Вектор

Книга: Вектор
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12

Глава 11

Выйдя обратно к горному хребту, Эрик не стал штурмовать преграду, а потратил несколько часов на то, чтобы отыскать более-менее удобный путь, по которому смогли бы пройти остальные колонисты.
Такое место в конце концов обнаружилось. Ближе к морю скалы начали заметно понижаться и в конце концов между ними нашлось узкое и засыпанное каменными обломками ущелье, которое быстро вывело наблюдателя на другую сторону гряды.
Он проследил за тем, чтобы экзоскелет отметил дорогу на общей карте, после чего снова двинулся вперед.
Местные просторы, еще недавно окутанные покровами тайны, больше не казались ему чем-то пугающим и опасным – неизвестность страшит, но страшит лишь до тех пор, пока остается неизвестностью. Орсен достаточно спокойно реагировал на подземные толчки, равнодушно пробирался сквозь встречавшиеся по пути рощицы, а на новый выброс окутавших его смертоносным облаком газов попросту не обратил внимания.
В данный момент его гораздо больше заботило отсутствие воды и еды. Последние запасы были уничтожены еще по другую сторону хребта, а раздобыть новые оказалось достаточно сложно – несмотря на то что высокотехнологичный костюм умел конденсировать влагу из воздуха, делал он это медленно, а проблему с пищей решить не мог в принципе.
Так как есть местную траву Эрику не хотелось, он просто шел вперед, чувствуя себя все более голодным и раздраженным.
К счастью, ему требовалось преодолеть не такое уж большое расстояние – ближе к восходу солнца впереди показались знакомые очертания, а еще минут через сорок наблюдатель вышел на берег посещенного несколько дней назад пляжа.
Утреннее море вело себя беспокойно. Настолько беспокойно, что высказанные Францем опасения касательно возможности перемещения по воде стали совершенно понятными.
Злые волны бросались на камни, сталкивались между собой, штурмовали край рощи…
Все это напоминало Орсену бассейн, в который каждые несколько секунд прыгают купающиеся люди. Здесь, получается, тоже был своеобразный бассейн – занимавший огромную площадь и сейчас немилосердно перетряхиваемый многочисленными землетрясениями.
Эрик задумался о том, почему на побережье до сих пор не обрушиваются различного рода цунами, но к однозначному выводу так и не пришел. Наверное, все дело было в том, что тектоническая активность проявлялась практически одновременно по всей луне, а не в каком-то одном ее месте. Как итог – вызванные различными факторами волны перемешивались и образовывали непрекращающийся хаотичный шторм, но не достигали при этом значительной высоты.
– Вот только когда-нибудь одно все равно наложится на другое, возникнет синергия, после чего цунами все же придет…
Нарисованная разгулявшимся воображением картина ему не понравилась. В случае серьезного смещения какой-нибудь тектонической плиты сопутствующая волна могла прокатиться на километры вглубь суши, уничтожая все на своем пути. А такое смещение могло произойти когда угодно…
Словно подтверждая эти мысли, земля под ногами вздрогнула. Не слишком сильно, но все равно чувствительно.
Наблюдатель еще раз окинул взглядом горизонт, отметив два серых шлейфа выброшенного в атмосферу пепла. Вулканы просыпались, снова засыпали… и делали это все активнее.
Медлить с переездом на новое место жительство было нельзя.
Дождавшись окончательного появления солнца, он выбрался на небольшую плоскую скалу, расположился там в позе морской звезды и устало закрыл глаза.
План был предельно прост: отдохнуть, накопить энергию, после чего потратить ночь на дорогу к дому и появиться там уже следующим утром.
– Лишь бы… не стряхнуло… – Эрик последний раз зевнул и провалился в сон.
Несмотря на то что эти опасения так и не воплотились в жизнь, пробуждение оказалось довольно неприятным. Если от возникшей за время сна жажды его спасла накопленная костюмом вода, то утолить голод было по-прежнему нечем. К сожалению, Орсен никогда не был аскетом и не занимался диетами, поэтому с каждой минутой чувствовал себя все неуютнее и неуютнее.
Знакомый маршрут не вызывал никакого интереса. Наблюдатель шагал по камням, иногда поднимался в воздух, но его мысли были заняты совершенно другими вещами. Голод, переезд в новый поселок, море…
Как преодолеть местные беспокойные воды?
При таком волнении обычная лодка не продержалась бы на плаву и минуты. А из возможных решений на ум приходили только намертво запаянные резервуары, способные сохранять положительную плавучесть при любых обстоятельствах. Скрепив нескольких таких поплавков вместе и положив на них палубу, можно было получить вполне жизнеспособный плот.
– Выходит, этот Лопес был прав… жаль, что бедолагу не послушали.
Альтернативой морскому передвижению была прогулка по горам. Но здесь тоже возникало много дополнительных сложностей.
Без костюма его собственное путешествие вообще закончилось бы, не начавшись. А с костюмом… Поднять на гору какой-нибудь репликатор он бы, наверное, смог. Вот только нести его почти двадцать километров, одновременно с этим помогая остальным людям карабкаться по скалам – это уже вряд ли.
– Значит, все-таки море…
В долине, к которой он вышел спустя несколько часов, практически все осталось по-прежнему. Ровными рядами стояли модули, за ними виднелся массивный корпус корабля, повсюду валялись едва различимые в предрассветных тенях трупы…
Но нашлись и несколько изменений.
Ближе к берегу просматривались следы деятельности новоиспеченных корабелов – всевозможные обломки, листы металла и готовые лодки. Как показалось Эрику, получившиеся плавательные средства выглядели абсолютно непригодными для использования, но он отдавал себе отчет в том, что сам точно не смог бы сделать их лучше.
Следующим, за что зацепился взгляд, оказалась река, которая теперь выглядела совсем не так, как раньше. Наблюдатель рассматривал ее целую минуту, прежде чем понял суть произошедшей перемены.
С технической точки зрения прямо сейчас их поселок пересекал длинный и узкий залив. Похоже, одно из прошедших землетрясений расширило и удлинило появившуюся на дне трещину, та уперлась в море, после чего все сразу же изменилось. Уровень воды упал на несколько метров, частично обнажилось русло, а ширина водного потока заметно сократилась.
– Но кто-то здесь все равно не хочет уходить, – Орсен сокрушенно качнул головой и отправился вниз.
Добраться до модуля и попасть внутрь получилось без каких-либо проблем – система признала его в качестве одного из жителей, послушно открыв все запертые двери.
Оказавшись в своем отсеке, Эрик вылез из костюма и остановился, раздираемый противоречивыми желаниями. Хотелось принять душ, сменить одежду, поесть…
В конце концов он решил, что смерть от голода ему пока не угрожает и, бросив вещи в чистку, отправился мыться. А уже после этого, снова ощутив себя чистым и свежим, пошел завтракать.
Кают-компания встретила его запахом гари, тишиной и большой кровавой лужей, расположившейся совсем рядом с информационным дисплеем.
Наблюдатель задумчиво осмотрел красное пятно, аккуратно потрогал его носком ботинка, но затем пожал плечами, отвернулся и двинулся к ближайшему репликатору. В текущих условиях делать из очередной смерти какую-то особую трагедию было глупо.
Практически безвкусные батончики сегодня показались ему изысканными деликатесами. Эрик съел две порции, затем начал третью и только потом, смакуя кофе, ощутил себя совершенно довольным жизнью.
Как раз в этот самый момент на пороге зала появился один из соседей – сонный Тайлер, тут же уставившийся жадными глазами на его стакан.
– Доброе утро, командир. Можно мне тоже? Эта дрянь уже поперек горла стоит.
– Сейчас сделаю, – Орсен встал и пошел готовить кофе. – Не расскажешь, чья тут кровь?
– Это Лайк, сволочь, – охотно поведал парень. – Франц проверил его данные, оказалось, что он какой-то серийный убийца или что-то в этом роде. Пришлось убить, чтобы больше никого не зарезал. Спасибо!
– Не за что, – Эрик отдал ему горячий напиток и недоуменно покачал головой. – А раньше почему никто не смотрел?
– Так смысла не было, – пожал плечами Тайлер. – Здесь же все подряд какие-нибудь убийцы. Тот же Донни, скажем.
– Ну да, верно… А еще говорил, что оппозиционер…
– Скотина он, а не оппозиционер, – парень сделал большой глоток и закатил глаза от удовольствия. – Франц сказал, что вы ходили на разведку в новый поселок. Что там?
– Потом расскажу, когда все соберутся. Поможешь мне в одном деле? Нужно кое-кого выпустить.
Каюта Фреи оказалась заварена на совесть. Им пришлось потратить минут двадцать, прежде чем все швы оказались разрезаны и дверь открылась.
Вовремя предупрежденная девушка воздержалась от стрельбы, но ее винтовка все равно оказалась нацелена на гостей. Кроме того, если наблюдатель удостоился лишь беглого взгляда, то стоявшего рядом с ним Тайлера Фрея рассматривала долго и с нескрываемым подозрением.
– Явились, значит, – несмотря на демонстрируемую воинственность, в ее голосе прозвучало тщательно скрываемое облегчение. – А ты чего приперся?
– Я помогал…
– Помог – и пошел к черту, ясно? Что-то не видно тебя было, когда меня здесь запирали, помощник.
Покрасневший парень отодвинулся назад, а Эрик, наоборот, зашел внутрь и, не обращая внимания на нервно дернувшийся в его сторону ствол, положил на смятую кровать несколько взятых с собой пищевых батончиков.
– Ешь. Затем пойдем пить кофе. И нужно будет провести общее совещание. Тайлер, предупреди пока что остальных.
– Я с этими уродами ни о чем совещаться не буду, – девушка отрицательно мотнула головой, но все-таки опустила оружие и осторожно взяла безвкусное угощение. – Спасибо.
– Уродами были те, кого ты застрелила. Остальные держали тебя взаперти только потому, что боялись.
– Ну да, конечно. Просто трепетали от ужаса.
– Давай без глупого сарказма, – Орсен поморщился и прислонился спиной к стене. – Сейчас здесь каждый в обнимку со смертью живет. И когда кто-то убивает двух своих соседей, остальные начинают его бояться.
– Весьма приятно это слышать. Вы, помнится, говорили про кофе?
Обитатели модуля собрались в кают-компании довольно быстро. Прихрамывавший Донни, собранный и серьезный Франц, до сих пор немного обиженный Тайлер, его скромный друг… и все.
Эрик, подсознательно ожидавший, что появится кто-то еще, тихо выругался. Шесть человек из трехсот… а сколько останется к тому моменту, когда появится помощь из Федерации?
– Ну что, командир, – Франц неприязненно покосился на сжимавшую в руках винтовку девушку и обвел взглядом всех остальных. – Мы в сборе. Рассказывайте.
Наблюдатель согласно кивнул и в нескольких словах поведал о том, что успел увидеть во время своего похода. А затем достал найденный на корабле коммуникатор и воспроизвел запись.
– Полное дерьмо, – посреди всеобщего молчания произнес Донни. – Я понимаю этого мужика. Он молодец.
– Бедный, – Фрея, судя по всему, приняла монолог давно умершего человека так близко к сердцу, что на время забыла о своих собственных проблемах. – Это ужасно.
– Это отвратительно, – в голосе Тайлера прозвучала злость. – Вы же понимаете, что это значит? Федерация использует эту планету для того, чтобы убивать таких, как мы.
– У тебя паранойя, друг, – Донни отчетливо фыркнул, а затем поморщился от боли и начал устраивать раненую ногу в другом положении. – То, что сюда до нас уже когда-то отправляли вектор, ничего не значит.
– Вряд ли мы когда-нибудь узнаем правду, – Орсен задумчиво уставился на коммуникатор. – Но это и не важно. Главное сейчас – дождаться эвакуации.
Тайлер издал презрительный смешок:
– А вы уверены, что она будет? Нет, в самом деле? Пока вы не нашли тот поселок, я еще на что-то надеялся, но сейчас…
– Нам могут сбросить партию каких-нибудь скафандров, – неожиданно произнес его молчаливый товарищ. – И только.
Некоторое время все шестеро собравшихся в кают-компании людей с тревогой рассматривали друг друга. Словами Колина прониклась даже Фрея, окончательно растерявшая всю свою воинственность.
– В законе написано, что несоблюдение Федерацией всех оговоренных условий влечет за собой отзыв векторной миссии, – наконец нарушил тишину Тайлер. – Отзыв, а не помощь. То есть нас все-таки должны вернуть обратно.
– А если они попросту не захотят это сделать? Что их заставит? Высокие моральные принципы?
– Мне говорили, что Федерация очень сильно чтит закон Янковского-Кайзера, – наблюдатель в очередной раз вспомнил слова Кристофа, сказанные им еще на Эксцельсиоре. – Значит, должна его выполнить.
– Слабая надежда, – сидевшая рядом Фрея поморщилась.
– Другой у нас нет, – он с сожалением развел руками. – Но это в любом случае от нас не зависит. Давайте думать о переезде.
В ответ на его предложение Франц болезненно скривился:
– Командир, мы здесь не уверены, что это стоит делать. Точнее, мы бы уже давно ушли, но как именно? Карабкаться по горам у нас не получится. Море становится с каждым днем все злее. Те лодки, которые мы сделали, утонут сразу же. Это будет самоубийством.
– Кроме того, нам ведь нужно продержаться не так уж долго, – виновато добавил Тайлер. – Помните, мы с вами смотрели на трещины? Если предыдущий разлом образовался уже осенью, то у нас есть все шансы дождаться помощи здесь.
– Они просто боятся вылезти из своей уютной скорлупки, – пояснил Донни. – И не думают о том, что скорлупка падает в пропасть. Но правда в их словах все-таки имеется.
– Вы видели, что произошло с рекой?
– Видели, – Франц пожал плечами. – Но пока это всего лишь маленький разлом.
– Я тоже думал о том, что преодолеть море будет сложно, – Эрик не собирался сдаваться. – Мы можем сделать герметичные баллоны, которые послужат основой для плота. Сверху устроим палубу, а в качестве двигателя используем компенсаторы моего костюма.
– Это звучит неплохо, – осторожно кивнула девушка. – Я поддерживаю этот вариант.
– Кто бы сомневался, что ты его поддержишь, – Донни снова поморщился и начал массировать ногу. – Впрочем, такой план действительно выглядит неплохо.
Франц неопределенно дернул плечами, после чего согласно кивнул:
– Лайк говорил о чем-то в этом же роде. Хорошо, давайте так и поступим – сделаем плот, а затем просто подождем. Немедленно уплывать отсюда нет никакого смысла, но иметь вариант отступления на будущее – это правильно.
Тайлер с Колином согласно закивали, и Орсен понял, что его мнение в глазах соседей за последние дни стало значить гораздо меньше. А право решающего голоса окончательно перешло к Францу.
Впрочем, наблюдатель не испытал по этому поводу особенных эмоций.
– Если с этим разобрались, то, может быть, введете меня в курс дела? Что происходит вокруг?
– Да все то же самое, – Донни с трудом встал из-за стола и принялся разминать бедро. – Стреляют меньше, но смотрят друг на друга будто звери. Нам еще повезло, что соседи более-менее нормальные попались.
– Ну да, позволили тебе своей медкапсулой воспользоваться, – фыркнул Тайлер. – Только сначала чуть не прикончили.
– Случайность. Я не в обиде.
К счастью, окружающая реальность оказалась несколько лучше той, которую Эрик представил себе после слов раненого бандита. Когда они все вместе выбрались на открытый воздух, возле ближайших модулей уже царило оживление, но никаких конфликтов не было и в помине. Колонисты увлеченно возились с металлом, что-то резали, сваривали…
Впрочем, ему сразу бросилось в глаза то, что заметно большее количество людей попросту наблюдали за происходящим, никак не участвуя в стройке.
– Некоторые до сих пор не верят, что здесь может пройти разлом, – пояснил остановившийся рядом Франц. – Другие не верят в лодки. Так что энтузиастов мало.
Орсену захотелось выругаться.
– Я все понимаю – насиженное местечко, модули, репликаторы. Но что мешает подготовить себе путь для отступления? Уверен, что мысль о поплавках пришла в голову не только мне.
– А вы не думали о том, что иногда гораздо легче отнять то, что сделали другие, чем все делать самому? Ну так подумайте. Возможно, нам здесь еще придется доказывать свое право на свои же вещи.
– Вот дерьмо…
– Оно самое, – собеседник спокойно кивнул. – Но мы ничего не сможем изменить. Если у нас захотят отобрать плот, то отберут.
– А если он будет бесполезен для других? Слушай…
Весь остаток дня их шестерка занималась тем, что увлеченно разбирала недавно построенные уродливые лодки.
Франц возился с резаком, Тайлер и Колин работали грузчиками, Эрик старался им помогать и время от времени приносил кофе, а Фрея вместе с Донни бродили вокруг, исполняя роль часовых.
Их действия не остались незамеченными. Сначала все ограничивалось только любопытными взглядами, но затем в гости пожаловал уже знакомый Эрику Марат. Вежливо поздоровавшись, он отвел в сторону Франца и о чем-то минут пять с ним разговаривал, после чего ушел, олицетворяя собой глубокую задумчивость.
– У них тоже сообразили, что на обычных скорлупках никто никуда не доплывет, – сообщил Франц, вернувшись к остальным. – Потому и работу забросили. Кстати, нашу затею с маленьким плотом он тоже считал откровенной глупостью. До тех пор, пока я не рассказал про экзоскелет.
– Как бы его не попытались отобрать, – тревожно произнес Тайлер.
– Насчет этого не беспокойся. Здесь уже до всех дошло, что в рабочем состоянии остались только вещи с индивидуальными лицензиями. Так что смысла идти на конфликт нет.
– Можно склонить к сотрудничеству владельца такой вещи, – молодой человек осторожно покосился в сторону Эрика.
– Тогда это станет только его личным выбором, – Франц снова взял в руки резак. – Не забивай себе голову тем, на что не можешь повлиять.
– Успокойся, парень, мне и с вами хорошо. Будь по-другому, я бы остался по ту сторону гор.
– Извините…
Вечернее землетрясение не принесло с собой ничего по-настоящему страшного – разве что с окрестных скал в очередной раз упали несколько камней, а в воздухе запахло серой.
Эрик, до сих пор гулявший без экзоскелета, на всякий случай надел кислородную маску, оказавшаяся рядом Фрея поспешно сделала то же самое, но остальные не обратили на вонь никакого внимания.
– Бросьте, – Донни, заметивший их тревогу, легонько усмехнулся. – Тут сейчас все время так. Два раза в сутки этой гадостью несет. Ничего страшного.
– Когда я на разведку уходил, было довольно-таки страшно, – заметил наблюдатель.
– Поэтому мы это дерьмо с собой и носим. Но в случае чего лучше сразу мчаться в модуль.
Фрея стащила с лица маску. Задумчиво покрутила ее в руках, втянула носом воздух, а затем медленно произнесла:
– Интересно, и куда же мы помчимся, если нас накроет во время перехода ко второму поселку…
Ночь прошла достаточно спокойно. В долине было слишком темно для продолжения работы, но спать никому не хотелось, и колонисты, как могли, убивали время до восхода солнца. Играли в простенькие игры, читали, рассуждали о будущем…
Орсен никогда не бывал в тюрьме, но ему показалось, что все происходящее очень напоминает быт заключенных. Немудреные развлечения, отвратительная еда, постоянное ожидание…
– Интересно, на Меркурии было бы лучше или хуже?
Старавшаяся держаться неподалеку от него девушка решила, что тихий вопрос адресован ей, и пожала плечами:
– Понятия не имею. Я хотела попасть на Меркурий, вот только меня туда не пустили.
Он кивнул, но ничего не ответил, и Фрея, печально вздохнув, тоже затихла.
Эрик неожиданно подумал, что в плане обычного человеческого общения ей здесь приходилось сложнее, чем всем остальным, вместе взятым. Близкий человек погиб, соседи думают только о том, чтобы затащить в постель, а единственный, с кем можно хоть как-то поговорить – наблюдатель. Точно такой же, как тот, благодаря знакомству с которым она оказалась вырвана из обычной жизни и отправлена за сотни световых лет от дома.
– Извини.
– За что?
– Я знаю, почему ты оказалась здесь. Мне очень жаль. С тобой поступили несправедливо.
Девушка поджала губы, угрюмо уставилась на пустой стаканчик из-под кофе и промолчала.
Орсену хватило ума не продолжать разговор.
Утро встретило вышедших на работу колонистов сильным порывистым ветром, отчетливой вонью, а также небольшим наводнением.
Скорее всего, какие-то колебания все же наложились друг на друга – и в поселок пришла волна. Не настолько большая, чтобы разрушить все вокруг, но достаточная для того, чтобы поселившиеся в долине люди ощутили себя находящимися посреди огромного озера.
– Замечательно, – проворчал Донни, смотря на волнующуюся мутную воду рядом со своими ногами. – Хорошо, что мы разломали лодки. И хорошо, что не успели сделать эти чертовы поплавки. Иначе все бы унесло к чертям.
Подтверждая его мысли, неподалеку от модуля показалась кривоватая посудина, целеустремленно двигавшаяся по направлению к берегу.
– Не доплывет, – азартно заявил Тайлер. – Полкилометра еще, а уровень воды падает.
– Потому и падает, что все обратно в море стекает.
Отплывшая от них метров на пятьдесят лодка села на мель и замерла.
– Я же говорил!
Спустя полчаса вода, оставив после себя несколько внушительных луж, окончательно ушла. Местность приобрела более-менее привычный вид, и стоявшие у входа люди осторожно спустились на мокрые грязные камни.
Нужно было продолжать начатое вчера дело.
Через какое-то время Эрик заметил, что у соседей, тоже выбравшихся из своих модулей, заметно увеличилось количество рабочих рук – то ли они настолько впечатлились случившимся наводнением, то ли оценили идею с поплавками, то ли попросту устали от безделья…
Наблюдатель, ошарашенный внезапной мыслью, обернулся и посмотрел на их собственный челнок крайне заинтересованным взглядом.
– А ведь эта коробка наверняка может плавать.
– О чем вы? – Фрея, по-прежнему не отходившая от него слишком далеко, нахмурилась. – О модуле?
– Да, о нем. Если долину затопит не на метр, а на десять, то здесь все уплывет в открытое море. Вообще все.
– Еще одна проблема, – девушка со злостью пнула небольшой камешек. – И почему я не удивлена?
Мысль про возможные последствия новых наводнений возникла не только у наблюдателя – следующие несколько дней большинство обитателей поселка занимались тем, что всеми силами крепили свои дома к земле. Кто-то пытался делать каменные баррикады, кто-то использовал монтажную леску, наивно полагая, что она сможет удержать на месте огромные металлические сооружения, кто-то кооперировался и крепил модули один к другому…
По мнению Эрика, единственной пользой от всего этого было только то, что связанные общим страхом люди начинали все плотнее общаться друг с другом. Пару раз до его ушей даже доносилось урчание тяжелой техники – захватившая корабль группировка неожиданно прониклась всеобщей суматохой и поделилась с остальными колонистами несколькими аппаратами.
Объединение, которое должно было произойти сразу после высадки, наконец-то началось.
– Жаль, что так поздно…
Два дня спустя, когда вызванная наводнением суматоха улеглась, от спячки очнулись сразу два вулкана – уже знакомый им морской, а также совершенно новый, взорвавшийся совсем неподалеку.
Извержение началось после захода солнца, но его свидетелями стали десятки жителей поселка – прятаться в тесных модулях всем уже давно надоело, так что по вечерам люди предпочитали гулять на открытом воздухе.
Невзирая даже на то, что повсюду продолжали валяться разбросанные водой, но так и не убранные тела.
– Красиво, – Тайлер, до этого возившийся с почти готовым плотом, завороженно уставился на раскрашенное красно-оранжевым заревом небо. – У вас костюм не меряет расстояние? Это далеко?
– Сейчас гляну.
Эрик включил компенсаторы и поднялся метров на пятьдесят в воздух. Завис на одном месте, рассматривая открывшееся зрелище. Потом выругался и как можно скорее вернулся к ожидавшим его соседям.
– Дальномер говорит, что это совсем рядом. Восемь-девять километров. И в нашу сторону идет облако пепла. Идет очень быстро.
– Опять в масках ходить, – печально произнес Донни, вытаскивая из кармана бесформенную и не совсем чистую повязку. – Только-только от прошлого вулкана отошли…
– Ты что, не понимаешь… – Орсен огляделся по сторонам и тут же поправился: – Вы что, не понимаете? Этот пепел нас сожжет! Бегом в модуль!
Несколько секунд ничего не происходило – люди с недоумением смотрели друг на друга, по-прежнему оставаясь на месте. Затем до Фреи дошел смысл произнесенных им слов, и она, закинув на спину винтовку, помчалась к челноку.
– Быстрее, идиоты! Бегом!
Остававшиеся рядом с ним колонисты неуверенно тронулись с места… а следующий момент Эрику показалось, что вокруг него содрогнулся весь мир. Долину встряхнуло, словно коробку с печеньем. Земля ударила по ногам. Модуль, до которого почти добежала Фрея, подпрыгнул и с грохотом приземлился обратно, переломав массивные опоры словно спички.
Спустя еще секунду раздался звонкий треск, заглушивший собой все остальные звуки.
Едва удержавшийся на ногах наблюдатель бросил испуганный взгляд в сторону реки, но там все было по-прежнему.
Разлом прошел совсем в другом месте.
Прямо на его глазах одну из возвышавшихся над поселком скал прорезала длинная вертикальная трещина. Очередная встряска расширила ее…
Вслед за этим гора попросту раскололась.
Замерший с открытым ртом Эрик потрясенно наблюдал за тем, как отвесная каменная стена нехотя сдвигается в сторону от основного массива, замирает в шатком равновесии, а затем, повинуясь новому подземному толчку, начинает заваливаться прямо на стоявшие внизу модули.
– Вот дерьмо…
Гигантский пласт камня с обманчивой медлительностью преодолел первые метры, затем резко набрал скорость…
Земля в очередной раз содрогнулась.
Наблюдатель понял, что немного ошибся – расколовшаяся скала оказалась дальше, чем ему казалось, и находившиеся в долине челноки не пострадали. Но корабль, располагавшийся за ними, все-таки зацепило – огромный силуэт резко вздыбился и замер в неестественной позе, окутавшись клубами пыли.
Орсен, чувствуя гуляющий по телу противный липкий озноб, начал вспоминать о расположенных внутри колосса реакторах, расщепителях материи, гравитационных компенсаторах…
А затем к нему в душу пришел космос.
Бесконечно равнодушный взгляд… прикосновение абсолютно чужого сознания… встающие дыбом волосы и льющиеся по щекам слезы…
Потом все закончилось.
– Что это было? – сидевший неподалеку от него Франц как следует потряс головой. – Кто это был?
– Я объясню, – немного заторможенно ответил все еще не отошедший от потрясения Эрик. – Но нам нужно в модуль. Срочно нужно в модуль! Пепел!
Толчки закончились, новые скалы больше не собирались падать на поселок, но эта угроза по-прежнему оставалась актуальной.
– Бегом!
Они растормошили остальных, забрали ошеломленную произошедшим Фрею и скрылись в челноке, намертво запечатав вход.
– И что это такое? – Тайлер, опершийся спиной на стену коридора, повторил вопрос Франца. – На меня кто-то посмотрел. Это… это…
– Это было чудовищно, – Фрея поежилась и обхватила плечи руками. – Жутко.
– Тихо, – наблюдатель начал выбираться из своего костюма. – Ничего страшного не случилось. Всего лишь «взгляд бога». Пилоты, которые в одиночку управляют кораблями, время от времени с ним сталкиваются.
– Мы не пилоты, – резонно заметил Франц. – И нас, мать его, много…
– Я не знаю, почему мы это испытали, – терпеливо пояснил Эрик. – Я говорю о том, что этот феномен давно известен и опасности в себе не несет.
– Конечно… у меня чуть сердце не остановилось.
– Скала упала на корабль, – неожиданно сообщил Колин. – Это как-то связано.
– Возможно, – Орсен согласно кивнул. – Может быть, генератор поля Шульца выдал какой-то импульс. Не знаю.
– А где пепел? – Тайлер повернул голову в сторону шлюза. – Мы ведь от него спасались?
– Я не знаю, – повторил Орсен, чувствуя усталость пополам с раздражением. – Открой шлюз да проверь.
– Идем в общий зал, – Франц, не дожидаясь остальных, отправился в сторону кают-компании. – Посмотрим, что скажут датчики.
Добравшись до информационного экрана, они несколько минут с тревогой рассматривали строчку, утверждавшую, что температура за стенами модуля составляет плюс шестнадцать градусов Цельсия.
– Ничего не меняется, – наконец осторожно заметил Донни. – Командир, а что именно вы заметили? Там точно пепел?
– Там было довольно темно, – Эрик почувствовал смущение. – Но мне показалось, что между нами и вулканом находится какое-то облако. Иначе я бы увидел не только зарево, но и само извержение.
Послышались тихие облегченные вздохи. Затем Тайлер с легким смешком произнес:
– Вы в следующий раз нас так не пугайте. Или смотрите внимательнее, что ли.
– Рот прикрой, идиот, – очень ровно и очень холодно ответил ему Франц. – Даже если сейчас он…
– Глядите, – воскликнула следившая за экраном Фрея. – Она растет!
Судя по показаниям датчиков, окружавший их челнок воздух буквально за несколько мгновений нагрелся до шестидесяти градусов по Цельсию. Потом до ста пятидесяти, двухсот…
– Вентиляция, – Донни опрометью бросился к экрану. – Нужно выключить!
Через двадцать секунд они оказались полностью отрезаны от окружающего мира.
– А что с остальными? – Голос Колина прозвучал довольно нервно. – Как думаете, они успели спрятаться?
– Наверняка, – Эрик постарался придать своему голосу максимально возможную уверенность. – Кто-то был в каютах, где-то уже закрыли двери в модуль. Не переживай.
Температура окружающей среды выросла до трехсот семидесяти градусов, немного задержалась на этой отметке, а затем начала снижаться.
Очень и очень медленно.
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий