Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

– Нам нужно отсюда уходить, – неохотно произнес Франц. – И чем скорее, тем лучше.
Стоявший рядом с ним Эрик ничего не ответил, меланхолично рассматривая покрытую пеплом долину. Серые скалы, серые коробки модулей, серая поземка, несущаяся над обугленными черно-серыми телами…
Прежней оставалась лишь река. Точнее, залив, образовавшийся на ее месте.
– Слышите меня?
– Конечно. Я давно говорил о том, что нужно перебираться на новое место.
Рядом с ними появился Донни. Окинул взглядом окрестности, неопределенно хмыкнул, а затем поднял глаза вверх:
– Дождь начинается. Может, пойдем внутрь?
– А что там делать? – Орсен тяжело вздохнул и тут же ощутил, как под тканевую повязку на его лице забивается пепел. – Тьфу.
С другой стороны залива показался одинокий человек, осторожно двигавшийся в сторону моря. На их глазах он споткнулся, неловко взмахнул руками и ничком рухнул в невесомую пыль. Встал, оглашая окрестности громкими ругательствами, после чего развернулся и направился обратно.
– Неудачник, – Донни непринужденно сплюнул на землю. – Командир, а когда весь этот дым исчезнет?
– Понятия не имею, – наблюдатель с недовольством посмотрел на затянутые серой вуалью облака. – Если будет подходящий ветер, то быстро. А если рядом начнут просыпаться другие вулканы, то чистое небо мы увидим только через несколько месяцев. Осенью или даже зимой.
– Что-то мне подсказывает, что просыпаться они начнут…
Дождь, сначала слабый и неуверенный, всего через несколько секунд превратился в настоящий ливень. Грязные капли падали с неба, грязные потоки текли по земле… весь мир, словно по мановению волшебной палочки, превратился в царство отвратительной грязи.
Франц и Донни, по очереди обругав разыгравшуюся непогоду, скрылись внутри модуля. Эрик остался, усевшись на краю шлюза и рассматривая чей-то обуглившийся труп, лежавший неподалеку.
Сидеть оказалось не очень удобно – из-за переломанных опор модуль заметно покосился и все горизонтальные поверхности превратились в наклонные. Но эти трудности, в отличие от остальных, были откровенно несущественными…
– Наблюдатель?
Услышав у себя за спиной голос Фреи, он приглашающе махнул рукой и похлопал по металлу возле себя.
Девушка немного помедлила, но все-таки приняла приглашение и расположилась рядом.
– Наблюдаете?
– Именно, – Орсен чуть-чуть улыбнулся, давая понять, что оценил каламбур. – Мы здесь все время занимаемся какими-то непонятными вещами, что-то делаем, чего-то боимся, к чему-то готовимся… а для того чтобы посмотреть на природу, времени просто не остается.
– Здесь не на что смотреть, – с сомнением произнесла собеседница. – Но вам, конечно, лучше знать.
– А ты когда-нибудь видела горы? На Барнарде их практически нет.
– Не видела.
– А вулканический пепел, который окутывает землю, словно снег?
– Нет, – насупилась девушка. – И снег я не видела тоже. Только по сети.
– Вот и я про то же, – в его голосе сама собой прорезалась грусть. – Горы, вулканы, море… а мы занимаемся какой-то бесполезной суетой и ничего этого попросту не замечаем.
– Откуда у вас эти настроения? Вы словно на тот свет собрались.
– Еще не собрался, – он отрицательно покачал головой. – Просто лезут в голову всякие мысли. От безделья.
– Вспоминаете Тину?
Эрик, собравшийся было дать утвердительный ответ, неожиданно для самого себя промолчал и задумался.
Могила, в которой лежала девочка, находилась совсем неподалеку, но мысль о ней уже не вызывала в его душе серьезного отклика. Воспоминание о покоившемся рядом полковнике – тоже.
– Нет… очень редко. Сейчас нужно думать не о тех, кто ушел, а о тех, кто остался. Наверное, это неправильно.
Несколько следующих минут они просто смотрели на то, как ливень пытается смыть с камней превратившийся в грязь пепел. Затем Фрея нарушила молчание:
– Как вы думаете, Тайлер прав?
– В чем именно?
– В том, что Федерация отправляет людей на смерть. Это может быть правдой?
– Откуда мне знать, – устало произнес Орсен. – Я просто старик, у которого когда-то был допуск к некоторым секретам государства. Я не хочу в это верить, но моя вера или неверие здесь ничего не решают.
– Но все же?
Эрик немного помедлил, внимательно рассматривая практически очищенный от грязи труп. Затем вздохнул:
– Если смотреть на вещи трезво, то нетрудно догадаться, что весь институт векторных миссий – это всего лишь одна большая евгеническая программа. Федерация уже больше двухсот лет убирает из своего пространства ненужных ей людей. Но посылать их на смерть… вряд ли.
– Это все равно отвратительно.
– Зато во Внутреннем секторе практически нет преступности. А во Внешнем она крайне незначительна. Люди живут спокойно и мирно. Думаешь, это все получилось само собой?
– Неважно. Это антиутопия.
Ему неожиданно стало весело. Настолько, что он не сумел сдержать улыбку.
– У любой монеты есть две стороны, Фрея. Для подавляющего большинства граждан Федерация является именно что абсолютной утопией. Восхитительной мечтой, воплотившейся в жизнь.
– Но вы же покинули эту мечту, – со злостью выговорила девушка. – Почему?
Веселье пропало, словно его и не было. Наблюдатель опустил голову и принялся рассматривать запачканные пеплом пальцы. Затем все-таки ответил:
– Сложный вопрос. Возможно, мне просто надоело жить без цели и смысла.
– Понятно. Мне бы ваши проблемы…
Дождь закончился только часа через два.
Фрея давно ушла, и Эрик долгое время сидел один, лениво размышляя о том, что же в действительности могло послужить причиной для возникновения «взгляда бога». Высказанная им вчера догадка по-прежнему казалась наиболее вероятной – из всего оборудования корабля только генератор поля Шульца в теории мог послужить причиной чему-то подобному. Но как именно?
– Гравитация, темная материя… или энергия? Черт его знает…
Здесь Эрику все же пришлось признать собственную некомпетентность. Кем-кем, а инженером он никогда не был.
Рядом снова начали появляться соседи. Тайлер, Донни, Франц… в конце концов, на выходе из модуля собрались все.
– Нужно уплывать, – без какой-либо уверенности в голосе сообщил соседям Франц. – И как можно скорее.
Его слова ни у кого не вызвали энтузиазма. Умом колонисты отлично понимали, что жить в долине с каждым днем становится все опаснее, но просто взять и уйти из нее…
– Давайте сначала подготовимся, – произнес Донни. – Составим список, выберем репликатор, сделаем запас еды…
– Точно, – подхватил Тайлер. – Нужно сделать все правильно. Я могу выбрать репликатор.
– А я займусь едой, – Колин тоже не остался в стороне. – Нас шестеро, каждому нужно три батончика в день, ждать нам придется три месяца…
– Ты хоть представляешь себе, сколько будет весить подобный груз? – Франц бросил сердитый взгляд на увлекшегося парня. – Нам важен каждый килограмм, а ты предлагаешь захватить с собой тонну еды.
– Можно оставить репликатор и…
– Хватит глупостей. Если к нам никто не прилетит, то без этого долбаного принтера мы просто сдохнем. Лучше бы подумал, как взять запасной.
– Можно забрать пустые, – предложил Донни. – Они будут в полтора раза легче, а наполнить их базовыми веществами мы сможем. Если вокруг будет лес.
– А еще нам нужно оружие.
– И одежда.
– Этого там хватает, – заметил Эрик. – В поселке вышли из строя только репликаторы.
После десяти минут вялых споров общий план наконец-то был составлен и все разбрелись по каютам – собирать вещи.
Веселья стало заметно меньше. Мрачные люди вытаскивали наружу какие-то сумки, обвешивались кислородными масками, возились с палатками, рюкзаками, монтажной леской…
На этом фоне совершенной неожиданностью оказался визит Марата. Тот появился из-за угла модуля, после чего, кинув быстрый взгляд на возившегося с тяжелым шкафом Эрика, чуть ли не бегом направился к Францу.
Наблюдатель активировал направленный микрофон.
– Вы что, уже собрались? – В тихом голосе визитера послышалось нешуточное волнение. – Сейчас?
– Собрались, – осторожно кивнул Франц. – Здесь оставаться опасно.
– Плохо… мы тоже хотим уйти.
– Без проблем. Наша группа не собирается кому-нибудь мешать.
– Это не смешно. Надежный способ передвижения придумали только вы. И должны помочь остальным.
– Здесь никто никому ничего не должен.
– То есть ты отказываешься? Подумай о последствиях.
Несколько мгновений они сверлили друг друга злыми взглядами. Затем Франц ни с того ни с сего улыбнулся и пожал плечами:
– Ты неправильно понял. Мы не против помочь. Но мы не можем и не будем помогать всем. Только ваш модуль и модули ваших друзей. Это ясно?
– Такой расклад нас вполне устраивает, – серьезно кивнул Марат. – Что нужно сделать?
Орсен поставил репликатор на землю и направился к разговаривавшим. Остановился рядом, уставившись на гостя тяжелым взглядом.
– Сколько человек осталось в вашей линии?
– Около двухсот.
– Исключено. Я не смогу тащить за собой лишние двадцать тонн груза.
– Это по земле, – рассудительно произнес Марат. – Но в море вес не имеет значения.
– Ты всерьез так думаешь? Это идиотизм.
– Неважно, что я думаю. Или вы берете нас с собой, или никто никуда не уплывет. Я объясняю доступно?
Франц кашлянул, привлекая к себе внимание:
– Не нужно угроз. Я уже сказал, что мы возьмем вас на буксир. Наблюдатель, помолчите. Так вот, мы возьмем всех желающих из вашей компании. Но есть условия. Вы соберетесь за час и вы не подпустите к нам никого из других линий. Защита в обмен на эвакуацию. Ясно?
– Повторяю, нас это устраивает.
– В таком случае скажи остальным, что они должны переделать свои индивидуальные палатки в лодки и прикрепить к каждой отрезок монтажной лески.
– Сделаем, – Марат бросил на недовольного Орсена победный взгляд и быстрым шагом ушел в сторону своего челнока.
– Что это было? Ты решил угробить нас всех?
– Не волнуйтесь, – Франц буквально излучал спокойствие. – Вы окажетесь на плоту. У вас будет возможность отрезать столько балласта, сколько нужно.
– А если… – Эрик осознал, что он имеет в виду, осекся и замолчал.
– Правильно. Давайте готовиться к походу.
Снова начал накрапывать дождь, но на этот раз до него никому не было дела. Соседи отреагировали на поступившее предложение на удивление быстро, и вокруг пятьдесят первого модуля практически сразу же образовалась суматоха.
Люди копошились около громоздкого плота, делали последние приготовления, пытались разобраться с устройством палаток, переругивались, время от времени кидали настороженные взгляды вглубь поселка…
– Нам понадобится еще один скафандр, – рядом с Орсеном появился Тайлер. – Мы совсем забыли о связи. Нужно будет поставить второй…
Не дослушав его, наблюдатель отвернулся и пошел к челноку. Молодой человек был прав – организовать связь с долиной требовалось хотя бы для того, чтобы находиться в курсе местных новостей. Не говоря уже про теоретическую возможность дальнейшего сотрудничества.
Творившееся вокруг нравилось Эрику все меньше. Он понимал необходимость помощи другим колонистам, но вот то, как это было организовано… Совершенно неприкрытые угрозы со стороны соседей, наплевавший на его мнение Франц, откровенная авантюрность планируемого перехода…
Когда он притащил к берегу залива скафандр, неуклюжая платформа оказалась уже спущена на воду.
Сюрреалистическое зрелище – скрепленные друг с другом и нагруженные массивными ящиками грубые продолговатые баллоны, к которым привязана огромная связка хрупких оранжевых лодочек.
– Более глупой вещи я еще не делал…
– Наблюдатель, пора, – к нему подошел Франц. – Мы отправляемся.
Его слова вызвали у Эрика очередную вспышку злости.
– Ну и отправляйтесь, если пора.
– То есть?
– Смотрю, тебе понравилось командовать, друг. Ощутил себя важным и незаменимым? Ну так вперед.
Собеседник на мгновение задумался, потом неопределенно хмыкнул:
– У меня не было цели вас задеть, но кто-то должен взять на себя командование. Нужно двигаться.
– Я сам разберусь, когда это произойдет.
– Хорошо, – Франц равнодушно пожал плечами и отвернулся. – Если что, то мы в лодках. Ждем.
Оставшись в одиночестве, Орсен невнятно выругался, а затем все-таки направился к плоту, чувствуя, что повел себя как сопливый мальчишка.
С другой стороны, беспрекословно подчиняться какому-то бандиту, пусть даже знакомому, было откровенно противно.
– Отрезать бы тебя самого…
Постаравшись выбросить из головы эту заманчивую мысль, он перепрыгнул на громоздкую конструкцию и принялся там устраиваться. Задача оказалась достаточно сложной – требовалось занять позицию, позволявшую видеть все окружающее, но при этом никак не ограничивавшую возможность применения компенсаторов и дававшую надежный контакт с плавательным средством.
В конце концов, ему это удалось.
– Ну, попробуем…
Плот, избавившись от закрепленного на берегу якоря, медленно двинулся вперед. Расположившийся на металлических ящиках Эрик шевельнул ногами, чуть-чуть их раздвинул, после чего запустил компенсаторы. Экзоскелет тут же прижало к шкафам, а громоздкое сооружение вздрогнуло и нехотя ускорилось, направившись к далекому морю.
Первые минуты прошли достаточно спокойно. Все шло так, как и планировалось – платформа уверенно ползла по воде, не старалась опрокинуться или утонуть, а привязанные позади нее лодки хоть и сбились в огромную несимпатичную кучу, но все-таки держались на поверхности.
Затем впереди показалась зона прибоя. Приподнявший голову наблюдатель оценил бушующую стихию, выругался и, понимая, что отступать уже поздно, включил костюм на полную мощность. Плот дернулся было вперед, но тут же затормозил, остановленный висевшим на привязи балластом.
– Дерьмо… давай, твою мать!
Экзоскелет, немилосердно тратя заряд батарей, все же преодолел инерцию, вывел платформу в открытое море…
Первая же волна играючи подхватила ее, какое-то мгновение подержала в воздухе, а затем обрушила на прибрежные скалы.
Не выдержавшие чудовищного удара баллоны смялись и развалились на куски. Один из репликаторов сорвался с остатков сооружения и скрылся из виду, второй отлетел в сторону, застряв на камнях. Ошеломленный и дезориентированный Эрик оказался под водой, несколько раз ударился о валуны, но затем все-таки смог сориентироваться в пространстве и вырвался из цепких лап стихии.
Оранжевые лодочки, доведенные им практически до устья, медленно вплывали в прибой. Люди, осознавшие, что все пошло совсем не так, как планировалось, лихорадочно работали веслами, пытаясь добраться до суши.
Поднявшийся в воздух Орсен стал свидетелем того, как одна из утлых скорлупок все же не удержалась под защитой берегов и выскочила на открытое пространство. Секунду спустя ее подхватила очередная волна, последовал удар о камни и в море унесло безжизненное человеческое тело.
Сбросив оцепенение, наблюдатель кинулся на помощь остальным. Долетел до устья, буквально упал в воду, а затем, собрав в один пучок всю ведущую к лодкам леску, направился вместе с ней вверх по течению.
– Ну же, еще чуть-чуть…
Выбраться удалось практически всем. В устье залива было достаточно спокойно, так что большинство путешественников справились с задачей и без его помощи. Но полученный колонистами в результате неудачной вылазки психологический удар оказался весьма ощутимым.
Мокрые люди бродили вокруг измазанных в грязи лодок, смотрели на бурлящие неподалеку волны и уныло переругивались между собой. К несказанной радости Эрика, никому не пришло в голову обвинять его в случившемся, вот только сама ситуация от этого приятнее не становилось.
– Все по домам, – раздался неподалеку чей-то громкий уверенный голос. – Искупались, получили опыт, пора возвращаться.
Наблюдатель не знал говорившего, но все остальные послушались его беспрекословно – уже через несколько минут неудачливые переселенцы разобрали свои вещи и потащилась к стоявшим вдали металлическим коробкам.
На берегу остались только шестеро обитателей пятьдесят первого модуля.
– И что теперь? – Донни брезгливо ткнул носком ботинка лежавшую перед ним сплющенную лодку. – Новый плот?
– Черт его знает, – Франц тоже выглядел не особенно довольным жизнью. – Может быть, стоит попробовать пройти по горам.
– Или подождать здесь, вдруг ситуация все-таки образуется, – робко предложил Колин.
В ответ на эти слова камень под их ногами немного вздрогнул. Откуда-то донеслось слабое потрескивание.
Донни хрипло рассмеялся:
– Здесь сама планета издевается над тобой, парень. Мы все сдохнем.
– Нужно рассмотреть вариант с горами, – не обращая внимания на его пессимизм, произнес Эрик. – Я ведь там был. Чисто теоретически, пройти по ним мы сможем. Но нужно очень много веревок, лески и прочих вещей. А еще потребуется время. Франц, если уж ты начал строить из себя главного, то иди к соседям и передай им, что с завтрашнего дня мы начнем прокладывать дорогу в горах. Пусть помогают, если хотят выжить.
Предложение не вызвало у самозваного командира никакого энтузиазма, но он все равно кивнул:
– Хорошо. Не уверен, правда, что там кто-то захочет ввязываться в новое приключение.
Время показало, что Франц весьма сильно ошибался.
Долину продолжало потряхивать, запах серы с каждым днем ощущался все сильнее, а в результате все больше и больше людей начинали понимать простую истину: из превратившегося в ловушку поселка нужно уходить. Количество добровольных помощников постоянно росло.
Сама работа, к счастью, оказалась довольно однообразной и не слишком сложной, но основную ее часть мог выполнить только Эрик, поэтому дело продвигалось чрезвычайно медленно.
Сначала наблюдатель уже знакомой дорогой забрался на склон, затащил туда же лебедку и помог с восхождением еще нескольким колонистам. После чего оставил их возиться с обустройством перевалочного пункта, а сам ушел на поиски наиболее подходящего для дальнейшего передвижения маршрута. Затем началась нудная работа по наведению импровизированных мостов через расщелины, созданию новых подъемных систем…
Проложенная тропа постепенно уходила все дальше от долины, но окружающая обстановка со временем становилась только хуже.
Очнулись от спячки еще два вулкана, по ночам раскрашивавшие небеса тревожными багровыми бликами.
Атмосфера заметно потускнела от распыленного в ней пепла. Теперь на открытом воздухе дышать приходилось исключительно через тканевую повязку, а костюм Орсена заряжался гораздо медленнее, чем раньше.
Землетрясения стали более регулярными.
Тем не менее на территории поселения никаких значимых происшествий больше так и не случилось. Возникали небольшие трещины, расширялись уже существующие, однажды произошел новый выброс газов, но на фоне прошедшего по долине пирокластического потока все это воспринималось как нечто обыденное и не стоящее упоминания.
В конце концов случилось то, что и должно было случиться – между колонистами снова пошли разговоры о том, чтобы дождаться эвакуации на месте.
– Будет неприятно, если эти уроды окажутся правы, – Фрея, напросившаяся в спутницы к Орсену через день после начала работ и все это время старавшаяся не отходить от него слишком далеко, окинула мрачным взглядом очередной провал, через который им предстояло перебросить мост. – Как думаете?
– Я уже ничего не думаю, – наблюдатель опустился на камень и точно так же уставился на расщелину. – Мне плевать.
– Может, бросить это все? Они же не верят в опасность. Мы могли бы переселиться в поселок вдвоем. Так будет гораздо спокойнее.
Эрик вздохнул, недовольно покосившись на девушку:
– Скажи, каково это – обрекать пару тысяч человек на смерть?
– Что вы имеете… а, поняла.
– Только у меня есть возможность карабкаться по горам, – сообщил он давно известную всем истину. – Значит, я должен проложить этот чертов путь. Чтобы у других была возможность спастись. А воспользуются они ей или нет – это не мое дело.
– Им всем плевать на вас, – осторожно заметила Фрея, устраиваясь около него.
– А тебе, значит, не плевать, – наблюдатель откровенно развеселился. – Не приставай к тебе там, в поселке, ты про мое существование уже забыла бы сто раз.
– Это не так, – обиделась собеседница.
Он лениво махнул рукой:
– Да мне все равно. Не беспокойся.
Наступила тишина, прерываемая только редкими завываниями ветра.
Эрик медленно крутил головой, рассматривая неприветливые скалы и думая о том, сколько еще препятствий нужно будет преодолеть до того момента, когда дорога станет окончательно безопасной.
Сидевшая рядом Фрея иногда зябко ежилась, но старалась не подавать виду, что ей холодно. Покрывшаяся темно-серыми разводами тканевая повязка придавала ее лицу слегка комичное выражение, но большие глаза смотрели слишком печально для того, чтобы веселиться по этому поводу.
– Опять эта гадость в лицо лезет, – неожиданно пожаловалась девушка. – Как же мне все это надоело, кто бы знал… дерьмо.
– Нужно было надевать маску.
– Я не про пепел, – собеседница энергично мотнула головой. – Все надоело, понимаете? Хочется взять и прыгнуть в какую-нибудь пропасть.
– Ну так вперед, – Орсен кивнул в сторону находившейся перед ними расщелины. – Здесь у каждого есть возможность уйти.
Девушка немного помолчала, а затем жалобно шмыгнула носом:
– Страшно. И это злит еще сильнее.
Где-то вдалеке, у самого горизонта, к небесам поднялся огромный столб черно-серого дыма. Вытянулся вверх, пробил и разогнал в стороны облака, начал стремительно расползаться вширь…
– Ну вот, проснулся хоть один настоящий вулкан, – с непонятным удовлетворением произнес Эрик. – Давно пора.
– Настоящий? – Фрея с легким недоумением вскинула брови. – А что было до этого?
– Подготовка, – Орсен встал на ноги и блаженно потянулся, заставив костюм глухо скрипнуть сочленениями. – Когда я был на Земле, нам кое-что рассказывали о вулканах. До сих пор мы видели только мелкие выбросы, но вот это…
Он не договорил, задумавшись о том, что из-за массовых извержений поверхность планеты давно должна была покрыться многометровым слоем сцементировавшейся золы. Тем не менее этого пока не случилось… почему?
– Возможно, я забегаю вперед, – неохотно признался Эрик вопросительно смотревшей на него девушке. – Судя по всему, вулканов здесь должно быть не так уж много. Несмотря ни на что. Идем, пора заниматься делом.
Огромная пепельная колонна продолжала разрастаться, в ее глубинах появились первые вспышки молний, а низ осветился начавшимся извержением. Но он больше не обращал на величественное зрелище никакого внимания.
– Чертову дорогу нужно сделать как можно скорее…
Спустя три дня наблюдатель перекинул веревочный мост через последнюю трещину на выбранном маршруте, после чего помогавшие с второстепенными задачами колонисты остались продолжать работу в горах, а сам он вместе с Фреей вернулся в долину.
Здесь было на удивление тихо и спокойно, а настроения жителей оказались вполне соответствующими обстановке.
– Ну, мозгами-то я вроде как все понимаю, – виновато промямлил Донни, когда весь состав их модуля собрался на импровизированное совещание. – Но просто взять и уйти, когда все так хорошо…
– Точно, нужно дождаться, пока здесь все зальет, – с оттенком презрения фыркнул Тайлер. – Или водой, или лавой. Вот тогда, конечно, самое оно будет.
– Язык не распускай, – по-прежнему прихрамывавший бандит дошел до репликатора и повернулся, уставившись на Эрика преданным взглядом: – Командир, сделаете кофе?
– Я всего лишь рассказал, что тропа готова, – наблюдатель пожал плечами и встал из-за стола. – Кофе, я так понимаю, всем?
– Да.
– Если можно.
– Хорошо. В общем, тропа готова. По крайней мере, пройти по ней уже можно. Так что завтра лично я беру один из репликаторов и ухожу. А вы уже думайте сами, оставаться вам или нет.
– Я тоже ухожу, – на всякий случай сообщила Фрея.
– Да здесь всем понятно, что нужно уходить, – Франц тяжело вздохнул и пристроился в очередь за напитком. – Вот только не хочется.
– Но придется… – Тайлер внезапно о чем-то задумался, а потом спросил: – Командир, там, в другом поселке, душ есть? И остальные удобства?
– Не знаю, не проверял, – наблюдатель взял последний из приготовленных стаканчиков, после чего вернулся за стол. – Но модулей там не меньше, чем здесь. Можно найти работающий, я думаю.
– Тогда нужно опять собираться. Лишь бы не получилось как с лодками…
Следующим утром выяснилось, что, кроме них, уходить из долины собрались несколько сотен колонистов. Люди толпились возле украшенной связками веревок скалы, оживленно переругивались, многозначительно водили по сторонам разнообразным оружием и совершенно не желали уступать кому бы то ни было очередь.
Когда наблюдатель вместе со своей маленькой группой подошел ближе, ему в простых, но понятных выражениях объяснили, что лезть вперед крайне не рекомендуется.
– Вот так и теряется вера в человеческую благодарность, – ехидно заметила Фрея, когда они, не став вступать в конфликт, отошли в сторону. – Предлагала же бросить это дело.
– Что, хотела всех угробить? – поинтересовался Донни, услышавший ее слова. – И нас тоже?
– А что сделал лично ты, чтобы я хотела видеть тебя в живых? Дверь в мою каюту вместе с дружками заваривал?
– Хватит уже, – вклинился между ними Эрик. – Предлагаю вернуться сюда часа через три.
Увы, следующая попытка тоже оказалась неудачной. И забраться на гору им удалось лишь ближе к вечеру, когда туда поднялись все остальные желающие.
– Темновато для перехода, – тревожно заметил оказавшийся на вершине Колин. – Может, нужно подождать?
– Куда уж тут ждать, – проворчал пребывавший в не самом приятном расположении духа Франц. – Наблюдатель, сколько нам придется пройти?
– По прямой получается немного меньше восемнадцати километров. Но длина маршрута – чуть больше двадцати шести.
– И все ночью.
– Хватит ныть, – с внезапной злостью произнес Донни. – Надоели, чертовы неженки. Здесь этот чертов шар светит так, что все видно. И у вас, в отличие от меня, здоровые ноги. Тьфу…
Тащить взятый с собой репликатор оказалось гораздо сложнее, чем предполагал Эрик. Проклятый шкаф пригибал экзоскелет к земле, заставлял просчитывать буквально каждый шаг, не давал использовать компенсаторы, не позволял помогать остальным…
Радовался всему этому только Донни, хромавший поблизости и время от времени ворчавший что-то нелестное в адрес то и дело уходивших с маршрута Тайлера и Колина.
– Как дети…
– Они и есть дети, – наблюдатель замер, пытаясь найти место, куда можно было бы наступить. – Оставь их в покое. Мы, возможно, последний день живем – лучше бы сам на окрестности полюбовался.
– Видел я эти окрестности в таких местах, что вы и не представляете…
Ближе к рассвету они были вынуждены сделать привал, поскольку экзоскелет окончательно разрядился. А весь следующий день пришлось посвятить отдыху и пополнению энергозапаса.
Мимо время от времени пробирались все новые и новые колонисты, с любопытством рассматривавшие импровизированный лагерь, вдалеке по-прежнему дымил вулкан, с небес накрапывал редкий грязный дождик…
– Худшее путешествие из тех, в которых я участвовал, – Тайлер, завернувшийся в свою палатку, выглядел несчастным и замученным. – И сколько нам еще предстоит идти?
– Дальше будет легче, – безрадостно ответил Эрик, внимательно рассматривая индикатор заряда костюма. – По ровной поверхности всегда легче.
– Нужно смотреть на вещи шире, – Донни, все последнее время упорно разрабатывавший ногу, замер в театральной позе. – Пока мы находимся здесь, нас не утопит море!
– Очень смешно…
Преодолеть горный массив удалось только на рассвете следующего дня. Злые и уставшие переселенцы, взобравшись на очередную вершину, наконец-то увидели впереди долгожданный пляж вместе с росшим возле него лесом.
– Боже, я действительно вижу деревья, – простонала Фрея, без сил плюхаясь на камни. – Поверить не могу.
– А впереди еще километров пятьдесят, – вздохнул Колин. – Дома эта идея казалась более приятной.
Слушая их вялые жалобы, Эрик подумал о том, что в одиночку он уже давным-давно оказался бы на новом месте жительства.
С другой стороны, тогда ему вряд ли удалось бы перенести через горы репликатор…
– Все, делаем подложку и идем дальше. Нужно отмучиться как можно быстрее.
Следующий этап путешествия оказался чем-то неуловимо похож на предыдущий.
Орсен медленно тащил за собой уложенный на своеобразные металлические салазки репликатор, Донни ковылял поблизости, иногда пытался шутить и нагло ухмылялся в сторону воротившей от него нос Фреи, а все остальные бездумно ходили по округе, страдая от низкого темпа передвижения. Впрочем, отрываться от группы и двигаться к цели в одиночку никто пока что не собирался.
Неподалеку от них по-прежнему то и дело показывались маленькие группы колонистов. Судя по всему, хотя основная масса переселенцев оказалась далеко впереди и, возможно, уже прибыла на место назначения, в долине то и дело появлялись все новые и новые люди, решившие покинуть опасное место.
– Интересно, а будет ли в этом смысл…
Он тут же прервал свое бормотание, но Донни услышал его даже через стекло костюма и тут же посерьезнел:
– Не травите душу, командир. Еще два месяца. Подождем два месяца.
– Да, конечно…
Впереди послышался громкий встревоженный крик и, подняв голову, наблюдатель увидел изо всех сил размахивавшего руками Тайлера.
– Какого… вот дерьмо.
Метрах в ста от них валялись трупы. Десятки трупов.
Эрик повторил ругательство, а затем бросил свою ношу и быстрым шагом двинулся вперед. Остальные поспешили за ним.
Тела людей оказались разбросаны по довольно большой площади. Кто-то лежал скрючившись, кто-то перед смертью пытался куда-то уползти, несколько человек остались в спокойных расслабленных позах.
Наблюдатель отметил зажатые в руках большинства погибших кислородные маски.
– Газ? – Донни осторожно поднял ближайший дыхательный аппарат и поморщился, когда ведущий к баллону шланг внезапно обломился. – Понятно.
– То есть, если сейчас пойдет газ, мы умрем? – Хотя Тайлер старался держаться спокойно, в его голосе уже появились первые признаки надвигающейся паники. – Нужно идти обратно.
– Не говори глупостей, – Франц достал свою собственную маску. – Смотри.
Его рука сжала шланг, уверенно дернула…
Гибкий пластик попросту сломался, развалившись на несколько частей.
– Мы здесь точно сдохнем, – прокомментировал увиденное Колин. – Это дерьмо нам не поможет. Нам, мать его, ничего уже не поможет.
– Тихо, – Эрик повысил голос. – Не паниковать. У каждого с собой несколько масок. Если сломается одна, нужно использовать другую. Или дышать прямо из баллона. Помните, воздух у вас есть! Значит, никто не умрет.
– У них тоже был воздух.
– Они просто не ожидали такого, – тихо шепнула Фрея, отворачиваясь от неприглядного зрелища. – Просто двигались, а потом оказались в облаке отравы… запаниковали и умерли. Давайте пойдем отсюда? Видеть это не могу.
Следующие двадцать минут никто не рисковал нарушить молчание. И лишь потом, когда место трагедии осталось далеко позади, Франц задумчиво произнес, ни к кому конкретно не обращаясь:
– Вам не кажется, что вся наша миссия – это какая-то страшная пародия на смерть одного большого организма? Он прилетел на эту планету, будучи уже пораженным болезнью. Затем добавилась новая инфекция. Затем организм лишили средств к существованию, выгнали из дома… и теперь его жалкие остатки ползут куда-то, надеясь продлить агонию, надеясь каким-то чудом спастись. Надеясь на то, что появится врач, который даст лекарство…
– Друг, ты чего? – Донни покосился на него с откровенной опаской. – Хватит уже.
– Он прав, – печально кивнула девушка. – И Эрик тоже был прав. Мы – именно что зараженный организм, который изгнали из общества. Изгнали для того, чтобы общество почувствовало себя лучше. А мнение организма никого не интересует.
– Люди, вы чего? Командир, с воздухом все в порядке? Что на них нашло?!
Орсен поспешно взглянул на показания анализатора атмосферы, но не нашел там ничего необычного.
– Все нормально.
– Не паникуй, Ворон, – Франц слабо улыбнулся. – Это от нервов. Кажется, будто привыкаешь ко всему, но потом… потом тебя внезапно бьет по мозгам. И ничего ты с этим не сделаешь.
– Давайте просто дойдем до поселка, – нервно предложил Тайлер. – Отдохнем и успокоимся.
Маленькая группа продолжила свое движение. Неподалеку все так же появлялись другие переселенцы, но, как и прежде, никто из них не проявлял никакой склонности к общению. Люди нервно сжимали в руках оружие, косились на медленно идущий отряд, а затем осторожно огибали его и скрывались вдали. Посреди чужой безжизненной планеты к каждому очень быстро приходило понимание того, что бояться здесь нужно в первую очередь других людей.
На привал они остановились уже в сумерках. А буквально спустя двадцать минут вздрогнувшая земля извергла из себя очередную порцию вулканических газов.
Растянувшийся на земле и почти заснувший Эрик сначала не обратил никакого внимания на ставшие уже привычными толчки, но услышал чей-то надсадный кашель и все-таки открыл глаза.
Стекло лицевой панели приобрело тревожный красноватый оттенок. Совсем рядом стоял на коленях судорожно дергавшийся от кашля Донни. Чуть дальше обнаружилась Фрея, лихорадочно копавшаяся в своем рюкзаке.
– Маски, быстро, – раздался испуганный и нервный голос Франца. – Кислород…
Его слова прервал хрип пополам с невнятными ругательствами.
Наблюдатель вскочил на ноги и замер, совершенно не понимая, что можно сделать в подобной ситуации.
Костюм продолжал обеспечивать полную и всестороннюю защиту, но поделиться ей еще с кем-нибудь было нельзя. Бежать? Пытаться вывести куда-нибудь своих спутников? А куда?
Он продолжал стоять столбом посреди крохотного лагеря, чувствуя свою полную беспомощность.
– Помогите! – Девушка, судорожно сжимавшая в пальцах маску, бросилась к нему. – Помогите… я…
Хрупкую фигурку скрутил приступ кашля, и она скрючилась у самых его ног, тщетно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.
Орсен, стараясь сохранить хладнокровие, обвел окрестности растерянным взглядом.
Они встали на ночевку совсем рядом с очередной маленькой рощей, совершенно забыв о том, что местные растения питаются за счет подобных выбросов – и теперь расплачивались за это.
В нескольких шагах от него замер Франц, старавшийся держать свою маску в совершенно определенном положении.
С другой стороны сидел зажмурившийся и заткнувший нос Донни. Оправившись от кашля, бандит выкинул разломанное устройство и засунул обломок идущей от кислородного баллона трубки прямо в рот. Судя по всему, этот способ действительно работал.
Наблюдатель дернулся было к валявшемуся неподалеку бесхозному баллону, но понял, что девушка у его ног успела потерять сознание. Нужно было срочно выносить ее из опасной зоны, но, опять же, куда?
Рядом с ближайшим деревом слабо копошился Тайлер.
Прямо над ним вверх по темному стволу быстро карабкался Колин.
– Зачем… черт!
Эрик сообразил, что тонкие ветви на высоте нескольких метров от земли довольно сильно колеблются от порывов ветра и наконец-то догадался, как нужно поступить. Нагнулся, подхватил за талию обмякшее тело, а затем включил компенсаторы, стремительно поднимаясь над отравленным облаком.
Выше, выше…
Экзоскелет, практически полностью истощенный за время перехода, выдал несколько предупреждающих оповещений, но, словно проникшись непростой ситуацией, продолжил работать, даже не пытаясь экономить заряд.
Рука в металлической оболочке ухватилась за одну из ветвей на самой верхушке дерева и намертво сжалась. Ноги смогли дотянуться до другого отростка. Убравший подъемную тягу Орсен застыл в неудобной и ненадежной позе, чувствуя, как ветер пытается сорвать его с шаткого насеста.
Лицевая панель снова приобрела нормальный вид.
Дерево неожиданно вздрогнуло от очередного подземного толчка, затем снизу донесся звук удара и невнятные ругательства – судя по всему, Колин все-таки не удержался. Но помочь еще и ему Эрик никак не мог.
– Дыши. Уже можно.
Очнувшаяся во время взлета и теперь изо всех сил цеплявшаяся за костюм девушка судорожно кивнула, водя по сторонам перепуганными глазами. Затем опять раскашлялась, но уже заметно тише, чем раньше.
Минуты шли. Разгоняемая пробивавшимся сквозь облака призрачным светом темнота стала отступать, зато ветер начал завывать все сильнее. Пережатая стальной хваткой ветка с каждой секундой потрескивала все более зловеще.
Оказавшаяся в неудобной позе Фрея принялась возиться, стараясь устроиться хоть чуть-чуть удобнее.
– Тихо, – без малейшего сочувствия произнес Эрик. – Мы и так едва держимся.
– Больно, – пожаловалась девушка. – Ребра.
– Терпи.
Послышалось сердитое сопение, но спутница все-таки послушалась и ворочаться прекратила. Впрочем, ненадолго.
– Тихо.
– Мне больно!
– Да чтоб тебя…
Под аккомпанемент недоброго поскрипывания ветки девушка все же смогла принять новую позу, встав наблюдателю на ногу и снова вцепившись в выступы его костюма.
Еще спустя десять минут снизу раздался хриплый голос Франца:
– Кажется, все! Можно возвращаться!
– Нет, стой… не надо…
Проигнорировав возглас Фреи, Орсен разжал руку и плавно спустился на землю.
Анализатор атмосферы продолжал выдавать успокаивающие данные. Вырвавшиеся из недр луны газы сдул ветер, новых не появилось и местность снова стала пригодной для жизни.
К сожалению, порадоваться этому смогли не все.
– Я даже не видел, что происходит рядом, – каким-то потерянным голосом сказал Донни, глядя на лежавшее перед ними тело Тайлера. – Сам еле выжил. Если бы воздуха в баллоне было меньше…
– Ты не виноват, – жестко отрезал Франц. – Никто не виноват. Мы чуть не сдохли. Наблюдатель не мог вытащить сразу всех. Тайлеру просто не повезло.
– Я его бросил, – с трудом выговорил Колин. – Сам спасся, а его бросил…
Утешать молодого человека никто не стал – после случившегося каждому хватало своих собственных мыслей, переживаний и страхов.
Эрик, не испытавший на себе губительного действия газов, думал о глупых вывертах судьбы.
Почему-то именно смерть Тайлера он никогда не мог себе представить. В его картине мира молодой экспрессивный парень обязательно должен был остаться в живых, дождаться прилета челнока, улететь обратно в Федерацию, возможно даже стать тем, кто откроет людям истину о векторных миссиях, послужит причиной их упразднения…
Сейчас он медленно остывал у подножия странного чужого дерева, а все его надежды, мысли и мечты стремительно исчезали, рассеиваясь невесомым туманом.
– Только память, – пробормотал наблюдатель. – Важна только память…
– О чем вы? – Фрея пододвинулась чуть ближе.
– Я понимаю, почему Эрик Янович так просил запомнить его. Когда мы умираем, то умирает не только тело. Умирает все. Умирает душа. И остается только память близких, друзей, случайных встречных…
– Ты покидаешь этот мир только тогда, когда о тебе перестают вспоминать, – серьезно кивнул Франц. – Вы правы. Но мы его не забудем.
– Теперь и у командира началось, – недовольно покачал головой Донни. – Чувствую себя в обществе потенциальных самоубийц. Может, отправимся дальше? Боюсь, утром здесь снова будет нечем дышать.
Ближе к концу дня они пробрались сквозь ущелье и вошли под своды местного леса, практически сразу же наткнувшись на несколько трупов.
– Янович не зря говорил, что эта дрянь растет только благодаря отраве, – Франц неприязненно ткнул стволом винтовки в ближайший стебель. – Ишь, лоснятся прямо-таки. Будьте осторожны.
Новый выброс газов застал их всего в нескольких километрах от цели, но на сей раз все оказались к нему готовы. Едва ощутив знакомую вонь, колонисты достали из рюкзаков кислородные баллоны, присосались к ним, а затем, плотно закрыв глаза и носы, замерли неподвижными статуями.
Наблюдатель, глядевший на это со стороны, не мог не оценить трагикомичность момента. Но результат оказался именно тем, который требовался – когда спустя полтора часа ветер все же развеял ядовитый туман, их отряд остался в полном составе. А это было главным.
Еще через пару часов впереди наконец-то появились знакомые очертания возвышавшегося над зарослями корабля.
– Дошли, – облегченно произнес Орсен. – Получилось.
– Осталось всего-то прожить в этом райском месте два-три месяца, – остановившийся рядом с ним Франц излучал только мрачный пессимизм. – Если за нами, конечно, все-таки прилетят.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий