Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Пробуждение оказалось далеко не самым приятным – вставший с кровати Орсен чувствовал себя не выспавшимся и еще более уставшим, чем раньше. Голова слегка кружилась, во рту ощущался отвратительный вкус гниющего мяса, а ко всему этому добавлялась несильная, но противная тошнота.
Он не удивился и не испугался – симптомы более-менее соответствовали тем, которые должны были появиться в случае активной работы защитной вакцины. Судя по всему, в местном воздухе действительно присутствовало что-то нехорошее, и прямо сейчас растворенный в крови препарат выполнял свои прямые функции, защищая организм.
Решив не вмешиваться в этот процесс, Эрик сходил в душ, напился воды из-под крана, а затем, морщась от слабой головной боли, вернулся в постель и практически сразу же отключился.
Неприятные ощущения последовали вслед за ним. Сон, вначале достаточно безмятежный, постепенно начал превращаться в кошмар. Длинный, непрекращающийся, все более мучительный и все более реальный. Сознание начало подбрасывать странные сюрреалистические картины, тело стал все чаще окутывать жар, по суставам и костям расползлась невыносимая ломота…
В какой-то момент наблюдатель пришел в себя. Открыл глаза, а потом, не сумев сдержаться, отчаянно застонал.
За прошедшие часы ситуация серьезно изменилась. Лихорадочные видения причудливо сплелись с реальностью, по углам каюты чудилось неясное движение, стоявший возле кровати экзоскелет казался выходцем из преисподней, его собственные мышцы пронизывали волны боли, рот пересох…
Не сумев правильно оценить ситуацию, он решил, что кошмар продолжается, и захотел очнуться. Даже шевельнул пальцами, чтобы ущипнуть себя за ногу, но сделанное движение неожиданно отозвалось болью во всем теле и острым приступом тошноты.
Затем возникло первое осознанное желание – ему захотелось пить.
Безумно, больше всего на свете.
Орсен вспомнил о расположенной в санитарном блоке раковине, о душе, из которого можно было получить струю прохладной, восхитительно чистой жидкости…
Попытка встать с кровати провалилась. Ему удалось только чуть-чуть переместиться к краю, но затем силы иссякли, а новая волна тошноты заставила его всерьез испугаться за свою жизнь. Умирать подобно упившемуся до потери сознания пьянице не хотелось.
Эта мысль повлекла за собой следующую – о вине, которое должно было находиться где-то поблизости.
Эрик двинулся в обратную сторону. Узкая и не очень-то удобная постель сейчас напоминала ему огромный проспект, который требовалось каким-то образом преодолеть. Переползти, чтобы получить заветную награду…
Не выдержав напряжения, он снова отключился, погрузившись в царство лихорадочного бреда. Затем вернулся к реальности и долго смотрел в потолок, не понимая, где находится и что происходит вокруг. Потом вспомнил про свою цель.
Бутылка нашлась возле самой стены. Наблюдатель вцепился в нее слабыми пальцами, попытался открыть, но у него ничего не получилось. Пришлось долго собираться с силами, делать новую попытку…
Пробка отлетела куда-то в сторону. Емкость вырвалась из рук и упала рядом, разливая на кровать драгоценную влагу.
Эрик, чувствуя, что не может ничего с этим поделать, заплакал от беспомощности. И опять потерял сознание.
Следующее пробуждение оказалось гораздо мучительнее предыдущего. Боль усилилась, перебралась в голову и теперь плескалась там противными мутными волнами, жажда разрослась до немыслимых пределов, а окружающий мир стал заметно более странным и пугающим, чем раньше.
Наблюдатель с огромным трудом добрался до бутылки, подтянул ее ко рту и с жадностью высосал оставшийся внутри напиток.
Пришло облегчение. Настолько явное, что новый сон оказался почти нормальным. В какой-то момент закончились даже кошмары, уступившие место бесконечной черноте.
Когда Орсен открыл глаза в следующий раз, все опять изменилось. Боль сменилась усталостью, тошнота – голодом, а жажда больше не мешала связно думать. Впрочем, мысли все равно ворочались в голове с пугающей медлительностью.
Хоть и с трудом, но ему все же удалось подняться на кровати.
– Вот черт…
Стены каюты медленно двигались и время от времени подрагивали. Наблюдатель смутно помнил, что недавно уже ощущал какие-то толчки и вибрации, но тогда они проявлялись немного по-другому. Сейчас дело было явно не в очередном землетрясении.
Прошептав ругательство, он осторожно спустился на пол и на четвереньках отправился в сторону душа. Добрался до переключателей, а затем улегся прямо под струей прохладной воды.
Жидкость текла по телу, смывая пот и освежая кожу. Отдельные струйки добирались до рта, постепенно утоляя жажду и возвращая силы. Самочувствие постепенно улучшалось.
Минут двадцать спустя Эрик, по-прежнему шатаясь от слабости, выбрался из кабинки, с трудом вытерся и натянул на себя халат. А затем остановился рядом с экзоскелетом, стараясь понять, что нужно делать дальше.
Возникла и практически сразу же пропала мысль о находившейся поблизости аптечке.
Наблюдатель уже давно догадался, что стал жертвой какой-то непонятной болезни, но, раз вакцина с ней справилась, то о лекарствах можно было не вспоминать…
Новая волна пронзительного голода расставила все на свои места, и он целенаправленно двинулся к выходу, совершенно не думая о том, что могло ждать его за дверью. Друзья, враги… мысли Орсена оказались сосредоточены только на расположенных совсем неподалеку репликаторах.
Коридор встретил его тишиной, каким-то неприятным резким запахом и несколькими валявшимися на полу телами. Эрик окинул довольно равнодушным взглядом труп одного из ближайших подручных Отто, сморщился и, держась за стену, побрел к общему залу.
За время, потребовавшееся ему для схватки с инфекцией, в модуле явно произошло немало событий. Но каких именно?
Впереди обнаружилось еще одно тело, расположившееся в солидной луже подсохшей крови. На одежде этого покойника оказались разбросаны отметины от пуль.
Чуть дальше нашелся второй застреленный человек.
Наблюдатель медленно прошел мимо, оказался у входа в кают-компанию и замер, водя по сторонам удивленным взглядом.
В зале царил беспорядок. Валялись перевернутые столики, неподвижно лежали люди, повсюду виднелись разбросанные гильзы и брызги крови, соседняя стена была оплавлена плазменным зарядом…
А еще здесь стоял тот же самый запах, что и в коридоре. Настолько сильный, что от него буквально перехватывало дыхание.
Стараясь не обращать внимания на окружавшую его обстановку, Орсен пересилил свой голод и добрался до информационного дисплея. Вызвал управляющую панель, а затем, желая очистить помещение от вони, включил внешнюю вентиляцию. Послышалось едва слышное гудение.
Убедившись в нормальной работе системы, Эрик немного расслабился, но уже спустя несколько секунд вспомнил, что снаружи тоже могла находиться отрава. Дернулся было отменять команду, но сообразил, что внешние двери до сих пор оставались открытыми, так что, по большому счету ситуация все равно не изменилась.
– Черт…
Осознавать собственную рассеянность было неприятно. К счастью, уже через минуту в помещении стало заметно легче дышать и наблюдатель заметно успокоился, поняв, что ничем не навредил модулю. Добрался до ближайшего репликатора, получил стаканчик с водой, питательный батончик, впился в еду зубами…
С его губ слетел стон наслаждения. Безвкусная масса показалась изысканным деликатесом, а тело, получившее долгожданные калории, начало оживать на глазах.
Голод слегка отступил.
Наблюдатель взял себе еще два малоаппетитных бруска, съел их, после чего наконец-то смог взглянуть на окружающее пространство более-менее трезвым взглядом.
В кают-компании явно произошло небольшое сражение – об этом однозначно говорили раны на телах погибших, а также следы от выстрелов на мебели и стенах. Тем не менее пострадали в результате перестрелки всего человек десять или пятнадцать, а трупов вокруг было гораздо больше.
Наблюдатель покрутил головой и отметил, что большая часть погибших находилась возле репликаторов и стоявшей у дальней стены зала медицинской капсулы.
– Хотели вылечиться, – пробормотал Орсен, вспоминая свои собственные мучения. – От чего… а, ну да…
Мысли в его голове до сих пор ворочались с откровенным трудом, но причина этих смертей буквально лежала на поверхности – та самая биологическая угроза, про которую колонистов еще на Эксцельсиоре любезно предупредила Федерация. Инфекция, вызванная неизвестной бактерией или вирусом… или еще чем-то.
– Черт возьми…
В памяти снова всплыла Надежда-четыре, и Эрик ощутил волну мгновенного иррационального страха. Затем пришло понимание того, что лично для него угроза уже миновала. А вот для всех остальных…
– Я один здесь остался, что ли, – прошептал он с легкими нотками истерики в голосе. – Эй!
Ответа не последовало, и наблюдатель осторожно двинулся к медицинской капсуле, с откровенной тревогой осматриваясь по сторонам.
– Эй!
В глаза бросилось лежавшее неподалеку от одного из репликаторов скрюченное тело Салазара. Затем ему удалось опознать нескольких более-менее знакомых бандитов, еще одного паренька из молодежной общины…
Капсула оказалась сломана. Кто-то, явно не желавший ждать своей очереди, расстрелял из пистолета прозрачный колпак, убил находившегося внутри пациента, а заодно и вывел из строя сложное устройство.
– Идиоты…
Далеко за спиной послышался слабый шорох. Орсен обернулся, но никаких опасностей в кают-компании не появилось. Только бледная как смерть Фрея, медленно двигавшаяся куда-то к центру помещения.
Буквально спустя несколько секунд ее ноги подломились, она схватилась за ближайший столик, пытаясь сохранить равновесие, но попытка не увенчалась успехом – девушка оказалась на полу вместе с мебелью.
– Я сейчас, сейчас, – Эрик сбросил оцепенение и как можно быстрее направился в сторону соседки. – Потерпи…
Когда он оказался рядом, та уже смогла подняться и теперь стояла на одном месте, смотря на приближавшегося человека с каким-то непонятным отчаянием.
– Эй, эй, – наблюдатель на всякий случай осторожно протянул вперед руку, одновременно пытаясь справиться с не к месту возникшим головокружением. – Это я. Все хорошо.
Фрея позволила ему оказаться вплотную, а затем внезапно расплакалась.
– Тише, тише, все хорошо, – он неловко обнял хрупкие плечи. – Ты в безопасности…
Плач перерос в бурные рыдания. Затем спрятавшая лицо у него на груди девушка с трудом произнесла:
– Алекс умер.
– Кто… я понял. Тише, милая, все будет хорошо. Все обязательно будет хорошо…
Ему бросились в глаза три неподвижных тела, лежавших чуть впереди, в нескольких шагах за спиной у судорожно всхлипывавшей Фреи.
Тину Росси, сейчас казавшуюся особенно маленькой и беззащитной, обнимали ее родители. Обнимали изо всех сил, искренне и самозабвенно, словно желая собственными телами защитить от всех окружающих опасностей.
Напрасная попытка.
– Тише, – прошептал он, гладя волосы прижавшейся к нему девушки и чувствуя, как по его собственным щекам текут слезы. – Тише, все будет хорошо…
Когда-то давно Орсен говорил то же самое Тине. Но тогда эти слова звучали гораздо правдоподобнее.
Пол немного содрогнулся, напомнив о том, что вокруг их колонии по-прежнему находится сейсмически активная зона. Наблюдатель с трудом отвел взгляд от раскинувшейся перед ним картины и осторожно повлек Фрею в сторону.
– Идем, милая, идем… тебе обязательно нужно что-нибудь съесть, прямо сейчас.
Стихшие было рыдания возобновились с новой силой, но девушка послушалась. Они медленно дошли до ближайшего репликатора, затем Эрик усадил спутницу на стул и принес очередной батончик вместе со стаканом воды.
– Съешь это. Тебе нужно.
В одном из проходов появился шатающийся человек. Окинул зал безумным взглядом, споткнулся и упал.
Орсен, чувствовавший себя уже достаточно хорошо для того, чтобы помогать другим, чертыхнулся, получил из репликатора новую порцию еды и отправился к слабо шевелившемуся на полу мужчине.
Очередной из приспешников Отто.
– Пить…
– Вот, держи… подожди минуту, я принесу еще…
В течение следующего часа появились еще двое выживших – смутно знакомый Эрику приятель Салазара и тощая пожилая женщина, принадлежавшая к самой замкнутой и нелюдимой части их маленького сообщества.
После того, как все они более-менее пришли в себя, возник вопрос о том, что делать дальше.
– Нужно проверить каюты, – чуть-чуть успокоившаяся Фрея произнесла это каким-то непривычно тусклым и тихим голосом. – Должны быть другие…
– Не получится, – так же тихо ответил устроившийся возле репликатора и медленно жующий батончик парень. – Пока хозяин каюты дышит, система никого не пустит внутрь. Разве что как-то вывести из строя механизм…
Собравшиеся вместе люди немного помолчали. Наблюдатель думал о том, имеет ли ему смысл брать экзоскелет и отправляться ломать двери.
– А кто-нибудь знает, что вообще с нами произошло? И откуда эта вонь?
– Запах идет от трупов… Лучо, – ему с трудом удалось вспомнить имя сидевшего рядом бандита. – И я не знаю, что именно случилось. Какая-то инфекция.
– Нас отравила Федерация, – тихо, но убежденно произнесла женщина. – Они захотели нас убить – и убили.
– Проще было бы направить корабль в звезду, – не согласился парень. – Это глупо.
– Вам же всем говорили про опасность этой планеты, – неожиданно вспылила Фрея. – Какая еще, к чертям, Федерация? Вы сами захотели сюда лететь! Вы и такие же идиоты, как вы!
– А ты, подруга, за какую планету голосовала? Среди нас есть только один человек, который все понимал с самого начала, – возмущенный Лучо с трудом поднял руку и ткнул пальцем в Эрика. – А ты была такой же овцой, как остальные, так что не гони волну!
– Нам нужно их всех похоронить, – снова раздался голос женщины. – Это наш долг.
– Нам бы их за пределы модуля как-нибудь вытащить…
Завязавшаяся дискуссия снова напомнила наблюдателю о лежавшей совсем неподалеку Тине. Он поморщился, встал на ноги и двинулся к выходу.
– Ты куда? – Фрея заметно встревожилась и тоже поднялась со стула.
– К себе. Надену костюм и схожу на разведку. Сначала нужно во всем разобраться, а потом уже будет ясно, что делать.
– Я с тобой.
Эрик пожал плечами, но затем согласно кивнул:
– Возьми оружие. Тут его много, бери простое, но скорострельное. Следи за тем, чтобы не было биометрической привязки.
– Хорошо.
Девушка догнала его уже возле каюты и молча протянула винтовку, очень сильно напоминавшую собой ту, что он недавно видел у Тины.
В горле возник противный давящий комок.
– Это ее, да?
– Да, – Фрея неловко отвела глаза и снова перешла на «вы»: – Я решила, что она должна быть у вас, а не у кого-то еще.
– Спасибо.
Наблюдатель молча зашел к себе домой, облачился в экзоскелет, после чего вернулся к спутнице. Вместе с ней добрался до открытых дверей шлюза и осторожно выглянул наружу.
Стремительно летящие над головой облака, ветер, крутящий легкие пылевые вихри…
Поверхность под ногами содрогнулась, но он не обратил на очередной толчок внимания. Лишь покрутил по сторонам головой и подпрыгнул, активировав гравитационные компенсаторы. Перед глазами скользнула металлическая стена, затем экзоскелет с отчетливым лязгом приземлился на крыше модуля.
– Что там?
Эрик успокаивающе махнул рукой, а сам начал внимательно осматриваться.
Вокруг было все то же самое, что и раньше. Окруженная горами долина, речка, длинные ряды выстроившихся в строгом порядке челноков, возвышающаяся за ними громада корабля…
И трупы. Очень много трупов, среди которых медленно и потерянно бродили немногочисленные уцелевшие люди.
– Ничего хорошего, – сообщил Орсен, спустившись к ожидавшей его девушке. – Живых почти не видно.
– И что теперь?
Наблюдателю захотелось ответить, что он понятия не имеет, что нужно предпринимать в условиях массовой эпидемии, но ему удалось сдержаться.
– Вернемся обратно. Попробуем найти инструменты, затем будем вскрывать те каюты, в которых могут оказаться живые. Когда разберемся с этим, то похороним наших друзей. Потом займемся очисткой модуля. Согласна?
Фрея чуть-чуть подумала и решительно кивнула:
– Да.
Оставшиеся внутри колонисты восприняли простенький план с гораздо меньшим энтузиазмом. А женщина, изначально собиравшаяся организовать похороны, так и вовсе заметно расстроилась, узнав, что ей самой тоже предлагают взяться за работу.
– Я не могу, мне все еще плохо. Это должны делать мужчины. К тому же у вас есть эта вещь, костюм.
Эрик, успевший за последние часы пережить чуть ли не полный спектр негативных эмоций, ощутил искреннюю, хотя и не очень сильную, ненависть.
– Нас осталось всего несколько человек, – произнес он, изо всех сил пытаясь скрыть одолевавшие его чувства. – Но мы можем спасти кого-то еще и увеличить собственные шансы на выживание. Мы должны очистить наш дом, чтобы рядом не было разлагающихся трупов. Мы должны начать что-то делать. И работать нужно всем. Просто для того, чтобы не сдохнуть.
– Он прав, – поддержал его Лучо. – Старик здесь вообще лучше остальных знает, о чем говорит.
– Что нужно делать? – До сих пор остававшийся возле репликатора парень вздохнул, а затем неловко поднялся на ноги. – Меня зовут Тайлер, наблюдатель Орсен. Я буду помогать.
– Хорошо, – Эрик почувствовал, что его злость постепенно отступает. – Нам потребуется что-то, чем будет реально открыть запертую дверь каюты. Какой-нибудь лом, плазменный резак или нечто подобное. Нужно обыскать грузовой отсек.
– Мы с Тайлером сделаем, – кивнул Лучо. – Пошли, друг.
– Надо взять еды и воды, – произнесла Фрея. – Они будут хотеть есть и пить.
– Правильно. Сделай запас на несколько человек.
Спустя несколько минут девушка набрала целый пакет съедобных батончиков и заставила аппарат выдать три бутылки с водой.
Затем вернулся Тайлер, принесший с собой резак.
– Там еще какая-то штука есть, вроде палки, Лучо сказал, что принесет.
– Хорошо, – Эрик взял устройство, полюбовался аккуратной петлей высокотемпературной плазмы и решительно двинулся к ближайшему проходу.
– Идите вперед, открывайте все каюты, какие сможете. Найдете запертую – кричите.
Первая заблокированная дверь обнаружилась только ближе к середине коридора. Наблюдатель подошел вплотную, снова включил резак и принялся осторожно плавить металл.
– Командир, можно только небольшую щель сделать, – рядом с ними появился взмокший от усилий Лучо, нагруженный длинной металлической палкой. – Там еще топор был, но это лучше.
Эрик согласно кивнул, отметив про себя новую форму обращения. Судя по всему, бывший подручный Отто не стремился взваливать на себя бремя лидера, но всерьез настроился стать незаменимой фигурой в их маленькой группе.
Почему бы и нет…
Расплющенная часть лома устроилась в прорезанном отверстии, наблюдатель навалился на противоположный конец – и дверь с протяжным скрежетом отогнулась в сторону.
– Достаточно, уже можно пройти, – Фрея первой забралась внутрь. – Здесь живой!
Возникла легкая суматоха. Все кроме Орсена забрались в каюту, столпились вокруг слабо шевелившегося на кровати человека и принялись обсуждать, как с ним поступить.
Судя по всему, к медицине ни один из спасателей не имел ни малейшего отношения.
– Да напои ты его, наконец.
– Я не могу, он не открывает рот.
– Надо открыть.
– Хотя бы губы смочи, вдруг очнется.
– Дайте, я открою.
– Ты что делаешь?!
– Утихни. Ему нужна вода.
Эрик с интересом понаблюдал за тем, как Лучо с силой растягивает больному рот, а Фрея вливает туда жидкость из бутылки.
– Он же захлебнется!
– Тихо. Перевернем его на бок.
– Здесь должна быть аптечка, – вспомнил Тайлер. – Она у всех нас должна быть.
– Точно, – согласился Лучо. – Там даже какая-то новая вакцина есть, я ее еще месяц назад себе вколол.
На несколько секунд наступило удивленное молчание. Затем Фрея развернулась и шагнула вглубь каюты. Нашла там панель, за которой располагался отсек с медикаментами, вытащила большую плоскую коробку и открыла ее.
Достала инъекционную ампулу, осмотрела ее со всех сторон, после чего вопросительно уставилась на остальных.
– Колоть?
– Нет, – произнес Эрик. – Эта дрянь на несколько дней очень сильно ослабляет организм. Мы его убьем.
– Проклятье. А почему мы не подумали об аптечке раньше?
– Я думал во время полета, – пожал плечами Лучо. – А сейчас… не знаю, сначала пить хотелось, потом – есть…
– У меня тоже из головы вылетело, – признался Тайлер. – Но я вакцину не колол.
– Если вакцина отменяется, то хватит здесь торчать, – заявила девушка. – Все остальные медикаменты предназначены для ран и отравлений, так что мы больше ничего не можем сделать. Нужно искать других. Напоить их хотя бы.
Наблюдатель, глядя на ее энтузиазм, тоскливо улыбнулся.
Похоже, Фрея решила заглушить боль от потери близкого человека заботой о всех остальных – и это было правильным решением. Жаль только, что его самого от увиденного в кают-компании зрелища не могла надолго отвлечь никакая работа…
– Командир, идем, – позвал выбравшийся наружу Лучо. – Вдруг кого достанем и…
Челнок неожиданно подпрыгнул, с грохотом рухнул обратно на камни, а потом слегка наклонился. До них донесся оглушительный треск и звуки обвала.
– Чертова планета… да, идем…
Всего до наступления местной ночи им удалось помочь троим выжившим. Затем, после небольшого перерыва на отдых, еще двоим.
Вслед за этим необследованные каюты попросту закончились.
От двухсот девяносто четырех человек, составлявших население модуля, осталось всего десять.
– Чуть больше трех процентов, – задумчиво произнес Тайлер, когда они, закончив проверку, вернулись в общий зал. – Нас отправили на планету, где может выжить один из тридцати пяти? Это – убийство.
– Нам дали вакцину, – Фрея достала из кармана ампулу. – Это – самая последняя версия, мне кололи ее на Барнарде.
– Мне тоже, – кивнул Эрик.
– Но нам не сказали, что ее нужно принять. Я, получается, выжил только чудом.
– Парень, у нас было три месяца для того, чтобы найти и использовать эту дрянь, – произнес Лучо. – Я же использовал. И выжил.
– Не ты один такой умный, – Фрея спрятала препарат обратно. – Я проверяла аптечки. Среди погибших очень многие догадались сделать инъекцию, но это им, как видите, не помогло. А среди выживших привитых всего двое.
– Кроме вас с командиром.
– Мы получили вакцину еще на Барнарде, – отметил Эрик. – Скорее всего, новая версия просто увеличивает шансы на выживание. Немного увеличивает.
– Уроды, – неожиданно произнес Тайлер. – Если бы хотя бы один из тех умников догадался рассказать о вакцине всем остальным… Вот ты! Какого черта ты молчал?
– Не знаю, – Лучо, к которому оказались обращены его слова, беспомощно оглянулся по сторонам в поисках поддержки. – Ее же всем ставят, это обычное дело… я просто вколол себе новую на всякий случай, да и все. Она же у всех и так есть!
– Хватит, – Орсен поднялся со стула и шагнул к стоявшему рядом экзоскелету. – Если хотите кого-то обвинять, то обвиняйте меня. Я с самого начала твержу про биологическую угрозу, но мне при этом даже в голову не пришло заглянуть в аптечку.
– Мы привыкли всегда быть здоровыми, мы привыкли к вакцине… и Федерация отлично знала об этом, – в голосе Тайлера зазвучала черная ненависть. – Вы все правы. Никто здесь не виноват. Фрея, скажи, ты видела в каютах использованные ампулы? Или только пустые места вместо вакцины в аптечках?
– Видела ампулы, да… проклятье.
– Вы о чем?
– Они все начали колоть препарат, как только появились первые признаки болезни, – Эрик тоже понял, что имел в виду парень. – И ослабили себя настолько, что шансов выжить практически не осталось.
– Нас убивают, – горько произнес Тайлер. – С самого начала. Нам подсунули эту планету, наверняка зная о том, что мы выберем ее, а не голый холодный кусок камня. Нас разделили по модулям, чтобы мы ни о чем не могли договориться во время полета. Нам сознательно ничего не рассказали про характер биологической угрозы. Не предупредили, что вакцину нужно было колоть за месяц до приземления. Нас не предупредили вообще ни о чем. Но знаете, что самое смешное?
В голове наблюдателя, словно наяву, раздались последние услышанные от Кристофа слова. Он медленно кивнул и, устало прикрыв глаза, ответил:
– Никто не посылал нас на смерть. Федерация выполнила все взятые на себя обязательства, потому что чтит закон Янковского-Кайзера. И мы вполне могли выжить на этой планете. Но умираем – по своей собственной инициативе.
– Это гнусно, – с отвращением выплюнул Тайлер. – Потому что это все равно убийство. Спланированное от и до.
Возражать ему никто не стал. Наступила тревожная тишина, которую спустя минуту прервал Эрик:
– Я пойду. Мне нужно заняться… сами понимаете. Последите тут за больными…
Могилы пришлось выдалбливать тем самым ломом, которым он недавно вскрывал двери. Сначала Орсен попробовал найти обычную землю, но вокруг поселка находился только камень – довольно податливый, но все равно твердый и неудобный.
Впрочем, ему было все равно. Экзоскелет послушно усиливал движения, по округе разлетались искры, пыль и обломки камня…
А перед глазами стоял образ Тины.
Упрямая девочка, желавшая во что бы то ни стало встретиться со своими родными. Радовавшаяся встрече в карантинном отсеке, просившая за свою знакомую, много дней обедавшая вместе с ним за одним столом… верившая ему и его словам…
– Чертова судьба…
Спустя какое-то время к Эрику подошел Лучо.
– Командир, я тут немного взрывчатки нашел. Может быть, ей?
– Нет, спасибо, – он в очередной раз с силой ткнул увесистой палкой себе под ноги. – Помоги тем, кому надо. Фрее, например.
Минут через пятнадцать немного в стороне появилась небольшая процессия – Лучо и Тайлер помогали девушке нести тело лейтенанта. Судя по всему, у них самих в модуле не было никого настолько близкого, чтобы сейчас заниматься его похоронами.
Раздался взрыв, поднявший в воздух тучу каменных осколков.
Наблюдателю было плевать. Он тщательно расширил и углубил каменную яму, постаравшись сделать ее максимально аккуратной. Потом вернулся в кают-компанию и по очереди перенес к могиле Тину вместе с ее родителями. Осторожно уложил всех троих на дно, а затем долго стоял рядом, глядя на светлеющее небо и пытаясь сдержать рвущиеся наружу слезы.
– Ты без проблем найдешь их и все будет хорошо, – в конце концов пробормотал он и, зажмурившись, изо всех сил стиснул зубы. – Кто вообще просил меня это говорить?
Спустя два часа рядом с первой могилой, накрытой большим плоским камнем, появилась вторая, более узкая и скромная.
В ней нашел свое последнее пристанище не сумевший пережить предыдущую ночь полковник.
– Если единственный смысл, который я могу найти в своей жизни – это похороны близких людей, то к чертям такую жизнь…
Поднимая очередной камень, экзоскелет отчетливо хрустнул сочленениями, но с задачей все-таки справился. Крохотное кладбище приобрело завершенный вид.
Наблюдатель встал рядом с надгробьем, глядя в сторону быстро поднимавшегося над горизонтом солнца.
На душе была противная пустота. За последние три месяца он практически подружился с Сергеем. Привык относиться к Тине как к дочери. А теперь…
Рука сама собой потянулась к висевшему на поясе пистолету.
– Извините, Эрик, – послышался рядом усталый голос. – Вы поможете мне? Хочется, чтобы Алекс тоже был похоронен достойно. Пожалуйста.
– Да, конечно, – он отвел пальцы от оружия, повернулся к Фрее и постарался улыбнуться. – Я помогу.
Неподалеку появился Тайлер. Молодой человек почтительно дождался того момента, пока еще одна могила получила свой надгробный камень, а затем подошел ближе:
– Наблюдатель Орсен, все найденные нами люди до сих пор живы. И в других модулях, судя по всему, тоже довольно много живых. Но нужно что-то делать с трупами. Они начинают разлагаться все сильнее – выделяют какой-то странный бурый газ. Это он так вонял.
– Да, я заметил, – равнодушно произнес Эрик. – И что?
– Нужно как-то вынести их наружу, – смутился парень. – Мы с Лучо стараемся, но у нас очень медленно получается.
– Да, хорошо…
К тому времени, когда все мертвецы оказались за пределами их челнока, местное солнце успело снова скрыться за горизонтом, а наблюдатель чувствовал во всем теле лишь бесконечную усталость. Не помогал ни костюм, ни съеденные батончики, ни попытки как-то отдохнуть – организму, пережившему несколько стрессовых ситуаций подряд, требовался сон. Самый обычный, но пока еще недоступный.
– Дождь начинается, – без особого энтузиазма произнес Тайлер, остановившийся рядом с грудой принесенных из модуля тел. – Хоть какая-то радость… тьфу! Он кислый?
– Иди обратно, – Орсен внимательно посмотрел на клубившиеся в небе тучи. – Никто не знает, какие здесь дожди. И другим скажи, чтобы не высовывались.
– Хорошо. Тьфу.
Возвращаться домой ему не хотелось, видеть кого-либо из соседей – тоже. Наблюдатель постоял на месте, дождался, пока костюм проанализирует состав льющейся с неба воды, а затем, кивнув самому себе, направился в сторону реки.
Слабые растворы сернистой и азотистой кислот могли разве что почистить экзоскелет, но не навредить ему – значит, появилась возможность хоть на какое-то время остаться в одиночестве.
К сожалению, абстрагироваться от произошедшей катастрофы оказалось не так уж просто.
– Вот ведь…
Освещаемый призрачным серебристым светом поток нес к морю человеческие тела. Беззвучно, неторопливо, торжественно.
Замерший на берегу Эрик насчитал одиннадцать проплывших мимо него мертвецов, после чего мотнул головой и поднял взгляд к висевшей над горами планете.
Похоже, кто-то из оставшихся в живых тоже старался очистить свое жилище и теперь сбрасывал трупы в реку. Вот только сил для полноценного выполнения такой задачи ему явно не хватало. Особенно если учитывать масштаб случившегося.
Чувствуя, что мысли начинают все больше путаться, а глаза – слипаться, наблюдатель осторожно присел на небольшой валун и начал размышлять о том, чем им всем придется заняться в ближайшем будущем.
Колония, как ни больно было это признавать, практически закончила свое существование. Но оставшимся людям все равно требовалось как-то выживать. Значит, нужно будет расчищать территорию, искать полезные ресурсы, разбираться с содержимым грузовых отсеков основного корабля…
Несколько минут он всерьез думал о том, чтобы подать сигнал болтавшемуся где-то на задворках системы коллеге, но потом все же с сожалением отбросил эту мысль. В текущей ситуации Федерация имела полное право оставить любые их жалобы и просьбы без внимания.
– Убийство или нет, а закон все равно выполнен, – пробормотал он, отчаянно зевнув. – Сволочи.
По реке проплыл труп небольшого кантра. Эрик проводил его сонным взглядом, но не стал забивать себе голову размышлениями на тему того, как мелкий зверек смог пробраться на корабль. Смог, пробрался, умер – да и пусть…
Камень под Орсеном ощутимо вздрогнул. Затем подпрыгнул, с силой ударив по костюму и заставив его владельца вскочить на ноги.
Еще через несколько секунд наблюдателю показалось, что содрогнулся весь мир. По долине пронесся оглушительный треск, с расположенной в паре километров от их поселка горы вниз обрушился целый утес…
А текущая перед ним река исчезла, оставив после себя только неглубокое русло, прорезанное широкой трещиной.
– Черт возьми…
Эрик на всякий случай включил компенсаторы, на пару десятков сантиметров поднявшись в воздух, но природа, показав свой норов, неожиданно успокоилась. Перестали трястись скалы, расщелина постепенно заполнилась водой и уже минут через десять перед его глазами снова находилась прежняя картина.
Чувствуя, что отогнанная землетрясением сонливость возвращается с новой силой, наблюдатель прекратил рассматривать реку и вернулся к модулю. Но не пошел внутрь, а снова забрался на крышу. Сместился ближе к центру, улегся на спину, после чего перевел костюм в режим отдыха.
Внутренности экзоскелета начали изгибаться, пытаясь обеспечить максимальный комфорт для пилота, но Эрик этого уже не почувствовал – измученный пережитой болезнью и многочасовым бодрствованием организм попросту отключился.
Спустя какое-то время земля снова вздрогнула. Потом где-то далеко, у самого горизонта, небеса осветились яркой вспышкой.
От долгой спячки очнулся один из местных вулканов.
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий