Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Все следующее утро Эрик просидел на балконе, глядя в небо и пытаясь заставить себя отправиться в космопорт. Но причин для того, чтобы отложить это путешествие, находилось слишком много – чрезмерно жаркая погода, плохое самочувствие, загруженность транспортных магистралей…
В конце концов, не обязательно же проходить финальный этап регистрации именно сегодня?
– Наблюдатель Орсен, вам поступило срочное сообщение, – рядом совсем некстати объявилась помощница. – Ваша заявка на участие в векторной миссии одобрена. Вы можете в любое время прибыть в экспедиционный центр для прохождения процедуры отказа от гражданства и окончательной регистрации.
– Спасибо, – он раздраженно отвернулся от робота. – Иди в свой угол и больше не лезь ко мне.
– Хорошо, наблюдатель Орсен.
Снова оставшись в одиночестве, Эрик тяжело вздохнул, а затем длинно и витиевато выругался.
Буквально несколько дней назад он всем сердцем рвался на корабль. Но сейчас, когда последние препятствия исчезли, душу заполнили сомнения и какая-то противная липкая тоска.
– Меня здесь ничто не держит, – без особой уверенности в голосе произнес он. – Только вино, но вино можно взять с собой. Или попросту купить рецепт для репликатора. Получится хуже, но мне хватит…
Попытка с юмором взглянуть на ситуацию оказалась безуспешной – собственные слова прозвучали циничной издевкой, каким-то пошлым бредом.
Наблюдателю не требовалось прикладывать титанических усилий для того, чтобы понять истинные причины такого самочувствия. Все было на поверхности.
И жить от этого становилось еще неприятнее.
– Я просто боюсь перейти грань, – прошептал Эрик себе под нос. – Но страх – это нормально. Я справлюсь.
Спустя десять минут он вышел из здания отеля и двинулся по улицам города, пытаясь возродить в своем сердце те чувства, которые привели его на порог векторной миссии.
Вокруг, как назло, не было видно ни одного робота – ему встречались только самые обычные люди, радовавшиеся лившемуся с небес живому и теплому свету.
Наблюдатель бросил недовольный взгляд на местное солнце, поморщился и свернул в сторону расположенного неподалеку паркового комплекса.
Здесь было уютно и прохладно – привезенные с Земли растения давали тень, миниатюрные ручейки наполняли воздух свежестью, а порхавшие среди ветвей птицы радовали слух веселым щебетанием.
– Секвойя…
Вслух прочитав название уходившего ввысь гигантского дерева, Эрик почувствовал слабый прилив раздражения.
Когда ему довелось побывать на заповедной планете, там не нашлось ничего похожего. Только жаркие пляжи, теплое море и огромная зубастая тварь, плававшая в специальном аквариуме, построенном на потеху таким туристам, как он.
– Везде обман.
Сверху раздалось требовательное цоканье и к остановившемуся человеку прямо по стволу дерева спустилась упитанная пушистая белка. Посмотрела на посетителя блестящими черными глазами, а затем начала примериваться для прыжка.
– Отстань, у меня ничего нет, – наблюдатель отошел чуть дальше.
Белки ему нравились. Но Федерация, выбравшая их в качестве одного из символов единения с Землей, за последние десятилетия все-таки слегка перегнула палку – теперь пушистые проказницы встречались везде, на любой из доступных для посещения планет. Если же местная экосистема оказывалась слишком неподходящей для настоящих грызунов, вместо них использовались барбосы беличьего типа.
Государство старалось сделать все ради комфорта и душевного равновесия своих граждан, совершенно не задумываясь о том, что им действительно хотелось бы увидеть.
– Отстань, – повторил Эрик, разворачиваясь в сторону выхода. – Листья ешь.
Короткая прогулка не избавила его от сомнений, зато помогла справиться с тревогой.
Люди научились приспосабливаться к самым разным условиям жизни. Распространили свое влияние на сотни звездных систем. Построили там города и космопорты, вырастили настоящие земные растения, даже привезли настоящих земных белок.
Почему бы не поучаствовать в создании еще одной колонии? И, возможно, когда-нибудь снова ощутить свободу бескрайнего космоса. Остаться наедине с пустотой…
На мгновение наблюдателю Орсену показалось, что он снова стоит на поверхности несущегося сквозь бескрайнее пространство астероида. Раскидывает в стороны руки, ощущает, как пустота заглядывает в самые потаенные глубины души…
По нервам пробежали ледяные отголоски давно позабытого восторга, на глазах сами собой выступили слезы…
– С вами все в порядке?
Взволнованный женский голос разрушил все великолепие момента. Эрик понял, что находится возле какого-то невзрачного здания, а прямо на него пялится встревоженная молодая женщина.
– Со мной на связи служба экстренной помощи. Скажите, что нужно сделать?
– Не нужно мне помогать, – он постарался улыбнуться. – Подумаешь, старик вспомнил прошлое. Бывает.
– Они настаивают, что вам нужно пройти обязательное обследование. Они скоро будут здесь.
Улыбка Эрика превратилась в неприятную гримасу:
– Передайте им, что обследование наблюдателя лежит вне зоны их компетенции. И любая попытка медикаментозного либо психологического вмешательства в мой организм будет расценена как посягательство на государственную тайну Земной Федерации со всеми вытекающими из этого последствиями. В случае, если они будут настаивать или применят силу, ваш гражданский долг заключается в том, чтобы своевременно поставить об этом в известность планетарную службу безопасности.
Женщина ойкнула и зачем-то прижала ладошку ко рту. Затем уставилась в пустоту и скороговоркой произнесла:
– Вызов отменен. Служба экстренной помощи приносит вам свои извинения. Служба безопасности сообщает, что ситуация находится под контролем и причин для беспокойства нет.
– Спасибо, милая, – Эрик все-таки выдавил из себя еще одну улыбку, а затем постарался как можно быстрее покинуть место происшествия.
В душе наконец-то снова вспыхнула так необходимая ему злость.
– Нет, директор Коль, я ни капли не преувеличиваю… ни капли…

 

Космопорт Атлантиса занимал огромную площадь, но за прошедшие месяцы наблюдателю удалось неплохо изучить чуть ли не все местные закоулки. А дорога к экспедиционному центру так и вовсе была вызубрена им наизусть.
Позади остались огромные ремонтные ангары, затем терминал планетарных линий. Далеко впереди показалась частная зона, но он свернул к солидному и неприветливому черному комплексу, на фасаде которого располагался скромный лаконичный символ – длинная серебристая линия, заканчивающаяся направленной точно в зенит стрелой.
Вектор.
Олицетворение одностороннего, безвозвратного движения.
Несколько минут Эрик провел, стоя рядом со входом и рассматривая окрестности. Потом решительно шагнул сквозь открывшуюся перед ним дверь.
– Гражданин Орсен, вас ожидают в комнате собеседований номер два, – бесстрастно произнес замерший неподалеку робот. – Держитесь траектории указателя.
Он брезгливо отвернулся и направился вслед за появившейся на полу точкой.
Идти пришлось не так уж далеко – путеводный символ выскользнул из холла, добрался до следующего зала, а затем пропал. Эрик осмотрелся по сторонам, увидел дверь с нужной табличкой и двинулся к ней.
– Здравствуйте, гражданин Орсен, – сидевшая за небольшим столом посреди крохотной уютной комнаты хрупкая девушка улыбнулась и поднялась ему навстречу. – Можно предложить вам что-нибудь? Кофе, чай, сок?
– Здравствуйте, – наблюдатель внимательно уставился на ее лицо, но не заметил никаких родинок. – Кофе, если можно.
– Я настоящая, не беспокойтесь, – хозяйка кабинета еще раз улыбнулась и отошла к репликатору. – Без молока, сладкий?
– Да, все верно.
– Вы присаживайтесь пока. Если что, меня зовут Мария Ким, и я один из штатных психологов экспедиционного центра. В мои обязанности входит проведение процедуры отказа от гражданства Земной Федерации, а также собеседование с кандидатом.
– Я уже понял, – тоскливо произнес Эрик, устраиваясь в кресле. – Девочка, а это действительно необходимо?
– Если вы про собеседование, то да, – Мария поставила перед ним кружку, после чего расположилась напротив. – Иногда мы убеждаем людей отказаться от необдуманно принятого решения и, поверьте, это настоящий праздник для всей нашей группы.
Орсен взял кофе и убедился, что напиток охлажден как раз до той температуры, которая нравилась ему больше всего.
В душе опять возникло неотступно сопровождавшее его все последние годы раздражение.
– У меня буквально вчера была беседа с директором. Мне кажется, этого достаточно.
– К сожалению, Кристоф Коль не имеет квалификации психолога, – вздохнула девушка. – Мне кажется, вы сейчас нервничаете. Можно узнать причину?
– Кофе сделан именно так, как я люблю.
Мария понимающе кивнула:
– Вам неприятны любые мысли о глобальном контроле? Этого достаточно для того, чтобы навсегда покинуть цивилизацию? Или есть что-то еще? Что-то, что толкает вас на этот шаг? Расскажете? Любую проблему можно решить, если захотеть это сделать.
Раздражение нарастало, словно катящийся с горы снежный ком.
– У меня давно не было секса, девочка. Получится у нас с тобой решить эту проблему?
– Конечно, – собеседница даже бровью не повела. – Если вас гнетет именно отсутствие секса, то мы можем вызвать одну из внештатных сотрудниц. А еще здесь есть робот, который полностью копирует мой образ.
– Простите, – Эрику стало стыдно. – У меня все хорошо.
Девушка наклонилась вперед и проникновенно посмотрела ему в глаза.
– Но вам страшно. Вы очень не хотите туда лететь?
– Да, не хочу, – он пожал плечами, чувствуя, как раздражение сменяется равнодушием. – Но мне это нужно. Может быть, закончим разговор?
– Как правило, большинство проблем возникают из-за обычного одиночества. Людям кажется, что во вселенной нет никого, кто был бы способен их понять. Это не так. Может быть, у нас получится найти выход?
– Мария, пожалуйста, давайте закончим этот разговор. Мне хватило вчерашнего.
– Эрик, скажите, разве вам настолько неприятно находиться в моем обществе?
– Мне неприятен этот разговор.
– Хорошо, – покладисто кивнула девушка. – Давайте поговорим о чем-нибудь другом. Скажите, вы бывали на планетах Внешнего сектора? Или на Земле?
– Я много где бывал. В том числе и на Земле.
– Завидую, – в голосе Марии промелькнула непонятная интонация. – А я вот все никак не могу вырваться. Там хорошо?
– Там идеальное место для возникновения и жизни нашего вида.
– Ну да, – собеседница неожиданно весело хмыкнула. – Простите, иногда говорю глупости. Я хотела спросить – вам понравилось? Или реклама врет?
– В чем-то – врет, – осторожно произнес Эрик. – Но мне понравилось.
– Слушайте, а вы пробовали найти занятие на Земле? Насколько я знаю, там время от времени открываются вакансии на самые разные…
– Мария, я попросил вас закончить этот разговор. Можно мне просто отказаться от гражданства и улететь на этом чертовом корабле?
– Конечно, вы имеете полное право так поступить, – девушка растеряла все свое веселье и грустно улыбнулась. – Но давайте все же поговорим еще? Этот разговор нужен в первую очередь вам.
Новые волны раздражения плескались в душе, становились все выше и выше, окрашивались в багровые оттенки, начинали захлестывать рассудок…
– Вы ведь не отстанете от меня просто так, верно?
– Эрик, я всего лишь хочу вам помочь, – на этот раз в ее словах проскользнула искренняя просьба. – Позвольте мне это сделать.
– Скажите, какой у вас допуск к секретной информации?
Девушка немного удивилась, но все же произнесла:
– Гражданский, третьей категории. А зачем вам?
– Отлично. Тогда слушайте. Моя профессия – наблюдатель. Работа корпуса наблюдателей заключается в том, чтобы контролировать все значимые точки обитаемого пространства. Федерация, Альянс, китайцы, отдельные государства – мы следим за всеми. Расставляем по каждой системе модули слежения, прячемся на каком-нибудь астероиде и ложимся в темпоральный сон. Модули собирают информацию, обрабатывают ее и отправляют в систему Барнарда. Именно там находится разведывательный центр, следящий за жизнью всего занятого человечеством космоса.
– Ну… хорошо, что вы это сказали, – в голосе Марии почувствовалась растерянность. – Значит, проблема заключается в вашей работе?
Он ничего не ответил, лишь откинулся на спинку кресла и с улыбкой поднял глаза к потолку.
– Почему вы молчите…
Девушка осеклась на полуслове. На мгновение замерла, потом встала со своего места и, не говоря больше ни слова, вышла из комнаты.
Эрик пригубил успевший немного остыть кофе. Одобрительно хмыкнул, сделал еще один глоток и начал рассматривать обстановку кабинета.
Через несколько минут напиток закончился. Орсен собрался было сделать новую порцию, но не успел – дверь снова открылась и внутрь зашел недовольный человек в форме офицера планетарной службы безопасности.
– Полковник Скотт, шеф охраны экспедиционного корпуса, – представился офицер, подходя к столу и устраиваясь напротив посетителя.
– Наблюдатель…
– Мне известно, кто вы. Для чего вы рассказали гражданскому лицу секретную информацию высшего уровня?
Он пожал плечами:
– Госпожа психолог была очень настойчива и смогла затронуть какие-то ниточки в моей душе. Само вырвалось. Как исповедь.
– Это не так, – полковник недобро сузил глаза. – Вы сознательно совершили преступление и тем самым очень сильно подставили другого человека.
– Не доказано, – отмахнулся Эрик от обвинения. – Налицо обычная неосторожность, спровоцированная высоким профессионализмом работавшего со мной психолога. Кстати говоря, вы, как глава местной службы безопасности, несете полную ответственность за инцидент. С наблюдателем может работать только аккредитованный институтом наблюдателей специалист. Вы допустили ошибку, которую никак не сможете спихнуть на мои плечи.
Собеседник явственно скрипнул зубами, но промолчал.
– Впрочем, кому захочется в этом разбираться? Можно ведь пропустить меня на корабль и забыть обо всем, не так ли?
Скотт несколько секунд подумал, затем ядовито усмехнулся:
– Я с радостью приму заявление и отправлю вас в вектор. Давайте начнем.
Сама процедура была довольно простой. Появившийся на столе прибор по очереди изучил рисунок радужки и папиллярных линий Эрика, затем целую минуту возился, анализируя ДНК и состав крови, после чего с уверенностью сообщил, что в комнате действительно находится наблюдатель Орсен.
– Зачитайте этот текст, – полковник протянул ему бумажный лист, на котором виднелось несколько набранных мелким шрифтом строчек.
– Я, гражданин Земной Федерации Эрик Орсен, признаюсь в том, что… не понял?
– Вы хотите попасть в векторную миссию? Тогда признавайтесь.
– Я не буду признаваться в том, что планировал теракт!
– Хорошо, – кивнул Скотт. – Будем считать, что вы не находитесь под гипнотическим воздействием. Раз так, то можете в произвольной форме выразить свое желание аннулировать гражданство.
– Бред, а не проверка, – сообщил ему наблюдатель. – Думаете, ее нельзя обойти?
– Вы в очень категоричной форме отказались от услуг психолога, которая должна была осуществить полный тест с помощью и под контролем специальной информационной системы, – со злостью парировал безопасник. – Так что довольствуйтесь тем, что есть. Все равно это лишь формальность.
– Я поражен уровнем вашего профессионализма. А вдруг мое поведение и есть часть гипнотической программы?
– Судя по данным, полученным от глобальной системы безопасности, от вашего руководителя, от вашей помощницы и от местного искусственного интеллекта, вы действуете исключительно по своей воле. Как я уже сказал, последний тест представляет собой лишь формальность, архаизм. Но, если вы будете настаивать, я без проблем отправлю запрос на Барнард и попрошу прислать аккредитованного вашим институтом психолога.
– Спасибо, не надо, – ему хватило ума прекратить пикировку.
– В таком случае можете отказываться от гражданства.
Эрик слегка замялся, но потом вздохнул и произнес:
– Прошу аннулировать мое гражданство в соответствии с положениями закона Янковского-Кайзера. Прошу зачислить меня в состав ближайшей векторной миссии.
Полковник встал со своего места и двинулся к выходу.
– Отлично, Орсен. Следуйте за мной.
– Уже все?
– Да, все. Следуйте за мной.
Чуть-чуть недоумевая по поводу скорости, с которой его гражданство превратилось в пустой звук, Эрик двинулся вслед за офицером.
А потом сообразил, что оставил все свое имущество, включая помощницу, в городе.
– Слушайте, что насчет…
– На все вопросы вам ответит консультант карантинной зоны. Следуйте за мной.
Идти пришлось далеко. Скорее всего, они могли бы доехать до цели на каком-нибудь транспорте, но у Орсена сложилось впечатление, что его сопровождающий специально отправился пешком – для того, чтобы доставить лишние неприятности подопечному.
Впрочем, несмотря на свой возраст, наблюдатель был в хорошей форме и не собирался жаловаться.
– Вам сюда. Счастливого полета.
Не дожидаясь ответа, полковник развернулся и ушел.
Эрик остался в одиночестве, рассматривая находившийся совсем рядом вход в карантинную зону.
– Ну, карантин – так карантин…
По ту сторону двери оказалось небольшое помещение со стеклянной стеной, за которой можно было рассмотреть территорию огромного ангара – просторного, светлого, заполненного ящиками, коробками, людьми…
– Господин Орсен, добрый день, – рядом появился улыбчивый молодой человек. – Я должен познакомить вас с правилами поведения в карантинной зоне и правилами преобразования имеющегося капитала.
– Хорошо, – наблюдатель заметил родинку его лице и поморщился. – Рассказывай, железка.
– Я не робот, господин Орсен, – улыбка консультанта заметно поблекла. – Наличие родинки не превращает человека в машину.
– Простите. Я не очень люблю роботов.
– Понимаю. Итак, базовая информация. Карантинная зона является зоной действия законов Федерации, а также установленных Федерацией норм поведения и морали. Нарушение этих законов и норм может повлечь за собой штрафные санкции вплоть до снятия нарушителя с рейса и отправки его на Меркурий.
– Хорошо, я буду вести себя спокойно, – легко согласился Эрик.
– Начиная с карантинной зоны, участники экспедиции больше не подпадают под действие протоколов секретности Федерации. Вы можете обсуждать что угодно и с кем угодно.
– Это радует.
– Факт присутствия в карантинной зоне означает, что вы уже не вернетесь назад. Пожалуйста, не пытайтесь этого сделать, иначе к вам могут быть применены штрафные санкции.
– Ясно.
– Связь с внешним миром здесь ограничена. Вы можете вступить в контакт с родственниками или знакомыми, но любое ваше сообщение пройдет цензуру и может быть заблокировано без объяснения причин. Тем не менее карантинная зона позволяет вам без проблем пользоваться имеющимися денежными средствами. Вам доступны любые покупки. Однако помните, что отведенное вам на борту корабля пространство составляет всего двадцать четыре кубических метра. Вы не сможете взять с собой слишком много всего.
Эрик почесал нос и задумчиво кивнул. Ограничение на объем было неприятной новостью. С другой стороны…
– Существует исключение, – неожиданно произнес консультант. – Вы можете заручиться согласием девяноста девяти человек и занять одно из десяти грузовых мест. Объем такого места составляет пятьсот кубометров, ограничения на перевозимые вещи незначительны.
– Флаер?
– Без проблем.
– Летающий танк?
– Без проблем.
– Ядерный заряд?
– Если у вас хватит средств на его приобретение и надежную защиту во время полета – да.
– Серьезно?
– Федерация не ограничивает участников векторных миссий в таких вещах. Но до момента высадки в точке прибытия контроль за потенциально опасными грузами будет осуществляться силами Федерации.
– Я понял. Скажите, все мое имущество…
– Господин Орсен, одно мгновение. Сейчас я перейду к этому пункту.
Консультант достал из кармана небольшую плоскую коробочку, вынул оттуда прозрачную пластину и протянул ее Эрику.
– Возьмите карту таким образом, чтобы минимум два пальца целиком оказались на лицевой или обратной стороне.
Он послушался, и пластина ожила.
– Просит согласиться на имущественную конвертацию с коэффициентом «один». Что это значит?
– О, у вас очень редкий коэффициент, – непонятно чему обрадовался консультант. – Например, у некоторых преступников он составляет всего одну двадцатую единицы.
– Так что это такое?
– Все просто. Федерация знает стоимость вашего имущества и предлагает обменять его на кредиты, которые позволят вам купить снаряжение в дорогу. Если вы хотите распорядиться имуществом другим образом, то…
– Нет, я согласен, – Эрик уверенно ткнул в карточку пальцем. – Что дальше?
– Вы должны пройти в карантинную зону, после чего вольны делать все что хотите. В рамках закона, разумеется. Если снова понадобится консультация, то вы всегда можете вернуться сюда и сделать запрос на встречу со мной.
– Понятно. Спасибо.
– Не за что.
Когда за его спиной закрылась тяжелая металлическая дверь, Эрик Орсен окончательно понял, что назад пути уже нет.
Он вступил на самое начало длинной серебряной линии и сойти с нее мог только в самом конце.
– Привет, батя, – гулявший неподалеку парень благожелательно улыбнулся и помахал ему рукой. – Вон там жилые боксы. Занимай любой, а потом уже осваивайся.
– Спасибо, – наблюдатель благодарно кивнул и отправился по указанному направлению. Дошел до ряда одинаковых дверей и зашел в первую, на которой виднелся зеленый кружок.
Небольшая светлая комната. Кровать, кресло, шкаф, санитарный блок, репликатор, информационный экран…
Он растерянно прошелся по своему новому жилищу, а затем осторожно присел на краешек кровати. Повертел в пальцах полученную у консультанта пластинку.
Судя по всему, сейчас полагалось выбрать себе снаряжение для миссии. Но что именно нужно выбирать?
– И куда мы вообще полетим, интересно?
Совершенно неожиданно раздался тихий, но уверенный стук в дверь. Эрик вздрогнул, поднялся с кровати и направился к выходу, изо всех сил стараясь понять, кому именно он мог понадобиться.
– О…
За дверью оказался бывший начальник вместе со своей постоянной спутницей.
– Позволишь?
– Э… да, конечно…
Директор Коль прошел мимо опешившего наблюдателя и непринужденно расселся в кресле.
– Каким образом ты здесь оказался?
Гость небрежно махнул рукой:
– Я могу попасть практически куда угодно, было бы желание. Это не важно. У меня к тебе предложение.
– Слушаю, – в голосе Эрика зазвучала откровенная настороженность.
– Хочу тебя проконсультировать. Но взамен тебе придется провести все оставшееся до отлета время в изоляторе. Как ты смотришь на такой обмен?
– Изоляторе?
– Там содержатся люди, которые представляют собой опасность для окружающих или же обладают знаниями, не предназначенными для окружающих, – бодро сообщила Алиса.
– Я думал, здесь уже информационная свобода.
– Не совсем. Если бы ты обладал этой информацией сам по себе, ограничений бы не последовало. Если бы мне пришло в голову сообщить ее тебе вчера – тоже. Но в настоящий момент я хочу дать информацию действительному участнику векторной миссии, а это предполагает изолятор. Ты согласен?
– Само собой, – дураком Эрик никогда не был, поэтому даже не подумал отказываться.
– Хорошо, идем.
Они покинули комнату, добрались почти до самого выхода из ангара, а затем поднялись по узкой лестнице на этаж выше, оказавшись в длинном коридоре с точно такими же дверьми, как и внизу.
– Отсюда можно будет выйти только после включения финального отсчета, – сообщил Кристоф. – Это может растянуться на недели и месяцы.
– Мне не привыкать сидеть в одиночестве, не беспокойся.
Изолятор оказался полной копией того жилого модуля, в который он заселился изначально. Одинаковая мебель, тот же экран…
– Начнем, – директор Коль снова устроился в кресле и принял максимально серьезный вид. – Я хочу задать тебе один небольшой вопрос. Ты помнишь, что Кайзер написал про материальное обеспечение векторных миссий?
Эрику пришлось ненадолго задуматься. Закон он помнил достаточно хорошо, но все-таки не наизусть.
– Забыл?
– Насколько я знаю, Федерация гарантирует наличие всех базовых вещей, необходимых для жизни колонии, так? Репликаторы, строительный комплекс, что-то еще…
– Отлично. Как ты думаешь, Система входит в перечень таких базовых средств?
Наблюдатель попробовал было распознать подвох, но не понял, в чем тот мог состоять, и отрицательно покачал головой.
Программная оболочка, созданная для управления космическими кораблями, вряд ли являлась жизненно необходимой вещью для среднестатистического колониста.
– Отлично, – повторил Кристоф. – Как думаешь, входит ли в этот перечень интерфейс биокомпьютера?
Эрик наконец-то догадался, куда клонит собеседник.
Догадался – и ужаснулся.
– Я правильно понял? Все программное обеспечение самоликвидируется?
– Кроме базового, – кивнул директор. – Алиса, сделай-ка нам две чашечки амстердамского кофе.
– Я вам что, прислуга? Ладно, ладно, не сердитесь…
Наблюдатель проследил за подошедшим к репликатору роботом, а затем спросил, уже понимая, каков будет ответ:
– Рецепты?
– Питательные батончики и минеральная вода.
– Помощники?
– Без мозгов.
– Черт возьми. Мы окажемся в каменном веке?
Кристоф взял у Алисы чашку с украшенным розовой пенкой напитком. Отхлебнул глоток, тяжело вздохнул…
– Федерация до последней запятой исполнит букву закона. Вы обязательно долетите до выбранной планеты и приземлитесь в выбранном месте. Но ты должен понимать, что на экспедиционном корабле не будет ни одного нужного нашему государству человека. Только преступники, бандиты, предатели, а также различного рода умственно неполноценные личности. Зачем делать им подарки?
Эрик покачал головой и неожиданно для самого себя рассмеялся – громко, самозабвенно, с легкими нотками истерики.
– Свихнулся, шеф, – осуждающе произнесла помощница. – Давайте отправим его на Меркурий.
– С тобой все в порядке? – Директор отставил в сторону недопитый кофе и с тревогой уставился на бывшего подчиненного. – Дай ему воды.
– Не надо, – Эрик отмахнулся от робота и постарался успокоиться. – Сейчас пройдет.
– Хорошо, – Кристоф снова взялся за чашку. – Что тебя так насмешило?
Орсену пришлось сделать пару глубоких вдохов. Затем он окончательно успокоился и посмотрел на собеседника уже более-менее серьезно.
– Знаешь, я буду счастлив увидеть, как люди, привыкшие к тому, что их задницу поочередно подтирают Федерация и всевозможные интеллектуальные системы, окажутся ни с чем. Ты принес мне самую приятную новость за последние годы, директор Коль.
– Я же говорю – свихнулся. Будете еще кофе, шеф?
Кристоф не обратил на помощницу никакого внимания.
– Странная реакция. Для чего же ты на самом деле отправляешься в векторную миссию? Какова твоя истинная цель?
– Все просто, – Эрик встал на ноги и с удовольствием потянулся. – Я лечу туда для того, чтобы прожить остаток жизни. Прожить, а не просуществовать. Понимаешь?
– Более-менее, – директор состроил крайне скептическое выражение лица. – Все-таки решил найти себя и смысл жизни?
– Может быть, – ему не хотелось спорить. – Но я бы сформулировал все по-другому.
– Ладно, оставим это, – неожиданно предложил Кристоф. – Ты уже проголосовал за планету назначения?
– Нет. Даже не знаю, как это сделать.
– Алиса, включи экран и выведи на него голосование.
Дисплей на стене послушно зажегся, продемонстрировав пять изображений различных планет.
– Компьютерная симуляция, масштаб не соблюден, сам понимаешь. Сделай одолжение, скажи, на какую из них ты бы хотел отправиться.
Эрик пожал плечами и шагнул ближе, внимательно читая характеристики медленно крутившихся перед ним шаров.
– Это все данные? Почему так мало?
– Федерация обязана дать базовую информацию о предлагаемых вариантах. Базовую, не больше.
– Ну-ну…
Процесс выбора его неожиданно увлек. Ни одна из планет не являлась пределом мечтаний. Но, согласно имевшимся на экране числам и графикам, основать жизнеспособное поселение можно было на каждой из них. Или почти на каждой.
– Я бы выбрал третий вариант.
– Почему?
– Параметры орбиты подходящие. В коре присутствуют все необходимые для синтеза органики элементы, есть ледяные шапки… не могу сказать точнее. Вижу, что там можно жить, вот и все.
– А знаешь, что выберут остальные?
– Понятия не имею.
– Вариант пять.
Орсен снова уставился на экран и почесал затылок. Перечитал справку. Неопределенно хмыкнул, затем с сомнением покачал головой:
– Это гиблое место.
– Проверим? Голосуй за свой шарик. Просто приложи к нему руку.
После того, как дисплей считал отпечатки пальцев и получил утвердительный ответ на уточняющий вопрос, картинка сменилась.
Рядом с планетами появились цифры, отразившие текущие результаты голосования.
Эрик еще раз почесал затылок.
– Восемьдесят три процента… ты знал?
– Нет, – Кристоф поднялся со своего места. – Но я уже не раз такое видел. Люди всегда выбирают планету с пригодной для дыхания атмосферой. Больше их ничего не волнует.
– Сейсмическая угроза – восемь из десяти. Биологическая угроза – восемь из десяти. Радиационная угроза – пять из десяти… надо же, хоть здесь нам повезло.
– Зато там есть замечательная атмосфера, наблюдатель Орсен.
Директор махнул застывшей возле репликатора помощнице:
– Пойдем, Алиса. Эрик, прошу прощения, но мне пора. Я уже должен был вылететь на Барнард. Могу лишь пожелать тебе найти на этой планете то, что ты с таким упорством ищешь. Прощай.
– Стой! Подожди. У меня вопрос.
– Да? – Кристоф остановился возле самой двери. – Слушаю.
– Нас отправляют на смерть?
– Нет, Эрик. Федерация чтит закон Янковского-Кайзера больше, чем кто-либо еще. Больше, чем ты можешь себе представить. Поэтому, если вы и пойдете на смерть, то исключительно по своей собственной инициативе.
Спустя несколько секунд наблюдатель остался в полном одиночестве.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий