде чем моя невеста, недоуменно сведшая точеные бровки, поинтересовалась что я под этим подразумеваю, встрепенулся, и обратился к ней: — Кейтлин, сотвори пожалуйста заклинание обнаружения живых!
Умная демоница. Жуть какая умная, этого у нее не отнять. Ей даже ничего не пришлось объяснять — слету ухватила суть моего предложения. И не говоря ни слова, потянула из ременной петли на поясе пламенный жезл. Да и сотворила в скором времени потребное заклинание, воплотившееся сиреневой дымкой, разлетевшейся от нас расширяющимся кольцом.
Опустив разгоревшийся в результате ей действий жезл, магесса замерла, словно бы прислушиваясь к себе. А потом медленно покачала головой, заявив: — Нет, ничего… Ты ошибся, Стайни, здесь нет других живых людей кроме нас…
— Да это, в общем-то, и к лучшему, — облегченно вздохнул я, уже было распрощавшись с надеждами на спокойную охоту. Увы, но обнаружься здесь узники Темных, пришлось бы нам разворачивать отряд и возвращаться в Римхол. Не бросишь же спасенных людей на произвол судьбы…
— Так а что делать-то будем со всем этим? — привлек наше внимание негромко кашлянувший Лютер, кивая на свежую пентаграмму. — Нельзя же оставить все это как есть…
— Ну, по хорошему следовало бы дернуть сюда отцов-инквизиторов… Чтоб они тут все осмотрели и провели, как полагается, ритуал очищения… — начал вслух размышлять я.
— И когда они сюда доберутся? Через полторы декады? — скривилась будто отведавшая кислого яблока демоница, не питающая горячей любви вообще к Святой Церкви, а к Инквизиции — в особенности.
— Да, ждать нам их здесь не вариант… — почесав в затылке, вынужден был согласиться я. Мне как-то тоже не особо желалось сталкиваться с отцом-предстоятелем Мортисом и его людьми в таких обстоятельствах. Опять достанут своими разбирательствами, как в прошлый раз…
— Ну так что? — поторопила меня моя невеста, явно желающая поскорей разобраться со всем и убраться из этого неприятного места.
— Обойдутся моими зарисовками, — поразмыслив еще малость, махнул я в конце концов рукой. — В конце-концов что они не видели в таких темных ритуалах?..
— Может, установить еще здесь какую-нибудь магическую сигналку на всякий случай? — предложил Джегар. — Нам же еще возвращаться этим путем…
Кейтлин задумалась ненадолго, а потом тряхнула головой: — Нет, не стоит. Слишком много времени уйдет, чтоб она получилась незаметной. — После чего обронила загадочную фразу. — Обезопасим тылы иначе. — И направила Пруффа к выезду из превращенного в рассадник мертвяков селения.
— Что ты хочешь сделать? — негромко поинтересовался я, когда моя невеста, выехав на тракт, остановилась и велела каравану начать движение.
— Просто сжечь тут все, — пожала она плечами, и создав «Тиски Воздуха» подхватила ими собранные наемниками части растерзанных Хиссой мертвяков и перенесла их за ограду селения.
— Хм, тоже вариант… — счел я вполне здравым такое решение. Место это еще нужно будет очистить Светом, но это можно будет сделать и позже. Пока хватит и выжигания скверны. И прятаться мертвякам от обжигающих солнечных лучей негде будет. Хоть дома, поставленные здесь, по большей части из камня, но дерева в них тоже хватает. Выгорят так, что останутся одни только голые остова, практически не дающие тени.
Кейтлин понадобилось довольно много времени на подготовку — как бы не полчаса. Но оно и к лучшему — наш караван успел убраться на достаточное расстояние до того, как с небес хлынул огненный ливень… Моментально затопивший деревеньку пламенным морем. Нам, хоть мы и отъехали от нее заблаговременно, пришлось податься еще дальше — ибо от гудящего за тыном пламени начал идти нестерпимый жар. А затем до нас донесся жуткий, пробирающий до костей вой… Довольно быстро оборвавшийся, впрочем.
— Что это было?! — встревоженно вопросил Джегар.
— Кажется там скрывалась еще какая-то нежить. Причем, видимо поумней обычных мертвяков, раз догадалась ночью спрятаться от Хиссы… — огорошила нас магесса.
— Не, не стоило ей там прятаться… — помолчав немного, покачал я головой, глядя превратившуюся в один огромный костер деревеньку, пламя над которой поднималось как бы не на дюжину человеческих ростов.
* * *
Больше никаких задержек в пути не случилось и уже на следующий день мы оказались у нашей цели — драконьего логова. Конечно, не прямо к нему подкатили, ибо для этого пришлось бы сделать немалый крюк, огибая высокий горный отрог, но все же достаточно близко. По грубым прикидкам — осталось часа четыре ходу пехом. А как там на самом деле выйдет, то, понятно, потом видно будет. Горы это все ж таки не равнина, где куда хочешь — туда и иди.
Впрочем, лично я был даже рад предстоящей прогулке. Хоть ноги размять удастся, а то страсть как надоело уже ехать верхом.
И в своем мнении, я, похоже, был не одинок. Судя по тому, что Кейтлин не погнала отряд дальше, когда наши следопыты принесли весть о том, что мы обмишурились малость, заехав совсем не с той стороны. Крылатый ящер-то, оказывается, на противоположном склоне горного отрога обосновался…
Но тут еще, наверное сыграло свою роль то, что до собственно Палорского хребта, где горы действительно становятся трудно преодолимыми, оставалось еще далеко. Здесь же перебраться на другую сторону вообще не проблема. На своих двоих во всяком случае. И даже ночью. Особенно если воспользоваться эликсирами «Ночного глаза» или магическим зрением.
Да, решив не тратить время попусту, мы той же ночью, после полуночи, отправились на охоту. Чтоб рано поутру и извести огромного злобного дракона.
Прогулка вышла славная — к концу путешествия у меня аж ноги гудели. Хотя вроде с чего бы? Ведь вторую половину пути мы спускались по склону, а не тащились на подъем…
Ну да так или иначе, а мы добрались до своей цели. Отдышались, осмотрелись, да поставили небольшой полотняный шатер на выбранном мной месте неподалеку от драконьего логова. Нет, мы не оборзели в конец, решив расположиться там на отдых. Просто нужно было скрыть кое-что от драконьих глаз.
Плотное, с пропиткой, полотно, специальное подобранное на этот случай, не пропустило не лучика света. А было его немало… Когда Кейтлин выжигала в каменной толще приличных размеров нору. Убежище для меня, куда я могу юркнуть удирая от дракона.
Потом, правда, магессе еще пришлось повозиться с сотворением магического эффектора, создающего несильный но стабильный ток воздуха в сторону от драконьего логова. Чтоб ящер не учуял резкого запаха жженного камня и не насторожился.
Шатер мы затем убрали, и, сложив, всучили Гнату и Крилу. Которые собственно и притащили его сюда. Ну и отправили прочь наших помощников. В смысле — обратно в лагерь. Ведь делать похожее укрытие для моей невесты не понадобилась. Нашлась для нее небольшая пещерка в нескольких сотнях ярдов выше и чуть правее по склону. Там же и для Хиссы места хватило.
До наступления рассвета мы еще успели перекусить, да передохнуть с полчасика. А потом разошлись по своим местам… Кейтлин, понятно, расположилась у своей пещерки и начала создавать «Воздушный смерч», а я поднялся от выжженной норы до драконьего логова, внимательно осматривая свой путь на предмет наличия препятствий, и встал у широкого скального разлома. И стоял там, поеживаясь от все усиливающихся порывов холодного ветра пока висящий на цепочке кличчер не уколол меня резко испущенным разрядом.
«Пора!» — понял я, и бросив последний взгляд на предрассветное небо, на котором крутился огромный темный вихрь, направивший свой жуткий хобот-жерло прямо на меня, глубоко вздохнул и взвел стреломет.
Шаг вперед с поворотом, и выстрел! Прямо в темную утробу пещеры! И резко податься назад, укрываясь за краем скалы!
— Гда-дах! — донесся до меня чудовищный грохот разорвавшегося кристалла-накопителя, совсем недавно щедро напитанного стихиальной энергией одной могущественной магессой. Чересчур щедро… Ибо шандарахнуло так, что я едва не оглох! Да чуть не упал на колени от сотрясения скалы! А уж сколько наглотался каменной крошки и пыли, ударившей из пещеры на полторы сотни ярдов вдаль…
Насилу откашлявшись и оттерев глаза, я вернул сорванную со шлема личину на место. И, пользуясь тем, что сотворенный моей невестой смерч быстро всосал в себя всю пыль, заглянул в очистившуюся пещеру. Но спешащего из нее дракона не увидел…
Помедлив чуть, я повторно взвел стреломет. И сделал еще один выстрел… Ну а что еще оставалось делать? Кейтлин долго смерч не удержит — нужно срочно вытаскивать дракона наружу.
— Гда-дах! — грохнуло не хуже прежнего и скалу неслабо затрясло. Разве что пыли в этот раз вымело куда как поменьше… Но тоже немало, немало…
Вот только обретающемуся там дракону — хоть бы хны! И в этот раз не вскочил с яростным ревом! То ли ящер заподозрил ловушку, то ли его там вообще нет… Хотя наши следопыты видели как он вечером залетал в пещеру. Неужели ночью куда-нибудь умотал? Или его жилище имеет еще один, неизвестный нам, выход?..
Соваться в драконьего логово, где обозленное чудовище может меня попросту раздавить, мне, понятно, не хотелось. Но пришлось… Иного выхода я не видел. Нужно же разобраться в чем тут проблема и куда делся дракон…
Ступая очень осторожно, и будучи готовым в любой миг развернуться и сломя голову броситься прочь, я прокрался в пещеру. В большую, очень большую пещеру… И пройдя по ней всего ничего — наткнулся на мирно спящего дракона!
— Глухой он что ли?.. — остановившись как вкопанный, растерянно пробормотал я. Да тут же помотал головой. Глухой не глухой, а сотрясение камня обязательно ощутил бы. Да и набившуюся в нос пыль точно не смог бы проигнорировать.
Обнажив на всякий случай меч, я подкрался к дракону чуть поближе. И прислушался к его дыханию. Но ничего не услышал… Уши-то после пары близких громких разрывов словно ватой забиты! Досадливо промотав головой, я облизал пересохшие губы и сделал еще пару шажочков к чудовищу. А затем меч медленно приподнял… И собравшись с духом, резко ткнул острием клинка прямо в находящуюся на уровне моих глаз ноздрю! Да тут же опрометью бросился прочь! Быстро, впрочем, начав замедлять движения ног, а у выхода из пещеры и вовсе остановившись. Ведь дракон не взревел разъяренно, не подскочил и не бросился следом за мной, а как лежал — так и лежит. Даже глаз не открыл.
Окончательно осмелев я вновь подошел к крылатому чудищу и, стянув с левой руки перчатку, безбоязненно приложил ладонь к его носу. Постоял так какое-то время, но биения огромного драконьего сердца не ощутил…
Хмыкнув, я убрал руку. И поторопился к выходу из пещеры. Кейтлин же там волнуется, наверное, уже! А сигнала кличчером не подать — не оговорен у нас такой случай…
Ускорившись чуть, я быстро домчался до магессы. А подбежав, торопливо произнес: — Развеивай смерч, он не понадобится!
— Что, дракона в пещере нет? — с досадой высказала возникшую у нее догадку Кейтлин.
— Да нет, там он, — помотал я головой. И добавил: — Только ловить его смерчем не надо.
— Как это не надо? — не поняла девушка.
— Да вот так, — пожал я плечами. И рассмеялся: — Он, видать, как прознал, что мы на него охотиться собрались, так сразу лег и помер от расстройства!
— Что ты несешь, Стайни? — сведя бровки, сердито вопросила моя невеста.
— Да сама сходи посмотри если не веришь, — предложил я ей.
Демоница мне, ясно, не поверила. Развеяла смерч и сразу же направилась к драконьему логову. Ну и я понятно потопал с ней.
— Но как же так?.. — растерянно обратилась ко мне Кейтлин, когда мы добрались да разлегшегося на полу пещеры ящера.
— Да похоже на то, что у него разрыв сердца приключился, когда накопитель неожиданно жахнул него под носом, — высказал я самое логичное на мой взгляд предположение. И попинав сапогом возвышающуюся над нами тушу, добавил: — Вон он какой здоровущий был… старый небось совсем…
Обойдя подохшего дракона кругом, мы остановились.
— Нужно подать сигнал нашим, — решила Кейтлин чуть погодя. И задействовала свой кличчер, вызывая со стоянки наемников. Ну и всех остальных тоже. Я же начал осматриваться в пещере на предмет поиска имеющихся в ней сокровищ. А Хисса, покрутившись возле нас, да попробовав куснуть дракона за чешуйчатую лапу и поняв что ничего интересного не ожидается, широко зевнула и свалила в рощу неподалеку. Спать. Она ж ночное создание, а день уж наступил.
Не найдя в драконьем логове ничего достойного внимания, я разочарованно отступился от своей идеи поиметь прибыль сверх трофеев с поверженного дракона. Оно конечно и так неплохо выйдет — хоть дракон и не магический — зато целый совсем, но всегда отчего-то хочется большего…
Мы выбрались из пещеры на совсем крохотную площадку перед ней и остановились там в ожидании своих людей. Решить же надо — таскать добычу к лагерю через отрог, или проще будет перегнать фургоны на эту его сторону, пусть и потратив на это дело лишний день.
Нагнанные магией Кейтлин тучи совсем уж рассеялись к той поре и снаружи оказалось на диво светло. Чутка мешал слабый туман, повисший над окрестностями ниже, но не так сильно чтоб я не смог разглядеть чуть поодаль, в стороне вьющуюся по склону дорогу. И какой-то форт. Довольно сильно разбитый…
Переглянувшись с бесом, мы одновременно кивнули, подумав очевидно об одном и том же.
— Стайни, только не говори мне что ты собрался идти искать там сокровища! — фыркнула Кейтлин, заметившая как я сделал стойку.
— А почему нет? — недоуменно уставился я на нее.
— Да потому что никаких сокровищ там по определению быть не может, — просветила меня моя невеста. И махнула рукой в сторону пресловутых развалин: — Даже отсюда видно, что это чисто военное сооружение.
— Ну, похоже на то, — не нашелся я что на это возразить, глядя на действительно похожие на какой-то пограничную крепостицу или форт развалины. И заметил: — Однако осмотреть их все равно не помешает…
— Возможно, — не стала спорить со мной девушка. Заявив однако сразу же: — Вот только я не разделяю твоего желания лазать, да еще без какого-либо ощутимого толку, по всяким руинам, что того и гляди развалятся. А разделяться нам пока не стоит… Так что дождемся наших людей — тогда иди куда хочешь. — И преспокойно усевшись на поднятый со склона и перенесенный к нам поближе «Тисками Воздуха» здоровущий камень, начала расстегивать поясную сумку, в которой обычно книгу-другую таскает.
«Да это ж сколько ждать придется! Пока людишки ваши доберутся до нас часа четыре пройдет, не меньше!» — взвыл изнывающий от нетерпения бес.
«Это точно!» — поддакнул ему я, расстроенный до чрезвычайности заявлением одной зловредной демоницы. Знает, зараза, что как ни крути, а одну я ее не брошу… Вот и пользуется этим…
Еще раз вздохнув, я осмотрелся вокруг, ища место куда тоже упасть. В ногах-то, как говорится, правды нет…
— Кейтлин! — едва только найдя где мне примоститься, встрепенулся я, озаренный вдруг пришедшей одной идеей. Да делано простодушно обратился своей невесте, поднявшей на меня взгляд своих очей нечеловеческих прекрасных: — А может все-таки сходим, проверим эти развалины? Вдвоем… Вдруг да отыщем чего? — И прежде чем девушка успела отказаться, щедро предложил ей: — Я в этом случае даже готов выделить тебе долю в найденных мною сокровищах.
— Да какие сокровища, Стайни? — закатила глаза демоница, тянущая из сумки книгу в переплете лунного серебра. И повторила свои доводы в пользу отказа от осмотра обнаруженных мною руин: — Не хранят в таких сооружениях ни злато, ни даже серебро. Там обычно лишь злые порубежники с вострым железом сидят, и все. А сейчас вообще ничего нет — только камни.
— Вижу не веришь ты в мои кладоискательские таланты… — обиженно протянул я, продолжая затеянную игру.
— Какие еще к демонам таланты? — фыркнула Кейтлин. — Тебе просто пару раз повезло!
— Дело не в везении, — запальчиво возразил я ей, развивая интригу. — А именно что в моей уникальной способности! Кладоискательской!
— Не бывает таких способностей, Стайни! — ожидаемо не купилась на эту уловку демоница.
— Ты в этом абсолютно уверена?.. — коварно подначил я ее.
Кейтлин, оставив в покое книгу, призадумалась. Очевидно моя уверенность немного сбила ее с толку. Но потом она упрямо мотнула головой и решительно заявила: — Не морочь мне голову! Не бывает таких способностей! Ни у людей, ни у демонов, ни у кого!
Я сделал вид, что слова девушки заставили меня смешаться. А потом… Потом с отчетливо слышимым упрямством и какой-то детской обидой выдал:
— Спорим, что бывает? И именно с ее помощью я клад отыщу?
— И на что же? — с явным интересом осведомилась она, похоже в результате моих нехитрых действий окончательно уверившись, что единственное что стоит за моими словами, так это ослиное упрямство и желание втянуть ее в свое бессмысленное занятие.
— А… А на два твоих страстных поцелуя! — выдержав крохотную паузу на редкость хладнокровно ответствовал я.
— Что? — возмутилась было она. И гневным взглядом меня ожгла. А, потом нахмурившись и бровки вместе сведя, недоуменно вопросила: — А почему именно на два?..
Я не стал ничего на это отвечать. Напустил на себя гордый и неприступный вид и промолчал. Ну не говорить же ей, что брякнул так чисто по развившейся в последнее время от походов по рынку привычке просить как минимум вдвое больше чем хочется получить?
Кейтлин же, посверлив меня еще некоторое время негодующим взглядом, вдруг криво заулыбалась. Чем немало насторожила. А потом сложив лапки, елейным голоском произнесла: — Хорошо Стайни. Если явишь мне доказательства существования у тебя несуществующей в принципе кладоискательской способности, то ты получишь желаемое. Но если нет… — И выдержав паузу испустила делано-расстроенный вздох: — То тогда мои поцелуи… страстные… которые ты так жаждешь получить… достанутся Мэджери… Прямо у тебя на глазах! — И блеснув глазами и быстро потупившись, коварно вопросила: — Как тебе такой заклад?
— Так, значит, да?.. — прошипел я, без всякой игры вскипев от негодования. И, вроде как чуть посомневавшись, руку ей все же протянул, да сердито бросил: — Договорились!
— Договорились! — немедля торжественно пожала ее моя откровенно улыбающаяся невеста, кажется ничуточки не сомневающуюся в своей победе. Ну так я ж старался! Старался охватившие меня сомнения максимально натуралистично изобразить!
«Эх ты, балбес, надо было на что-нибудь поинтересней спорить… Такой шанс профукал…» — укорил меня недовольно сопящий бес.
«Не, рогатый, на что-то серьезней моя невеста ни за что не согласилась бы. И единственное что я бы тогда получил — так это по лицу, — мотнул я головой. И заметил назидательно: — Не шаришь ты, бес, похоже, в этом деле ни шиша. Девушек нужно подманивать потихонечку — как самую осторожную здешнюю рыбу — хариуса. Чтоб не спугнуть».
— Так что, Стайни, идем тогда? — быстренько убрав книжку назад в сумку и поднявшись с камня, обратилась ко мне моя невеста, судя по блуждающей по ее прекрасным губам улыбке уже предвкушающая сладкий миг торжества надо мной.
— Конечно идем! — с напускной бравадой провозгласил я, но при этом замешкался с немедленным выдвижением к руинам. Якобы решив поправить сдвинувшийся наколенник… А на самом деле… На самом деле — понятно для чего.
Распрямившись же, я отчетливо покраснел. Ибо Кейтлин, оставшаяся стоять на месте, склонив голову на бок смотрела на меня сощурив один глаз. А потом выразительно так ткнула пальчиком вперед, указывая мое обычное, после одного приснопамятного случая, место в нашей паре. Первое.
Не сумев удержаться от расстроенного вздоха, оттого что моя хитрость не сработала и мне таки не удастся во время предстоящей прогулки насладиться восхитительным зрелищем потрясающе длинных и стройных ножек Кейтлин и ее великолепного зада, просто неприлично обтянутого штанами, я протопал мимо обольстительной демоницы и направился к развалинам.
А прогуляться нам пришлось добро. Это только казалось, что развалины находятся совсем рядышком — буквально рукой подать, а на деле топать до них пришлось как бы не целый час. Ну тут еще повлияло то что идти нам пришлось отнюдь не по ровной дороге, и даже не по натоптанной тропке… Но тем не менее мы осилили дорогу и добрались до заманчивой цели.
— Действительно, не иначе форт какой-то порубежный был… — констатировал я, когда мы очутились у руин.
— Я тебе так сразу и сказала, — с нотками превосходства в голосе заметила моя обольстительная спутница.
— Так я и не спорил с тобой, — миролюбиво произнес я, пребывая в крайне хорошем расположении духа. И решив не искать нормальный вход в крепость — ворота там какие-нибудь, направился прямиком к зияющему в стене пролому. Забрался на вал камней и остановившись там, негромко бросил замешкавшейся чего-то Кейтлин: — А тут неслабо когда-то повоевали…
— Да, неслабо, — согласилась со мной девушка, поднявшись следом за мной на останки крепостной стены и покрутив туда-сюда головой.
По сути от невеликого форта уцелели: лишь пара стен, да одна угловая башня. Остальное же все превратилось в груду камней. Разметанных по округе и вынесенных даже мощным ударом магии на проходящую рядом с фортом дорогу.
— Ну и где тут сокровища искать, Стайни? — насмешливо обратилась ко мне Кейтлин, обозрев эти унылые каменные развалы, кое-где уже поросшие редкой травой.
Я озадаченно почесал в затылке. С поисками-то здесь и впрямь определенный затык… Никакое слуховое зрение не поможет — тут пустот меж навалов камней многие тысячи. Но сдаваться сразу я не стал — не в моих это принципах. И неопределенно сказал: — Сейчас посмотрим…
Да, перебравшись через преграждающий нам путь вал, приблизился к левому краю пролома в стене и вскарабкался по ее зубчатому краю, превратившемуся в неплохую лестницу, на уцелевшую башню. Кейтлин там, наверху бастиона, подождал, у уходящего вниз темного провала, разглядывая оплавленные зубцы башни. Так сразу и не поймешь кто тут развлекался — маг или огнедышащий дракон…
— Ты хочешь залезть внутрь? — спросила Кейтлин, когда забралась ко мне и увидела что я стою у лишенного люка хода во внутренние помещения башни. А когда я утвердительно кивнул, тотчас же предупредила: — Там ведь вполне может обитать какая-нибудь нежить, поджидая в темноте всяких незадачливых кладоискателей…
— Да что нам, славным победителям драконов какая-то нежить! — с пафосом провозгласил я, задрав подбородок. — Не совладаем с ней что ли?
Кейтлин на подначку не повелась. Фыркнула только. И я рассмеялся. Но, само собой, не полез немедля внутрь башни, а принялся швырять туда камни.
— Ты чего делаешь, Стайни? — изумленно вопросила демоница, глядя на это дело. — Мертвяков что ли выманить пытаешься? Так это бесполезно! Как не шуми, а на солнечный свет они не полезут.
— Запусти лучше туда светляка посильней, — попросил я, воспользовавшись слуховым зрением и составляя с помощью беса визуальный образ внутренних помещений.
Кейтлин, пожав плечами, и видимо не сочтя мою просьбу сколь-либо обременительной для себя, выполнила ее. Запустила в утробу башни такого яркого светляка, что если его увидит какой мертвяк, то у него сразу вытекут глаза.
— Нет там никого, — сбросив вниз еще несколько увесистых камней констатировал чуть погодя я. Ведь абсолютно никаких изменений на прилежно создаваемом нечистью плане-макете не обнаружилось. Не сдвинулось в помещениях ничего, отреагировав на появление источника яркого света.
— Ну если ты так говоришь, Стайни… — с явственным сарказмом произнесла моя невеста, на которую похоже не произвела должного впечатления использованная мной методика обнаружения нежити.
— Ага, говорю, — подтвердил я. И смело потопал вниз по каменной лестнице, на которой вполне могут разминуться два человека. Стреломет правда сперва с плеча снял, снарядил стрелками несущими «Молот Воздуха» и взвел. Так исключительно на всякий случай.
Кейтлин, не дожидаясь особого приглашения, двинулась за мной. Светляка только сотворила пожирней, подвесила его чуть впереди и выше меня, и двинулась.
— Ну и где твои сокровища?.. — демонстративно оглядевшись по сторонам и уставившись на меня, спросила выразительно выгнувшая левую бровь демоница, когда мы добрались до самого низа башни и обнаружили там лишь совершенно пустое помещение, с валом камней на месте двери выходящей во внутренний дворик форта.
— Сейчас все будет, — уверил я ее, нисколько не смущенный царящей в башне пустотой. Она ж и в былые дни явно не шибко заставлена была.
Ну и дабы не испытывать терпение Кейтлин, повесил стреломет назад на плечо и направился к завалу на месте входа в башню. И вытащил из-под камней присмотренную сразу полосу железа — покрытую ржой погнутую дверную петлю. Да и принялся тут же ею по стене бить.
— Ты совсем ополоумел, Стайни?! — сердито вскричала Кейтлин, быстро прикрывшая уши, когда по внутренним помещениям башни разнесся оглушительный звон,
— Не-а! — помотал я головой, опуская железяку и счастливо улыбаясь. И цапнув девушку за руку стремительно поволок ее за собой со словами: — Быстрей идем!
— Ну и? — чуточку сердито вопросила девушка, когда мы, миновав пару малых залов, буквально уперлись носами в стену.
— Здесь! — с торжеством провозгласил я, указывая пальцем на преграду перед нами, за которой на созданном бесом плане-макете имелась большая полость — как бы не целая комната. И выпустив руку своей спутницы, принялся обшаривать кладку в поисках чего-либо открывающего ход в потайное помещение.
Кейтлин же постояла немного, посмотрела на азартно мечущегося меня, посмотрела, и вздохнула: — Может хватит придуриваться, Стайни? — И подойдя к стене, нажала на два недалеко разнесенных камня, которые с отчетливым сопротивлением подались и вдавились в кладку.
— Э-э… — растерянно проблеял я, когда что-то там за стеной заскрежетало и часть стены чуть сдвинулась в сторону, явив нашим взглядам широкую щель и растерянно уставился на свою невесту.
— Да, я тоже прекрасно знаю расположение покоя с эффектором магической защиты в имперских оборонительных сооружениях такого типа, — ядовито молвила Кейтлин, не иначе как вознамерившаяся уличить меня в чем-то. Что подтверждали и ее следующие слова: — И облапошить меня таким образом, сославшись на какую-то мифическую кладоискательскую способность, не удастся, так и знай!
— Да я не был никогда в пограничных фортах, чтоб подсмотреть в них расположение тайных комнат! — едва осмыслив все сказанное ею и отмерев, с жаром заверил я девушку. Но она мне явно не поверила… Судя потому что громко фыркнула и гордо голову отворотила.
Я аж губу прикусил с досады. Ведь похоже ох как непросто будет добиться от вреднющей демоницы признания поражения в нашем споре. И, помолчав немного, буркнул: — Давай что ли глянем, что там?
— Давай, — легко согласилась Кейтлин, не сдвигаясь при этом со своего места и предлагая таким образом мне самому заняться хитрой дверью с явно заклинившим механизмом, судя по тому что она не открылась полностью.
Пришлось мне в одиночку отодвигать фальшивую стену с нашего пути… Что оказалось не так-то и легко сделать. Я аж вспотел малость, пока сумел пересилить упрямую дверь…
Наконец что-то лопнуло с металлическим звоном и кусок стены резко ушел в сторону — как по маслу скользнув, отчего я, не ожидавший этого, чуть не растянулся на полу.
— Вот зараза! — лишь чудом устояв на ногах, в сердцах высказался я по этому поводу. И, шумно переведя дух, покосился на стоящую рядышком Кейтлин. Которая тут же прекратила улыбаться, да напустив на себя самый невозмутимый вид принялась сосредоточенно разглядывать потолок — вроде как жутко заинтересовала ее висящая там паутина.
Впрочем недолго моя дражайшая невеста прикидывалась. Скосила глазки и увидев что путь в потайную комнату свободен, быстро прошмыгнула в нее. И остановившись посреди малой залы, будто облитой изнутри каким-то тускло-серым металлом, у изукрашенной вязью драгоценных рун колонны черного гранита, разочаровано произнесла: — Нет здесь ничего.
— Угу, — согласился с ней я, глядя на пустой постамент, на котором отсутствовало самое главное, а заодно — и самое ценное, — кристалл-накопитель.
А больше в покое, обустроенном под эффектор магической защиты, и взять-то нечего. Тот же постамент только с виду дорого выглядит. Тогда как на самом деле серебра на покрывающие его тончайшим слоем руны ушло всего ничего — буквально на пару монет. То есть возни с обдиранием драгоценного металла больше чем возможной прибыли…
— Похоже ты проиграл спор, Стайни… — помолчав немного и дав мне проникнуться отсутствием сколь-нибудь ценных вещей в комнате, с намеком протянула Кейтлин, старательно делая вид что ее это ну нисколечко не радует. И еще подначила зараза такая, мягко погладив по плечу и сочувственно эдак молвив: — Ну ничего, не расстраивайся сильно, может в другой раз тебе повезет… получить мои поцелуи…
«Вот же стерва! — в очередной раз восхитился я про себя. А вслух выдал удивленно: — С чего бы это? Мы ведь только приступили к поиску сокровищ».
— Ну до чего же ты упрямый… — вздохнула демоница, сложив лапки и укоризненно покачав головой.
— Не упрямый, а настойчивый! — поправил я ее. После чего, радостно встрепенувшись, назидательно заметил: — И не зря!
Сказал так и к стене устремился, вытаскивая на ходу из ножен нож. Направился к тайнику, который высветился на поддерживаемом моим симбионтом плане-макете…
— А на это что скажете, моя дорогая? — с торжеством обратился я к стервозной суккубе, когда после недолгой возни мне удалось вытащить закрывающий потайную нишу камень.
— Скажу, что такие тайники наверняка предусмотрены во всех помещениях подобного типа! И для знающего человека это вовсе не секрет! — фыркнула Кейтлин, быстро возвращая себе самый независимый вид и скрещивая руки на груди. А то личико-то у нее вытянулось, вытянулось, когда она увидела добытый мной из крохотной ниши пирамидальной формы ограненный кристалл, тускло-тускло светящийся голубым…
— То есть признавать свое безоговорочное поражение мы не желаем? — ласково-ласково так осведомился я, подкидывая увесистый кристалл в левой руке и наступая на девушку.
— Да с чего бы это, поражение? — с трудом отводя взгляд от накопителя и пятясь, возмущенно выдала она, явно решив упрямиться до последнего. — Никакой особой кладоискательской способности ты мне не показал! — Да, упершись спиной в стену и обнаружив, что отступать ей больше некуда, сдвинула бровки и сердито потребовала тут же: — И прекрати уже называть меня дорогой!
Сбила меня этим с толку, вынудив остановиться. А потом уже как-то и неправильно было продолжать на нее наседать с требованием признания поражения в споре…
— Как скажете, — отступившись от своей припертой к стене невесты, шутовски раскланялся я. Подначив правда тут же ее иначе: — Как скажете, ваше длинноногое великолепие…
Кейтлин возмущенно запыхтела на это, но не нашлась что возразить. А потому куснула в ответку иначе, делано-безразлично тогда спросив: — Что, с сокровищами на этом все?
— Да с чего бы это все? — подмигнул я ей. И головой покачал: — Не-ет, от ответственности вы не уйдете, ваше длинноногое великолепие… — И прежде чем она опомнилась — за руку ее цап! И за собой потащил! На самый верх башни! Где на визуальном образе имелся еще один небольшой тайничок!
А там присел у одного из камней, и отложив в сторонку прихваченный с собой кристалл-накопитель, вновь вытащил нож. Которым принялся прочищать стыки меж камней. Провозился страсть сколько времени, но все же успеха достиг. И вытащил один из камней! Закрывающий небольшую полость!
— Но… Но как… — потерянно произнесла Кейтлин, когда я, торжествуя, запустил руку в хитрый тайник и извлек из него кожаный мешочек.
— Все моя уникальная способность к кладоискательству, все моя способность к кладоискательству, — скромно потупившись, подколол я девушку. Да рассмеявшись, быстренько перехватил ножом стягивающие горловину мешочка заскорузлые завязки. Да вытряхнул из него все. И невольно присвистнул, когда на щербатые каменные плиты со звоном высыпалась целая горка монет. Медь по большей части, но попадалось среди нее и серебро…
— Мзду похоже служивые с проезжих собирали и откладывали. А забрать почему-то не смогли, — высказал предположение я, глядя на горку разномастных монет.
— Похоже на то… — согласилась со мной Кейтлин. И, покосившись на меня, интересом глядящего на нее, быстро глаза отвела и нижнюю губку в отчаяние прикусила.
— Такие вот дела, — довольный собой констатировал я вставая с колена.
— И все равно я не пойму как ты смог обнаружить этот тайник! — сердито произнесла явно внутренне не готовая к проигрышу демоница. — Нет никаких кладоискательских способностей! Чушь это все!
— Все просто, Кейтлин, — счел возможным просветить я ее на сей счет. — Я ведь могу видеть ушами…
— Что, прости?.. — опешила она, решив, кажется, что ослышалась.
— Ну, зрение у меня слуховое развито, во, — поправился я по подсказке нашептывающего мне на ухо правильные слова беса. — За счет чего могу ориентироваться в подземельях в кромешной тьме и всякие тайники-полости отыскивать.
— Но… Но это тогда вовсе никакая не кладоискательская способность! — переварив сказанное мной, с негодованием выдала Кейтлин.
— Ну, клад-то я все же нашел? — утверждающе спросил я, ткнув пальцем в горку монет. А когда девушка неохотно кивнула, убежденно произнес: — Значит и способность эта самая что ни на есть кладоискательская!
Кейтлин не нашлась что противопоставить такому убойному аргументу. И только сердито сверкнула своими невероятными глазищами.
— Ну так что, рассчитываться по спору будем? — напористо произнес я, решив ковать железо пока горячо.
Если бы взгляд мог испепелять — меня бы вмиг не стало. А так, слава Создателю, выжил.
— Будем! — огрызнулась отвернувшаяся Кейтлин.
И я, не веря своему счастью, не мешкая, потянулся к ней… чтоб сорвать первый обещанный страстный поцелуй своей невесты… обольстительной суккубы… В последний миг только опомнился. И похлопав себя по поясу, озабоченно пробормотал: — Вот же беда какая… во фляжке-то у меня не вино, а ключевая вода…
— Стайни, ты что, помешался от радости?.. — спросила у меня растерянно хлопающая глазами девушка, наблюдая за тем как я, крутнувшись вокруг своей оси, по площадке башни взволнованно заметался.
— Эх, лагерь далеко… — рассуждал меж тем вслух я, бегая от одного края парапета к другому. — Или удастся быстро обернуться?..
— Какой лагерь, Стайни? — перебила меня похоже совсем уже ничего не понимающая демоница.
— Да наш! Какой же еще! — досадливо поморщился я. И решившись таки, бросился к девушке. Да схватив, быстренько к парапету башни придвинул со словами: — Постой тут, я сейчас! За противоядием только сбегаю…
— За каким еще противоядием?.. — воззрилась на меня пребывающая в полном обалдении девушка. И… И тут же сама догадалась! Потому как сначала ахнула, а затем глаза ее стремительно потемнели, и она, задыхаясь, выговорила: — От… от моих поцелуев?! Противоядие?!
«Придется рисковать!» — понял я, глядя на приведенную моей невольной обмолвкой в бешенство Кейтлин, у которой мало того что глазищи полностью заполнил полночный мрак, так еще и шляпа над головой поднялась! На черных с серебром рожках! И… И несмотря на то что на исказившемся прекрасном лице этой несомненной суккубы было буквально написано, что все — вот и пришла твоя смертушка Стайни! крепко ухватил обеими руками демоницу за узкую талию, и резко к себе ее притянул. А затем, прежде чем та, в результате толчка рефлекторно вцепившаяся мне в плечи, опомнилась, быстро к устам ее манящим приник. Сам ее поцеловал со всей страстью! Чуть не застонав при этом… Сначала — от наслаждения, а потом — от боли… Демоница-то, отчего-то взбешенная моей выходкой-заявлением о ядовитости ее поцелуев сперва попыталась вырваться из моих лап, а потом когда это у нее не получилось, когтищи свои в ход пустила — вонзив их мне в плечи.
Хорошо я выдержал буйство своей невесты и не дернулся даже — уже сам вырываясь из ее хватки. И несмотря ни на что — не выпустил из своих лап угодившую в них суккубу и не дал разорвать ей поцелуй. И в конце-концов мое терпение дало свои плоды… Кейтлин угомонилась… И когтищи свои убрала… Хотя вцепившихся мне в плечи ручек при этом не разжала…
А потом… Потом мне и вовсе стала безразлична любая боль! Ибо поцелуи суккубы так потрясающе чувственны, так упоительно сладки, что кровь буквально вскипает в жилах! И ты забываешь буквально обо всем, наслаждаясь ими…
Когда же я разорвал затянувшийся до бесконечности поцелуй, из-за опасений что просто не выдержу больше этого испытания и просто наброшусь сейчас на обольстительную суккубу, начну срывать с нее одежду, и тяжело дыша, уставился на нее, оказалось, что той тоже пришлось непросто. Судя по тому, как бурно вздымается ее грудь и тому, как медленно затем она, словно отходя от сна, распахнула свои невероятные глазищи, прежде чем уставиться на меня.
Я залюбовался просто глядя на нее, такую волнующе-прекрасную в этот миг! А она долгое мгновение с какой-то непонятной растерянностью разглядывала меня, находящегося так непозволительно близко, а потом глазки-то отвела… Хотя и не отстранилась при этом и мне по наглым лапам, покоящимся на ее талии, не дала.
— Ну что, второй поцелуй оставим до более удобного момента?.. — чуть придя в себя, задал я откровенно провокационный вопрос, стараясь при этом не улыбаться.
— До какого еще момента?! — немедля вскинулась Кейтлин, не иначе сочтя что я собираюсь, воспользовавшись случаем, для закрепления успеха стребовать с нее поцелуй прилюдно. И решительно-гневно произнесла: — Не бывать этому!
Да тут же уже сама меня поцеловала немедля! Чем я и воспользовался, прижав к себе демоницу крепко-крепко и затянув чувственный поцелуй настолько насколько это было возможно. Пока у меня от удовольствия совсем не помутилось в голове…
Когда мы разорвали объятья и тяжело дыша уставились друг на друга, оказалось, что солнце одолело значительную часть своего дневного пути по небосводу. Вот так вот… Хотя это никого из нас нисколько не взволновало. Меня плющило просто от полученного удовольствия, а Кейтлин помимо этого еще и ломало неслабо. Ведь судя по выражению лица, и бросаемым на меня исподтишка взглядам, ее так и подмывало спросить у меня: — Ну что, доволен, наглая скотина?..
Но она все же сдержалась. Ибо я немедля напустил на себя самый незаинтересованный вид. Хотя каких трудов мне стоило сдержать блаженную улыбку — просто не передать!
— Ну что, возвращаемся?.. — спросил я ради того чтоб хоть что-то сказать.
— Да, разумеется, — ответила моя невеста, старательно отводя от меня глаза и облизывая чуть припухшие губы.
И мы, спустившись с башни разбитого форта, потопали назад. Идя рядом и косясь друг на друга и быстро отводя глаза стоило только одному из нас заметить взгляд другого. Что творилось при этом у меня на душе… Даже не объяснить… Так и подмывало меня постоянно при взгляде на Кейтлин в любви ей признаться… Из последних сил держался! Понимая какую дурость могу совершить и какую власть получит тогда надо мной суккуба. Как бы не сильней чем над фамилиаром…
— Вы где были?! Мы тут уже обыскались вас! — налетел на нас выглядящий крайне встревоженным Джегар, стоило нам только приблизиться к драконьему логову.
Покосившись на бросившую на меня быстрый взгляд Кейтлин, не иначе решившую что кое-кто прямо сходу начнет похваляться перед всеми своей победой в случившемся споре, я максимально беспечно махнул рукой: — Да тут мы были, поблизости. Сокровища искали. — Продемонстрировав в доказательство своих слов кристалл-накопитель, прихваченный с собой, в отличие от так и оставшейся валяться на верху башни меди.
— А нас отчего не подождали? — сердито вопросил глава телохранителей Кейтлин, поочередно оглядывая нас.
— Да там вообще не предвиделось никаких проблем, — успокоил я похоже изрядно переволновавшегося Джегара.
— Ага, проблем не предвиделось, но они все же случились! — с сарказмом произнес он.
— В смысле? — недоуменно переглянувшись с Кейтлин, уставились мы на него.
— Ну кто-то же подрал тебе в лохмотья наплечники доспеха… — проворчал Джегар, кивая на них.
Кейтлин, покосившись на меня, отчетливо покраснела. И поспешила свинтить с места событий, отговорившись необходимостью вернуться поскорей в лагерь и привести себя в порядок после охоты. А мне пришлось отбрехиваться сначала перед Джегаром, а потом перед своим оруженосцем… Но не это самое страшное, ведь благодаря Дару Убеждения я могу заставить людей поверить в любую чушь — какая только в голову придет — в том числе в напавшую на меня на развалинах стаю огромных летучих мышей. Которые когтями своими и подрали чутка мой доспех… набранный из полос укрепленной стали, которую не всякий меч возьмет, ага. Так вот с отговорками для других я легко справился, а убедить себя не делать глупостей оказалось куда как сложней. Ведь до самого возвращения в лагерь меня терзало навязчивое желание признаться Кейтлин в любви… С трудом смог его перебороть. Да и то только когда сходив к лесному роднику, у которого мы разбили стоянку, сунул в его ледяные воды голову и подержал ее там несколько минут. Лишь тогда меня немного отпустило… И перестало на глупости тянуть.
«Нет, нельзя поддаваться!» — решил я, возвращаясь от спасительного ручья, куда затем на всякий случай еще пару раз макнул свою явно перегревшуюся на осеннем солнышке голову.
И исполнять свой замысел начал с игнорирования Кейтлин. Ведь когда не смотришь на нее не так безудержно ее и хочется…
Единственное, уже на следующий день обольстительная суккуба начала с недоумением посматривать на меня. А на третий — уже с откровенным подозрением…
Да она наверняка что-то заподозрила! Потому как стала стремиться нарочно попасться мне на глаза! Но я, стиснув зубы, не поддавался! И с делано-безучастным видом отводил взгляд! Игнорируя даже ее потрясные ножки! От которых глаз не отвести…
— Кэрридан, ты не заболел часом? — не выдержала на пятый день нашего путешествия моя невеста, не то назло мне, не то ради вящего испытания моей воли прохаживающаяся на дневном привале передо мной туда-сюда.
— Да вроде нет, — удивленно посмотрел я на нее, не совсем поняв к чему это она. — А что?
— Да нет, ничего, — быстро помотала головой отступившаяся и прикусившая губу девушка. И сразу же ушла, не став развивать тему.
* * *
После оказавшейся очень удачной в плане трофеев охоты мы вернулись в Римхол. Миновали быстро, без досмотра, ворота, и не спеша так — чтоб не сильно напрягать людей беготней на нешироких улицах, продвигались к центру города, уже предвкушая заслуженный отдых. Впереди всех ехали Гэл с Джегаром, а сразу за ними — я с Кейтлин.
Ну и вот… Когда голова нашего каравана, а точнее мы четверо выехали на один из перекрестков, то приключился забавный казус. Ведь в это же время в сторону главной улицы по тротуару шла весьма представительная компания: Энжель, Велла, Бьянка. С ними — Вельд… Размахивающий руками и беспрестанно поправляющий сползающий с плеча стреломет и что-то оживленно рассказывающий весело смеющимся девушкам. А позади еще топало пятеро мордоворотов-телохранителей, угрюмо зыркающих по сторонам и выглядящих не шибко счастливыми…
Увидев нас, девушки замерли было как вкопанные, а потом… потом попытались исчезнуть — заскочив в скорняжную лавку напротив. Да на их беду как раз в это время оттуда выходила какая-то необъятная матрона, полностью закупорив своими телесами проход. И девчонки волей-неволей вынуждены были остановиться… Нет, Энжель явно не стремилась спрятаться, но Вэлла и Бьянка, держащие ее за руки с двух сторон, решив податься в бега, с собой же ее потащили!
— Вэлла!.. — полузадушенно прохрипел отмерший Гэлан.
— Что? — попыталась она изобразить непонимание происходящего с братом.
Этого хватило чтоб моего оруженосца прорвало!
— Ох и всыплет же тебе дедушка когда узнает… — зловеще протянул он, косясь при этом почему-то на засмущавшуюся Бьянку.
— Да ты чего, Гэл? — обеспокоенно пролепетала Вэлла, так же покрасневшая под нашими взглядами.
— Вот тогда узнаешь — чего! — возмущенно выдал ее совсем опомнившийся брат, на мгновение отрывая взгляд от ножек своей зазнобы Бьянки и переводя его на Вэллу. Которая, как и остальные подружки, тоже была в штанишках. Примерно такого же фасона как на Энжель!
Проявленное Гэлом беспокойство было мне в целом понятно. Наряд конечно девушки подобрали себе жуть какой провокационный. И если бы не Вельд со снаряженным стрелометом, да пятерка мордоворотов, следующих за ними по пятам, проблем бы они поимели на свои прелестные задницы — уйму! Проходу бы им не дали — факт! Ибо то что могут позволить себе Кейтлин или Энжель не слишком-то подходит не имеющим такой серьезной заступы простолюдинкам.
— Тебе что, не нравится?.. — попыталась спасти свою подругу от неминуемого наказания Бьянка, переведя все в другую плоскость.
— Нравится, — не смог соврать Гэл, мрачно покосился на подтянувшихся к перекрестку наемников, сразу с удовольствием уставившихся на девичьи ножки, так откровенно демонстрируемые ими в этих тоненьких полотняных штанишках. И зрелище им тоже определенно понравилось, судя по возникшему в их рядах оживлению…
«Ну, хоть кто-то познает мои проблемы», — с усмешкой подумал я про себя, лишь мельком только глянув на Вэллу и Бьянку и сразу уставившись на Энжель, с немалым удовольствием рассматривая ее фигурку. Прямо таким глазами к ее замечательно-стройным ножкам прикипел!
Кто-то рядом со мной издал явственное рычание, заставив меня опомниться. А потом бросил разъяренно: — Едем уже!
Я на мгновение растерялся, едва не устроив на дороге затор. Все ж сразу двинулись вперед, повинуясь гневному возгласу хозяйки. Я хотел было спешиться чтоб с Вельдом и девчонками пройтись… Но сообразил, что так не пойдет. И глядя в сияющие глаза Энж, приглашающе мотнул ей головой. Которая, надо отдать ей должное, мгновенно поняла на что я намекаю. Подлетела и, ухватившись за мною руку, поданную ей, взлетела в седло. Раз-з только, и уже сидит бочком передо мной! Все так же заглядывая мне в глаза.
— Вельд, Гэл, не бросайте здесь девушек — проводите их до дома, — велел я, заметив как повеселели телохранители, явно пришедшие к выводу что на сегодня их работа закончена.
— Все хорошо Кэр? — осведомилась меж тем Энжель. Изобразив грусть, шепнув: — Вас так долго не было в этот раз…
— Да, все отлично! — бодро ответствовал я, устраивая златовласку поудобнее перед собой. И меня всего жаром обдало, когда моя рука невольно возлегла на девичье бедро…
— Это замечательно! — после крошечной заминки, видимо ощутив где покоится моя наглая лапа и явственно покраснев, с энтузиазмом заявила Энжель. Но пенять мне и требовать убрать руку не стала… Доверившись, похоже, мне, и дозволяя немножко порадоваться… А у меня аж скулы свело от дикого ощущения девичьей близости… Так я и ехал балдея, вдыхая идущий от золотистых волос прижавшейся ко мне Энж цветочный аромат, и возложив руку на ее бедро. Которое один разочек, забывшись, ласково погладил. Отчего Энж задрожала… Но по рукам мне не дала.
Увы, все хорошее рано или поздно заканчивается. Доехали мы до дома римхольского градоначальника, до которого оставалось-то в принципе всего ничего. И там я был вынужден убрать руку с замечательной ножки Энж и ссадить златовласку. А дальше наши дорожки и вовсе разошлись. Обменявшись несколькими фразами, мы по своим комнатам разбрелись. Я ж вдруг вспомнил о том какой грязный и, почувствовав себя настоящей свиньей, спешно отправился приводить себя в порядок. Да и Кейтлин что-то начала нехорошо коситься на меня…
* * *
Так случилось, что Мэджери и не было, и Кэрридан к ужину явно запаздывал, из-за навалившихся на него сразу по приезду хлопот. В общем впервые так вышло, что за столом оказались лишь Кейтлин с Энжель. В результате чего их трапеза прошла в напряженном молчании. Которое первой решилась нарушить хозяйка дома, когда насытившись, взяв со стола бокал вина, откинулась на спинку мягкого стула, и, демонстративно не глядя на златовласку неприязненно произнесла: — Можешь и не мечтать.
— Не мечтать о чем? — замерев на мгновение, делано непринужденно осведомилась Энжель.
— Ой, может хоть передо мной ты не будешь разыгрывать наивную глупышку! — скривилась Кейтлин. И фыркнула: — Знаю я на что ты рассчитываешь!
— И на что же? — осторожно спросила Энжель.
— На свой статус последней представительницы благородного рода! — едва не скрипнула зубками Кейтлин. — Которую, по старому обычаю, дозволено взять второй женой! — И гневно выдала: — Только не бывать этому! — Да, взяв себя в руки, сокрушенно покачала головой: — Даже не знаю на что ты и рассчитываешь… Ладно, зная Стайни, можно допустить что он получит на то дозволение императора и церкви… Но без согласия первой жены все эти разрешения не имеют никакого значения!
— Я и не рассчитывала на твое согласие, — уязвленно буркнула отчетливо посмурневшая Энжель. И посопев немножечко, заметила тихонечко: — Тем более что есть же еще и другие обычаи, подходящие к данному случаю…
— Это на какие еще? — моментально насторожилась демоница.
— Ну… Например самый древний… — неохотно ответила на мгновение смешавшаяся златовласка. А потом все же созналась с каким-то мстительным удовлетворением: — Который гласит, что любой муж может взять вторую жену, если первая зла, растратчива и в питие неумеренна!
Кейтлин, услышав такое, подавилась своим любимым розовым вином. В котором и спиритуса-то всего-то капля на бочонок!
— Тебе нехорошо? — участливо осведомилась елейным голоском Энжель, подойдя и похлопав по спинке выпучившую глаза и побагровевшую Кейтлин.
* * *
Первый день по возвращении с охоты выдался для меня жуть каким суматошным. А все из-за того, что я, по своей наивности, сразу как привел себя в порядок, решил заскочить к отцу-предстоятелю Мортису — поделиться с ним своей тревогой о хозяйничающих не так уж и далеко от города Темных. Ну и завертелось… Развернувшееся дознание, кое устроили взбудораженные эдакими вестями инквизиторы, затронуло практически весь наш отряд. Разве что Кейтлин, с порога пославшей святош куда подальше — а именно ко мне, оно обошло стороной. А я так чуть не до полуночи изображал на картинах все увиденное в мельчайших подробностях… Ну не я сам конечно — тут больше трудился бес, но это уже не суть важно.
Из-за этого наутро поднялся я довольно поздно, даже к завтраку едва не опоздал. Когда пришел — Кейтлин и Энжель уже сидели за столом. По своему обыкновению расположившись напротив друг дружки. Мне соответственно выбирать не приходилось и пришлось устроиться меж них. Ну да чего в этом такого? Все ж в привычном порядке вещей. Разве что Мэджери, завсегда усаживающаяся напротив меня отсутствует…
В общем то, что творится что-то неладное я начал осознавать лишь к концу совместной трапезы. Когда, отодвинув от себя пустое блюдо, взялся за бокал вина.
«Что это с ними такое?» — озадаченно подумал я, посмотрев сначала на одну леди, а потом на вторую, упорно не замечающих друг дружку и делающих вид, что с противоположной стороны стола никого нет.
«Не иначе, пока тебя не было, рассорились из-за того кто у тебя любимой женой будет», — выдвинул предположение заухмылявшийся бес.
Скотина такая! Я ж поперхнулся из-за него вином! И закашлялся… Сначала негромко, а потом, когда обе девушки стремительно поднялись и ломанулись постучать меня по спине, уже гораздо сильней.
— Убьете же… — просипел я вскоре, прося пощады. А то чего-то моя невеста и подопечная не на шутку разошлись… С похлопываниями этими…
Отстали вроде. И, обменявшись сердитыми взглядами, отошли от меня. А я, посмотрев чуть на них, предпринял малодушное бегство из-за стола. Даже вино не допил…
По делам вроде как отправился. И, в общем-то, именно ими и занимался до самого вечера. Ну помимо того что приходил в себя после эдакого завтрака…
На ужин я все же пошел. Хотя и с изрядной опаской. Отчего-то несколько нервировало меня странное поведение девушек… Непонятно что замысливших…
Устроившись за столом, где уже обреталась Энжель, и перекинувшись с ней парой фраз в ожидании хозяйки дома, я чуть успокоился. А там и Кейтлин пришла…
Цокая каблучками, моя невеста вошла в малую гостиную, и я, невольно скосив на нее глаза, так и остолбенел. Реально остолбенел! Причем с отвисшей челюстью! Ибо Кейтлин заявилась в наряде точно такого же фасона как у магессы Ушедших на приглянувшейся мне фреске в их последнем пристанище! В откровенно вызывающем черном платье! С верхом корсетного типа, подчеркивающими узкую талию и высокую грудь девушки, с узким глубоким вырезом, не открывающим впрочем грудь, с высоким стоячим воротом, открытым впереди и подчеркивающим красивую шейку. И разрезом справа на подоле! Чуть не до середины бедра! Отчего при движении одна из потрясных ножек Кейтлин откровенно демонстрирует себя всему миру!
При виде такого Энжель ахнула в голос. А я… Я просто поплыл… Не в последнюю очередь из-за того, что стремительно бегущее время словно ненадолго замедлило свой безудержный бег, будто бы давая мне возможность насладиться столь восхитительной картиной сполна… Позволяя жадно впитать в себя искушающий образ обольстительной суккубы и запомнить его до мельчайших подробностей…
Жаль только, совсем недолго я пребывал в таком состоянии… И оказался вскоре выбит из него. Так как не сумел сдержаться и буквально задохнулся от обуревающих меня чувств, когда затянутая в черный ажурный чулок правая ножка Кейтлин особенно сильно выдвинулась в разрез подола платья, явив при этом нескромным взглядам узкую полоску обнаженной девичьей кожи…
Кейтлин, идущая к столу и вроде как не смотрящая при этом на меня, не смогла сдержать торжествующей усмешки. А Энжель, приоткрывшая было ротик при виде заявившейся в столь эпатажном наряде демоницы, резко закрыла его. И быстро покосившись на меня, нахмурилась. После чего, подхватив со стола льняную салфетку, поднялась и со стуком отставив стул, ко мне подошла. Да нежно взяв большим и изогнутым указательным пальчиком меня за подбородок, отвернула мою голову от Кейтлин, усевшейся на свое место с видом победительницы. А когда я, немного придя в себя, непонимающе уставился в ее чуточку сердитые глаза, златовласка пустила в ход салфетку. Утерев мне несуществующие слюни…
Это помогло мне окончательно прийти в чувство. И понять, что я только что спалился перед демоницей! Что все мои старания по игнорированию ее красоты оказались напрасны! Больше мне никогда не удастся заставить ее поверить в то, что я к ней равнодушен!
«Ну а что я мог сделать, когда мне сердце сжала мертвой хваткой когтистая лапа жажды обладания?!» — с нотками отчаяния подумал я. И горестно воздохнул… Мысленно разумеется.
Кивком поблагодарил за заботу свою подопечную, отстранившуюся и теперь внимательно смотрящую на меня, я стиснул зубы и уселся ровно. Стараясь не коситься при этом на провокационно выглядывающую в разрез подола платья ножку обольстительной суккубы. Правда получалось у меня это откровенно плохо… Слаб я оказался перед лицом такого соблазна…
Что там на ужин у нас было — я так и не понял в результате. Что-то ел, а что, хоть убей не помню. Единственное, служанка потом удивлялась что кто-то слопал весь острый соус по пахирски, поданный к жаркому, перепутав его с кисло-сладкой приправой и не заметив… Может и я… На стол-то я так ни разу и не взглянул толком…
А какие мне той ночью снились сны… Эх… Мало того — я еще и весь следующий день витал в сладких грезах. А все потому, что сменив назавтра откровенный наряд на более приличный, не иначе — здраво рассудив что однократного зрелища с меня будет довольно, Кейтлин была все так же добродушна и мила. Что отчего-то совсем не радовало Энжель, а только делало ее мрачней и мрачней… А потом она и вовсе оставила нас, отговорившись важными делами. Хотя поначалу с огромным энтузиазмом начала помогать нам разбирать артефактную мастерскую Ушедших… И до конца дня я свою подопечную более не видел.
Вечером же нас опять ожидал ужин втроем, так как Мэджери еще не вернулась из своей поездки. Правда в этот раз Кейтлин явилась вовремя. И — слава Создателю! во вполне приличном платье. А вот Энжель отчего-то запоздала к трапезе… Но все же пришла, когда мы не дождавшись ее, уже начали ужинать.
Причем появление моей подопечной было несколько необычным. Ведь сначала она, приоткрыв дверь в малую гостиную, засунула в образовавшуюся щель голову и покрутила ей туда-сюда, осматриваясь. Что заставило нас с Кейтлин удивленно переглянуться. И уставиться в свою очередь на Энжель. Которая, явственно покраснев, тотчас же голову убрала и дверь захлопнула.
— И что это было?.. — недоуменно обратился я к своей невесте. Может она знает? — Что вообще сегодня с Энж такое происходит?..
— Понятия не имею, — делано-безразлично пожала в ответ плечами Кейтлин. Хотя, судя по промелькнувшей по ее прекрасному лицу тени, какие-то подозрения на этот счет у нее имелись…
Однако дознаться до истины у меня не вышло. Банально не успел. Ибо миг спустя дверь в гостиную распахнулась и к нам вошла Энжель. В точно такого же фасона провокационно-эпатажном наряде, что был на одной крайне обольстительной суккубе вчера! Разве что доминирующим цветом был не черный, а белый!
Увидев мою подопечную в столь откровенном платье, Кейтлин непроизвольно сузила стремительно темнеющие глазки и совершенно отчетливое горловое рычание издала. Которое, впрочем, нисколько не смутило Энжель, с алеющими щечками направившуюся к столу.
А я — я глаз не мог отвести от златовласки, что аккуратно вышагивала по гостиной в туфельках на высоченных каблучках — благодаря которым она едва ли не сравнялась ростом с моей невестой! Просто пожирал ее взглядом! Ведь несмотря на схожесть нарядов, в то платье что было на Энж, было внесено несколько захватывающих изменений… Так разрез на подоле моей подопечной был слева, а не справа и заканчивается гораздо выше середины бедра! И значительно выше верха белых ажурных чулочек… Из-за чего в движении обнажается куда более широкая полоска нежной девичьей кожи — как бы не в полную ладонь! А вовсе не дюйма в полтора… И… И, по моему, пару раз в разрезе явственно промелькнул краешек нижнего белья!
У меня аж перед глазами помутилось от такого бесстыдства!
«Что ж ты творишь, глупенькая! — воскликнул я в отчаянье про себя. — Ведь только присутствие Кейтлин тебя и спасло! Спасло от участи быть немедля разложенной прямо здесь — на столе. Ибо ужин у меня начался бы с десерта!»
Да, только благодаря присутствию в гостиной демоницы я сдержался… Если бы не она — точно бы занялся воспитанием Энж! Особенно когда златовласка уселась и почти сразу же выяснилось, что внесенные ею в наряд существенные доработки не до конца продуманы. Ведь едва она чуть наклонилась, потянувшись к блюду с салатом, как ничем не скрепленный с одной стороны подол, соскользнул с плотно сдвинутых девичьих ножек… Обнажив их практически полностью и тем самым позволив полюбоваться на них во всей, так сказать, неприкрытой красе…
Энж, стремительным движением вернувшая предательский подол на место, отчаянно покраснела и умоляюще уставилась на меня. Не иначе как прося немедля забыть обо всем увиденном. Но как это сделать, если, пусть я и видел-то их всего крохотный миг, перед глазами так и стоят такие замечательные девичьи ножки… в ажурных чулочках… Не говорю уже о возмутительно-откровенных трусиках по аквитанской моде, до которых златовласка оказалась обнажена…
Я, не сдержав охвативших меня чувств, облизнулся даже, продолжая во все глаза глядеть на Энжель. И едва не потянулся к ней… Хорошо опомнился, услышав пронзительный скрип металла. Это Кейтлин, с чернющими очами и кровожадным выражением лица смотрящая на нас, желая отрезать кусочек от запеченного гуся слишком сильно придавила нож. И прорезала в результате не только птицу, но и серебряный поднос…
Такой вот у нас вышел ужин… После которого я отправился в свою комнату под конвоем в лице Кейтлин. Похоже чтоб не ошибся случайно дверью и не сунулся к удравшей к себе сразу по окончанию трапезы Энж…
«А ведь мог, мог, скотина такая!» — вынужден я был признать обоснованность проявленного Кейтлин беспокойства, идя по коридору и борясь с настойчивым желанием заглянуть к златовласке. Так, поболтать на сон грядущий… И полюбоваться на нее…
Сегодня мне лишь кое-как удалось уснуть. Можно сказать — только ценой невероятных усилий. Которые пришлось приложить, чтоб изгнать из памяти буквально отпечатавшиеся в ней замечательные ножки Энж…
Проснувшись же, я полежал малость в постели, поразмыслил, оделся быстренько, и тихо-тихо прокравшись по коридору, в который выходят все двери апартаментов — и моих, и Кейтлин, и Энжель, и Мэджери, торопливо покинул дом. Даже о завтраке не вспомнив.
Спустя четверть часа, я уже ломился в номер Вельда в «Драконьей голове».
— Ты чего, Кэр?.. — наконец, открыв дверь, выглянул наружу мой трущий глаза и отчаянно зевающий приятель.
— Одевайся давай, дело есть, — нетерпеливо бросил я ему, опуская на пол ногу, которой стучал в придачу к кулаку. Иначе-то этого соню не добудишься…
— А что случилось-то? — встревожился он.
— Отряд нужно собрать. И подготовить к немедленному выступлению на охоту, — просветил я его.
— Да вы ж только вернулись… — опешил Вельд. — И собирались целую неделю отдыхать.
— Передумали мы. И решили отправиться немедля, — буркнул я в ответ. Мрачно добавив про себя: «Потому как еще пять таких ужинов, как последние два, я просто не выдержу. И таки разложу, прямо там на столе, или обольстительную суккубу или трепетную златовласку…»
После недолгих препирательств с Вельдом, мы отправились к Гэлу. А потом, уже втроем, стали претворять мой замысел в жизнь.
Само собой сегодня же отправиться в поход не вышло. К вечеру только-только со сборами разобрались. Так что пришлось мне собраться с духом и отправляться на ужин в компании Кейтлин и Энжель…
«Ничего, выдюжу как-нибудь!» — подбадривал я себя, идя в малую гостиную. Жаль только, непреклонной уверенности в этих словах было явно маловато…
На ужин первой, после меня, явилась златовласка. К большому моему облегчению — во вполне приличном платье. А не в бесстыдстве этом полном, как вчера.
Но повеселел я ненадолго, ведь Кейтлин-то явно задерживалась. Что начало взывать сначала смутную, а затем вполне отчетливую тревогу. Причем не только у меня… Энж тоже извертелась вся, моей невесты дожидаючись. Даже забылась немного… И хмуря лобик, прошептала едва слышно, явно успокаивая себя: — Ну не придет же она, в конце-концов, сегодня совсем без ничего…
— Что? — изумленно уставился я на златовласку, решив что ослышался.
— Нет, ничего, Кэр, ничего, — поспешно заверила меня моя подопечная, залившись при этом краской.
Выдвинутое моей подопечной предположение совсем уж повергло меня в страх и трепет. Я даже начал замышлять позорное бегство из гостиной, пока туда не заявилась обольстительная суккуба в неглиже.
Не успел. Только начал подниматься со стула, успокаивая при этом Энжель, что вот сейчас прямо и вернусь, как появилась Кейтлин… Во всей своей нечеловеческой красе… Нет, не обнаженная полностью, но тем не менее заставившая меня замереть от восхищения.
Да, обольстительная суккуба оказалась жуть как хитра! Не стала все усугублять все еще более откровенным развратом и зашла с другой стороны. Явилась вырядившейся как на императорский прием! В необыкновенном черно-зеленом платье, из материала похожего на тяжелый бархат, оставляющим открытыми плечи и с длинным подолом, тянущимся по полу за идущей леди. Высокую прическу еще сделала, чтоб и свою красивую шейку открыть, которую охватывало изумрудное колье, и ушки с серьгами лунного серебра с драгоценными камешками висюльками показать. Да еще свои невероятные глазищи в поллица, источающие зеленое свечение и взирающие на мир из-под огромных, черных как смоль, опахал ресниц, оттенила-подвела. Ну и на зовуще приоткрытые губки нанесла перламутрово-алую, влажно поблескивающую помаду… Что выглядело особенно восхитительно на фоне совершенной, словно наполненной каким-то внутренним сиянием кожи…
Вот так вот… И как недосягаемая в своей красоте королева, с недоступным и гордым видом неспешно прошествовала к столу…
— Так не честно! — вырвалось у опомнившейся Энжель, не иначе посчитавшей, что Кейтлин воспользовалась какой-то магией для придания себе столь ослепительного облика. А та всего лишь смыла с себя маскирующую краску, скрывающую ее истинную красоту…
* * *
На рассвете следующего дня наш отряд покинул Римхол, отправившись на последнюю охоту из сложившейся цепочки. На самую важную, а заодно — и самую непростую. По причине того, что теперь нашей целью является не обычный дракон, а магический. Да еще и не огнедышащий там, али льдистый, кое-какой навык схватки с которыми у нас имеется, а сумеречный…
Впрочем, слишком уж сильно по этому поводу я не переживал. Наша охотничья двойка давно уж не та что прежде. И опыта какого-никакого набрались и действуем сообща, а не так как в первый раз — по одиночке. Ну и главное — никто больше не жаждет скормить меня плотоядному ящеру… Ведь моя дражайшая невеста со вчерашнего вечера одно только довольство излучает. Едет — и все чему-то своему улыбается… И не то что не возмущается, но даже не хмурится, ловя меня на предосудительном любовании ее потрясными ножками! Наоборот — только еще явственней становится улыбка на чьем-то прекрасном лице…
«Все же девичье соперничество это что-то с чем-то! — довольно подумал я, с радостью воспользовавшись выдавшейся возможностью безнаказанно пялиться на обольстительную суккубу. — И польза от него явственна и несомненна. Кейтлин, вон, вчера вечером, несмотря на имевшиеся у меня опасения, и не подумала артачиться, когда была огорошена вестью о том, что поход на сумеречника переноситься на завтрашнее утро… Бровки только на мгновение свела, посмотрела на растерянно разевающую ротик Энжель, не ожидавшую такой подставы с моей стороны, — и тут же заявила, что это замечательная идея! И немедля отправилась собираться в путь! А все ради того чтобы не оставить златовласке даже тени шанса на какой-либо реванш и уйти с поля схватки чистой победительницей…»
«Ты правда думаешь, что ди Самери сдастся так просто?» — снисходительно обратился ко мне восседающий на левом плече бес.
«Нет, я так не думаю, — немного озабоченно отозвался я, невольно хмурясь. — Просто надеюсь что за время нашего отсутствия она чуть успокоится, трезво поразмыслит и откажется от попыток произвести на меня еще большее впечатление нежели Кейтлин. Ну не удастся ей побить на этом поле настоящего демона искушения, коим является моя невеста…»
«Ничего, лапочка же не дура и понимает, что может остаться за порогом! Так что расстарается! Измыслит как ей произвести на тебя совершенно неизгладимое впечатление», — заверил меня широко осклабившийся бес. И подмигнул, гад! Отчего у меня сразу возникли закономерные подозрения касательно того на что он намекает…
«Нет, Энж никогда на такое не решится… — помотал я головой, отгоняя сразу так и возникший перед глазами в силу порочности моей натуры провокационный образ своей подопечной, выбравшей в этот раз действительно ошеломляющий наряд. — И не покажется передо мной в одном лишь вопиющем бесстыдстве из тончайшего белого шелка — лифе и ажурных чулочках и крохотных трусиках по аквитанской моде…»
«Вот и посмотрим по возвращении на что она решится, а на что — нет», — съехидничал рогатый, явно желая оставить последнее слово за собой, а заодно заронить мне в душу зерно беспокойства.
«Нет, надо мне все же что-то с этим решать, — вынужденно констатировал я. — И самым срочным образом пресекать начавшееся соперничество моей невесты и моей же подопечной. Пока не пролились реки крови…»
Плохо только что решения, устроившего бы нас всех, у меня как не было, так и нет. Голова уже болит от тяжких дум, а ничего путного в нее не приходит…
И за одиннадцать дней, что ушли у нас на то чтоб добраться до Черной горы, мне так и не удалось придумать как сделать так, чтоб и Кейтлин с Энжель остались довольны и при этом — я цел. Потому, когда мы прибыли на место, даже с каким-то облегчением прекратил крутить в голове сию дилемму, и сконцентрировался на предстоящей охоте.
А проблем хватало и там… Сумеречник ведь, зараза, жилище себе на настоящей верхотуре подыскал. Нет, добраться-то до облюбованной им пещеры не такая уж и проблема даже без крыльев, да вот беда — места для схватки с ним там совершенно нет. И спрятаться некуда… До рощи в низине — бежать, или вернее — лететь, кувыркаясь, с полмили по крученному каменистому склону. Где ни одного приличного выступа, за которым можно схорониться…
Посидев чуть с Кейтлин, покумекав, мы решились на небольшую авантюру. Прямо средь бела дня полезли к драконьему логову… В расчете на то, что предпочитающий ночную охоту сумеречник в данный момент спокойно дрыхнет и не вылезет из своей пещеры.
До места добрались благополучно. Хотя и запыхались изрядно. Торопились просто поскорей убраться с голого склона, чувствуя себя на нем слишком уж неуютно.
Оказавшись примерно в трех сотнях ярдов от пристанища крылатого чудовища, мы остановились. Кейтлин делом занялась — выжиганием в скальной толще убежища для себя. Благо для сильномогучей магессы вовсе не проблема изничтожить пару сотен кубических футов наикрепчайшего камня. За это, собственно, таких Одаренных как она особенно не любят коменданты всяческих неприступных для обычных атак крепостей… Опомниться ж не успеешь, как в толстенных стенах, кои не взять никакому тарану и на возведении которых ушло столько сил, дырок наделают словно в сыре…
Оставив за собой потрескивающую и светящуюся раскаленным камнем оплавленную дыру, от которой отчаянно тянуло удушливой гарью, мы осторожненько двинулись дальше. К драконьей обители теперь. Где я сразу же устремился к пещере и встав слева у стены, у самого входа в нее, высунул голову за край выступа. Удостоверился что дракона не видать, облегченно вздохнул, и повернув голову, махнул своей напарнице рукой — приступай, мол.
Сильномогучая магесса сразу же занялась делом. Миг, другой, и с ее рук, до самых локтей объятых призрачным огнем, ударил плотный поток пламени. Не хуже дыханья огнедышащего дракона! Только более плотный и сфокусированный. Ударил под углом в камень и моментально заставил его вскипеть. А чуть погодя начал плоть скалы испарять…
Дальше я смотреть не стал — перенес свое внимание на вход в драконье логово, чтоб не дай Создатель сумеречник не застал нас врасплох. И стоял так, напряженно вглядываясь вглубь пещеры, пока активировавшийся кличчер не кольнул меня разрядом.
Обернувшись, я увидел что Кейтлин закончила с выжиганием узкой норы-убежища для меня. Конечно пока в нее соваться не стоит — а то можно запечься моментально в собственном соку, но главное, что приготовления к охоте практически завершены. Мне осталось лишь приблизиться и положить у источающей жар дыры круглый щит из сыродутного железа, со здоровенным кристаллом вместо умбона, да откованное по моему заказу цельнометаллическое копьецо, с отливающим синевой каленым стальным наконечником.
— Теперь отходим! — шепотом велел я Кейтлин.
Девушка кивнула и мы немедля убрались подальше от драконьего логова. Отошли к убежищу моей невесты. И принялись там ждать, когда остынут оплавленные камни. Им конечно помогают в этом деле слабенькие эффекторы магического воздействия, создающие непрерывный ток прохладного воздуха, но все равно на это нужно приличное время. Заморозку-то не применишь… Ибо камни начнут лопаться с таким грохотом, что проснется не только наш сумеречник, но и все драконы обитающие по соседству.
Впрочем, нельзя сказать что это время было потрачено нами совсем уж бездарно. Отдохнули, подготовились к бою. А Кейтлин заготовила с добрую дюжину здоровущих обломков скалы, подтащив их поближе к своему убежищу «Воздушными тисками». Это на случай если придется ломать дракону крылья.
Наконец камни остыли. И я решительно поднялся с одной из каменюк, на которой рассиживался. Осмотрел себя еще раз с целью проверки на месте ли все мое снаряжение, на Кейтлин бросил последний взгляд и направился к драконьему логову.
— Аккуратней там… — донеслось до меня брошенное мне в спину негромкое напутствием моей невесты.
— Да уж постараюсь, — обернувшись, улыбнулся я пободрей. И, помахав еще рукой Хиссе, засевшей далеко внизу, в куцей роще у подножья склона, которая в данный момент высунула башку из густых кустов и пристально наблюдала за мной, отбросил все тревоги и сомненья и чуть ускорил свое движение к цели.
Пока я преодолел эти три сотни ярдов по крутому склону, Кейтлин уже практически сформировала «Смерч Воздуха». Отчего меня начало задевать неслабыми порывами ветра. Хотя и без фатальных последствий. В смысле — со склона все же не сдернуло. Наверное потому что пока магессе удавалось держать свое творенье под полным контролем. У нее это дело вообще с каждым разом получается все лучше и лучше. Вот что значит частая практика…
Добравшись до логова сумеречника, я мешкать не стал — сразу взвел стреломет и… и опустил его. Нахмурился и посмотрел в сторону выжженной для меня норы. Чтоб засечь точно направление и не промазать на бегу. А то сейчас как ударит как всегда столб пыли из пещеры и забьет мне все глаза… И бежать придется практически на ощупь…
— Во блин я осел! — опомнившись, едва не хлопнув я себя по лбу. И активировал усовершенствованный тьером Морином «Поглощающий покров Воздуха»: — Мастер же говорил, что он и от обычной пыли превосходно защищает!
«Надо было бы еще такой же нацепить на дракона, — съехидничал бес. — А то не различит тебя в поднятой пылище и будет недоумевать кто потревожил его сон!»
«Различит!» — отмахнулся я от рогатого, нисколечко не сомневаясь в этом. Медленно вращающийся над головой смерч, наполняющий тело необычайной легкостью, и заставляющий буквально на крыльях парить, засосет всю пыль практически моментально, едва она вылетит из пещеры. Так что сумеречник обязательно меня заметит. Если конечно я не слишком поспешно спрячусь в своем укрытии.
«А погонится ли?» — не отстал от меня этот поганец.
«Да куда он денется?» — сердито буркнул я в ответ. Этот момент и меня больше всего беспокоил. Обычно-то я поактивней действую, выступая в роли приманки. Не улетит ли и правда просто сумеречник, когда я мышью порскну в нору и оставлю его ни с чем?.. Это ж вся охота насмарку…
«Разозлить его надо бы…» — вкрадчиво подсказал мне косящий глазками в сторону симбионт.
«Это и без тебя понятно», — отрезал я, озабоченно нахмуриваясь. Совет-то дельный, да как его воплотить, когда площадка перед входом в пещеру размером крайне не велика. Особо не побегаешь вокруг дракона, когда он наружу вылезет — мигом оступишься и вниз сверзишься.
«Ладно, придумаем что-нибудь», — решил я, отстегивая обойму со стрелками с нестабильными накопителями и прицепляя другую — с бронебойными.
Промедлив еще миг, я резко, с разворотом, выступил из-за края скалы и с выдохом разрядил стреломет во тьму пещеры. И стремительно юркнул назад.
— Гда-дах!
Шандарахнуло добро! У меня аж зазвенело в ушах. А какой столб пылищи ударил… Не затронувший впрочем меня и мигом рассеявшийся.
Драконий рев. И я, одним отточенным движеньем перезарядив стреломет, вновь выскакиваю из-за края скалы. Чтоб пустить стрелку прямо в морду очумело прущему на меня с раззявленной пастью черному дракону…
— Уах-х! — резко остановилось чудовище, издав дикий рев. И подавилось новым воплем, когда следующая стрелка угодила ему прямо в язык!
«Так его, так!» — подбодрил меня азартно дергающий хвостом бес, и я стрельнул еще разок. Жаль стрелка лишь бессильно щелкнула по чешуйчатой морде резко захлопнувшего пасть ящера и отлетела в сторону.
«Эх ты, косорукий…» — попенял мне явственно расстроившийся при виде такой неудачи бес.
«Сам ты!» — обозлился я. И во мгновение ока вновь взведя стреломет сделал новый выстрел. Куда как более удачный… Ведь стрелка вонзилась дракону прямо в правую ноздрю! Хотя и не идеальный, ибо стальная игла, скользнув по кромке крайней чешуйки, вошла в плоть ящера под углом и проникла всего-то на пару дюймов. Дракон сам все усугубил, взревев и хлопнув себя массивной лапой по носу в месте болезненного укуса.
— Уар-рх! — подскочив на месте и ударившись спинными шипами о свод пещеры разорался пуще прежнего дракон, сам себе вогнавший стальную иглу в ноздрю. И разинув пасть рванул ко мне!
Хорошо я не растерялся и резко отскочил в сторону, вставая за скос скалы, а не подался назад! А то схарчил бы меня обозленный сумеречник! Вылетевший аж на середину площадки перед пещерой и там громко захлопнувший пасть.
«Ну!» — подзадорил замешкавшегося меня рогатый. И я, отбросив ставший бесполезным стреломет, из которого драконью броню-чешую все равно не взять, выхватил свой меч. Да метнувшись к заду растерянно крутящего башкой сумеречника, как рубанул его по хвосту!
— Уа-ар-р-рх! — взвился в небеса едва не ставший бесхвостым дракон, и перевернувшись в воздухе упал назад — уже мордой в направлении пещеры. Только меня там уже не было! Я ж сразу, едва сумеречник взлетел, метнулся вперед и проскочив под драконьей тушей, оказался опять позади него. И не дожидаясь следующего понукания впавшего в раж беса, вновь рубанул по чьему-то слишком длинному хвосту. Да в том же самом месте…
— Уар! — едва не подавился воплем дракон и в воздух подскочил. Чтоб, извернувшись в небе, камнем обрушиться на меня, стремительно несущегося к спасительной норе.
— Фух, успел! — облегченно выдохнул я, едва успев скользнуть вниз по гладкой как стекло поверхности камня в свое убежище до того как скала сотряслась от падения на нее громадного дракона. И быстренько отложив меч, нацепил на левую руку щит, немедля окутавшийся призрачно-сизой дымкой активировавшейся магической защиты, а правой цапнул копьецо.
— «Надо было посильней его раздраконить, а то улетит!» — попенял мне бес, явно переживающий за исход охоты не меньше моего.
— Уарх! — издал гневный вопль дракон, похоже край как раздосадованный тем что его обидчик смылся от него. И резко: — Фу-х-х…
Дохнул зараза, в мое убежище серой хмарью, заставившей мгновенно засиять выставленный мной щит! Да и личная защита у меня задействовалась… А остальное камень поглотил, начавший на глазах крошиться и песком осыпаться.
— Ничего себе… — немного испуганно произнес я, видя как кристалл-накопитель щита, в котором только что плескался едва ли не целый океан энергии, чуть не на десятую часть сразу просел.
— Фу-х-х… — еще раз дохнул в мое убежище сумеречник. И… И передвинувшись поближе, голову боком повернул, чтоб разглядеть получше что там творится с его обидчиком — хоть одним глазом полюбоваться на его истлевающие останки.
«Давай!» — в тот же миг возопил как резаный бес. И растерявшийся я, не могущий никак сообразить что делать — прикинуться тряпкой или повозиться, чтоб дракон не потерял ко мне интерес, едва не подскочив от столь резкого вопля, от неожиданности резко ткнул копьецом дракона в глаз!
— Уа-ар-р-рх! — в ярости заорал тот, отскакивая от норы, а бес удовлетворенно произнес: «Ну вот, теперь он точно от тебя не отстанет!»
«Ну ты…» — ошеломленно выругался я, глядя на этого паршивца. И едва успел закрыться щитом от ударившего в мою нору потока серой хмари.
— Фу-х-х… Фу-х-х… Фу-х-х… — надрывался дракон, пуская в мое убежище все новые и новые порции разъедающей все и всея дряни. А потом… А потом подскочив ближе, начал камень драть увенчанными громадными когтями лапами. Разрывая скальную площадку ровно как собака кроличью нору. И плевать ему, похоже, было на то что вокруг не мягкая земля, а твердый камень…
Пару мгновений спустя меня начало охватывать беспокойство. Кажется мы недостаточно глубокую обустроили мне нору… Судя по той скорости с которой до меня докапывается дракон…
Чтоб хоть как-то помешать обозленному чудовищу, я принялся колоть его копьем в лапы. Бить изо всех сил. Но он словно и не замечал этих комариных уколов… Продолжая пускать в мою нору серую хмарь, размягчающую камень и бешено орудовать лапами, разрывая ее.
«Ну бес…» — успел еще выдохнуть я, вынужденный уже заползти в самую глубь норы, чтоб меня не зацепило гигантскими когтями. И отбросил копье от которого остался один огрызок…
У меня аж сердце чаще забилось в предчувствии неминуемой гибели, и я забился поглубже насколько мог. Страстно мечтая при этом о спасении…
И оно пришло. Спасение пришло в виде смерча, сначала начавшего вырывать прямо из-под лап дракона вывернутые им камни, а потом сдернув со скального уступа и его самого. Да и мне несладко стало… Пришлось пожертвовать ножом и вонзить его в чуть размягчившуюся под воздействием драконьего дыхания скалу. И уцепиться за него, чтоб не высосало из укрытия.
Не самые веселые пять минут я провел пока начал стихать разбушевавшийся ветер. А когда стихия совсем успокоилась, не смог сдержать облегченного вздоха. И лишь тогда отпустил судорожно сжатую обеими руками рукоять ножа…
Когда же распрямился и поднялся, обомлел просто. Ибо оказывается прятался я не в глубокой норе, а в широченной воронке, с крохотным углублением по центру…
— Обалдеть… — пораженно выдохнул я, оглядываясь по сторонам. И выступил из, хм, норы, глубиной мне едва ли по колено…
Полюбоваться особо на открывшуюся взгляду картину у меня не вышло. Помешали начавшие сыпаться с небес камни… Кейтлин-то, удостоверившись, что сумеречник никуда уже не денется развеяла смерч. И я поспешил укрыться в пещере, пока мне на башку не грохнулся один из здоровущих обломков скалы, коими сильномогучая магесса пуляла в вертящегося в воздушном вихре дракона, чтоб повредить ему крылья.
Ну да ничего, недолго пришлось прятаться от каменного града. Как раз времени хватило на то чтоб проверить логово черного чудовища на предмет наличия накопленных сокровищ… Жаль только не отыскалось совершенно ничего. Хоть шаром покати в пещере… То ли дракон нам попался из аккуратистов, не терпящих в жилище никакого бардака, то ли он поселился здесь совсем недавно.
Так что оставалось нам с бесом что расстроенно повздыхать, да топать к демонице…
— Стайни, ты совсем из ума выжил? — вопреки моим ожиданиям, отнюдь не ласково встретила Кейтлин, когда я добрался до нее. И гневно продолжила, сверкая глазами: — Ты что там вытворял?
Напустилась, значится, сразу на меня. Сходу. Но вовсе не это заставило меня опешить, а отчетливые нотки беспокойства, прозвучавшие в ее чувственно-бархатистом голосе.
«Неужели она искренне переживает за меня?..» — изумленно обратился я за подтверждением к своему симбионту. Больше-то не к кому… Хотя Хисса еще есть, но она здесь явно мне не помощница.
«Конечно, переживает, — охотно подтвердил бес. Глубокомысленно добавив затем: — Ведь где она еще такого олуха найдет, что согласится быть приманкой для драконов». — И осклабился, скотина.
Выругавшись на него, я чуть смущенно сказал с нетерпением ждущей моего ответа магессе:
— Так это… Дракона дразнил… Чтоб он позабыл обо всем на свете кроме своего обидчика…
Кейтлин закатила глаза. И сокрушенно покачала головой. Но ничего больше не сказала, не то сочтя что победителей не судят, не то решив что объяснять что-то такому ослу как я просто бесполезно.
— Да ладно тебе, все же удачно получилось, — примирительно произнес я. Добавив затем рассудительно: — Хотя повторять такое не стоит. Нужно будет подумать, как сделать изведение драконов не столь рискованным.
На этом и остановились. И подав с помощью кличчера сигнал нашим людям, начали спускаться вниз по склону. Делать-то нам здесь больше нечего. В драконьем логове ничего нет, а сам сверзившийся с небес сумеречник расшибся насмерть о камни и скатился бездыханной тушкой в долинку — прямо к кустам в которых обреталась Хисса.
Назад: Часть вторая
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий