Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

Орсен открыл глаза уже вечером. Пошевелился, разминая затекшие конечности, зевнул, а потом снова успокоился, рассматривая быстро темнеющее небо.
На душе до сих пор лежала тяжесть, прогнать которую не смог даже крепкий длительный сон. Спускаться с крыши и возвращаться в модуль не хотелось. Отвратительной казалась даже сама мысль о том, что скоро ему все равно придется общаться с другими колонистами, а потом еще и заниматься очередной бесполезной работой.
Ради кого?
Он по очереди вспомнил всех тех, с кем общался последние месяцы.
Прямолинейный, но замкнутый и нелюдимый лейтенант, который так и не захотел признаваться в том, что являлся шпионом Альянса. Старый полковник, с видимым удовольствием поддерживавший практически любые разговоры, но умело уклонявшийся от попыток узнать истинные причины своего появления в векторной миссии. Отто, изо всех сил старавшийся выглядеть в глазах окружающих совсем не тем, кем являлся на самом деле. Открытая, добрая и чересчур привязанная к родителям Тина. Вечно чем-то недовольная Фрея – единственная, кто сумел-таки остаться в живых…
Эрик поднялся на ноги и подошел к краю челнока.
Открывшийся вид практически полностью соответствовал его ожиданиям. Валяющиеся повсюду тела, которым, судя по всему, так и суждено было остаться непогребенными, редкие люди, бесцельно расхаживающие между огромными металлическими коробками или же опасливо кучкующиеся рядом с входами в них, летящая над землей по воле незатихающего ветра пыль – все это создавало какое-то сюрреалистическое ощущение обреченной тоски и уныния.
А дополнительные штрихи к безрадостной картине добавлял проснувшийся посреди моря вулкан, уже успевший выбросить в атмосферу солидное облако пепла.
Наблюдатель невольно поморщился, рассматривая длинный серый шлейф, уходящий куда-то на восток.
Вулканическая активность придавала ситуации новые и не совсем понятные грани. Газовый гигант продолжал сближение со звездой, и приливные силы, терзавшие его спутник, увеличивались с каждой минутой. Это, в свою очередь, должно было способствовать появлению новых вулканов. Но вот что произойдет дальше? Похолодание из-за снижения прозрачности воздуха или потепление вследствие парникового эффекта от выброшенных в атмосферу газов?
Он больше склонялся к первому варианту, но не был уверен в правильности своих выводов.
– С другой стороны, нам бы дожить еще до этого похолодания…
Спускаться вниз не хотелось, но все-таки пришлось. Орсен сделал шаг с крыши, включил компенсаторы и мягко приземлился рядом с одним из входов в модуль.
Тот оказался закрыт.
– Командир, идите сюда, – выглянул из соседнего коридора вооруженный до зубов Лучо. – Мы на всякий случай решили оставить только одну дверь. И ввели дежурство.
– Какой я тебе командир, – Эрик, поднявшись на аппарель, устало махнул рукой и направился вглубь челнока. – Мы все здесь – просто смертники.
– Стойте, – оставшийся позади часовой бросился вслед за ним. – Да стойте же! Есть разговор.
– Что еще?
– Давайте наружу выйдем, – бывший преступник, а ныне полноправный добропорядочный колонист почему-то воровато осмотрелся по сторонам и сделал приглашающий жест. – Это важно.
Мысленно выругавшись, наблюдатель развернулся и двинулся обратно, спустя несколько секунд снова оказавшись на открытом воздухе.
– Слушаю.
Лучо немного помялся, но затем твердо взглянул ему в глаза и произнес:
– Вы не понимаете всей картины. Нам нужен командир и им должны стать именно вы.
Эрик почувствовал, как в душе заворочалось привычное раздражение.
– Правда?
– Не злитесь. Вы лучше всех остальных разбираетесь в том, что происходит на этой проклятой планете – значит, ваши решения будут наиболее правильными. Я посоветовался с выжившими ребятами – они согласны, что так будет правильнее всего. Руководство должно быть у вас.
– А ты, значит, планируешь стать моей правой рукой, тем самым держа в руках реальную власть? – Орсен вспомнил свои вчерашние мысли и ему неожиданно стало весело. – Знаешь, это даже смешно. Нас осталось только десять, но интриги все равно продолжаются.
– Вы правы, – неожиданно рассудительно произнес Лучо. – Но что в этом плохого? Это жизнь. Главное здесь то, что нам нужны ваши знания. А уж дисциплину и защиту обеспечим уже мы. Отто всегда говорил, что в любом деле успех приходит только в том случае, если использовать как силу, так и мозги. Поэтому мы должны быть вместе.
– Вместе – так вместе. Но я не хочу участвовать в этом фарсе, вдобавок…
– Зря, – прервал его Лучо. – Он нужен и вам, и остальным. Вы сможете говорить с другими людьми от имени нашей группы, а ребята не станут выяснять, кто из них главнее остальных. Это эффективно и правильно.
– Что-то ты слишком умный для обычного бандита, – сощурился наблюдатель. – Не расскажешь, каким образом попал сюда?
– Экономические преступления, командир. Очень крупные.
– Вот, значит, как. Экономические преступления… То есть ты хочешь сделать меня главным, чтобы получить в свои руки те полномочия, которые вряд ли смог бы получить самостоятельно? Интересная комбинация.
– Здесь двое умных людей, командир, – спокойно кивнул собеседник. – И этим людям лучше встать во главе нашего маленького коллектива. Вы не согласны?
Орсен неопределенно пожал плечами:
– Попробуем. Кто-нибудь из соседей уже приходил?
– Нет. Предпочитают сидеть дома, выжидать и не нарываться на неприятности. Сейчас вокруг появилось столько бесхозного оружия, что лучше быть предельно осторожным.
– А как себя чувствуют наши? – Орсен ткнул рукой в сторону входа. – Истерик нет?
– Достаточно спокойно, командир. Я где-то читал про такие психологические выверты. Когда рядом с тобой умирает человек – это шок. Когда погибают сотни людей – это трагедия. А когда счет переходит на десятки тысяч – это уже обыденность. Мозг просто отстраняется от проблемы.
– Защитная реакция?
– Наверное. Вы пойдете к остальным?
– Да. Но сначала сниму с себя этот гроб…
В кают-компании за время его отсутствия произошли определенные изменения. Пол оказался отмыт от пятен крови, совершенно ненужные столы и стулья куда-то исчезли, возле дальней стены образовалась солидная куча каких-то непонятных вещей…
– Мы не сидели сложа руки, – пояснил пришедший вместе с ним Лучо. – Убрали мебель на второй этаж, почистили все, а заодно и перенесли сюда вещи из отсеков погибших.
– Что-нибудь полезное было?
– Практически ничего. У наших ребят попросту не хватало ни на что денег, а остальные брали с собой какую-то дрянь. Картины, книги, детские флайки… Хотя одежды и оружия нам теперь на всю жизнь хватит.
– Этого теперь у всех много, – кивнул наблюдатель. – А есть какие-нибудь лицензии на рецепты для репликатора?
– Есть, – безрадостно кивнул Лучо. – Но они все индивидуальные. Хозяин умер – лицензия закончилась.
– Жаль, что у меня хватило денег только на две, – пробормотал Эрик. – Хотя бы кофе и вино у нас будут.
– Вино – это хорошо. Но запас элементов для репликаторов тоже не безграничный. Один из этих ящиков уже отказался делать батончики – говорит, что не хватает ингредиентов.
– Плохо…
Они подошли к расположившимся возле дисплея и совершенно проигнорировавшим их появление колонистам.
Эрик обратил внимание, что, кроме них с Лучо, в помещении находились всего пятеро. Отсутствовала Фрея, не было видно той самой женщины, которая сначала требовала всеобщего погребения, а затем отказывалась работать…
Зато тут оказался Тайлер, с жаром выступавший перед немногочисленной аудиторией.
– …убийство! Понимаете, у нас есть права, которые были нарушены. Был нарушен один из основных законов Федерации!
– Так что же ты предлагаешь? – В голосе задавшего вопрос человека прозвучала плохо скрытая издевка. – Поднимем челнок в космос и отправимся назад?
– Судя по списку положенного нам оборудования, где-то на основном корабле есть модуль для связи. Нужно просто достать его и отправить сигнал!
– Кому, парень? Вокруг только пустота. Этот передатчик – просто издевка.
– Не совсем, – Эрик, решивший вклиниться в разговор, почувствовал себя немного глупо, но все равно продолжил: – В системе обязательно есть наблюдатель. Такой, как я.
Взгляды всех собравшихся обратились в его сторону. Большинство из них выражали только слабый равнодушный интерес, и лишь глаза Тайлера светились какой-то отчаянной надеждой.
– Мы слышали про наблюдателей, командир, – очень вовремя сказал Лучо. – Но чем они занимаются – не знаем. Была информация только о том, что вам очень много лет.
– Наблюдатели следят за обитаемыми системами. Устраиваются где-нибудь на задворках, а потом живут там годами. И здесь наверняка все сделано точно так же – над нами прямо сейчас крутятся несколько автономных модулей, способных ретранслировать сигнал.
– То есть шанс действительно есть, – человек, задававший вопросы Тайлеру, сразу же посерьезнел. – Это меняет дело.
– Франц прав, – ненавязчиво представил своего товарища Лучо. – Но весь вопрос заключается в том, что именно сообщать этому самому наблюдателю. Чтобы нас забрали обратно.
– Я уже думал об этом, – Орсен тяжело вздохнул. – К сожалению, пока ситуация выглядит так, что Федерация предоставила нам все возможности для выживания. Даже новейшие вакцины, которых, кроме Барнарда, практически нигде нет. Мы просто не смогли этим правильно воспользоваться.
– Это неправда! – Тайлер аж подскочил на месте от возмущения. – Как вы не понимаете! Все это спланировано от начала и до конца!
– Тише, парень, не шуми, – один из сидевших рядом с ним мужчин скривился. – От того, что ты орешь, пользы не будет. Все тебя и так уже услышали.
– Может быть, пусть он займется поисками доказательной базы? – Лучо покосился на стоявшего рядом Эрика. – Как думаете, командир?
Наблюдатель, к этому моменту успевший искренне возненавидеть предложенную ему игру, неохотно кивнул:
– Если удастся найти правильный предлог, это может спасти нас всех. Тайлер, тебе действительно лучше прекратить публичные выступления, а вместо этого открыть в коммуникаторе текст закона Янковского-Кайзера и перечитать его от начала до конца. Найти зацепки, которые позволили бы сделать запрос в Федерацию. Сможешь?
– Конечно, – парень буквально расцвел от радости. – Конечно, смогу, командир! Я все до последней запятой проверю!
– Вот и занимайся, – Орсен осторожно расположился на слегка погнутом во время недавних событий стуле. – До чего еще вы здесь успели додуматься?
– Ну, так, – сидевший напротив жилистый крепыш решил, что обратились к нему, и неуверенно дернул плечом: – Мы пока все в порядок привели, некогда было думать.
– Тебя как зовут? Я не всех вас помню по именам.
– Ворон… Донни то есть.
– Понятно. Кто-нибудь пробовал встретиться с другими выжившими?
Вопрос остался без ответа. А устроившиеся рядом люди заметно стушевались – словно подростки, пойманные на месте преступления.
В конце концов, подал голос Лучо:
– Командир, я ведь уже говорил, что на данный момент лезть к остальным – не самая лучшая идея. Сейчас каждый модуль сам по себе. Смотрят друг на друга косо, чуть что – сразу стреляют. Это мы здесь находимся на самом краю и у нас некоторая свобода есть, а дальше уже настоящая душегубка начинается.
– Челноки очень близко друг к другу приземлились, – сообщил Франц. – С самого начала тесно было, а теперь еще и трупы везде.
– И эта гадость, которая из тел выделяется, – добавил совершенно незнакомый Орсену мужчина, старавшийся держаться особняком от других. – Дышать невозможно.
– Есть же маски. Я точно помню, у меня в комплекте была.
– Все равно идти туда опасно. Лучше как следует обосноваться здесь и подождать, пока обстановка не…
Модуль неожиданно вздрогнул, прервав Франца на полуслове. Эрик вспомнил про висящий над морем шлейф пепла и тихо выругался. Затем произнес:
– С остальными все-таки придется договариваться. И как можно скорее.
– Зачем?
Пришлось рассказать про увиденный вулкан, про исчезнувшую и снова появившуюся реку, а также про особенности местной тектоники.
Окружающие слушали его очень внимательно, но особого понимания в их глазах Орсен так и не увидел.
– Короче говоря. Через несколько недель землетрясения могут стать такими, что этот поселок провалится в новое ущелье. Или его накроет обвалом. Или цунами. Поэтому нам уже сейчас нужно думать о том, как перебраться отсюда куда-нибудь еще.
Воодушевления эти слова ни у кого не вызвали. Люди переглядывались между собой, отводили глаза и молчали. Не нужно было быть гением для того, чтобы понять, что идея переселения воспринимается ими с откровенным неудовольствием.
– А есть другие варианты? – Судя по всему, Лучо успел пожалеть о своей затее с назначением командира, но старался до конца придерживаться выбранной линии поведения. – Отойти в сторону, например…
– Представь, что ты стоишь в кратере вулкана и он должен взорваться уже через час. Что ты сделаешь? Отойдешь в сторону или убежишь как можно дальше?
– Но ведь нет никакой гарантии, что здесь что-то действительно произойдет, – вставил Тайлер. – Вы только предполагаете эту катастрофу, не больше.
– Верно, – с облегчением произнес Франц. – Пацан дело говорит.
Наблюдатель почувствовал, что его собственный авторитет становится все более шатким, но не испытал по этому поводу никакого разочарования – последние минуты он и так хотел послать всех к чертям, а потом запереться у себя в каюте вместе с бутылкой вина.
Зато Лучо воспринял слова Тайлера и Франца чересчур болезненно.
– Конечно, давайте забудем обо всем – пацан ведь сказал, что все отлично. На кой черт слушать командира, который с самого начала говорил о биологической угрозе, землетрясениях и всем остальном? Давайте послушаем малолетку, который ничего не соображает ни в астрономии, ни в геологии, ни в чем-либо еще. Он ведь пообещал, что нам здесь будет хорошо и безопасно! Значит, он прав. И вообще, зачем слушать человека, который пытается спасти ваши шкуры, когда есть какой-то кретин, который обещает, что среди раскаленной лавы вам будет лучше, чем где-нибудь еще?
Тайлер покраснел от обиды, но нашел в себе силы сдержаться от ответных оскорблений:
– Простите. Я действительно не знаю того, что знает господин Орсен. Не нужно ориентироваться на мои слова.
– Вот, – Лучо торжествующе ткнул в него пальцем. – Дошло, что жизнь дороже глупой гордыни. А вам лишь бы остаться в уютном местечке и ни черта не делать!
– Ты, это… не усугубляй, – произнес заметно помрачневший Донни. – Командир о серьезных вещах говорит, но и паренек тоже прав. Куда-то уходить – это терять то, что есть здесь. А на новом месте может оказаться совсем не так хорошо. Нужно все обдумать. У нас же есть время?
– Я понятия не имею, – честно ответил Эрик. – Но планета все больше приближается к перигелию… перицентру, если точнее… не важно. Это значит, что землетрясения будут усиливаться. Конечно, есть вероятность, что ничего страшного не произойдет. Но есть также вероятность, что прямо под нами пройдет разлом. Вы вообще слушали, о чем я говорил до этого?
– Нужно ожидать лучшего, но готовиться к худшему, – туманно заметил сторонившийся общества преступников мужчина. – Простите, командир, я не представился. Меня зовут Аарон. Аарон Лайк. Я принципиальный противник политического устройства Федерации. Оппозиционер.
– Очень приятно, – осторожно кивнул Орсен. – А что конкретно вы имеете в виду?
– Нам не обязательно сегодня же срываться с места, – мягко произнес Аарон. – Но подготовиться к этому просто необходимо. Провести разведку, поговорить с другими людьми. Получить доступ к устройству связи, наконец. Поэтому я всецело за то, чтобы выйти на воздух и начать диалог.
– А еще – вытащить в безопасное место хотя бы один репликатор, – внезапно заявил Франц. – Без репликаторов мы загнемся.
– Нужно сделать для них запас веществ. Иначе толку не будет.
– Расковыряем шкафы в верхней кают-компании, – Лучо рубанул воздух ладонью. – Там их должно быть столько, что хватит на год жизни.
Эрик, по-прежнему чувствовавший раздражение от ведущейся дискуссии, понял, что работать бок о бок с остальными колонистами ему откровенно не хочется.
– Тогда вы тут разбирайтесь с веществами, а я пойду к соседям, – он поднялся со стула и направился к ближайшему молекулярному принтеру. – Только съем чего-нибудь… кто хочет кофе?
– Я!
– Я тоже.
В итоге напиток пришлось готовить сразу для всех – наблюдатель провел возле репликатора минут десять, доставая из него пришедшие на смену кружкам картонные стаканчики и тихо ругаясь на разработчиков, установивших настолько строгие требования к процедуре использования рецепта.
Стоило ему только забрать свой собственный кофе, как рядом появился Лучо.
– Командир, а что насчет вина? Пару бутылочек бы. Ребята натерпелись.
– Хорошо, – Эрик со злостью ткнул в строчку с названием алкогольного напитка. – Но сейчас не время пить.
– Спасибо, – помощник не обратил на его недовольство совершенно никакого внимания.
– Нужно найти какого-нибудь программиста, который сможет взломать все эти штуки, – произнес наблюдавший за ними Тайлер. – Это было бы замечательно.
– И что мешает тебе его отыскать? Хочешь – пойдем вместе со мной на разведку.
– Хочу. Только мне нужно будет переодеться и взять оружие.
– Ну так бери.
К сожалению, несмотря на искреннее желание Орсена убраться из модуля, поход пришлось отложить – наблюдатель попросту не учел того, что на улице уже началась ночь. Пусть и достаточно светлая.
– Стреляют, – осторожно заметил остановившийся рядом с ним Тайлер, прислушиваясь к гулявшему между скалами эху. – Подождем?
– Придется…
Ноги ощутили очередной, на этот раз достаточно слабый, толчок. Вслед за этим раздался отчетливый хруст и метрах в двадцати от них сплошную каменную поверхность прорезала длинная тонкая трещина.
– Вы были правы, – осторожно произнес парень, отступая на шаг от выхода. – Я сомневаюсь, что все образуется.
– Тихо… тут есть кое-что другое, о чем я даже не подумал…
Не обращая внимания на продолжавшую трястись землю, Эрик спустился вниз, а потом, высвободив из костюма руку, приложил ладонь к прохладной и немного пыльной поверхности. Медленно погладил оказавшийся под пальцами камень, рассеянно осмотрелся по сторонам, после чего снова выпрямился и шагнул к только что появившейся расщелине.
– Вы куда?
– Тихо, – наблюдатель отмахнулся и, включив фонарь, принялся рассматривать расколотую породу.
– Что там?
– Да не знаю я…
Игнорируя взволнованного Тайлера, он отошел почти на сто метров в сторону моря, осмотрел ближайшие скалы, перепрыгнул на другой берег реки и только потом вернулся к модулю.
– И?
– Не знаю… я не геолог. Но мне почему-то кажется, что вся эта долина – сплошное поле застывшей лавы. Такое впечатление, что здесь было какое-то извержение.
– Лава? А почему она не трескалась до этого? Насколько я понял ваши рассуждения, сезон землетрясений здесь длится несколько месяцев.
– Сезон землетрясений… хорошо звучит. А что касается твоего вопроса, то я, опять же, не знаю. Может быть, разлив произошел уже в самом конце…
– В самом конце прошлого сезона? То есть совсем недавно?
– Да. И ты совершенно прав, это отвратительная новость. Мы здесь не отсидимся.
К тому времени, когда они вернулись в кают-компанию, там сложилась немного напряженная обстановка.
Аарон исчез, а трое преступников, расположившихся за тем же самым столиком, что и раньше, довольно неприязненно посматривали в сторону Фреи, сидевшей чуть поодаль в компании плазменной винтовки и двух питательных батончиков. Запах назревающего конфликта буквально витал в воздухе, но, к счастью, доводить дело до открытого противостояния никто не спешил.
Чуть дальше устроилась женщина, имя которой Эрик так до сих пор и не удосужился узнать. Кроме нее, в зале появился еще один выживший – настороженно озиравшийся по сторонам молодой человек, буквально просиявший при виде Орсена и его спутника:
– Дружище, я так рад, что ты жив!
– Я тоже, – Тайлер неуверенно покосился на Эрика и пояснил: – Это Колин, мы с ним вместе записывались в колонисты.
– Помню, – наблюдатель отмахнулся и, оставив приятелей общаться друг с другом, направился к Фрее. – Ты тут как?
– Я тут плохо, – довольно нервно ответила девушка, вгрызаясь в батончик. – Чувствую себя орехом, на который смотрит толпа чертовых белок. А вы? Стали большим начальником, говорят?
Эрику неожиданно захотелось убраться как можно дальше от происходящего. Бросить все, снова надеть костюм, подняться на какую-нибудь гору, а затем просто сидеть там в полном одиночестве, оставив своих спутников вместе с их переживаниями и проблемами далеко позади.
Но он в очередной раз сдержался.
– Вокруг становится все опаснее. Не исключен вариант, при котором наш поселок попросту зальет лавой.
– Да и черт с ним, – в голосе Фреи послышалась злость, сплетенная с отчаянием. – Лучше уж сдохнуть, чем жить здесь, среди всего этого дерьма.
– Не ругайся, мы попробуем найти выход.
– Ага, конечно, – она фыркнула и потянулась за вторым батончиком. – Вам хорошо говорить. Вас не изнасилуют всей толпой.
– С тобой тоже ничего не случится, – произнес Эрик, сам не очень-то веря в собственные слова. – Просто будь осторожнее. А я постараюсь что-нибудь сделать.
– Спасибо за весьма ценный совет, наблюдатель.
Оставив девушку доедать свой скудный ужин, он подошел к столику с мрачными бандитами и уселся рядом с Лучо.
– Что она говорит? – поинтересовался Франц.
– Кто? А, Фрея. Говорит, что с нетерпением ждет того момента, когда один из вас даст ей повод себя застрелить. Но это не важно. У нас тут, похоже, действительно проблема…
Очередные новости вызвали поток меланхоличных ругательств и проклятий в адрес Федерации. Затем Донни, принявший слова Эрика чересчур близко к сердцу, ударил по столу кулаком:
– Командир прав. Нужно договариваться с остальными, собираться вместе, а потом валить в более безопасное место. Я сам пойду на переговоры.
– И я.
– Мы все пойдем.
– Стоп, – Орсен почувствовал, что должен вмешаться. – Пойду я и кто-нибудь еще. Двоих будет достаточно. Если мы появимся все вместе, нас попросту прикончат.
– Мы должны найти какую-нибудь белую тряпку, – тут же заявил Лучо. – Это всеобщий знак переговоров. Тогда нас не застрелят.
– Ты не пойдешь. Останешься за старшего. Я возьму с собой Ворона… так правильно?
Напрягшийся было помощник тут же расслабился, поняв, что ситуация идет ему на пользу. Но следом за этим глубоко задумался, с тревогой посматривая на довольное лицо крепыша.
– Верно, командир, – Донни благодарно кивнул наблюдателю. – Мне прозвище как-то привычнее. Я не подведу.
Эрик внезапно понял, что, несмотря на терзавшее душу раздражение, а также искреннее желание абстрагироваться от местного общества, понемногу вживается в предложенную ему роль.
Нелепый и формальный титул внезапно обрел слабое подобие рельефности, лица сидевших рядом преступников уже не казались настолько чужими и отвратительными, сам же он начинал все сильнее чувствовать собственную значимость для окружающих.
Это оказалось неожиданно приятным ощущением.

 

Наступившее утро встретило их резкими порывами ветра, а также легкой дрожью земли. Проснувшийся вулкан снова затих, но мельчайшие частички пепла успели разлететься по округе и теперь заполняли собой воздух, немного приглушая солнечный свет.
Донни практически сразу же закашлялся.
– Вернись, надень маску, – повернулся к нему Орсен. – Она для этого и нужна.
– Я и так справлюсь…
– Не будь дураком. Вулканический пепел – это каменная пыль. Начнешь гулять без защиты – угробишь себе легкие, и никакая вакцина не поможет. Заодно передай остальным, чтобы закрыли за нами дверь. Иди.
Пока его спутник бродил где-то в недрах модуля, наблюдатель в очередной раз осмотрел окрестности.
За прошедшие сутки особых изменений вокруг не произошло. На камнях появились несколько маленьких трещин, краски, приглушенные тонким слоем пепла, потускнели еще больше, а лежавшие поодаль тела заметно потеряли в объеме, превратившись в какие-то бесформенные мешки.
Он с легкой брезгливостью подумал о том, что все это нужно будет каким-то образом убрать подальше от дома, но понял, что совершенно не желает этим заниматься.
– Я готов, – послышался за спиной невнятный голос Донни. – Идем.
– Идем…
Обитатели ближайшего модуля приняли их с осторожностью, но без явной агрессии – с учетом того, что встречать незваных гостей высыпало человек тридцать, тут явно сработал количественный фактор.
Эрик отметил, что практически все жители этого челнока оказались в масках – то ли знали об опасности пепла, то ли проявляли элементарную осторожность.
– Мне нужно поговорить с вашим командиром, – произнес он, стараясь говорить как можно тверже. – Надвигается катастрофа.
– Мы сами видим, что она надвигается, – не особо дружелюбно ответил стоявший прямо перед ним колонист. – И что дальше?
– Ты говоришь от лица всех ваших людей?
– Я говорю от их лица, – вперед вышел плотный и высокий человек, облаченный в черную десантную броню. – Слушаю вас.
– Меня зовут Эрик. Ваш друг сказал, что вы знаете о том, что в течение ближайших недель эту долину зальет лавой. Это так?
Прозвучавшие слова вызвали озабоченные шепотки в рядах людей, но их предводитель лишь немного прищурился:
– Мы не знаем про лаву. Поэтому будем очень признательны, если вы нам об этом расскажете. Можете звать меня Маратом.
– Хорошо, Марат. Мы приближаемся к той точке орбиты, когда кора этой луны… этой планеты начнет испытывать экстремальные нагрузки из-за возрастающего притяжения звезды. Судя по всему, один из разломов пройдет прямо здесь…
– С чего вдруг?
– А вы осмотритесь, – Орсен повел вокруг руками. – Два горных массива, между которыми находится ровная базальтовая площадь. На мой взгляд, все это выглядит так, будто здесь разошлись тектонические плиты, а наверх выплеснулась магма.
Шепотки сменились усталыми ругательствами, а Марат заметно посерьезнел:
– Среди нас нет ученых. Вы – геолог? Или исследователь?
– Я – наблюдатель. Всю жизнь провел в космосе и очень хорошо знаю о том, как из-за гравитации разрушаются планеты и спутники.
– Понятно. Что вы предлагаете?
– Ничего.
Собеседник заметно удивился:
– То есть?
– Здесь каждый волен сам решать, что ему делать. Мне нужно было всего лишь объяснить вам общую ситуацию и то, что наш модуль не несет никакой угрозы. Мы хотим получить возможность пройти дальше к кораблю, не опасаясь выстрелов в спину.
– Вот, значит, как… А для чего вам корабль?
– Мы хотим связаться с Федерацией и запросить эвакуацию.
– Ясно. Это действительно может получиться?
– Пока не знаю, – признался Эрик. – Наши люди сейчас изучают закон и пытаются найти нестыковки, к которым можно было бы придраться. Некачественное оборудование, например. Когда мы что-то подобное обнаружим, то отправим на орбиту сигнал. Там должен быть спутник, который переправит сообщение дальше.
– И нас отсюда вытащат?
– Если все получится, то шанс на это есть.
Марат глубокомысленно кивнул и на какое-то время замолчал, обдумывая услышанное. Затем пожал плечами:
– Я не вижу причин, из-за которых мы должны вам мешать.
– Отлично. А как насчет небольшой помощи?
– Не знаю, – в голос предводителя вернулась подозрительность. – Все зависит от того, что именно вам нужно.
– Вы поддерживаете отношения со своими соседями?
– Да. Если вдруг не видно, то вон они, стоят, смотрят.
Наблюдатель глянул в указанную сторону и убедился, что возле выхода из соседнего модуля, совсем неподалеку от них, уже собралась небольшая группа внимательно следивших за переговорами людей.
– Нас расположили довольно необычно, – ни с того ни с сего произнес собеседник. – Общаться с соседними челноками можно без труда, к тому же в нашем ряду оказались вполне нормальные люди. Но там, в глубине… мы туда не ходим.
– Настолько плохо?
– Чем ближе к кораблю – тем больше времени люди провели на орбите в ожидании вылета, – пояснил кто-то из толпы. – У многих мозги совсем поехали. Там до сих пор друг друга убивают.
– Вот дерьмо, – произнес молчавший до этого момента Донни. – И что, совсем глухо, не пройти?
– Со второй линией можете поговорить, – Марат неопределенно махнул рукой. – Дальше я уже не знаю.
Орсен попрощался, а потом вместе со своим заметно помрачневшим спутником двинулся вдоль цепочки модулей, объясняя свои цели все новым колонистам и стараясь произвести на каждого из них хорошее впечатление.
Результаты были не особенно впечатляющими – их повсюду встречали без особого радушия и наотрез отказывались помогать, ограничиваясь лишь заверениями в полном отсутствии каких-либо враждебных намерений.
– Уроды, – злобно пробурчал Донни, когда они поговорили с обитателями последнего в ряду челнока. – Понимают ведь, а все равно… уроды. Кха. Еще эта маска… ни черта не работает, мать ее.
Эрик не обратил на его слова внимания, задумчиво глядя в просвет между модулями. Прятавшихся по домам людей можно было понять, но проще от этого не становилось…
– Идем дальше?
– Нет, – он наконец-то понял, что должен сделать прямо сейчас. – Ты вернешься, а я отправлюсь на разведку.
– Одного вас там пристрелят, – резонно заметил Донни. – Лучше уж вообще в модуле сидеть. Как они.
– Я хочу забраться вон на ту гору, – пояснил наблюдатель. – Гляну, как обстоят дела рядом с кораблем, заодно составлю карту. Этим вообще нужно было сразу после приземления заняться.
– А, вот оно что. Этот костюм умеет летать? Я думал, он только прыгает.
– Немного. Тебя обратно через реку перевезти?
– Был бы очень признателен…

 

Восхождение оказалось гораздо более сложной задачей, нежели предполагал Орсен.
Экзоскелет действительно мог подниматься в воздух, но это не являлось его основной функцией и аккумуляторы были рассчитаны на совершенно другой тип нагрузок. В итоге запас энергии тратился с пугающей скоростью – Эрик сумел взлететь всего метров на четыреста, когда умное устройство сообщило, что уже через тридцать секунд полностью отключит компенсаторы во избежание полного истощения батарей.
Пришлось перемещаться к скале и приземляться там на один из небольших уступов.
Ситуация, в которую он попал, оказалась хоть и не смертельной, но все-таки довольно неприятной. Солнце быстро уходило к горизонту, давая с каждой новой минутой все меньше света, атмосфера по-прежнему была загрязнена вулканическим пеплом, а находившийся за спиной камень надежно перекрывал инфракрасное излучение газового гиганта. В итоге поступавшей извне энергии совершенно не хватало для полноценной зарядки покрытого пылью костюма.
Орсен как следует выругался, но не стал совершать необдуманных действий. Лишь включил режим наблюдения и принялся изучать расположенный почти в километре от него корабль.
Спустившийся с орбиты колосс выглядел впечатляюще и одновременно с этим жалко.
Размеры сооружения, позволившего переместить между планетами десятки тысяч людей, вызывали уважение даже у видавшего виды наблюдателя, но челноки, еще недавно бывшие неотъемлемой частью махины, отделились от корпуса, рассредоточились по долине – и вся конструкция тут же стала напоминать чей-то наполовину обглоданный скелет.
Пустоты, проемы, сиротливо выпирающие крепления и направляющие балки…
На общем фоне выделялись только несколько служебных отсеков, внешне оставшихся совершенно целыми и нетронутыми.
Именно вокруг них прямо сейчас творилась какая-то непонятная возня.
Эрик выставил приближение на максимум, но все равно рассмотрел достаточно мало. Тем не менее даже этого хватило для того, чтобы понять, что одна из местных группировок оказалась гораздо сообразительнее всех остальных и попросту присвоила себе корабль вместе со всем содержимым. Причем, судя по отсутствию хоть какого-то конфликта, произошло это не прямо сейчас, а гораздо раньше. Возможно – сразу после приземления.
Орсен снова выругался – на этот раз больше обреченно, чем злобно.
Он предполагал подобный вариант развития событий, но старательно гнал от себя подобные мысли. И видеть, что самые неприятные твои ожидания все-таки воплотились в жизнь, оказалось достаточно неприятно.
Впрочем, возможность получить передатчик все равно оставалась – в конце концов, захватившие корабль люди могли оказаться вполне адекватными. Кроме того, можно было собрать всех соседей…
На этом моменте наблюдатель оборвал свои размышления, отключил нарисованную на лицевой панели картинку, после чего шагнул вперед. Благо на корректировку падения и последующее торможение запасов энергии у костюма все еще хватало.
Оказавшись у подножия скалы, он некоторое время стоял, глядя на видневшийся с другой стороны долины одинокий модуль, а затем развернулся в сторону моря.
– Хоть посмотреть, что ли…
Полкилометра, отделявшие их поселок от берега, Эрик преодолел минут за десять. Вышел к покатому краю небольшого обрыва и уставился на располагавшуюся в нескольких метрах под ним полосу прибоя.
Плавные линии застывшего лавового потока, редкие обломки камней, речка, маленьким водопадом струящаяся чуть в стороне, одетый в какие-то яркие лохмотья труп, валяющийся совсем рядом…
Совершенная иллюстрация. Идеальная визитная карточка для приютившей их луны.
В душе Орсена шевельнулась черная тоска.
– Стараешься, трепыхаешься, а смысл…
Он оторвал взгляд от мертвеца и покрутил головой, стараясь увидеть рядом хоть что-нибудь жизнеутверждающее.
Судя по изображению, показанному Федерацией во время всеобщего голосования, на востоке от их долины горный массив очень быстро сходил на нет, превращаясь в испещренную небольшими скалами и ущельями холмистую равнину. Сейчас, благодаря немного изогнутой береговой линии, Эрику удалось заметить некоторые признаки этих изменений.
Обрамлявшие море горы действительно становились все мельче, а на самом пределе видимости можно было рассмотреть даже нечто вроде украшенного деревьями пляжа.
Наблюдатель снова включил максимальное приближение и убедился в том, что растительность ему не померещилась. Если верить дальномеру и системе наблюдения, то в двенадцати километрах от них действительно находились довольно густые заросли. Или нечто, очень сильно напоминавшее собой заросли…
– Так какого же черта мы не приземлились туда? Места оказалось недостаточно?
Словно в ответ на его слова, экзоскелет жалобно пискнул, вернул стандартный режим отображения информации и сообщил, что заряд батарей сократился до десяти процентов.
Количество, вполне достаточное для неспешных прогулок вокруг челнока, но совершенно неподходящее для начала хоть сколько-нибудь длительной экспедиции.
Эрик вздохнул, еще раз посмотрел на едва различимую полоску далекого леса, а затем отвернулся и медленно направился в сторону дома.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий