Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4

Глава 3

После ухода директора Эрик некоторое время провел в неподвижности, бездумно рассматривая стоявший перед ним репликатор. Затем встряхнулся и перевел взгляд на дисплей.
Небесное тело, за которое чуть ли не в полном составе проголосовали будущие колонисты, представляло собой вращавшийся вокруг газового гиганта спутник. Весьма значительный спутник, чьи размеры и масса были очень схожи с земными.
– Но это все-таки не планета…
Наблюдатель подтащил кресло ближе, сел и начал тщательно изучать отображавшуюся перед ним информацию.
Основная планета напоминала увиденный Орсеном еще во время экскурсии на Землю Юпитер: экран показывал точно такой же огромный вращающийся шар, возле которого просматривались десятки лун различного вида – от невзрачных каменных обломков до внушительных образований диаметром в несколько тысяч километров. Участникам экспедиции предстояло освоить самую большую из них.
Эрик добрался до орбитальных параметров, дважды перечитал коротенькую справку, а затем, тихонько ругнувшись, поднялся на ноги.
Безымянная звездная система не понравилась ему сразу и дальнейшее знакомство только усиливало первоначальное впечатление.
Эксцентриситет орбиты газового гиганта оказался неприятно большим. Если в перицентре планета приближалась к местному солнцу на расстояние, лишь немного превышавшее одну астрономическую единицу, то в апоцентре удалялась чуть ли не на две.
– Неприятная зима, приятное лето, то и дело меняющиеся приливы… о, кстати.
Он потратил несколько минут, вспоминая точную формулу для расчета предела Роша, но последние сорок лет стерли из его памяти слишком много знаний, и ситуацию пришлось оценивать весьма приблизительно. Благо наблюдатель помнил хотя бы то, что для устойчивого существования спутника его орбита должна была располагаться на расстоянии, хотя бы в несколько раз превышавшем радиус центральной планеты.
Здесь это условие выполнялось с запасом, но Эрику все равно показалось, что газовый гигант находится слишком близко от их будущего дома. Скорее всего, повышенная сейсмическая активность луны объяснялась именно этим – несмотря на то, что силы гравитации были неспособны разорвать ее на части, возмущения в коре все равно присутствовали.
Разобравшись с этой стороной вопроса, он принялся изучать тепловую карту.
Ничего особенно интересного или неожиданного там не нашлось. Большую часть времени спутник получал от звезды довольно мало энергии и был вынужден полагаться на излучение своего гигантского соседа, но в какой-то момент ситуация менялась – за счет сокращения расстояния до центрального светила на поверхности образовывался весьма значительный избыток тепла.
– Нормальная зима, но чересчур жаркое лето, – сам себя поправил наблюдатель. – И довольно странные климатические пояса…
Так как вращение луны оказалось полностью синхронным, прямой подогрев со стороны газового гиганта получала только та ее половина, которая была постоянно обращена к планете. В результате «темная» часть спутника практически весь год представляла собой неприглядное ледяное царство, зато «светлая» откровенно радовала своим температурным разнообразием.
Разнообразием, благодаря которому там обязательно должно было найтись место, пригодное для их будущего поселения.
Получив таким образом косвенное подтверждение слов Кристофа, Орсен заметно повеселел и включил следующий режим отображения информации.
Настроение снова ухудшилось.
Судя по карте, экстремально высокий уровень биологической угрозы поддерживался практически на всем «светлом» полушарии луны, сходя на нет лишь у краев освещенной инфракрасным излучением поверхности.
– Черт возьми, – бесстрастно произнес Эрик, ставя на пол кружку с остатками кофе. – Ну и кто же там находится?
За время своей экспансии человечество утратило все иллюзии по поводу избранности своей родины. Да, видовое разнообразие Земли оказалось скорее аномалией, чем нормой. Да, стерильные планеты встречались на порядок чаще обитаемых. Но жизнь в галактике все-таки существовала. В том числе и агрессивная.
Где-то эта агрессия принимала достаточно безобидные формы – те же кантры, некогда являвшиеся высшим звеном пищевой цепи на своей планете, оказались вполне дружелюбными и легко поддающимися дрессировке зверьками. Где-то все обстояло прямо противоположным образом – биосфера Надежды-четыре основывалась на губительных для земных организмов белковых соединениях и на этой планете первый же контакт человека с природой приводил к необратимой клеточной деградации.
Орсен попытался угадать, что скрывается за большим красным пятном на экране монитора, но был вынужден признать свое поражение. Встречать их мог кто угодно – огромные зубастые хищники, крошечные вездесущие паразиты, ядовитая флора, бактерии, вирусы…
– Да уж, не угадаешь, – грустно вздохнул наблюдатель.
Нужно было решить, какой именно способ защиты окажется наиболее эффективным против такого количества потенциальных угроз. Не самая тривиальная задача.
Денег у Орсена после сорока лет беззаботной жизни оставалось не так уж много, но купить себе хорошее оружие или скафандр он все еще мог… вот только имело ли смысл идти с плазменной винтовкой против какого-нибудь микроскопического червячка?
Владевшее им все последние месяцы недовольство собственной жизнью начало уступать место легкому энтузиазму. Уже давно оставшийся за пределами общества человек наконец-то почувствовал в своей судьбе новый вызов и постарался принять его максимально достойно.
– Итак, посмотрим…
Спустя сорок минут неторопливых размышлений Эрик решил исключить из списка опасностей различные бактерии, вирусы и другие микроорганизмы. Не потому, что их не могло оказаться в месте приземления, а потому, что противостоять подобным врагам было откровенно нереально. В данном случае оставалось лишь положиться на гулявшую по крови универсальную вакцину.
От крупных форм жизни никакая прививка защитить не могла, но здесь включался новый фактор – Федерация, следуя прописанному в законе требованию обеспечить колонистам базовый набор для выживания, должна была предоставить для борьбы с условными динозаврами все необходимое оружие. В том числе и те самые плазменные винтовки.
Именно поэтому на рассмотрении в итоге осталось только среднее звено – паразиты, небольшие хищники, а также прочая хоть сколько-нибудь заметная мелкота. И сильнее всего в этом списке наблюдателя тревожили жизненные формы, способные распространять свое воздействие на большие территории. Растения, псевдорастения, колониальные насекомые…
Занимающий собой все полушарие лес может оказаться на много порядков более смертоносным, нежели обычная зубастая тварь.
Еще минут через десять Эрик наконец-то определил для себя все потенциально предотвращаемые опасности, поджидавшие его в будущем. В перечень попали небольшие паразиты, разнообразные мелкие и средние звери, а также ядовитые облака, состоящие из пыльцы, спор, газов или чего-нибудь подобного.
Для защиты от таких вещей люди традиционно пользовались различного рода скафандрами, экзоскелетами, управляемыми роботами и другими транспортными средствами.
Оставалось лишь понять, каким образом можно купить что-нибудь из этого ассортимента.
– Ну… и где?
Орсен добросовестно осмотрел все пространство экрана, а затем попытался отдать ему голосовой приказ, но потерпел неудачу. Затем тщательно изучил всю комнату и даже посетил санитарный блок, но ничего нового там не обнаружил.
Разрешилась ситуация только после того, как он вспомнил о полученной из рук консультанта карточке. Отреагировав на его прикосновение, стекляшка снова ожила и сама предложила установить соединение с ближайшим доступным устройством.
– Наконец-то, – проворчал наблюдатель, злясь на собственную несообразительность. – Так…
Разобраться в местной системе управления оказалось довольно просто – она полностью копировала интерфейс стандартных федеральных магазинов и поддерживала двустороннее общение с пользователем.
Нужно было лишь выбрать подходящий под заданные цели товар.
Тяжелые транспортные средства оставались недоступными из-за ограничения объема – сидя в изоляторе, Эрик не мог ни с кем договориться о совместном использовании грузовой ячейки, а его собственного личного пространства в данном случае было явно недостаточно. Да и стоили подобные машины откровенно дорого.
Скафандры пришлось исключить из-за слишком узкой специализации. Конструкторы предполагали, что их детища могут оказаться в вакууме, среди агрессивных кислот или на большой глубине, но совершенно не думали о хищниках, способных сломать человеку кости, просто сжав челюстями прикрытую легкой защитой конечность.
Значит, экзоскелеты.
– Подбери мне модели, обеспечивающие герметичность. Добавь к каждой полную индивидуальную лицензию на внутреннее программное обеспечение. Исключи те варианты, на которые у меня не хватает денег. Отсортируй по возрастанию цены.
На экране появился список из пятидесяти трех позиций.
– Хм… отбери модели с повышенной подвижностью, повышенной автономностью и гравитационными компенсаторами.
– Таких вариантов не существует. Есть варианты, приблизительно отвечающие запросу. Показать их?
– Давай, показывай, – согласился Эрик.
Из четырех предложенных экзоскелетов два оказались слишком тяжелыми и неповоротливыми, а еще один – слишком легким и хрупким.
– Расскажи про «колониста».
– Модель прошла сертификацию института исследователей Федерации в качестве среднего экзоскелета, предназначенного для исследования атмосферных планет с индексом агрессивности среды до пяти единиц включительно. Достоинствами модели являются общая универсальность и многокомпонентная поддержка жизнедеятельности пилота. Модель способна аккумулировать энергию от любого источника излучения, при этом уровень безубыточности заряда достигается при входящем энергетическом потоке, равном двадцати двум процентам от стандартного солнечного. Модель способна формировать внутреннюю атмосферу в том случае, если содержание кислорода во внешней среде составляет пять процентов и выше. Экстремальные сочетания параметров, при которых модель способна поддерживать жизнедеятельность пилота неограниченное количество времени: пятипроцентное содержание кислорода во внешней среде и шестидесятипроцентный относительно стандартного солнечного входящий поток энергии, либо семнадцатипроцентное содержание кислорода…
– Понял, – Орсену надоело слушать занудное описание. – Расскажи о минусах, только коротко.
– В рамках заявленного класса модель имеет весьма спорную компоновку энергосистемы, которая распределяет нагрузку между внутренними источниками и внешним поступлением энергии. Вследствие этого институт исследователей не рекомендует использование модели в условиях недостаточной освещенности, вызванной значительным удалением от источников…
– Я понял. Просил же короче.
Несколько минут он задумчиво рассматривал картинку с медленно вращавшимся на ней экзоскелетом, а затем пожал плечами и сделал запрос на покупку.
– Обращаю ваше внимание, что вы приобретаете полную индивидуальную лицензию на программное обеспечение. Условия лицензионного соглашения не предполагают использование этого программного обеспечения третьими лицами ни при каких обстоятельствах, кроме прямого наследования. Вы можете…
– Все нормально. Хочу купить так, как есть.
– Заказ формируется… заказ сформирован. Спасибо!
– Пожалуйста, – недовольно буркнул Эрик, понявший, что денег на его счету практически не осталось.
Пришлось утешать себя тем, что покупка была сделана по-настоящему хорошая, а все ограничения на использование оборачивались серьезными плюсами в случае каких-либо притязаний на экзоскелет со стороны тех самых третьих лиц.
Наблюдатель не питал особых иллюзий по поводу своих будущих соседей – в конце концов, если судить по результатам голосования, умных среди них было всего семнадцать процентов. Учитывая же то, что основной состав миссии набирался за счет всевозможных преступников…
– Интересно, а здесь есть какие-нибудь досье? Система? Или как там тебя? Покажи мне информацию про участников экспедиции.
Спустя несколько секунд Орсену пришлось скорректировать условия запроса – изучение пятидесяти тысяч дел совершенно не входило в его планы. Этим можно было заняться потом – в том случае, если ожидание вылета затянется на совершенно неприличные сроки.
– Только те люди, которые полетят вместе со мной на одном челноке… или в одном модуле?
– Допустимы оба определения. Выполнено.
В списке остались двести девяносто три фамилии. Некоторое время Эрик с любопытством читал одну краткую справку за другой, но потом заскучал. Интересных личностей среди колонистов почти не встречалось – лишь различного рода преступники да странные люди, по неизвестным причинам решившие убраться из Федерации.
Собственно говоря, в его досье тоже значился самый минимум: биологический возраст, планета регистрации, а также отметка о том, что в экспедицию он записался исключительно по своему собственному желанию.
– Да уж, информации просто море… а ты, значит, добилась своего, дурочка…
С экрана прямо на него смотрела немного испуганная Тина Росси – та самая девушка, которую он встретил в консультационном центре.
Эрик неожиданно для себя ощутил легкую горечь. Отправиться в векторную миссию ради идиотов-родственников мог только безусловно хороший человек. А как раз такому было совершенно нечего делать среди всего того сброда, который уже набился в корабль.
– Дурочка…
Наблюдатель недовольно поморщился, стараясь выбросить из головы непривычно сентиментальные мысли. В конце концов, каждый человек – творец своей собственной судьбы. Стоит ли переживать из-за того, кто, будучи в полном сознании, добровольно пошел по очевидно неверной дороге?
Он ткнул пальцем в экран, прокручивая перечень совершенно незнакомых ему людей.
– Система, здесь есть кто-нибудь с Барнарда? Покажи.
Список послушно мигнул и сократился в сотню раз, оставив только два строчки.
Эрик Орсен и Фрея Блан.
– Фрея?
У Эрика появилось ощущение, что это имя он когда-то уже слышал. Вот только при каких обстоятельствах? Барнард – не слишком населенная планета, но миллионов тридцать жителей там все-таки наберется…
Пришлось открыть досье.
– Черт возьми, – наблюдатель вскинул брови, а затем потряс головой, удивляясь совпадению.
После нескольких прочитанных предложений нужные воспоминания тут же всплыли на поверхность.
Познакомившийся с местной жительницей молодой наблюдатель, забавный случай с роботом, неуместное любопытство, которое внезапно превратилось в серьезные проблемы для девушки…
– Тоже дура, – сообщил он картинке. – Правда, как раз тебя мне не очень-то и жаль.
Интересным во всей этой истории выглядело только одно – происшествие с роботом случилось чуть ли не год назад и Фрея давным-давно должна была отправиться на орбиту. Но она все еще находилась здесь. Почему?
Немного подумав на эту тему, Эрик решил разобраться с вопросом позднее и вернул на экран общий список, снова взявшись изучать имеющуюся там информацию.
Три минуты спустя выскочило сообщение о том, что к экипажу челнока присоединился двести девяносто четвертый участник.
– Еще один идиот, – наблюдатель без особого интереса щелкнул пальцем по дисплею и раскрыл глаза от удивления: – Авалон-три? А ты-то каким образом сюда…
Совершенно неожиданно, прервав его на полуслове, включилась система оповещения:
– Внимание! Состав сто сорок девятой векторной миссии утвержден. Пункт назначения утвержден. Внимание! До старта миссии осталось двадцать четыре стандартных часа. До закрытия магазина остался один стандартный час. Внимание! Экипажу модуля номер пятьдесят один приготовиться к посадке. Порядок посадки…
Мгновенно уловив самое главное, Эрик перестал слушать, убрал с экрана сведения о новом соседе и вернулся в магазин.
– Вино… система, найди рецепты для репликатора. Тип лицензий – индивидуальные полные. Покажи только те, на которые у меня хватит денег.
Открывшийся перед ним ассортимент поражал своим разнообразием и своими ценами – за стоимость программы приготовления самого обычного кофе можно было спокойно прожить месяц на любой из планет Федерации.
Орсен слегка занервничал.
– Покажи рецепты вин. Начиная с самых дешевых.
К его облегчению, доступные для отощавшего кошелька вина все-таки нашлись. Впрочем, они все равно выглядели чрезвычайно дорогими по меркам обычной жизни.
– Отметь рецепт «Черной сальсы». И покажи мне то, что можно купить еще.
Список сократился в разы.
– Черт возьми… добавь «кофе классический». Какие остались варианты теперь?
Список опустел.
Эрик вздохнул, подтвердил выбор, а потом, найдя в разделе готовых продуктов одно из знакомых вин, заказал на оставшиеся деньги целых сорок бутылок.
– Заказ формируется… заказ сформирован. Спасибо!
– Пожалуйста…
Дверь по-прежнему оставалась закрытой, так что наблюдатель улегся на кровать и принялся думать обо всем произошедшем за последние сутки.
На одном временном промежутке расположилось слишком много значимых событий. Прилетел Кристоф, затем он сам получил пропуск в вектор, среди колонистов объявился выходец из другого государства, а сразу после этого экспедиции был дан зеленый свет.
Совпадение? Вряд ли. Наверняка вылет откладывали только по той причине, что миссия ожидала прибытия этого самого Алекса Шульца. А прибыл он, судя по всему, вместе с Кристофом…
– То есть директор объявился не ради меня, а ради того, чтобы доставить авалонца, – хмыкнул Орсен. – Мне же просто повезло.
Оставалось неясным только одно – что за преступление нужно совершить, чтобы ради тебя задержали вектор, а директор института наблюдателей переквалифицировался в курьера?
Эрик снова поднялся с кровати, дошел до экрана и еще раз открыл досье своего необычного попутчика.
– Попытка терроризма планетарного масштаба… вот даже как.
За последние месяцы ему не доводилось слышать ни о каких террористах, но это ничего не значило – если спецслужбы решали оставить что-то в секрете, то добраться до истины все равно было нереально.
Вопрос в другом – как мог быть связан с терроризмом гражданин другого государства? Учитывая закрытость Федерации, ему даже попасть на ее территорию было крайне проблематично. Если, конечно же, не использовать отдельный космический корабль…
В конце концов его размышления оборвал донесшийся со стороны двери щелчок. Голос информационной системы тут же объявил:
– Внимание! Доступ к магазину закрыт. Внимание! Начинается предполетная подготовка. Пассажиры могут проследовать на челнок. Внимание! Если у вас есть заказы, которые до текущего момента все еще не доставлены из магазина, вам надлежит дождаться их поступления в карантинной зоне.
– Пассажиры, значит…
Он окинул взглядом свой отсек, пожал плечами и беспрепятственно вышел наружу. После чего уже знакомой дорогой отправился на нижний уровень ангара.
Здесь царило нездоровое оживление. Люди ходили между скопившимися по центру свободного пространства коробками и ящиками, перекладывали принадлежавшие им вещи на транспортировочные платформы, увозили их к дальней стене, пристраиваясь там в хвост внушительной очереди…
У оказавшегося внутри всей этой суеты Орсена тут же создалось впечатление, что будущие колонисты всерьез боятся опоздать на посадку и пропустить рейс.
– Здравствуйте, – послышался удивленный и немного радостный девичий голос. – А я думала, вас сюда не пустили. Я вот едва успела.
Наблюдатель обернулся.
Рядом с ним стояла скромно улыбавшаяся Тина Росси.
– Привет, – он кивнул и пожал протянутую девушкой руку. – Нет, пустили, как видишь. Тоже в последний момент. Но пришлось провести какое-то время отдельно от остальных.
– Понятно, – она чуть-чуть повернулась, рассматривая копошившихся у противоположной стены людей. – Странно, да? Все так торопятся…
Эрик тут же вспомнил, что уже находящимся на орбите колонистам пришлось ждать старта экспедиции несколько месяцев, а кое-кому – так и вовсе больше года.
– Слишком долго сидели в карантине, – он тоже кинул взгляд в сторону толпы. – Вот и хотят как можно скорее поменять обстановку.
Наступило неловкое молчание. Орсен понятия не имел, о чем можно разговаривать с подростками, а Тина, похоже, подошла к нему просто так, без какой-либо внятной цели.
– Вы не знаете, сколько продлится полет? – Девушка тоже почувствовала затянувшуюся паузу. – Два месяца?
– Наверное. Может быть, немного дольше – если на корабле стоят слабые двигатели, а путь предстоит далекий. Капитанам запрещены слишком длинные гиперпрыжки, так что придется делать перерывы.
– А откуда вы знаете? Вы служили на флоте? – Тина посмотрела на него с новым интересом в глазах.
– Служил, – Эрик немного поморщился. – Когда-то давно.
– Вы были капитаном?
– Можно и так сказать. Но вообще я был наблюдателем. Есть такая интересная профессия.
– Интересная? А чем вы занимались?
– Я неточно выразился, – поправился он. – Профессия скорее необычная. Наблюдатель прилетает в какую-нибудь звездную систему, прячется там среди астероидов, а затем просто собирает данные для Федерации. Как разведчик.
– Но вы управляли кораблем? Это здорово.
– Современными кораблями может управлять кто угодно, – Эрик неожиданно для самого себя улыбнулся. – Ты просто отдаешь приказы бортовому интеллекту, а он делает все остальное.
– Но мало у кого есть свой собственный корабль, – резонно заметила девушка. – Так что все равно это здорово.
– Ну, может быть.
На этот раз возникшее молчание оказалось заметно более теплым, чуть ли не дружеским.
– Ой, я прошу прощения, – Тина встрепенулась и принялась крутить головой. – Мне передали, что мой груз доставлен. Нужно идти.
– Да, конечно, – Орсена слегка покоробило, что у собеседницы тоже оказался вживленный биокомпьютер или коммуникатор, но он не подал виду. – Удачной посадки.
– И вам того же!
Минут двадцать спустя двери в задней части ангара раскрылись. Собравшиеся возле них люди, толпясь и время от времени покрикивая друг на друга, двинулись на выход.
Нельзя сказать, что процесс был организован совсем уж плохо, но зрелище все равно вызвало у Эрика неприятные эмоции. Он хотел избавиться от разжиревшего и впавшего в моральную стагнацию общества Федерации – но это общество по-прежнему оставалось вокруг него, толкалось, спорило…
– Действительно, каменный век, – пробормотал наблюдатель, глядя на то, как после столкновения двух платформ вокруг рассыпаются какие-то коробки, а их владельцы начинают оживленно переругиваться между собой. – Самое начало каменного века…
Погрузка в челнок тем временем продолжалась. Люди постепенно выходили из ангара, шума становилось меньше – и в один прекрасный момент толпа попросту исчезла. Внутри остались только те, кто до сих пор ожидал прибытия заказанных в магазине товаров. Человек тридцать, не больше.
Внимание Орсена привлекла высокая девушка, стоявшая рядом с ведущим к вотчине консультанта выходом.
Создавалось впечатление, что она чего-то ждала, причем ждала настолько сильно, что время от времени даже порывалась постучаться в запертую дверь. Но каждый раз все-таки удерживалась от этого.
Чувствуя быстро возрастающее любопытство, он подошел ближе – и понял, что перед ним находится та самая Фрея, историю которой он совсем недавно вспоминал.
Девушка заметила приблизившегося человека и повернулась в его сторону.
– Простите, что беспокою, – вежливо произнес Эрик. – Мне показалось, или вы тоже с Барнарда?
Симпатичное лицо внезапно перекосила неприятная гримаса, а карие глаза наполнились искренней ненавистью.
– Пошел к черту, наблюдатель. Пошел к черту, пока я не прикончила тебя своими собственными руками!
– Э… ладно…
Не ожидавший настолько яркой неприязни Орсен смущенно кивнул и вернулся на свое прежнее место, чувствуя легкую обиду. С одной стороны, Фрею можно было понять – ее беды начались исключительно из-за проявленного к наблюдателям интереса. Но переносить раздражение сразу на всех?
Или директор Коль сделал что-то, что окончательно дискредитировало в ее глазах институт, или перемены в жизни оказались слишком значительными…
– Держись от нее подальше, старик, – нарушил его мысли грубый голос. – Понятно?
– Что, простите? – Эрик моргнул и перевел взгляд на появившегося рядом высокого и крепкого человека. – Вы о чем?
– Я о Фрее, – проявил неожиданное терпение оппонент. – Держись от нее подальше, ясно?
– А иначе… что? Продолжайте свою мысль. Вы проломите мне череп и отправитесь на Меркурий, я правильно догадался?
Мужчина лишь гневно стиснул зубы, но ничего не ответил.
– Я так понимаю, вы пытаетесь добиться ее расположения? Хотите, я сейчас вернусь, брошусь ей в ноги и буду умолять о снисхождении, попутно рассказывая, что это вы заставили меня раскаяться в грехах прошлого?
Собеседник сжал и разжал кулаки, затем медленно процедил:
– Не надо издеваться.
– Расслабьтесь, – Эрик сбавил тон и равнодушно махнул рукой. – Я вам уж точно не соперник. Мы с Фреей прибыли сюда из одной системы, поэтому мне захотелось с ней познакомиться, вот и все. Нет повода для ревности. Тем более что она меня сразу отшила. Не знаете, почему?
– Хочет получить ответ на очередную апелляцию, – неохотно сообщил мужчина. – Нервничает. Она все время подает апелляции, а потом ждет, что ее вернут домой.
– Но отсюда уже никого никуда не вернут, – тихо пробормотал наблюдатель. – Никого…
– Верно, – собеседник заметно подобрел. – Вот только Фрея не хочет этого принять.
Некоторое время они просто стояли, в полном молчании наблюдая за предметом их беседы, затем так и не представившийся колонист тяжело вздохнул и ушел, оставив Орсена в одиночестве.
Тот, прекратив пялиться на томившуюся возле двери девушку, начал рассматривать остальных своих соседей.
Компания подобралась до крайности разношерстная. Неподалеку от наблюдателя расположились четверо чернокожих громил, непринужденно разговаривавших между собой и время от времени бросавших по сторонам цепкие внимательные взгляды. Возле противоположной стены ангара кучковалась небольшая группа молодежи. Рядом с ними обнималась такая же молодая парочка. Ближе к выходу собрались пожилые колонисты – не меньше десятка.
Люди разного возраста, исповедующие разные жизненные принципы, способные лишь сбиваться в группы по интересам, но вряд ли готовые работать сообща…
Эрик неожиданно понял, что женщин среди них было раза в четыре меньше, чем мужчин.
Собственно, если учитывать, что преступниками чаще всего становились именно мужчины, то такое распределение выглядело вполне ожидаемым. Но предполагало массу проблем в дальнейшем.
– Дурочка, – прошептал он, снова вспомнив о своей малолетней знакомой. – Мозгов бы тебе вместо доброты…
Время неспешно текло мимо.
Спустя полтора часа оставшиеся в помещении люди наконец-то начали получать заказанные вещи, а потом исчезать вместе с ними за открытой дверью ангара.
Ушли чернокожие. Следом отправилась на посадку непонятно чему радовавшаяся молодежь. Пропал недавно общавшийся с наблюдателем мужчина.
Когда вокруг осталось всего человек пять, ведущая к консультанту дверь неожиданно открылась. По-прежнему стоявшая неподалеку от нее Фрея шагнула было вперед, но тут же замерла и как-то обреченно развела руки.
В ангаре появилось новое действующее лицо – довольно молодой человек в странной черной форме. Судя по всему – тот самый Алекс Шульц, который зачем-то решил стать террористом.
Испытавший очередной приступ любопытства Эрик сдвинулся с места, подойдя к нему практически вплотную.
– Хорошо, я подожду, – довольно высокомерно произнес новоиспеченный колонист в сторону все еще открытой двери. – Не беспокойтесь.
Проход закрылся и авалонец тут же принялся изучать территорию. Окинул взглядом ангар и рассматривавших его людей, затем уставился на оказавшегося ближе остальных наблюдателя.
– Мы знакомы?
– Лишь опосредованно, – Орсен решил не обращать внимания на подчеркнуто холодный тон. – Алекс Шульц с Авалона, я прав? Террорист? Меня зовут Эрик Орсен, я наблюдатель.
– Я не террорист, – мужчина прошел мимо него, но затем остановился, не зная что предпринять дальше. – Я лейтенант Алекс Шульц из космического флота системы Авалона.
– Почему же Федерация считает вас террористом?
– Я не считаю нужным поддерживать разговор на эту тему.
– А зря. Мы с вами теперь соседи на долгие-долгие годы. К тому же здесь мало кто станет осуждать вашу неприязнь к Федерации.
Лейтенант ненадолго задумался, после чего снова повернулся к Орсену и спросил:
– Вы преступник?
– Нет, я нахожусь здесь по своей воле.
– Из-за чего?
Наблюдатель грустно вздохнул:
– Знаете, молодой человек, у вас слишком много вопросов для того, кто не хочет поддерживать со мной разговор. Мне было бы интересно с вами пообщаться, но диалог предполагает, что собеседники находятся в равных условиях. Так что…
– Ваше государство уничтожило планету, на которой находились мои родные. Я взял корабль, направил его на одну из планет Федерации, а затем инициировал протокол гиперпространственного разгона. Вам известно, что это значит?
Эрик согласно кивнул:
– У меня есть летный стаж. Вы хотели таким образом уничтожить планету и отомстить Федерации?
– Да.
– Но не учли, что одной из базовых установок Системы является противодействие подобного рода терроризму.
В ответ лейтенант поморщился, впервые проявив хоть какие-то эмоции. Затем произнес:
– Я догадался о чем-то подобном уже здесь. Это настолько известный факт?
– Напротив, это одна из государственных тайн. Но я когда-то служил в космофлоте и у меня есть соответствующий уровень допуска.
– Тогда почему вы говорите об этом мне? Если это тайна?
– Здесь же вектор, – удивился вопросу наблюдатель. – Здесь не работают протоколы секретности. И наконец-то можно разговаривать о чем угодно.
– Вот даже как, – его собеседник снова задумался. – Получается, ни один корабль, на котором находится Система, не выполнит подобный приказ?
– Ни один, сертифицированный для перемещения в пределах Федерации, – поправил его Эрик. – Но оборудованные Системой корабли входят в это множество, так что вы правы.
– Дальновидно, – с неопределенной интонацией в голосе протянул лейтенант. – Что тут еще скажешь.
Орсену почему-то стало грустно.
– Это – постоянная головная боль для Федерации. Насколько мне известно, каждые несколько лет находится идиот, который решает уничтожить таким образом какую-нибудь планету… простите, я не хотел вас обидеть.
Алекс поморщился, но кивнул, принимая извинения.
– Я и в самом деле совершил крайне глупый поступок.
– Но вы все-таки не особенно удивлены.
– Как я уже сказал, у меня хватало времени для размышлений и выводов, – авалонец пожал плечами. – Мне было неизвестно то, о чем вы рассказали, но я действительно не удивлен. К сожалению, за то время, что мне пришлось провести здесь, отличия в развитии нашего государства и Федерации стали очевидны.
Орсен не отказался бы от продолжения разговора, но в этот самый момент двери терминала доставки открылись и в ангар въехала платформа с его собственным экзоскелетом.
– Прошу прощения, лейтенант. Мне пора.
– Да, конечно… это ваш робот?
– Всего лишь экзоскелет, – отмахнулся он. – Нас ждет путешествие на довольно неприятную планету.
За спиной послышался легкий вздох, но голова Эрика уже была занята совершенно другими вещами. Ему предстояло пройти самый ответственный этап любого космического путешествия – размещение на корабле.
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий