Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

Первым, всего через три недели, умер именно Франц. Умер совершенно глупо и бессмысленно, разругавшись по поводу места возле репликатора.
Его оппонент, не желая продолжать спор, просто достал свой пистолет и открыл стрельбу.
Собравшиеся около выдававшего питательные батончики шкафа люди шарахнулись в стороны, замерший с охапкой местной зелени в руках наблюдатель ощутил сильный удар в голень, а потом все закончилось.
Убийца спокойно встал обратно в очередь, тело Франца осталось лежать на полу, а пострадавший участок экзоскелета окутался вонючим сизым дымком.
Еще через секунду металлические пластины разошлись и выплюнули наружу неисправный узел, а перед лицом ошеломленного Эрика загорелся индикатор, сообщивший, что один из двух основных гравитационных компенсаторов полностью вышел из строя.
Впрочем, прямо сейчас это заботило его очень мало.
– Вот дерьмо…
Рядом появился Марат. Взглянул на Орсена, перевел взгляд на испорченную деталь, а затем поджал губы и, уверенным движением подняв свое собственное оружие, нажал на спусковую пластину. Грохнул выстрел. Голова убившего Франца человека лопнула словно перезрелый фрукт, забрызгав окружающих своим содержимым.
Послышались на удивление спокойные ругательства – смерть уже давно воспринималась колонистами как нечто совершенно обыденное.
– Я хочу повторить для кретинов, которые не могут запомнить простые слова с первого раза, – громко и очень зло объявил Марат. – Этот человек с его чертовым костюмом является одним из ключей для выживания всех нас. Благодаря ему мы смогли уйти из долины. Благодаря ему мы имеем возможность не сдохнуть с голоду. Если еще какой-нибудь урод сделает что-то, что повредит наблюдателю или экзоскелету, его мозги тоже окажутся на этих стенах, ясно?
В ответ послышался нестройный гул согласных голосов.
После чего случившийся инцидент окончательно исчерпал себя.
– Дерьмо…
Жизнь на новом месте оказалась совсем не такой, как в долине.
Переселенцев, сумевших добраться до затерянного среди лесов поселка, набралось около шести сотен – то количество, которое было способно с легкостью разместиться внутри одного модуля. Что, собственно, и произошло.
На взгляд Эрика, жить отдельно захотели бы очень многие люди. Но в их распоряжении оказались всего три принесенных с собой репликатора, поэтому вопрос оказался решен именно таким образом. Стихийно возникшее командование пошло по самому простому пути, объявив, что молекулярные принтеры отныне являются общей собственностью, а располагаться всем переселенцам нужно в одном месте. Несогласные же получили весьма простой выбор – либо жить где угодно, но без доступа к репликаторам, либо вовсе не жить.
На удивление, особых возражений ни у кого не возникло – уставшие люди не собирались препираться из-за несущественных мелочей.
Модуль был выбран и очищен от останков предыдущих обитателей очень быстро. Затем колонисты расселились по каютам, а древние системы снова начали работать, обеспечивая фильтрацию воздуха и очистку воды.
К сожалению, с едой все оказалось гораздо сложнее.
Подключенные к энергосети репликаторы тут же запросили вещества для создания батончиков – и возникла неожиданная проблема.
Редкие элементы по-прежнему оставались на своих местах, но другие, наиболее распространенные, еще в долине были извлечены из своих ячеек ради уменьшения переносимого веса. Причем, наряду с углеродом, кремнием и алюминием, оказались выброшены также контейнеры, где находился калий. Ничем не примечательный металл, который оказалось практически невозможно добыть в местной природе.
Первым делом колонисты распотрошили репликаторы предшественников. Увы, запасов там оказалось на удивление мало – примерная оценка говорила, что шесть сотен человек употребят все обнаруженное буквально за неделю.
Следующие несколько дней прошли в попытках получить калий из каких-нибудь приборов и устройств стоявших поблизости модулей. К сожалению, чрезвычайно активный элемент практически нигде не использовался и добыть его таким образом тоже не удалось.
Затем все разбрелись по округе, стараясь найти какие-нибудь минералы или растения, в которых содержалось бы дефицитное вещество. И новый выброс газов убил почти тридцать человек, забывших о необходимости всегда иметь при себе баллоны с дыхательной смесью.
Спустя еще какое-то время решение было найдено – микроскопические количества калия содержались в тех самых толстых мясистых стеблях, которые наряду с деревьями представляли собой местную флору.
Именно таким образом Эрик и получил роль основного добытчика колонии.
Выходить на улицу без защиты было опасно, а использовать при заготовке сырья предусмотрительно захваченные переселенцами скафандры оказалось очень неудобно. Как итог, наблюдатель в одиночку справлялся с большим объемом работы, чем все остальные. Неудивительно, что забота о пропитании теперь по большей части лежала именно на его плечах.
Принесенные стебли старательно измельчались, затем отправлялись в приемные отсеки репликаторов, после чего умные шкафы некоторое время недовольно гудели, выплевывали ненужные остатки, и процедуру можно было начинать сначала.
Получился своеобразный высокотехнологичный конвейер, все свое время занимавшийся добычей калия.
– С откровенно ничтожной эффективностью…
Бездумно вспоминая прошедшие дни, Орсен выволок тело Франца из модуля, пронес его между огрызками варварски вырубленных растений, а потом аккуратно уложил в небольшом углублении рядом с одним из деревьев. Некоторое время стоял рядом, задумчиво глядя на лицо того, кто находился рядом с ним все последние месяцы, затем пожал плечами, развернулся и отправился обратно.
Заниматься сбором травы ему больше не хотелось. Вместо этого Эрик вернулся в челнок, поднялся на второй этаж и, чуть помедлив, открыл дверь их общего жилища.
С самого начала все пятеро выбрали соседние каюты, которые затем превратили в одну большую, заварив лишние входы и прорезав отверстия в перегородках. Получилось не слишком удобно, но свести к минимуму контакты с незнакомыми и откровенно опасными людьми можно было только таким образом.
Впрочем, Фрея, вынужденная жить бок о бок с четырьмя мужчинами, все равно пребывала в состоянии перманентной тревоги – несмотря даже на то, что соседи уже очень давно старались обходить ее стороной.
– Франца убили, – наблюдатель открыл костюм и выбрался из него наружу. – А я больше никогда не смогу подняться в воздух.
Сидевший в обнимку с винтовкой Донни скривился и плюнул на пол.
– Плохо. Как это произошло?
– Он поссорился с каким-то уродом и получил несколько пуль. Одна попала в меня. Затем урода пристрелил Марат.
– Ясно. Вы не ранены?
– О чем разговор? – Сквозь дырку в стене выглянула Фрея. – Убили Франца? На самом деле?
– Да, – Эрика покоробила радость, проскользнувшая в ее голосе. – На самом деле. Нет, не ранен.
Колин, в отличие от девушки, воспринял новость без каких-либо эмоций. Просто меланхолично кивнул и снова уткнулся в экран коммуникатора безучастным стеклянным взглядом.
А уже ночью, когда пришло его время дежурить возле входной двери, пустил себе в голову пулю.
Разбуженный выстрелом Эрик выбрался из кровати, чуть не столкнулся с перепуганной Фреей и вместе с ней направился к выходу.
Там уже оказался спавший поблизости Донни.
– Что случилось?
– Застрелился, – бандит махнул рукой на украшавшие стены кровавые брызги. – И оставил нам прощальный подарок.
– Я не буду это убирать, – девушка, внезапно осознавшая все перспективы произошедшего, энергично помотала головой.
– А кто еще? – Донни уставился на нее чрезвычайно серьезным взглядом. – Командир и так работает как проклятый. Я тоже постоянно вожусь с этой чертовой травой, а остаток времени торчу здесь возле двери. Одна ты не делаешь ни черта. Я бы еще понял, если бы с тобой можно было в постели покувыркаться, но ты же недотрога. А по факту – совершенно бесполезное существо. Вот и принеси хоть какую-то пользу.
Фрея стремительно залилась румянцем и отступила на шаг.
– Эрик, он…
– Он чертовски прав, – наблюдатель развернулся, направившись обратно к своей кровати. – Но мне плевать. Труп я уберу завтра, а ты можешь так и продолжать ничего не делать.
Когда он вернулся в каюту следующим вечером, злая соседка оттирала со стен последние пятна крови, а Донни, обнаружившийся в соседнем помещении, буквально светился от счастья.
– Привет, командир. Согласитесь, приятно, когда рядом нет нахлебников и бездельников?
– Я все слышу!
– Да мне плевать.
О Колине никто из его соседей даже не вспомнил. Молчаливый парень просто исчез из их жизни, стал тусклой тенью, присоединившейся к другим таким же призракам.
Франц, Тайлер…
Наблюдатель внезапно понял, что не может продолжить этот ряд, и ощутил пробежавший по спине холод.
– Сергей, Тина, Отто… Лучо…
– Вы о чем?
– Не обращай внимания, – Эрик зажмурился и мотнул головой. – Думаю о тех, кого больше нет, но понимаю, что с трудом могу вспомнить имена.
– Знакомо, – Донни грустно кивнул. – Словно вокруг какой-то туман, да? В нем растворяется прошлое, из-за него не видно будущего, а настоящее кажется расплывчатым и призрачным…
– Надо же, – зло произнесла выглянувшая из соседнего помещения Фрея. – И этот человек еще удивлялся, что других тянет на философию?
– Да пошла ты, – равнодушно ответил бандит. – Достало меня все, командир…
Следующим утром Орсена нашел чем-то сильно обеспокоенный Марат. Поманил за собой, после чего, отойдя в угол кают-компании, тихо спросил:
– Скажите, мы ведь не можем поговорить с нашим первым поселком отсюда? Никак?
– Нет. Для этого нужно было устроить промежуточную точку еще и на втором хребте.
– Проклятье.
– А что случилось?
– Вы постоянно работаете в лесу и не замечаете, что два дня назад к нам перестали приходить новые люди. Впрочем, это не важно. Мы решили узнать, что случилось в долине, но поняли, что не можем с ней связаться. Никак.
– Понятно, – Эрик осторожно кивнул, стараясь догадаться, куда клонит собеседник. – И?
– Как мы узнаем, что спасательный корабль прилетел?
Наконец-то сумев понять опасения Марата, наблюдатель слегка улыбнулся:
– Не нужно беспокоиться. Стандартные протоколы космофлота предполагают длительную и всестороннюю информационную поддержку спасательных миссий. Сигнал примет мой костюм. Сигнал примет наш модуль. Его примут даже наши коммуникаторы. Появление спасателей мы не пропустим, я обещаю.
– Это хорошо. Но вы сказали про стандартные протоколы. Проблема в том, что здесь подавляющее большинство людей считают, что нас попросту отправили на убой. Что, если стандартные протоколы будут изменены?
– Маловероятно…
– Но все же вероятно?
– Не знаю, – Орсен задумался. – Не могу сказать.
– Мы хотим увеличить наши шансы на спасение. Нужно, чтобы вы доставили один из скафандров в точку, с которой можно было бы принять сигнал из долины. Сделать это сможете только вы.
– Хорошо, – он, не видя причин для отказа, спокойно пожал плечами. – Без проблем. Только скажи, какой именно скафандр взять.
– Я все подготовлю…

 

На улице лил дождь. Грязный из-за собранного в воздухе пепла, кислый из-за растворенных в воде газов, нудный, противный… Мелкие капли падали в лужи, стучали по пластинам экзоскелета, стекали по голым ветвям деревьев, придавали глянцевый блеск лениво покачивавшимся в такт порывам ветра толстым стеблям…
Наблюдатель не спеша двигался вперед, прислушивался к идущему от поврежденной части экзоскелета скрипу и размышлял обо всем подряд.
В его душе уже довольно давно воцарилось странное и непривычное ощущение – Орсен чуть ли не впервые за несколько десятков лет чувствовал, что находится на своем месте.
Последние недели принесли ему относительный покой, а жизнь неожиданно наполнилась смыслом и упорядоченностью, которых никогда не было раньше. Нашлась работа, выполняя которую, он чувствовал, что приносит пользу обществу. Появилось хоть какое-то признание от окружавших его людей. Вокруг сформировалось некое подобие семьи…
– Ты оказался прав, друг, – Эрик слабо усмехнулся, вспомнив слова погибшего полковника. – Похоже, я действительно отправился сюда лишь для того, чтобы разобраться в себе. Кто бы мог подумать, чем это закончится…
Мысли ни с того ни с сего перескочили на ожидаемую от Федерации помощь, и настроение сразу же испортилось.
Умом он понимал, что прошло еще слишком мало времени для того, чтобы спасательный корабль добрался до их системы, а вот сердце… сердце упорно нашептывало о бессмысленности подобных надежд.
Орсен не меньше часа пытался убедить себя в обратном, но каждый новый довод изначально казался ему все более хрупким и бессмысленным. Апофеозом же абсурда стали размышления о том, что Кристоф вполне мог употребить имевшееся у него влияние ради возвращения домой своего бывшего подчиненного.
– Я схожу с ума, – пробормотал наблюдатель. – Надо как можно скорее вернуться к людям…
Восхождение на горный хребет оказалось довольно сложной задачей. Несмотря на то что горы, к которым вышел Эрик, были достаточно пологими, отсутствие одного из основных компенсаторов играло слишком большую роль.
Экзоскелет изо всех сил старался выполнить требуемые от него действия, но возместить потерянный баланс оказалось нечем. Орсен неуклюже подпрыгивал, бился о камни, падал – и в конце концов был вынужден признать, что летательные функции костюм все-таки утратил. Окончательно и бесповоротно.
Пришлось двигаться по горам, полагаясь только на грубую силу искусственных мышц и слабую гравитационную поддержку, осуществляемую оставшимися компенсаторами. К счастью, местные скалы все же не требовали от необычного туриста запредельных навыков альпинизма.
– Наконец-то, – Эрик с трудом выбрался на угловатую вершину небольшой горы и замер, рассматривая открывшийся перед ним пейзаж.
Освещенная тусклым бледным светом ночная равнина сегодня показалась ему непривычно мрачной. Между редкими темными рощами клубился странный туман, торчавшие вверх скалы казались застывшими в ожидании неосторожного путника гигантами, а сеточка украшавших камни черных трещин вызывала непонятные, но пугающие ассоциации.
Блики, трепетавшие среди облаков и отмечавшие собой местоположение уже проснувшихся вулканов, добавляли в картину тревогу и багрянец.
– К черту, – наблюдатель отвернулся, сбросил на землю откровенно надоевшую ношу и принялся возиться с настройкой точки связи.
Спустя пять минут включенный приемник ожил и сообщил об установленном соединении – что с его новым местом жительства, что с находившимся на краю долины скафандром.
Орсен тут же подключился к сети и отправил общий вызов в адрес покинутого ими поселка.
Ответом стало лишь молчание.
– Ну…
Некоторое время он повторял попытки, но так ничего и не добился.
Раскинувшиеся перед ним просторы стали выглядеть еще более таинственными, чем раньше. Где-то там, впереди, оставались еще сотни людей. Все те, кто до последнего тянул с переездом на новое место жительства. Те, связаться с которыми больше не получалось. Почему?
Эрик еще долго стоял на месте, рассматривая мрачную равнину и гадая, что случилось с оставшимися на месте высадки колонистами. Новое извержение? Разлом? Цунами?
В конце концов он все же развернулся и отправился в обратный путь.
Следующая неделя не принесла практически ничего нового – разве что в атмосфере заметно повысился уровень углекислого и угарного газов, а воздух стал еще более мутным и непрозрачным.
Орсен, продолжавший каждый день гулять по окрестностям поселка, то и дело рассматривал висевшую над головой серую пелену, косился на показания анализатора атмосферы, а затем недовольно качал головой. Очнувшиеся от спячки вулканы продолжали упорно травить вокруг себя все живое и покидать убежище без серьезной экипировки теперь было попросту глупо.
Впрочем, для тосковавших от безделья колонистов не существовало каких-либо запретов. Люди, как будто стараясь доказать друг другу свою храбрость, то и дело перебегали от модуля к модулю, занимались поисками нужных лично им вещей, читали и смотрели найденные дневники…
Информация о жизни предшественников постепенно собиралась, но в ней так и не нашлось чего-либо действительно интересного. Векторная миссия прибыла на планету, спустя неделю ее участников практически подчистую выкосил смертоносный вирус, но затем все пришло в относительный порядок. Выжившие после пандемии люди какое-то время более-менее спокойно обитали в своих коробках, разведывали окрестности, думали о том, чтобы начать строить полноценные дома… вот только так до этого и не дошли.
На взгляд Эрика, роковым фактором оказалась критично малая численность колонии. Две тысячи человек просто-напросто не могли обеспечить себе хоть какое-нибудь будущее.
Тем не менее они все-таки продолжали бороться. Старались улучшить быт, обнаружить новые, более пригодные для жизни, места…
К началу третьего года закончилось даже это. Пошли массовые отказы оборудования – не только пресловутых масок, но и воздушных фильтров, компрессоров, прочих устройств, необходимых для выживания. Люди оказались буквально заперты в своих домах, но полностью защититься от воздействия газов было невозможно даже там.
Поселение стремительно шло к своему концу.
– А ведь они еще выбрали неплохое место, – пробормотал Эрик, останавливаясь и глядя на расплывавшийся вдалеке столб дыма.
Ему в очередной раз захотелось придумать что-то, способное исправить ситуацию, как-нибудь помочь всем остальным… но никаких идей, даже самых сумасбродных, в голову по-прежнему не приходило.
Массовые извержения вулканов делали луну абсолютно непригодной для существования, выжить можно было только внутри наглухо закрытых модулей, а это напрочь уничтожало любую возможность для всевозможных маневров. Воспоминание о планах переждать местное лето в какой-нибудь неглубокой пещере сейчас вызывало у него лишь горький смех.
Наблюдатель был искренне рад тому, что когда-то давно ему захотелось подняться на вершину горы и посмотреть на мир с высоты птичьего полета. Не соверши он то глупое восхождение – и все они, скорее всего, уже оказались бы мертвы.
Самый обычный порыв, случайность… но случайность, спасшая несколько сотен жизней.
– Вот только надолго ли…
Орсен понял, что его мысли в очередной раз идут по одному и тому же маршруту.
Вокруг была только черная безысходность, а единственным светлым пятном являлась слабая надежда на помощь Федерации.
– Дерьмо.
По одной из ближайших гор вниз потекло небольшое клубящееся облако черно-серого цвета. Впрочем, до полноценного извержения дело не дошло – поток пепла окутал ближайшие скалы, спустился по склону и пропал за деревьями.
Эрик на всякий случай проверил расстояние и успокоился – от катаклизма его отделяло около двадцати километров.
– Слишком далеко, – прошептал он себе под нос. – Наверное, слишком далеко…
Если верить найденным в поселке данным, то спустя какое-то время местное небо окончательно заполнится пеплом, а воздух превратится в смесь ядовитых газов. Но затем все постепенно вернется на круги своя. Вулканы заснут, атмосфера начнет процесс самоочищения. Нестабильные климатические пояса, перепады температур, постоянные движения воздушных масс – все это послужит причиной массовых осадков и приведет к тому, что спустя несколько месяцев спутник опять станет пригодным для жизни.
После чего начнется новый цикл.
– Божественное место, – Орсен развернулся, взглянув на ближайшие заросли стеблей. – Курорт…
С каждым новым днем ожидание становилось все более невыносимым.
По каким-то причинам собранные в их экспедиции люди заметно отличались от своих предшественников. То ли сказывалась слишком сильная дифференциация их маленького общества во время подготовки к отлету, то ли за прошедшие десятилетия в составе векторных миссий заметно повысился процент асоциальных элементов, но результат был налицо – ни о какой слаженности в совместных действиях новых соседей наблюдателя речи даже не шло.
Колонисты, сначала с энтузиазмом рассуждавшие о грядущем спасении, постепенно возвращались к более прагматичным настроениям. Количество желающих участвовать в общей работе начало стремительно падать, зато резко возросло число конфликтов, однажды ночью вылившихся в масштабную перестрелку.
Эрик, Донни и Фрея, напряженно прислушивавшиеся к доносившимся сквозь переборки звукам, все время сражения старались переговариваться исключительно шепотом – несмотря на то, что их личности не интересовали ни одну из воевавших сторон, специально искать неприятностей было глупо.
Наступившее утро принесло с собой вонь жженого пластика и обгоревшего металла, запах свежей крови, а также четкое ощущение тоскливой безнадежности, распространившейся по всему челноку.
– Что вы здесь устроили? – Орсен, выбравшийся наружу и дошедший до общего зала, остановился возле перебинтованного и бледного как смерть Марата. – У вас что, совсем уже…
– Пошел к черту, старик, – собеседник скривился от боли. – Не твое дело. Надевай свой чертов скафандр, неси свою чертову зелень и скажи спасибо, что тебя никто не трогает.
– Если меня кто-то тронет, то кретины вроде тебя сдохнут здесь с голоду, – не особенно испугался наблюдатель. – Чем сотрясать воздух, лучше скажи, сколько репликаторов осталось в рабочем состоянии.
– Не знаю. Возись сам. Или иди к черту, мне плевать, – Марат, очевидно потеряв остатки терпения, развернулся и медленно ушел из кают-компании, оставив Эрика в странном подобии одиночества.
Повсюду валялись трупы, бродили раненые люди, слышались стоны и ругательства, но на стоявшего возле входа человека никто не обращал никакого внимания. Сегодня все были заняты совсем другими заботами.
– Дурдом…
Он осторожно подошел к ближайшему молекулярному принтеру – продырявленному десятком пуль, обгоревшему и наполовину расплавившемуся. Осмотрел его печальным взором, покачал головой, затем двинулся к следующему. Этот был цел и невредим, но третий, последний, тоже оказался уничтожен.
– Наблюдатель… как вас там… помощь нужна, – рядом появился смутно знакомый Орсену мужчина. – Если трупы не унести из модуля, будет кошмар.
– Да, согласен… Так что конкретно здесь случилось?
– Издержки многопартийной системы управления в условиях первобытно-общинного строя, наблюдатель. Надевайте свой костюм. У нас сегодня много дел…
Возни с очисткой пострадавших помещений действительно оказалось немало. За время перестрелки погибли почти шестьдесят человек, тела которых прямо сейчас переносились в шлюз мрачными и окровавленными победителями.
От этой работы Эрик оказался избавлен, но вот дальнейший процесс стал полностью его заботой.
Монотонно таская завернутых в какие-то грязные тряпки мертвецов к ближайшим деревьям, он невольно думал о том, сколько таких дней еще будет впереди.
Один? Два? Или теперь все оставшееся время будет посвящено борьбе за власть?
Наблюдатель искренне не понимал, ради чего нужно убивать друг друга совсем незадолго до эвакуации, но отдавал себе отчет в том, что его точка зрения здесь явно находилась в меньшинстве. К тому же, если Федерация никого так и не пришлет…
– А какая разница… тогда все равно сдохнем…
Орсен нагнулся за очередным трупом, снова выпрямился и неожиданно услышал отчетливый металлический хруст. На лицевой панели тут же высветилась информация о поломке, а пострадавшая от выстрела нога перестала сгибаться.
– Ну, конечно же, – философски произнес он, стараясь заставить вышедший из строя сустав сделать хоть что-нибудь. – Самое время.
Подспудно Эрик ждал чего-то подобного с тех самых пор, как обнаружилось, что начали разваливаться кислородные маски. Но сертифицированный институтом исследователей костюм спокойно работал в условиях постоянного воздействия кислот, пепла, бактерий, а также всего остального, что могла предложить ему так и оставшаяся неназванной луна.
К сожалению, творение инженеров Федерации было совершенно не предназначено для того, чтобы выдерживать попадания пуль.
– Куда? Еще тела остались.
– Пошел к черту, – остановленный каким-то мрачным бандитом наблюдатель, сам того не ожидая, скопировал манеру общения Марата. – Дальше возитесь сами, у меня экзоскелет сломан.
– То есть – сломан?
– Это значит, что его нужно чинить. Не мешай.
– Но…
Эрик, почувствовавший прилив злости, махнул рукой, и преграждавший ему дорогу человек, словно пушинка, отлетел к стене. Раздались слабые ругательства.
Орсен, не обращая на них внимания, отвернулся и с трудом потащился в сторону своей каюты.
Следующие несколько дней прошли в попытках разобраться с внутренностями костюма. Наблюдатель слушал советы справочной системы, ковырялся в полимерных связках, разбирался с защитными оболочками, даже заставил Марата отрядить себе в помощь двоих более-менее разбиравшихся в технике человек, но все усилия оказались тщетны.
Спустя четверо суток после начала работы ему пришлось признать очевидный факт: заставить экзоскелет функционировать так, как он это делал раньше, попросту не получится.
Единственное, что им удалось сделать – это расширить диапазон пассивных движений коленного сустава в обмен на практически полное отключение системы усилителей. Орсен снова получил возможность ходить, но у костюма проявилась настолько явная хромота, что о продуктивной работе или быстром передвижении можно было забыть.
– Все ясно, – Марат, постоянно отслеживавший процесс ремонта, явно остался недоволен этим результатом. – Значит, с этого момента у тебя будут помощники.
Снова потянулись бесконечные серые будни.
Каждое утро Эрик выбирался из модуля, уходил к краю леса и начинал рубить там опостылевшие стебли. Через какое-то время рядом появлялись громоздкие фигуры облаченных в скафандры людей, занимавшихся доставкой поваленных растений в модуль. Работа продолжалась до самого вечера, после чего он возвращался домой, падал на кровать и беззвучно ругался, глядя в потолок.
В такие моменты больше всего на свете наблюдателю хотелось просто заснуть. Вот только Донни и Фрея, все так же не выносившие компанию друг друга, но вынужденные практически все время проводить в одном помещении, каждый раз использовали его появление для того, чтобы восполнить дефицит общения.
– Как на улице?
– Плохо.
– Появились новые вулканы?
– За сегодня – нет.
– А что с пеплом?
– Пепел летает. Везде. Как и прежде.
Такие разговоры повторялись с пугающей регулярностью и заканчивались одним и тем же – Эрик начинал ругаться все сильнее, потом отворачивался к стене и засыпал. Либо делал вид, что заснул.
Он понимал, что нужно как-то поддерживать беседу, интересоваться делами соседей, но моральных сил на это уже не оставалось.
С другой стороны, какие у них тут могли быть дела?
– Может, вам переехать в отдельную каюту и жить там друг с другом долго и счастливо?
– Хорошая мысль, командир.
– Ни за что!
– Тьфу на вас. Я сплю.
Время шло.
Минуты, часы, дни…
Атмосфера продолжала заполняться дымом, землю то и дело потряхивало, время от времени сквозь серую пелену просматривались далекие вспышки от проснувшихся вулканов, но в целом обстановка, как ни странно, стабилизировалась. Разваливаться на части луна все-таки не собиралась, а ко всему остальному сидевшие в модуле люди уже успели привыкнуть.
Сообщение с орбиты поступило совершенно неожиданно – в тот момент, когда наблюдатель, проклиная заливавший лицевое стекло грязный дождь, заканчивал рубить очередной стебель.
– Внимание. Проводится спасательная миссия. Эвакуационный челнок прибудет в точку подачи сигнала бедствия через три часа двадцать две минуты. Внимание. Проводится спасательная миссия. Эвакуационный челнок прибудет в точку подачи…
Первые несколько секунд он не обращал на звучавший в динамиках голос никакого внимания. Затем остановился, выронив топор. Оглянулся на ближайшего помощника, только что собиравшего в одну кучу скользкую растительность, а теперь замершего и уставившегося в пространство.
– Внимание. Проводится спасательная миссия. Эвакуационный челнок…
– Да не может этого быть, – прошептал Эрик. – Не может быть…
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий